История 18.03.18 10:15

Первый нормальный день "новой эры"

FLB: «Со времён войны не было ещё такого момента, когда на всём Западе возникла такая сплошная волна симпатий к советскому руководству, а заодно и к Советскому Союзу!»  Что было в Кремле 18 марта: в 1972, 1978, 1979, 1984 и 1985 годах

Первый нормальный день "новой эры"

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

ПОНОМАРЁВ ОБОЗВАЛ ГРОМЫКО НАХАЛОМ ЗА ТО, ЧТО ОН «ТЫКАЕТ» БРЕЖНЕВУ И ЛИЖЕТ ГВИШИАНИ (ЗЯТЬ КОСЫГИНА)

18 марта 1972 г. Давно не писал. В среду вечером ездил к Б.Н. (Пономарёву) в больницу. Дряхл он. Много рассказывал о болезни и о лечении. Неожиданно одобрением встретил моё дело с Федосеевым. Презрительно ругал его... И сказал вдруг: «Вы вот там с Арбатовым догадались бы включить в речь Л.И. абзац по этому поводу - и дело в шляпе. Я в ответ сообщил ему об интервенции «Воробья». (Так между собой называли Андрея Александрова-Агентова, помощника Брежнева, Андропова, Черненко, Горбачёва по международным делам с 1966 по 1986 гг. – прим. FLB).

В среду вечером «учитывали» замечания членов Политбюро и Секретарей по тексту Л.И. Смешно: в основном правили «стиль» или сглаживали углы, словесно замазывая недостатки, которые были обозначены «народными» выражениями, вроде: «если копнуть поглубже»... Из принципиальных, пожалуй, одно: Суслов вычеркнул все про Общий рынок - сенсационное место, где мы ради поддержки Брандта, впервые заявляем, что не навечно записали себя в смертельные его враги. Брежнев отверг страхи Суслова. Втык Федосееву либо никто не заметил (скорее всего) либо... Впрочем, Демичев в отпуску.

Б.Н. озабочен открывшейся после смерти Хвостова должностью академика- секретаря отделения истории. Боится, что вновь появится Поспелов. (Поспелов – давний партаппаратчик сталинской эпохи, историк партии, участвовал в составлении «Краткого курса истории ВКП(б), во время войны – редактор «Правды», отпетый догматик и политический хамелеон, академик – прим. авт.) Просил подумать. На другой день я ему послал записку с предложением назначить Трухановского (главный редактор журнала «Вопросы истории»). Рассказал Б.Н. о слышанном в кабинете Л.И. разговоре с Косыгиным и Громыко. (Cм. «Слушай, Лёнь, может быть нам и его визит отложить?» – прим. FLB). Удивлялся Косыгину. Но и Громыко обозвал нахалом за то, что он «тыкает» Брежневу и в то же время лижет Гвишиани (зять Косыгина). Вспомнил, что Громыко был до конца против войны Индия-Пакистан, считал, что они оба для нас одно и тоже. «А почему бы им было и не повоевать? Результаты показали, что это совсем не плохо», - заметил Пономарёв.

В пятницу - банкет в СЭВ’е по случаю Брутенца. Всё-таки пошлый ритуал. Светка Арбатова в сногсшибательной брючной паре... Выступал Румянцев (академик, бывший шеф-редактор ПМСа/пражский журнал «Проблемы мира и социализма»), Гриша Морозов (профессор, первый муж Светланы Сталиной)... Я лицемерил в тосте - насчёт отношения Брутенца к труду. Борька Пышков меня косвенно поправил. Уезжаю на дачу читать Димитрова. (См. «Дневник Георгия Димитрова с пометкой: «Сверх секретно. Только для вас» - прим. FLB).

В КОМДВИЖЕНИИ И НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОМ ДВИЖЕНИИ МЫ ВСЁ МЕНЬШЕ И МЕНЬШЕ НУЖДАЕМСЯ

18 марта 1978 г. На работе скучно. Это состояние очень быстро распространяется (какими-то неведомыми путями) на мозговую часть Отдела тогда, когда от Б.Н.’а перестают поступать импульсы, пусть иногда вздорные (стариковские, коминтерновские), но они заставляют что-то выдумывать, ловчить словами, спорить, создавать видимость интенсивной творческой деятельности, у которой КПД по тематике МКД равно почти нулю. Перестают поступать такие импульсы в моменты, когда его, Пономарёва, «смазывают по физиономии» там, наверху. Либо – в силу какого-то обстоятельства, случайного разговора, обсуждения чего-то, прямо связанного с нашими делами, на Секретариате, в ПБ. До него доходит – увы! На короткое время, - что вся его неуёмная энергия, как и энергия (если она проявляется) некоторых других – суета. Никто её ни оценить не может, и не нуждается в ней. Более того, расценивают, как желание выпятить себя, пофигурять на авансцене.

Думаю, что и возвышение Замятина (который уже отнял большой кусок Б.Н.’овского домена – в «борьбе против империализма») – подействовало на старика. В самом деле: Каррильо имел в виду тысячи испанцев, которые были отправлены (многие в детском возрасте) в СССР во время гражданской войны 1936-39 г. несмотря на его уникальную политическую живучесть и жизнедеятельность, ему ведь 73-ий год. Словом, он, кажется, сник после Будапешта. И вся наша жизнь сразу переключилась на повседневку. А повседневки, текучки у нас становится все меньше и меньше, так как в комдвижении и национально-освободительном движении мы все меньше и меньше нуждаемся.

