Криминал 17.05.19 22:19

«Не при Берии же живем»: хотелось бы доказательств

FLB: Гособвинитель попросила для «полковника-миллиардера» Захарченко 15,5  лет «особого режима», лишения  погон, наград и штраф – полмиллиарда. Репортаж из зала суда

«Не при Берии же живем»: хотелось бы доказательств

В среду 15 мая судья Пресненского суда Елена Абрамова продолжила рассмотрение дела № 01-0029/2019 бывшего замначальника управления «Т» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД РФ Дмитрия Захарченко.

ПРЕДЫСТОРИЯ

Напомним, что экс-полицейский обвиняется трех преступных эпизодах. Якобы в 2016 году, используя свое служебное положение, он воспрепятствовал следствию - предупредил свою знакомую финансового директора «Нота-банка» Галину Марчукову (ныне фигурантку дела о хищениях 2,1 млрд рублей в «Нота-банке») о готовящихся обысках, организовав вывоз всех документов и оргтехники.

Также ему инкриминируется получение двух взяток. По версии СК, в 2014 году Захарченко и полковник ФСБ Дмитрий Сенин при посредничестве генерала-майора полиции Алексея Лаушкина получили от ресторатора Дусса Мехди 800 тысяч долларов – «за покровительство и лояльность при проведении налоговой проверки». Вторая взятка (от того же Дусса Мехди) – в виде 50-процентной скидочной карты сети ресторанов «Ла Маре», благодаря которой «полковник сэкономил более 3 млн рублей».

Предполагаемый сообщник Захарченко полковник ФСБ Сенин скрывается от следствия и объявлен в розыск. Генерал Лаушкин проходит по делу свидетелем. Он и ресторатор Дусс Мехди взяты под госзащиту.

Дмитрий Захарченко вину категорически не признает и обвиняет следователей в фабрикации доказательств.

ЗАХАРЧЕНКО В РОЛИ ОРАКУЛА

Пресненский суд. 14.00.


Едва полковник в сопровождении конвоя и огромного ротвейлера показался в проеме двери, плотная группа телевизионщиков нацелила на него объективы камер. Но вопреки ожиданиям, обычно словоохотливый, искрометный и лояльный к прессе Захарченко прошел мимо, не проронив ни слова и даже не посмотрев в их сторону.


«Явно нервничает перед речью прокурора», - сделали вывод журналисты.

Однако, оказавшись в «аквариуме», он моментально почувствовал себя «в своей тарелке» и иронично напомнил собравшимся, что «как он говорил не раз, сейчас в прениях сторон гособвинитель попросит для него двузначную цифру с многомиллионным штрафом».

«Меня пугали этим еще в самом начале следствия, когда ее еще в помине не было, а сейчас Милана Сулимовна просто эти цифры озвучит якобы от своего имени. Именно поэтому она сидит и улыбается…»

Без паузы Захарченко тут же переключился на футболистов Кокорина и Мамаева, чья «тюремная» судьба накануне решалась именно в этом зале.

«Я с ними на днях встретился – нормальные ребята! – охотно поделился он с присутствующими. - За скол на зубе, оказывается, получили по полтора года. Футбольную карьеру им зачем-то сломали. Но я за них! Надеюсь, что Мамаев будет играть в ФК «Ростов» и будет показывать там результаты. Я болею за «Ростов»!

На этой фразе его прервало классическое «Встать, суд идет!»

Объявив начало слушания, судья Елена Абрамова сразу дала понять, что настроена закончить прения максимум за два заседания: сегодня выступят прокурор и подсудимый, еще, если потребуется, день - на выступления адвокатов. И предоставила слово в прениях представителю обвинения.

«Судебное следствие по данному делу завершено, - начала свою речь Милана Дигаева, - и его итоги позволяют со всей уверенностью утверждать, что обвинение Захарченко в получении взяток и воспрепятствовании производству предварительного расследования нашло свое объективное подтверждение».

Особенность этого дела, отметила она, в том, что он совершал преступления, занимая должность начальника 38-го отдела Управления по борьбе с экономической преступностью, а затем – должность заместителя начальника Управления «Т» ГУЭБиПК МВД России, то есть по роду своей службы был бороться с коррупцией, взятничеством, экономическими преступлениями, а в реальности занимался прямо противоположным, больше беспокоясь о своем личном обогащении и лишь имитируя эту борьбу.

