История 22.06.18 12:01

Сохранен «курс Маркова» - символа брежневиады в советской литературе

FLB: «Только в 1985 году в 27 издательствах Марков выпустил свои серые поделки. 14 млн. рублей на сберкнижке. Друг детства Лигачёва». Что было в Кремле 22 июня: 1980, 1982, 1985 и 1986 годах

Сохранен «курс Маркова» -  символа брежневиады в советской литературе

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

ЗНАЧИТ, СУСЛОВ СОЧУВСТВОВАЛ С САМОГО НАЧАЛА ВСЕМУ ЭТОМУ ДЕЛУ И ВОПРЕКИ ГРОМЫКЕ

22 июня 1980 г. С дачи заезжал в «Лесные дали» к Арбатову. Он позвонил на работу, полувопросительно-полуутвердительно, но явно зашифровано сказал: «Хорошие новости... Надо бы встретиться».

Погуляли по аллейкам (там ещё большее бюрократическое кодло, в основном мидовцы и прочие совминовцы). Я ему рассказал, что знал о его делах. Он мне – о том, о чём я только догадывался.

Он действительно был у Андропова. Тот его принял доброжелательно и поощрительно. Сам посоветовал добиваться приёма у Брежнева. И очень Юрка ругался матерно, когда узнал о том, что Ю.В. (Андропов), во первых, «разгласил» о его визите к нему, да ещё с присказкой о «настроениях нашей интеллигенции». А, во-вторых, если Б.Н. (Пономарёв) правильно ухватил – готов был бы его продать, если бы визит Л.И. «не увенчался».

Оказывается, Юрка напросился к Л.И. вместе с Жуковым, с которым они ездили в Италию на Пагоуш. Это для меня в некотором роде новость – не ожидал я от этого типа такой храбрости.Брежнев был в хорошей форме. Говорили только втроём. Предложили не только вывод из Афганистана, но пакет, включая Вену, т.е. ОСВ (не спорить из-за СС-20), и проч. Брежнев сказал: ладно, напишите бумажку. Бумажка была с собой. (Потом её у Юрки выпросил Блатов, - копию чтоб составить памятку для Политбюро).

Сегодня в «Правде» уже опубликована корреспонденция ТАСС из Кабула, которую я от руки сочинил в пятницу и отдал Б.Н.’у. Значит, здравый смысл всё-таки взял верх, - публиковать. Значит, Суслов сочувствовал с самого начала всему этому делу и вопреки Громыке, которого поддержали на ПБ, добился публикации. Более того, как мне сказал сегодня Юрка, Жискару послали тогда же уведомление о выводе, тоже вопреки Громыке...

В СОФИИ ЗРЕЕТ «ПЕРЕВОРОТ»

22 июня 1982 г. По данным Загладина (из его объятий с секретарями ЦК Станишевым, Михайловым, ещё с кем-то) – в Софии зреет «переворот». Окружение Живкова, особенно Балев, готовят свержение Лилова и других интеллектуалов-просоветчиков, которые так высоко за последние годы подняли престиж БКП в комдвижении. Какую-то даже шифровку в Москву сочиняли Загладин с Б.Н.’ом на эту тему. А Б.Н. дважды «смягчал» всхлипы в адрес «лично Живкова» в печатных вариантах своих выступлений.

Читаю Эйдельмана «Грань веков» про Павла I. Когда же, наконец, Россия дозреет до такого состояния, чтобы познавать самое себя теперешнюю не через посредство исследований давно минувших веков. Эйдельман в всех своих книгах это делает элегантнейшим образом, без намёка на вульгарные ассоциации ά la Любимов. 

ТОРЕЗ, НАВЕРНО, В ГРОБУ ПЕРЕВОРАЧИВАЕТСЯ!

22 июня 1985 г. Между прочим, в письмах к Горбачёву, о которых я упоминал выше, есть и такие: как только, мол, вы наградите себя орденом, как только вы сделаете себя лауреатом какой-нибудь премии, вы мгновенно растеряете весь свой авторитет, всё уважение, которое возникло к вам в народе сейчас!

Гремец ( Секретарь ЦК французской компартии) созвал послов соцстран в Париже и запретил им иметь какие бы то ни было отношения с ФСП! А мне пришлось отменить давно запланированный коллоквиум с французскими социалистами «по разоружению» на уровне учёных, так как наше согласие рассматривалось на ПБ ФКП и Гремец от имени Марше заявил посольству протест, угрожая, что в противном случае откажется от встречи с Горбачёвым (намечена на август). Охамели совсем! Торез, наверно, в гробу переворачивается!

СПЕЦСЛУЖБЫ ЗАПАДА УСИЛЕННО ОБРАБАТЫВАЮТ СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

22 июня 1986 г. Продолжение дневника. 45 лет с начала войны. Надо как-нибудь записать - каков был этот день..., как сейчас помню - до мелочй.

Перед съездом писателей. Вокруг, включая «самого» Яковлева выражают удивление, что сохранен «курс на Маркова», несмотря на то, что он, казалось бы, символ брежневиады в советской литературе. В 27 издательствах выпустил только в 1985 году свои серые поделки. 14 млрд. рублей на сберкнижке. (Имеется в виду советский писатель-«литературный генерал» Георгий Марков. Судя по всему, Черняев описался – не 14 млрд, а 14 миллионов рублей, хотя это тоже безумно много для тех времён – прим. FLB).

Центр притяжения прохиндеев и посредственности, «дважды герой Социалистического труда» - в данной ситуации это клеймо, а не заслуга. Но он «друг детства» (или юности, или по совместной работе, или по землячеству в Сибири) - Лигачёва. И тот, зная, что Марков этим злоупотребляет и что все уши уже прожужжали насчёт семейственности, кумовства и проч. - т.е., что он марает престиж Лигачёва, упорно его держит. Яковлев говорил мне, что был у него об этом разговор и с Горбачёвым: «Не хочет из-за этого ссориться с Егором Кузьмичём». Это присказка. А сказка:

Приходит неделю назад рассылка - информация за подписью Чебрикова, предсъездовская: что спецслужбы Запада усиленно обрабатывают советских писателей - тех, кто и раньше допускал отступления от классовости, кто сомневался в правильности коллективизации, национальной политики (не «космополиты» ли), литературной политики и т.п., словом, подвержен оппозиционным и ревизионистским настроениям и, сейчас, мол... (что уже совсем непонятно, ибо что понимать под оппозицией и ревизионизмом? - в отношении чего, кого? Горбачёва? Апрельской линии, которую все эти «оппозиционеры» ждали столько лет и как могли помогали её приближению?

Названы и имена: Рыбаков, Приставкин, Можаев, Рощин, Зубов, Окуджава... и ещё несколько меньше известных. Словом, донос... из прежней эпохи, из 30-50 годов, будто ничего в стране не происходит.

Пошёл я к Яковлеву: как, мол, это понимать? И что это значит, когда М.С. распорядился разослать этот донос по ПБ и Секретариату, а Лигачёву и Яковлеву - поговорить с ним лично.

Я, отвечает Яковлев, говорил. «Ну, и что?» Был, говорит, зол и откровенен. Мы, говорю я ему, уже вынудили 15-20 талантливых писателей мотануть за рубеж. Ещё хотим? И вообще - что это за методы?.. М.С. слушал, а как он реагировал - Яковлев со мной не поделился. Но, говорит, вроде внял: поди и скажи всё это Лигачёву. Пошёл, был, конечно, аккуратнее, но понимания не нашёл. Единственно, что ему не понравилось, - почему литературой по-прежнему занимается КГБ?! Доколе! Это - прерогатива ЦК. Не знаю, говорит Александр Николаевич, но, кажется М.С. собирается иметь беседу с Чебриковым.

А через день состоялась встреча М.С. с 30 писателями. Стенограмму я ещё не видел, но А.Н. рассказал, что там было. Особенно, говорит, я рад, просто рад, выступлению Анатолия Иванова - черносотенца, динозавра, почвенника. Он с первых слов стал «раздеваться» и предстал весь голенький. Главная его идея - надо произвести нечто подобное постановлению ЦК «О журнале «Звезда» и «Ленинград». Тогда будет порядок.

Я, говорит А.Н., видел, как у М.С. отвисает челюсть. Но отреагировал он косвенно. Против Иванова выступил Шатров, и М.С. поддержал Шатрова. Что-то будет на съезде писателей?..

На другой день после разговора с Яковлевым, я сделал следующее:

Дней за десять до «описываемых событий» ко мне пришёл Борис Можаев (широко известный писатель, деревенщик). Долго смешил меня рассказами о том, что происходит у них на съезде. Он злой, ядовитый, мастер имитации, просто словесный циркач, уморил меня изображением Маркова и Карпова (литературных генералов), которые, пользуясь своей властью в Союзе писателей, два года маринуют его новый роман («Мужики и бабы», часть 2). Разделал Алексеева, да и всех, кто делает пошлую литературу - «секретарские романы». Оставил предисловие к «Мужикам и бабам» и отзыв о романе академика ВАСХНИЛ Тихонова.

В романе речь идёт о событиях 1929-30 годов, о коллективизации, которая нанесла непоправимый удар по сельскому хозяйству и по социализму.

Оставил также мне свою статью на 110 страниц о современной советской литературе, где громит пошляков и литературных начальников. Всё это он просил доложить и показать Горбачёву. Тогда это я сразу не сделал, но после записки Чебрикова и разговора с Яковлевым, я уже не мог держать можаевские просьбы при себе. Приложил свою записочку: вот, мол, кого заносит по ведомству оппозиции и антисоветчины. Если это действительно так, тогда трудно понять апрельскую линию и во всех других отношениях.

Записку мою Горбачёв прочёл, оставил всё у себя. Посмотрим, чем всё это кончится. Обнадеживаёт, что М.С. после выступления Иванова никак не мог опомниться, несколько раз звонил Яковлеву: откуда, говорит, такие у нас берутся, это же мокрицы.

По мнению Яковлева, Горбачёва насторожило, что председатель КГБ представил свою записку Генеральному секретарю, будучи уверенным, что такая его позиция встретит понимание и поддержку.

Яковлев, которого я поздравил с днём рождения, рассказал: вчера говорил с Генеральным о том - о сём, о литературе, о разных препятствиях, готовили встречу его с театральными деятелями. Потом он вдруг заговорил о тебе (т.е. обо мне). Вот, говорит, 100 % попадание получилось. Какой мужик. Помнишь, как искали кем заменить Александрова? И вот нашли, лучше не придумаешь. И поразительная работоспособность. И говорит, что думает, не подлаживается, не льстит. А потом, говорит Яковлев, ещё и «оклеветал» тебя: и умный, говорит! Вот повезло-то!

Спасибо, говорю, если, конечно, не сам придумал. Честное слово! Клянусь тебе. Я, конечно» поддакивал, тем более. что крестным отцом тебе был.

Поразительно и другое... Не очень я был взволнован. Хотя получить такую оценку от Генерального секретаря ЦК КПСС - не каждый день бывает и не каждому. Видно, устал я очень. Да, и взрослый я. Даже похвала меня не очень трогает - не в этом смысл жизни. А в чём?

Впрочем, он сам про себя говорит словами песенки: «была бы только родина»... В самом деле. Революция ведь происходит: достаточно каждый день заглядывать в газеты и журналы. А если ещё слышать, что он говорит на ПБ и в узком кругу!..

Чтоб не забыть: ещё до того, как к М.С.'у приходил Мэтлок со своими опасениями, утром мне позвонил Плеханов – не путать с начальником охраны, генералом КГБ, будущим путчистом…

См. предыдущую публикацию: «Завтра будет предпринята попытка отстранить Вас от власти».Посол Мэтлок - Горбачёву: «Американские службы располагают такой информацией. Я получил только что личную закрытую шифровку от своего президента». Что было в Кремле 21 июня: в1979, 1980, 1981, 1984 и 1991 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Читал материалы Политбюро о положении в гражданской авиации

FLB: «Уже в этом году только аварии с тремя самолётами принесли 459 смертей: технические неполадки, отсталость диспетчерской службы, дисциплина, пьянство, неквалифицированный лётный состав. Что было в Кремле 29 августа 1985 года

Наджиб предлагал организовать войну: СССР-Индия-Афганистан против Пакистана

FLB: «Просил провести операции против моджахедов... Горбачёв довольно грубо дал ему отлуп». Что было в Кремле 19 июня в 1972 и 1988 годах

Решением Политбюро прекращено глушение радиостанций «Голос Америки» и «Би-Би-Си»

FLB: «Эфир - теперь и над Москвой заполнен в данный момент «проблемой Сахарова и Ко. Поручено «продумать» и расширение зоны допуска иностранцев в разные районы страны». Что было в Кремле 14 сентября: в 1973, 1988, 1990 и 1991 годах

Любимов ловко использует принцип «голого короля»

FLB: «Был на премьере «Пушкина» на Таганке. Большой кукиш в кармане, причём, то и дело вытаскиваемый оттуда наружу! И все бурно хлопают: от представителей райкома до члена Политбюро». Что было 14 апреля в 1973 и 1984 годах

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров