История 17.03.18 12:00

А тем временем «мы» выкрали Хонеккера

FLB: «Ничего не понимаю. Я - помощник президента - об этой операции узнал по радио. Умыкнули гражданина чужой страны, да ещё находящегося под следствием?» Что было 17 марта: в 1979, 1984, 1985 и 1991 годах

А тем временем «мы» выкрали Хонеккера

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

АКАДЕМИЯ НАУК – ЕДИНСТВЕННОЕ В СССР ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

17 марта 1979 г. Из наиболее значительных событий недели – очередной завал Трапезникова на выборах в Академию наук. Толкучка большинства «соискателей» по этому поводу в течение 3-4-х месяцев была на этот раз особенно циничной и отвратительной. Но основные усилия в несамодеятельном эшелоне были предприняты, чтобы протащить Трапезникова. Давно уже была организована «большая пресса» его сочинению («На крутых поворотах») – классическое воплощение нахальства, невежества, агрессивности и пошлости неосталинизма. Всякие прихлебатели добровольно лизали, серьёзные органы печати «не могли отказать» и т.п. Тщательная работа была проведена и самим его офисом – Отделом науки ЦК и вице-президентом Федосеевым в Академии наук, – другими подчинёнными им аппаратами его влияния. Было обеспечено 100 % голосование «за» в Отделении исторических наук. И вот общее собрание Академии наук: 138 голосов «за», 73 – против. Не добирает до нормы (142) четырёх голосов.

Старик Капица по этому поводу в коридоре, но во всеуслышание сказал: «Вот дурак, ему два года назад дали член-корра, и сидел бы помалкивал – и того ведь не достоин. А он полез в академики. Скромность надо иметь»... На Западе, наверно, начнут писать, что это, мол, форма оппозиции власти со стороны единственного в СССР демократического учреждения. Уверен, что нет. Это просто выражение отношения к данной «личности», и отчасти, конечно, выражение отношения академических кругов к сталинизму.

Болтают, что «в ходе подготовки» президент Александров вызывался куда-то «наверх» по поводу Трапезникова. Это возможно. Однако не обеспечил, как видите. Неужели такие уроки не идут впрок? Неужели и впредь этот фельдфебель будет сидеть в Вольтерах для нашей Академии и всей науки вообще? Скорее всего – так и будет. Но «прошли» такие выдающиеся светила, как «хороший парень» Примаков (автор одной журналистской книжки, но директор Института востоковедения), прохвост Искандеров (в член-корры) и некоторые подобные.

Прим. FLB: Впрочем, демократизм Академии наук СССР – это тоже своего рода легенда. В апрельском номере газеты «Совершенно секретно» (№4/405, 2018 г.), который появится в киосках через десять дней, вы сможете узнать, например, вот такую деталь об Академии:

«Известно предание о том, как Пётр Капица на вопрос президента АН СССР о его отношении к исключению из состава Академии Андрея Сахарова ответил: «Это будет второй случай в истории науки. Первый - исключение Эйнштейна из Академии наук Германии во время правления Гитлера». Предание красивое, однако из советской Академии наук – Капица скорее всего преднамеренно эти случаи не упомянул, - всего было исключено 49 академиков, впоследствии, правда, восстановленных в своём звании. Это были выдающиеся учёные, чьи имена теперь составляют славу мировой науки – физик-теоретик Георгий Гамов, филолог Михаил Сперанский, математик Яков Успенский, химик Алексей Чичибабин, биолог Николай Вавилов, историк Сергей Платонов, химик-органик, изобретатель октанового бензина Владимир Ипатьев…»

«В ПОЛИТИКЕ ВСЁ МЕНЬШЕ КРАСОЧНЫХ ПТИЦ. НАСТАЮТ ВРЕМЕНА СЕРЫХ МЫШЕЙ»

17 марта 1984 г. Одна польская газета, после довольно объективистской статьи о речи Черненко перед избирателями, опубликовала без всякого комментария три высказывания западных писателей и журналистов. Среднее из них принадлежит некоему Ф. Новотны, западно-германскому журналисту, видно, чешского происхождения: «В политике всё меньше красочных птиц. Настают времена серых мышей. Собственно говоря, они уже настали».

Служба идёт рутинная. Б.Н. (Пономарёв) усиленно подстраивается под нового Генсека и терпит помыкания со стороны МИДа, может быть, даже не специально направленные, а просто из пренебрежения, из «забывчивости» насчёт существования ещё такой фигуры, как Пономарёв. Но, кажется, он, Б.Н., вновь начал ждать очередного Пленума...

Галактион Табидзе. Всю жизнь читывал о нём, сталкивался в разных книжках о нём, но самого до сих пор не читал. Теперь вот прочёл... смесь Пастернака, Цветаевой, Тихонова... Но, увы! Переводы... Они, вероятно, оптимальные и всё-таки нет непосредственного ощущения «гениальности».

Новелла Матвеева. Два новых сборника. Пишет, как и другие бывшие звёзды 50-60- ых – о старосте времени и о собственном «уходе». Как и Дезька, как и Винокуров, как и десятки «тех»...

По должности члена редколлегии журнала «Коммунист» много читаю статей, предназначенных к обсуждению на редколлегии, а ещё больше – уже опубликованных (это те, которые не по моей части и я за них ответственности не понесу). Так вот, журнал при Косолапове весьма смелый, достаточно умный и интеллигентный, а в сфере экономической – очень деловой, остро критический, в философской сфере – с большим отпечатком вкусов главного редактора – философа. Однако, очень сомневаюсь, что те, кому положено из руководящего состава партии и государства знать центральный теоретический орган ЦК, его читают. Во всяком случае, Пономарёв, претендующий на славу «теоретика нашей партии», даже и оглавления в нём не просматривает. И вообще, наверно, кроме шифровок и отмеченных его секретарями фраз из ТАСС’а, ничего не читает. Впрочем, читает, к сожалению, тексты своих докладов и статей перед их произнесением и сдачей в печать.

ЗА НЕДЕЛЮ ИСТОРИЯ СТЁРЛА ЧЕРНЕНКО СО СВОИХ СТРАНИЦ

17 марта 1985 г. Со всех сторон – все довольны и рады, что Горбачёв. Вчера шофёр, который вёз меня, с восторгом рассказывал, как его ребята, шоферня, радуются, что у нас, наконец, настоящий лидер. Чтобы править нашей страной, говорит, нужно лошадиное здоровье, а этот (т.е. Черненко) – сразу было видно, что дохляк. Я бы на его месте отказался, сказал бы: «Ребята, увольте, не потяну!»

Только бы не поддался Горбачёв мишуре «внешнеполитической активности». Традицию заложил Никита, Брежнев довёл её до карикатуры, а Черненко и его превзошёл. Тем более, что все эти каждодневные заявления, интервью, обращения и ответы, ничего по существу не дают. И погоды в политике не делают. Пусть, вон, Громыко и, может быть, министр обороны Соколов выступают с заявлениями... Есть тут опасность... Вроде бы на виду, вроде бы дело ради главного, для народа. А главное сейчас – думать, как реформировать страну и куда её повести.

Кого же М.С. всё-таки назначит вместо себя руководить Секретариатом? Гришина, Романова? Или сам будет вести до Пленума, а там сделает членами ПБ Долгих и Лигачёва? От этого многое будет зависеть. И даже не само дело, а впечатление от него самого – оправдает ли он всеобщие радостные надежды или соскользнёт на проторённую дорожку и займётся верчением налаженной бюрократической машины. Ну и вопрос о «соратниках», конечно. Ведь Гришин или Романов будут «представлять» его самого, через них будет восприниматься и его имидж и «возможности» (уровень) нового руководства.

Вечер. За неделю история стёрла Черненко со своих страниц. В прошлое воскресенье в этот час он был ещё жив.

НИЧЕГО НЕ БУДЕТ, ЧЕМ БЫ ЭТОТ РЕФЕРЕНДУМ НИ КОНЧИЛСЯ

17 марта 1991 года. Референдум: «Быть или не быть Отечеству»? Хотя на самом деле такая постановка вопроса - очередная демагогия: ничего не будет, чем бы этот референдум ни кончился. О Президенте России (нужен ли) - второй вопрос для референдума. Если бы не Ельцин, почему бы и нет?

Бейкер был у М.С. в пятницу. Как ни в чём не бывало, будто мы -в прошлом ноябре или декабре. Но это заслуга Джима, который, понимая, чья кошка мясо съела, сразу повёл «на мировую». А ведь М.С. собирал материальчик, чтобы высыпать перед ним: мол, подрывную работу ведёшь у нас. На самом же деле ведёт её - по глупости или по долгу службы - Крючков. А М.С. очень падок на всякие штучки из того ведомства. Я сочинил, по-моему, неплохой отчёт о встрече с Бейкером. М.С.’а вдохновенно несло. Он говорил как в прежние времена.

Вчера готовил материал к встрече с Геншером. А тем временем «мы» выкрали Хонеккера. Ничего не понимаю. Я - помощник президента -об этой операции узнал по радио. Хотя она начиналась ещё в декабре (первая записка Язова и Крючкова, которую тогда М.С. игнорировал). Зачем нам об это мазаться? Как мы выглядим со своим новым мышлением? Умыкнули гражданина чужой страны, да ещё находящегося под следствием? Коль будто бы не был поставлен в известность. Но он отмолчался. Вообще-то им вроде «баба с возу»... Ну уж больно нахально. Как же выглядит суверенитет уже объединённой Германии, претендующей на статус великой державы?! Не знаю, как М.С. будет отбрехиваться.

См. предыдущую публикацию: «Такого в шифровке оттуда не напишешь. Невозможно, чтобы такой страной, как ваша, великой, мощной, с таким прошлым, - чтобы такой страной управляли хилые старики, ни на что уже не способные». Что было 16 марта в 1978 и 1985 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Совсем к ночи затащили М.С. в кабинет к Яковлеву

FLB: «Разговор шёл в исконной российской стилистике - «ты меня уважаешь - я тебя уважаю». Много Горбачёв сказал умного, но я не запомнил, ибо был пьян, хотя держался». Что было в Кремле 25 февраля в 1990 и 1991 годах

Горбачёв пообещал министрам лишить их «кормушки» - спецстоловой на ул. Грановского

FLB: «Которая мешает им видеть действительное положение дел со снабжением. Отнял у своих помощников «Чайки», вернул их на «Волги». Такая же судьба постигнет первых зам. завов отделов ЦК». Что было в Кремле 11 апреля 1985 года

Острова Горбачёв решил не отдавать

FLB: «Вчера в Кремле М.С. обсуждал позиции перед визитом в Японию. «Я был бы очень рад отдать эту миссию Ельцину»,- сказал он. Склонен замотать проблему в красивых словах и обещать «процесс». Что было 24 марта в 1979 и 1991 годах

Ощущение кризиса горбачёвского периода

FLB: «Он готов далеко пойти, но что это означает? Любимое его словечко – непредсказуемость. А скорее всего развал государства и что-то похожее на хаос». Что было 2 мая 1989 года

Мы в соцсетях

Новости партнеров