«Обстоятельства совершения Захарченко инкриминируемых деяний самым подробным образом изложены в обвинительном заключении, хорошо известны суду и всем участникам процесса, поэтому я не буду еще раз излагать фабулу обвинения, а сразу перейду к оценке доказательств», - сказала Дигаева.

«К ПОКАЗАНИЯМ СВИДЕТЕЛЕЙ ЗАЩИТЫ ПРОШУ ОТНЕСТИСЬ КРИТИЧЕСКИ»

В своей двухчасовой речи прокурор подробно остановилась на всех трех эпизодах, вменяемых бывшему полицейскому.

По ее мнению, Захарченко, используя свое служебное положение, создал условия, при которых ресторатор Дусс Мехди был вынужден дать ему сначала взятку 800 тысяч долларов, а затем скидочную карту сети ресторанов «Ла Маре». Полковник специально включил «Ла Маре» и «Джетрико» в план налоговых проверок, следил за их проведением, неоднократно просил подчиненных уделять этим компаниям «самое пристальное внимание».

«Это подтверждается показаниями свидетелей Василькова, Давыдова, Магазинова, Романовой – бывших коллег Захарченко, которые подробно рассказали об обстоятельствах проведения в 2014-2015 годах налоговым органом выездных проверок в отношении обществ «Ла Маре» и «Джетрико» с участием сотрудников ГУЭБиПК МВД России».

Дигаева признала, что в последствии в суде некоторые свидетели изменили свои показания, заявив, что следователь «вырвал из контекста» их слова и интерпретировал по-своему, но попросила суд «считать их прежние показания более правдивыми и искренними».

Гособвинитель: «Допрошенный в суде Дусс Мехди пояснил, что в 2014 году от сотрудников компании «Ла Маре» он узнал, что в отношении его компаний «Ла Маре» и «Джетрико» проводятся необоснованные проверки контролирующих органов, инициатором которых является ГУЭБиПК России. Пытаясь понять подоплеку происходящего, он обратился к своему знакомому генералу МВД России Лаушкину, попросив его выяснить, как можно решить возникшую проблему. Вскоре Лаушкин ему рассказал, что инициатором является начальник 38 отдела ГУЭБиПК Захарченко и «за решение проблем» он вместе со своим знакомым сотрудником ФСБ Сениным требуют взятку в размере 5 миллионов долларов США. Понимая возможные вредные для него последствия, Дусс вынужденно согласился дать Захарченко и Сенину взятку, правда, эту сумму в конце концов удалось снизить до 800 тысяч долларов».


М. Дусс

По словам Дигаевой, оснований сомневаться в показаниях Дусса не имеется, так как «они подтверждаются совокупностью других исследованных доказательств, в том числе свидетеля Лаушкина».

Гособвинитель: «Лаушкин подтвердил, что ему позвонил его знакомый сотрудник ФСБ Дмитрий Сенин и предложил встретиться. Во время их встречи в первой декаде сентября 2014 года в ресторане «Кофемания» Сенин заявил о готовности помочь Дуссу в решении его проблем через его знакомого Захарченко. Как Лаушкин понял для себя, между Сениным и Захарченко были тесные доверительные отношения. Сотрудник ФСБ озвучил финансовые условия и то, что деньги следует передать через него… Также свидетель Лаушкин сообщил, что 24 сентября 2014 года около 18 часов около дома №23 по Саввинской набережной он лично передал Сенину пакет с деньгами, который тот положил в салон своего автомобиля и сразу же уехал. При этом никаких денег за свое посредничество Лаушкин не получал – ни от Дусса, ни от Захарченко и Сенина».

Далее прокурор подробно рассказала, как дисконтная карта сети ресторанов «Ла Маре» №13545 13 января 2015 года тем же генералом Лаушкиным была передана Сенину – «по настойчивой просьбе Захарченко».

Факты получения Захарченко взятки в виде незаконного оказания ему услуг имущественного характера, а также пользование им картой при оплате счетов в ресторанах «Ла Маре» также, по мнению обвинителя, не вызывают сомнений, «поскольку подтверждаются совокупностью доказательств, собранных в ходе судебного разбирательства, а также свидетелями – Дуссом Мехди, Лаушкиным, сестрами Марчуковыми и другими».