18 марта 1979 г. 29-го поеду на XXIII съезд КП Бельгии. Читаю их материалы, кое-что повторно, например доклад Ренара об интернационализме (на Пленуме в январе 78 года). И это, и проект политической резолюции на 60 страницах, и другие краткие материалы – всё свидетельствует о большом интеллектуальном потенциале партии, о её глубоком «теоретическом смысле». Он выше, чем у итальянцев. Думаю, что такое не может пропасть втуне. Скажется когда-нибудь, - также, как сказалось ленинское интеллектуальное превосходство над всеми прочими, когда пришёл час. В «Новом мире» № 3 статья-сравнение Эйнштейна (100-летие) с Достоевским.

18 марта 1984 г. День Парижской Коммуны. Для меня этот «юбилей» главным образом связан с ассоциациями насчёт того, сколько мыслей и выдумки я отдал Пономарёву для его докладов и статей по этому случаю в круглые даты. Всё это уже вошло в его сборники, а теперь и в полное собрание сочинений, том 1-ый только что появился. Разумеется в пономарёвски обработанном виде. «Бессмыслицу мы умножаем на числа, мыслишки роились, плодились – не счесть их». Это из Г. Табидзе. И у меня вот сейчас так.

«КАКИЕ ЕЩЁ ПЛЕНУМЫ? ЗАЧЕМ? У НАС С ВАМИ СЛИШКОМ МНОГО ДЕЛ, ЧТОБЫ ЗАНИМАТЬСЯ ОПЯТЬ СОВЕЩАНИЯМИ»

18 марта 1985 г. Первый нормальный день «новой эры». Ничего особенного на службе. Зато хорошие слухи: Б.Н. рассказал следующее. В пятницу собрались секретари ЦК – не Секретариат, а просто так, «обменяться мнениями». Гришин и Зимянин предложили провести Пленумы обкомов «по итогам мартовского Пленума ЦК, чтоб обсудить его решения и указания Генерального секретаря». Горбачёв реагировал насмешливо и определённо: «Какие ещё пленумы? Зачем? У нас с вами слишком много дел, чтобы заниматься опять совещаниями. И какие это решения Пленума ЦК? Что меня избрали Генеральным секретарём? Что тут обсуждать»? Пономарёв гордо сообщил мне, что в этом месте он громко произнёс: «Правильно!», вызвав недовольство Зимянина.

Это хороший признак. Б.Н. добавил, что подобный эпизод уже имел место после избрания Генсеком Андропова, только инициатором тогда был Капитонов и ответ был кратким и резким: «Я не Брежнев! Мне это не нужно. А у вас, Иван Васильевич, много важных дел, как и у всех нас!» Любопытно, что ещё до того, как я был у Пономарёва, в несколько другом варианте мне рассказал об этом эпизоде Жилин: был в воскресенье в какой-то нецековской компании. Уже плетутся легенды.

Донесения послов полны восторгами по поводу Горбачёва. Оккетто, член руководства ИКП, сказал нашему послу: «Со времён войны не было ещё такого момента, когда на всём Западе возникла такая сплошная волна симпатий к советскому руководству, а заодно и к Советскому Союзу!» Помимо всяких высоких оценок качеств Горбачёва и разных больших надежд, все – Коль, Шульц, Миттеран, Тэтчер и т.п. уровня люди отмечают, что Горбачёв общается «в разговорном стиле» (т.е. не по бумажке). Для них это (да и для всех!) признак ума, компетентности, информированности, знания дела, наличия идей и убеждений в голове!

Слишком захлебывающиеся упования и надежды! А ведь махина, которую надо сдвинуть, огромна, а соблазнов пойти по проторенному – уйма, а проблем, которые надо решить и объективизированных уже препятствий к их решению – нет числа!

Был в Консерватории. Слушал знаменитого Спивакова. Бах. Действительно впечатляет. Только вот в хоре физиономии одна глупее другой – и это мешает слушать. А музыка временами пробирала меня до спазм. Забывал, что это Спиваков, знаменитый его ансамбль и проч. Видимо, в этом великий класс исполнения великих – когда забываешь, кто играет. Великолепен гобой, кстати, красивый очень парень...

См. предыдущую публикацию: «А тем временем «мы» выкрали Хонеккера. Ничего не понимаю. Я - помощник президента - об этой операции узнал по радио. Умыкнули гражданина чужой страны, да ещё находящегося под следствием?» Что было 17 марта: в 1979, 1984, 1985 и 1991 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Все СМИ вещают об автомобильной «катастрофе», в которой Ельцин получил мелкий ушиб

FLB: «По определённости и устремлённости к власти, по нахальству он далеко обошёл Горбачёва, не говоря уж о популярности». Что было в Кремле 22 сентября в 1973 и 1990 годах

Шеварнадзе решил распорядиться десятками жизней наших ребят

FLB: «Яковлев-Горбачёву: Не поднимается рука визировать насчёт 56-ой штурмовой бригады - для прорыва блокады Кандагара по просьбе Наджибуллы». Что было в этот день в Кремле, 20 января: в 1982, 1989 и 1991 годах

Эрнст Неизвестный - безумно талантлив. Но и оборотист... иначе погиб бы

FLB: «И вот этот, в самом деле великий скульптор и художник нашего времени, бегает, хитрит, только для того, чтобы иметь возможность показывать своё творчество людям». Что было 22 июля в 1972, 1973 и 1991 годах

Наджибулла просил производить бомбовые налёты с советской территории

FLB: «Просил восстановить воздушный мост к Кабулу и гнать оружие. Не знаю, что обещал М.С. Но дал поручение Варенникову – «проработать». Что было в Кремле 19 февраля: в 1985, 1989 и 1991 годах

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров