Криминал 25.01.20 16:04

Из-за чего подрались два полковника Следственного комитета

FLB: Как выяснилось, дело о взятке «засекречено» из-за… любвеобильности некоторых его фигурантов

Из-за чего подрались два полковника Следственного комитета

Репортаж из зала суда. В четверг 23 января судья Мосгорсуда Сергей Груздев продолжил рассматривать по существу дело бывших высокопоставленных сотрудников Следственного комитета РФ Александра Дрыманова, Михаила Максименко и Алексея Крамаренко, обвиняемых в получении взятки - 1 миллиона долларов от «вора в законе» Захария Калашова (Шакро Молодого) за смягчение обвинения, а затем освобождение из-под ареста криминального авторитета Андрея Кочуйкова (Итальянца).

НЕ ПОДЕЛИЛИ ЖЕНЩИН В СОЧИ

Мосгорсуд. 11.00. Предоставление доказательств стороной защиты продолжилось допросом жены бывшего начальника управления собственной безопасности СК РФ полковника Максименко - Ольги. Впрочем, о чем ее спрашивали адвокаты, прокурор, судья, и что она им отвечала, так и осталось тайной, поскольку ее допрос прошел в закрытом режиме – суд счел, что там «могут быть оглашены сведения, составляющие гостайну».

Кстати, выйдя из зала заседаний, эта хрупкая миниатюрная брюнетка от комментариев FLB категорически отказалась. Зато для «засекречивания» допроса супруги бывшего начальника СК по ЦАО полковника Крамаренко – Анастасии - суд оснований не нашел.   

Отвечая на вопросы адвоката Елены Федуловой, она рассказала, что они в браке 12 лет, у них двое несовершеннолетних детей. Анастасия подчеркнула, что она из обеспеченной семья – ее отец заместитель генерального директора и генеральный конструктор крупного оборонного предприятия.


А. Дрыманов (слева) и А. Крамаренко (источник фото: РИА Новости)

«В нашей семье с имуществом все было в порядке, к тому же меня самой всегда были немалые доходы. Так что я финансово совершенно самостоятельная и никак не зависела от заработков супруга. Вот так ему повезло: Алексей имел возможность спокойно делать карьеру, совершенно не беспокоясь о быте – бытовыми вопросами занималась я».

По ее словам, какую должность занимает ее муж и чем занимается, ее не особо интересовало.

«Замуж за Крамаренко я вышла потому что его любила, а не потому, что он занимал высокое служебное положение в Следственном комитете».

Адвокат: «Вы знаете, какие отношения у вашего супруга с Максименко?»

«Из каких-то обрывочных фраз я знаю, что у них были крайне натянутые отношения – никакой речи о дружбе, помощи или взаимодействии в принципе не шло».

Адвокат: «Вы знаете причину этого?»

«Муж мне ничего не объяснял. Насколько я могу догадываться, у них были конфликты на личной почве и это связано с женщинами, которые каким-то образом присутствовали в жизни обоих. Мне как супруге не очень приятно об этом говорить, но, тем не менее, – это факт. Это было в городе Сочи, где мой муж находился в двухгодичной служебной командировке. Я – женщина… Я изучила телефон мужа, извините, поэтому знаю об этом», - призналась Анастасия Крамаренко.

По ее мнению, отношения с генералом Дрымановым у ее мужа также не сложились, из-за чего он очень переживал. Именно в этот период у Крамаренко начались нервные срывы, связанные с более активным принятием алкоголя.

«Уверена: выпивал он именно из-за нескладывающихся отношений с руководством. Из-за этого ему пришлось уволиться из СК».

Как выяснилось из ее рассказа, уволившись, Крамаренко в феврале 2017 года устроился на работу в госкорпорацию «Роснефть», где в течение восьми месяцев получал ежемесячную зарплату - полтора миллиона рублей.

«Анастасия Николаевна, сколько денег зарабатывал ваш муж, когда работал в следственных органах?» - поинтересовался судья.

«Точно не знаю. По-моему, около 200 тысяч рублей».

Судья: «Вам не нравилось, что он злоупотребляет спиртным, нервничает, у него не сложились отношения с начальством. Почему вы на него не повлияли, чтобы он раньше ушел в «Роснефть» на полтора миллиона в месяц?»

«Как я могу на него повлиять? Он – взрослый мужчина! Он работал в структуре следственного комитета и не собирался уходить из правоохранительных органов. Это его карьера и его жизнь».

ПЕРЕДАЧА ДЕЛА ИТАЛЬЯНЦА В ЦАО – СТАНДАРТНАЯ СИТУАЦИЯ

Следующим был допрошен бывший заместитель Крамаренко - Дмитрий Анофриев. Он рассказал, что они познакомились более 20 лет назад, когда вместе работали в системе транспортных прокуратур. После назначения в 2012 году Крамаренко начальником УСК по ЦАО, тот предложил Анофриеву возглавить отдел по расследованию особо важных дел. Свидетель охарактеризовал своего бывшего шефа, как прекрасного профессионала с огромным опытом следственной работы. По его словам, Крамаренко не был самодуром, с ним было комфортно работать, поскольку сложные решения он всегда принимал сам и никогда не перекладывал ответственность на следователей и заместителей.

«Не секрет, что в 2014 году Алексей Игоревич рассматривался в качестве кандидата на должность заместителя тогдашнего начальника ГСУ Москвы Яковенко».

Отношение к Крамаренко резко изменилось, по мнению Анофриева, с приходом в ГСУ генерала Дрыманова. Причем этот негатив шел не только со стороны руководства, но и всего аппарата ГСУ Москвы в целом – коллегам не нравилось, что Крамаренко очень тесно общается с сотрудниками 9-го управления ФСБ России.

«Алексей Игоревич действительно плотно взаимодействовал с этим подразделением ФСБ, - признал Анофриев, - но эти отношения были чисто служебного характера. Однако в ГСУ ходили бредовые слухи: мол, никому нельзя общаться с Крамаренко, так как он все докладывает в ФСБ и что он там чуть ли не в штате. На этом фоне шла главная волна негатива».

Свидетель отметил, что масло в огонь подливало резко негативное отношение к его начальнику со стороны полковника Максименко.

«В ГСУ многие знали об их неприязненных личных отношениях. Разговоры ходили, что у них якобы даже драка была».

Отвечая на вопрос, не удивило ли его, что уголовное дело Кочуйкова и Романова было передано в Следственный комитет по ЦАО, Анофриев заявил, что это была совершенно стандартная ситуация.

«Мы занимались расследованием дел, которые представляли повышенную сложность или были резонансными. А в данном случае налицо преступление против личности, с применением огнестрельного оружия, где были погибшие и пострадавшие, к тому же в самом центре города… Здесь есть все признаки резонансного преступления. Так что ничего удивительного в передаче этого дела в ЦАО нет».

«КОЛЛЕГИ БОЯЛИСЬ С КРАМАРЕНКО ПИТЬ ВОДКУ: СДАСТ!»

Адвокат Елена Федулова раскрыла некоторые детали конфликта Крамаренко и Максименко. По ее словам, он начался с того, что Крамаренко о расследовании резонансных дел напрямую докладывал Председателю СК Бастрыкину, а Максименко (как он считал) «высокомерно отказывал в предоставлении конфиденциальной информации».

- В Сочи, - считает Елена Викторовна, - эти неприязненные служебные отношения перешли в откровенную личную вражду. На этот раз – из-за женщин. Максименко же человек влюбчивый, а Крамаренко как раз такой, что все женщины его любят. Он - мужчина видный! Закончилось все дракой прямо в здании Следственного комитета.

- Проблемы Крамаренко по службе действительно начались с приходом Дрыманова?

- Об этом говорят факты. В его личном деле на протяжении 15 лет значатся одни поощрения и благодарности. Крамаренко при прежнем руководителе ГСУ рассматривался как главный кандидат на должность его заместителя. И вдруг с 2015 года, как только пришел Дрыманов, на него посыпались взыскание за взысканием. Началась опала! Объективно не только из-за конфликта с Максименко. Алексей Игоревич действительно плотно взаимодействовал с сотрудниками ФСБ, и многим это не нравилось. Его считали засланным агентом - с ним боялись даже водку пить. В конце концов, понимая, что в СК у него нет будущего, он в 2016 году вынужден был уволиться. Вернее, выйти на пенсию.

Адвокат пояснила, почему защита делает акцент на негативных отношениях Крамаренко с Максименко и Дрымановым.

- Не могут люди, - уверена юрист, - в такой степени находящиеся в неприязненных отношениях пойти на договоренности в таком щепетильном деле как взятка. Как такое возможно? Сегодня ты ему предложишь взять деньги, а завтра он на тебя напишет рапорт и тебя сотрудники ФСБ с поличным «примут»!

Напомним, что Кочуйков (Итальянец) оказался в СИЗО после стрельбы у ресторана Elements на Рочдельской улице Москвы 14 декабря 2015 года. Причиной конфликта стала сумма 8 миллионов рублей, которые владелица заведения Жанна Ким отказалась выплачивать за ремонтные работы дизайнеру Фатиме Мисиковой. По мнению обвинителей, Калашов прислал в помощь дизайнеру «группу поддержки» во главе с Кочуйковым, где их встретил адвокат Эдуард Буданцев с коллегами. В результате перестрелки недалеко от Дома правительства два человека были убиты и шестеро ранены. (Подробности прежних слушаний см. «Генерал Никандров оговором Дрыманова купил себе свободу. Лично я так считаю» https://flb.ru/2/4004.html, «С тебя миллион долларов!» https://flb.ru/2/4014.html, «Давай, давай показания на Дрыманова. Дрыманов – оптимальный вариант» https://flb.ru/2/4025.html, «Смыч «поклялся детьми, что взятку для Дрыманова и К не передавал» https://flb.ru/2/4027.html, «Мучают ли кошмары экс-генерала Дениса Никандрова?» https://flb.ru/2/4035.html, «Следствию не интересно, куда генерал Никандров «спустил» $200 000» https://flb.ru/2/4072.html, «Ходили слухи, что Крамаренко агент ФСБ» https://flb.ru/2/4076.html.)

'khayr:main.comment' is not a component

Ещё на эту тему

Взял ли генерал Дрыманов S200 тысяч у Шакро Молодого?

FLB: Следователи ФСБ считают, что он не брезговал даже 9850 евро от подчиненного – якобы «за покровительство».  Но Дрыманов вину не признает. Репортаж из суда

«Давай, давай показания на Дрыманова. Дрыманов – оптимальный вариант»

FLB: В Мосгорсуде обнародована рассекреченная «прослушка» разговора бывшего генерала Никандрова и бывшего главы управления СК по ЦАО Крамаренко. Кто такие Дрым, Смыч, Макс, Ламон и Бастр

Кто и зачем «внедрил» генерала Никандрова

FLB: Бывший «важняк» Генпрокуратуры адвокат Сергей Гребенщиков о деле генерала Дрыманова и современных методах «работы» с подследственными сотрудников ФСБ

«Аморальное лицо неправильной сексуальной ориентации, без семьи, детей, чести и принципов»

FLB: Захарий Калашов (Шакро Молодой) и Андрей Кочуйков (Итальянец) высказались на процессе по вымогательству. Репортаж из зала суда.

Мы в соцсетях

Новости партнеров