Гособвинитель: «Все это свидетельствует о том, что действия Захарченко и Сенина сопровождались корыстным умыслом. Не вызывает сомнений и наличие между ними предварительного сговора на совместное совершение преступных деяний, распределение между ними ролей по заранее обусловленному плану, детальное и тщательное планирование преступлений, осуществление мер конспирации. Захарченко исполнял роль организатора и руководителя преступной группы, поскольку в силу занимаемой должности обладал информацией, необходимой для совершения преступлений и возможностями их совершать».

Милана Дигаева заявила, что и по третьему эпизоду Захарченко - воспрепятствованию им работе следствия – тоже все доказано. «Используя свое служебное положение, именно он 14 января 2016 года предупредил Галину и Ларису Марчуковых о предстоящих следственных мероприятиях в жилище Галины Марчуковой и о перемещении оттуда предметов и документов, имеющих значение для следствия, о чем они сами рассказали в суде».

Гособвинитель: «Оценивая показания некоторых свидетелей, которые по незначительным моментам, не влияющим на существо предъявленного обвинения, сказали несколько иное, прошу суд считать более точными показания, данные ими на в период предварительного расследования».

Отдельно она отметила, что к показаниям свидетелей защиты - Виктора Захарченко, Пестриковой, Романовского, Сениной, Сулименко, супругов Лобановых – «стоит отнестись критически, поскольку это лица, заинтересованные, и их показания противоречат исследованным доказательствам, не вызывающим сомнение в своей достоверности».

Всем стало понятно, что осталось озвучить только резюме.

Гособвинитель напомнила суду, что подсудимый не признал себя виновным, не проявил ни малейших признаков раскаяния, наоборот – в своих показаниях всячески пытался избежать ответственности за содеянное, пытаясь выдать себя за жертву произвола.

«На основании выше изложенного прошу признать Захарченко виновным и назначить ему окончательное наказание в виде 15 лет 6 месяцев лишения свободы в колонии строгого режима со штрафом в размере 494 миллиона 940 тысяч 160 рублей», - с выражением, чеканя каждую цифру, объявила Милана Дигаева.

Бросилось в глаза, что «результативную часть» Дмитрий Захарченко выслушал внешне спокойно, безучастно перелистывая материалы дела. Только когда прозвучали цифры, еле заметно кивнул (мол, «я же говорил!») и попросил перерыв.

Пока журналисты и слушатели покидали зал заседаний, было слышно, как он сказал своим адвокатам: «Я думал, что хотя бы одно доказательство прозвучит. Так ведь нет!»

«ПОНИМАЮ, ЗАЧЕМ ОБМАНЫВАЮТ СУД»

«Я привык к тому, что мои права нарушались с первого дня, - начал издалека свой монолог Дмитрий Захарченко, - в том числе и «организованной группой лиц» из Управления «М» ФСБ, о чем я не раз говорил. Но сегодня я подготовился и выскажусь, иллюстрируя свои слова документально, а не так как это только что делала Милана Сулимовна – голословно, вырывая из контекста, искажая факты и показания свидетелей. Настоящих - объективных, подтвержденных фактами - доказательств моей виновности прокурор не привела. Зачем она обманывала суд, я понимаю. И как чтец написанной не ею речи она может дать фору даже фильмам «16 плюс».

«Дмитрий Викторович, - прервала его судья, - давайте ближе к материалам дела».

«Это моя речь. Если вы лишаете меня слова, так и скажите», - крепко сжав в руке толстую пачку мелко исписанных листов, сказал экс-полковник.

«Продолжайте».

Захарченко: «Я просил об объективности, надеялся на равные возможности и доступ к правосудию, но в суде этого не увидел. Все мои ходатайства и ходатайства защиты суд оставил без внимания. Просил запросить записи видеокамер – было отказано. И я понимаю почему. После их просмотра вся доказательная база мгновенно рассыпалась бы».

По его словам, все «доказательства» обвинения построены исключительно на предположениях следствия и гособвинителя, «в результате истина искажена полностью и вероломно».

Захарченко: «Прокурор сказала: давайте критично отнесемся ко всем свидетелям защиты. Мол, это отец Захарченко, жена и родственники Сенина, друзья… Давайте тогда установим связь между Дуссом и Лаушкиным, подчиненными Дусса и по той же причине отнесемся к критично к их показаниям. Дусс же называет Даушкина своим другом, а подчиненные зависят от своего шефа».


А. Лаушкин

Вскоре стало ясно, что одним-двумя заседаниями в прениях суд не ограничится.

Захарченко: «Я в своем выступлении проанализирую все биллинги, остановлюсь подробно на каждом дне, каждом показании свидетеля из материалов дела, чтобы вам было проще при вынесении решения, а всем присутствующим журналистам стало понятно: все услышанное только что – это ложь, что здесь нет не только состава, но и события преступления».

Далее он принялся называть недоработки следствия и разбирать их по пунктам.

«Не приведено ни одного доказательства создания мной и Сениным организованной преступной группы. Повторяю: ни одного. Ноль, зеро. Как доказана дружба и сговор с Сениным, что мы хотя бы общались? Никак»

Полковник напомнил, что все это время его телефоны активно прослушивались ФСБ, за ним велось видеонаблюдение, проводился весь комплекс положенных в таких случаях мероприятий. Однако «почему-то» в материалах дела нет ни одного (!) их ПТП (прослушка телефонных переговоров), аудио или видео их встреч. Более того, нет ни одного свидетеля, которые видели их вместе. Единственное, что у них общее, это дети, которые учились в одной школе, и все.

Захарченко: «Как такое возможно, если у нас орггруппа? Ведь организованной группе нужно встречаться, общаться, созваниваться… Парадокс! Где доказательства, что, я цитирую, мы спланировали свои действия, договорились о схеме диалога со взяткодателем на склонение его к даче взятки, порядке получения денег, способе передачи, о методах скрытности и распределили между собой роли? Где доказательства, что Захарченко – организатор группы? Их нет – одни ничем не подтвержденные предположения. Зато есть свидетели, в том числе боевые офицеры, которые подтверждают, что мы с Сениным были просто знакомы, не общались, не созванивались, на общие праздники друг друга не приглашали. Но Милана Сулимовна призывает суд отнестись к их показаниям критически».

Кроме того, отметил бывший полицейский, полностью отсутствуют доказательства того, что Сенин передавал ему скидочную карту, а также деньги – хотя бы рубль.

Захарченко: «Дусс и Лаушкин в суде подтвердили, что я лично никогда у них ничего не просил, переговоры на эту тему не вел. Сенин не допрошен, хотя до февраля 2017 года он ходил на службу, и такая возможность была. Пишут, что он сбежал… А вдруг его похитили специально, чтобы он не давал правдивых показаний. Потому что представителям следственной группы, прокурору и иным лицам это невыгодно».

«Где доказательства, - продолжал он, - что Лаушкин передал деньги Сенину и что они вообще встречались в этот день? Их биллинги это полностью опровергают. Но о биллингах я скажу позже».

Отдельно была затронута тема налоговых проверок. По словам Захарченко, проверка «Ла Маре» и «Джетрико» продолжалась после его перехода в Управление «Т» и проводили ее сотрудники 13 отдела, а не его бывшие подчиненные, о чем в суде говорила Романова и есть показания Юдина. «При всем желании я не мог повлиять на результаты. И как доказательство – по итогам проверки были выявлены серьезные налоговые правонарушения, компании были оштрафованы, что подтвердил даже Дусс. Где логика?»

«Где доказательства, - недоумевал бывший полицейский, - что я хотя бы раз пользовался скидочной картой №13545? Я просил, чтобы запросили видео с камер ресторана (Дусс же сказал в суде, что запись ведется.) Покажите. Но следствие этого не сделало, суд мне тоже отказал. Почему? Если я там есть, накажите меня. Нет ни одного свидетеля, который у меня ее видел, ее нет в материалах дела. А вообще была ли она? Где чеки? Но правда никому неинтересна».

В очередной раз Захарченко напомнил суду о деньгах.

«Прозвучало: Захарченко коррупционер. Но хочется спросить: а где же вещдоки, господа? Нет ни одного рубля – в материалах дела. Где коррупционные деньги? Изъяли только мою зарплату из кармана – 92 тысячи 800 рублей и ту Никулинский суд конфисковал в доход государства. Оказывается, коррупционер с приставкой «псевдо». Напоминаю очевидный факт: 1 сентября 2017 (и это есть в материалах дела – обратите на это внимание!) следователь ГСУ отменил прежнее постановление и теперь черным по белому: «Все изъятые в рамках уголовного дела денежные средства не имеют отношения к Захарченко». «Все» – это все, включая миллиарды, которые мне упорно продолжают приписывать. Но прокурор почему-то закрыла и на это глаза».

Речь полковника в общей сложности длилась (с несколькими пятиминутными перерывами) около пяти часов. Он говорил об уничтожении следствием невыгодных для них улик, «потере» дисков с прослушкой, о ничем не подтвержденных «распечатках» разговоров, которых в реальности не было. Всего он успел перечислил 34 пункта, которые, по его словам, «опровергают «якобы доказательства».

Около десяти вечера Елена Абрамова объявила об отложении дела. «Не при Берии же живем», - сказала она и назначила слушание на 12.0016 мая, напомнив, что «завтра должны все уложиться».

«Ваша честь, я еще даже до середины не дошел!» - заметил Захарченко и начал упаковывать в свою зеленую сумку привезенные с собой материалы дела.

P.S. Мы писали об этом громком деле (см. «Плохо, когда мужики мужиков снимают!» https://flb.ru/2/3240.html и «Расстреляйте тогда Захарченко! Пусть порадуются те, кто сфабриковал это дело!» https://flb.ru/2/3244.html . «При задержании оперативники ФСБ пообещали, что я сгнию в тюрьме!» https://flb.ru/2/3305.html, «ДНК-экспертиза показала: полковник Захарченко 8,5 млрд не касался» https://flb.ru/2/3327.html, «Почему занервничал гособвинитель по делу «полковника-миллиардера»? https://flb.ru/2/3369.html , «Дело «полковника Захарченко»: сотрудники ФСБ потеряли диск с «прослушкой» https://flb.ru/2/3443.html, «Хвастался своей «крышей» в спецслужбах и тем, что его скидочные карты у Пескова и Лаврова» https://flb.ru/2/3451.html, «2 млрд рублей компании «Электрозавод» украли через «фирмы-помойки и однодневки». Но дело закрыли. И вот я в клетке!» https://flb.ru/2/3467.html, «Бросили в камеру к шести чеченцам и прессуют, выбивая показания» https://flb.ru/2/3475.html, «Хотите, я найду беглого фээсбэшника Сенина?» https://flb.ru/2/3493.html, «Прослушка» истерики любимой женщины – как доказательство вины «коррупционера» https://flb.ru/2/3525.html, «Меня выпускать было нельзя – о найденных миллиардах уже доложили директору ФСБ и президенту. Пришлось фабриковать дело» https://flb.ru/2/3531.html, «Сказали: оговорю Захарченко - пойду свидетелем. Потом в СИЗО били по голове…» https://flb.ru/2/3548.html, «Дело «полковника-миллиардера»: как «спереть» 350 миллионов и остаться на свободе» https://flb.ru/2/3557.html, «За «полковника-миллиардера» обещали похлопотать перед директором ФСБ Бортниковым. «Если всех сдаст» https://flb.ru/2/3571.html).

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Александр Куркин
Александр Куркин 18.05.2019 16:57
Введите Официально и Показательно Военный Трибунал для Этих, таких, что позорят погоны. Чтобы знали, мрази, что их ждёт. Стыдно узнавать об Этих, предателей страны, особенно тех, кто служил в органах внешней и внутренней разведки и опоганили имя разведчика . Для таких пули не жалко, хоть на одного предателя меньше будет.

Ещё на эту тему

На гражданскую жену полковника Захарченко завели новое уголовное дело

FLB: Анастасия Пестрикова обратилась в суд за компенсацией морального ущерба, но вместо извинений ей сообщили о свежем постановлении СКР с обвинением в фальсификации доказательств

ФНС рассказала о правонарушениях Грудинина

FLB: Экс-кандидат в президенты Павел Грудинин проиграл ФНС в суде по 19 искам об административных правонарушениях и совершил одно налоговое правонарушение

«Уколы красоты» опробовала на попах геев и транссексуалов

FLB: Подсудимая по делу «лжекосметологов» призналась, что медицинский диплом и сертификаты купила по совету юриста. Репортаж из зала суда

12.07.2018 18:04:21 #Суды

Полковнику из Спецстроя дали 5 лет

FLB: Экс-заместитель директора Спецстроя Александр Буряков пошёл на сделку со следствием, дал показания против начальника и был приговорён в особом порядке к 5 годам колонии

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров