История 21.06.18 8:26

«Завтра будет предпринята попытка отстранить Вас от власти»

Посол Мэтлок - Горбачёву: «Американские службы располагают такой информацией. Я получил только что личную закрытую шифровку от своего президента». Что было в Кремле 21 июня: в 1979, 1980, 1981, 1984 и 1991 годах

«Завтра будет предпринята попытка отстранить Вас от власти»

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

«ПОЦЕЛУЙ КАРТЕРА» С БРЕЖНЕВЫМ В ВЕНЕ

21 июня 1979 г. В эти дни был «поцелуй Картера» (с Брежневым) в Вене.... И уже цейтнот в подготовке пономарёвских текстов к Берлинскому совещанию секретарей ЦК. В свете «поцелуя» наш классовый подход и разоблачение американского империализма выглядят не очень уместно. Пойду выкручивать мозги, как совместить одно с другим.

Когда Пономарёв заставил нас с Загладиным в прошлую пятницу подготовить проект постановления Политбюро по итогам Венской встречи Брежнев-Картер, я в душе плевался. Ну, куда опять лезет? Мы, Отдел, никакого отношения к переговорам не имели. (Борис Пономарёв – кандидат в члены Политбюро, секретарь ЦК КПСС, заведующий международным отделом ЦК – прим. FLB).

Но я опять недооценил Пономарёва, который умеет пользоваться коридорами власти, и не раз уже в подобных же случаях проталкивал «свои» варианты решений... Конечно, через Суслова. Суслов, мол, зачитал текст и утвердил без поправок.

Рассказал и о том, что сообщил Л.И. (Брежнев) на ПБ. Рассказывал скучно и сбивчиво. Усёк я несколько моментов, которые практически сейчас нужны для подготовки совещания секретарей в Берлине: не изображать встречу в Вене как нашу победу; не настаивать, что это нам особенно выгодно; не ругать Картера, но и не хвалить, не мешать ему добиваться ратификации. Она нам нужна. Но мы не пропадём, хотя, если её не будет, придётся ещё и ещё сильно раскошелиться. Зато карьере Картера конец. А он, мол, очень хочет ещё побыть в президентах и не скрывает этого. 

Попытки нажать на нас (шпионаж с территории Турции – самолётами, по Ближнему Востоку – смириться с новым сроком войск ООН на Синае; поддержать план урегулирования на Юге Африки) – не прошли. Картеру твёрдо сказано, что ждать от нас тут чего-либо бессмысленно.

Особый упор (и рассматривается, как достижение) на то, что оба заявили: не будут добиваться превосходства. Однако, Картер, вернувшись, в речи перед Конгрессом прямо сказал, что Америка сильнее и будет сильнее. А его Пауэлл с цифрами в руках публично доказывал, что так оно и есть: и по ракетам, и по самолётам, и по подводным лодкам, и по экономическому потенциалу, в котором вместе с союзниками они нас превосходят в три раза!! И т.п.

«ВОТ, МОЛ, КАКОЕ НАСТРОЕНИЕ У ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ»...

21 июня 1980 г. Завтра начнётся вывод «некоторых воинских частей» из Афганистана, «пребывание которых уже не диктуется обстановкой» (последнее закавыченное – это, мол, формула для сообщения ТАСС из Кабула и для письма братским партиям).

Причём, начнётся в момент, когда на Западе вот уже две недели кричат о концентрации мятежников, о подготовке фронтального наступления на Кабул, об инфильтрации партизан в столицу, о взаимной резне между различными афганскими группировками и о чуть ли не попытке к самоубийству самого Кармаля, о почти полной дезорганизации власти и успешных действий мятежа.

Но даже не в этом дело! Ибо волны разных кампаний на Западе по Афганистану – лишнее подтверждение, что это всё манипулирование мозгами, которое тем не менее опять и опять сделало своё дело: возбуждение стойкой и необратимой ненависти и презрения к нашей стране. 

Дело вот в чём! В начале прошедшей недели Б.Н. (Пономарёв) в ходе какого-то очередного нашего с ним «текущего» разговора вдруг сообщил мне: «А ваш Арбатов-то... пошёл к бывшему своему шефу и стал ему доказывать, что надо выводить войска из Афганистана». Через полчаса, когда я уже по другому делу предложил Б.Н.’у согласиться с предложением Добрынина послать Арбатова на теледискуссию в США, он (Б.Н.), не возражая заметил, однако: «не знаю, как теперь на это посмотрят!» (имея в виду – «там наверху»).

Через пару дней на совещании замов Б.Н. вдруг (в присутствии шести человек) сообщил об этой «акции» Арбатова, причём с явным неодобрением в голосе. И добавил: «А тот (т.е. бывший шеф Арбатова – Андропов, когда он был зав. Отделом ЦК) не стал держать это при себе, сказал»... (и Б.Н. сделал округлый жест обеими руками, давая понять, что, мол, в каком-то высоком кругу, по-видимому, на афганской комиссии, т.е. в присутствии Громыко, Устинова, может быть даже Суслова). И ещё добавил (Андропов): «Вот, мол, какое настроение у интеллигенции»... Поездил, мол, Арбатов по Италии, встречался там со своими «дартмутскими друзьями» (последнее, может быть, досочинил сам Б.Н.) и вот, пожалуйста!

Во всяком случае, Б.Н. при замах изобразил дело так, что песенка Арбатова может быть уже спета.

Тут заслуживает внимания одна «психологическая» подробность, касающаяся Б.Н.’а и многих ему подобных. Оказалось (из разговора с Брутенцем, с которым он тоже делился кое-чем про Арбатова), что ещё до Андропова Арбатов заходил к Б.Н. и говорил ему про то же. Сам Б.Н., который сочувствует этой идее и то и дело передавал нам явно не свои слова, что, мол, «очень уж дорого нам это стоит!», сам он никому (даже нам, мне) не сказал «о позиции Арбатова». Однако, когда эта позиция стала достоянием его начальства и была встречена, судя по его изображению или впечатлению (это ещё одна загадка), неодобрительно, Б.Н. сразу изменил «своё» мнение, во всяком случае об Арбатове и начал было третировать его, как списанного человека. И нам сообщил, по-видимому, чтоб поостеречь от подобных «акций» или высказываний.

И вдруг вчера экстренно вызывает к себе замов и под страшным секретом (никому, ни слова!) сообщает вышеупомянутую новость – о выводе частей с тяжёлым вооружением, «не нужным уже там». Может быть, он и не стал бы сообщать, но «надо работать»: срочно писать указавки совпослам, братским партиям, соцстранам и т.д.

Решение, как следовало из его намёков, было принято в четверг на Политбюро по предложению Брежнева, который зачитал его по бумажке (значит, был кем-то подготовлен текст). Сопровождалось довольно странным обменом мнений... Первое, о чем мы спросили Б.Н.’а «внимательно» его выслушав, - а публиковаться об этом будет?
- Нет!
- ?? Для чего же тогда?..
- Был поставлен такой вопрос, но Громыко резко запротестовал: мол, скажут, что мы под нажимом это делаем...
- Но зачем тогда мы это делаем? Мы же не выводим совсем войска и даже не большую их часть? Казалось бы шум вокруг этого в нашу пользу – один из главных аргументов. 23 июня в Венеции соберутся лидеры Запада, включая Картера. Они наверняка примут резкую резолюцию с требованием вывода. И тогда ещё хуже будет, с точки зрения пропагандистской, если мир до 23 числа не узнает, что вывод уже происходит.
- Сказано – нет, - отрезал Б.Н. (Но видно было, что он сам ничего понять не может и удивлён тем, что с Громыко согласились)... Предложено послать в Кабул корреспондентов (иностранных), чтоб они оттуда дали информацию на весь мир.
- Но, - справедливо возразил Загладин, - части, которые будут выводить, находятся далеко от Кабула и корреспонденты ничего не увидят сами.
- Да, вы правы, - ответствовал Б.Н...

Я в добавок высказал и такое соображение в пользу публикации: 23 июня Пленум ЦК. Не будет ли расценено на Западе так (если заранее не опубликуем), что Пленум «поправил» ПБ и потребовал вывода войск.

С этим мы и разошлись, получив задания готовить срочную информацию соцстранам, совпослам и некоторым братским партиям. Однако, уже через 10 минут он мне позвонил и сказал, что договорился с Сусловым всё-таки подготовить информацию для прессы – в виде (?) краткого сообщения корреспондентов ТАСС. Я сочинил и отдал Б.Н.’у. Он, кажется, помчался согласовывать вверху.

Есть тут и ещё одна внешнеполитическая деталь. Громыко отверг также предложение (чьё?), информировать Жискар д’Эстена, учитывая его мужественную акцию – встречу в Варшаве с Брежневым. Потому, что иначе весь куш заберёт Шмидт, который приедет в Москву 30 июня, который не скрывает, а наоборот, повсюду оповещает, что будет ставить афганский вопрос, и который давно уже по конфиденциальным каналам просит нас сделать «жест» - вывести какую-нибудь часть из Афганистана, желательно воздушно- десантную или танковую, или хотя бы переодеть эти части в другую форму, чтоб показать Западу, что мы не собираемся идти дальше к «тёплым морям» или захватывать средне-восточную нефть...

Весь мир скажет: что вот, мол, в преддверии визита Шмидта, который везёт на подпись обширную программу экономического сотрудничества, ему подготовили подарочек... 

Однако, Громыко, как видно, все взвесил и командует, забрав «непомерную силу»... 

Опять же вернёмся к главному: кто подготовил Брежнева к этой инициативе. Брутенц темнит, но что-то знает... Во всяком случае он выразил уверенность, что Арбатов был «и там»... 

Я высказал и другое предположение: Б.Н. неправильно понял реакцию Андропова на идею Арбатова. Больше того, он сам (Андропов) пошёл к Брежневу и предложил это сделать, может быть, даже сославшись на «настроения интеллигенции». Может быть и другой вариант: Арбатов сам по себе, а решение созрело раньше и также в недрах андроповского ведомства. В пользу такого предположения говорит и то, что в четверг принимается решение, а в воскресенье части (причём, тяжёлые части) начинают уже движение домой, - не маловат ли срок для свёртывания (замены другими, лёгкими) и т.п.? Как бы там ни было, но Юрка ещё раз доказал, что он настоящий!

Остальное все по-прежнему... Написана и отправлена Зародову статья «Пакт мира и пакт агрессии» – ещё один опус в собрание сочинений товарища Пономарёва. Дали в «Новом времени» от 20 июня по мордам Пайетте (Джан Карло Пайетта – член Политбюро итальянской компартии, организатор партизанского движения в годы войны – прим. FLB) за его майское интервью в «Шпигеле». Сочиняем доклад Б.Н. для «шестёрки» (соцстраны Европы – Секретари ЦК, без румын, тайно) – о том, что делать с ВФП и с комдвижением после парижской встречи, главное – как оценивать стратегию Берлингуэр – Пекин.

Написал я вводную часть для доклада Сизова на XXVI съезде КПСС. Отнёс сам. Он прочёл в моем присутствии... «Мне, - говорит, - нравится».

Написал для Русакова памятку о комджвижении для бесед с югославами, к которым он едет на той неделе.

Отправил последние главы в издательство «Мысль» - из книги Галкина и К о двух реформизмах – буржуазном и социал-демократическом. Много выгреб оттуда. Был на редколлегии «Вопросов истории». Раз пять выступал.

ПОМОЩНИК СОЧИНЯЕТ «ОТЧЁТ» БРЕЖНЕВА ДЛЯ ПОЛИТБЮРО

21 июня 1981 г. Завтра 40 лет начала войны. Воспоминания все сильнее присутствуют в повседневной работе головы, вплетаются во всё, о чём ни думаешь., самым неожиданным образом.

Работа. За этот почти месяц с 60-летия много всяких дел было. Письмо компартиям по ракетным делам. Письмо в ЦК ПОРП с предупреждением, что, мол, дошли вы «до последней черты». Обращение Верховного Совета СССР (сессия – 23-го) к парламентам всего мира – за мир. Придумано было, когда Кузнецов на ПБ докладывал повестку дня обязательной летней сессии. Вопросов вроде бы никаких серьёзных нет, нечего, мол, и сессию бы проводить, но – регламент! (Пленум ЦК в отличие от обычной практики на этот раз не проводится). И тогда, чтоб поднять вес сессии, придумали это Обращение. И поручили Международному отделу, МИДу и Антясову (помощник Кузнецова) подготовить проект. А через неделю ПБ решил «поручить» Брежневу выступить на сессии с этим предложением.

Любопытен процесс сочинения текста. Мы и Б.Н., конечно, опять начали было поджигать море. Мол, если такое делать, то надо вносить конкретное что-то, так как на Западе сыты по горло красивыми призывами. Впечатление производит, когда мы что-то определённое говорим о своих намерениях в отношении ракет, своих ракет. Так и сделали.

Но мидовцы от лица Громыки (Ковалёв) нам ясно разъяснили, что ни о чём подобном речи быть не может. И весь смысл Обращения – призыв (нажим) к переговорам, которые всё и должны решать. В этом духе и был сочинён текст.

Материалы к приезду Брандта. Тоже не очень ясно (Вадим Загладин в основном с этим мучается), что с ним делать, что конкретно он мог бы увезти от нас.

Сочиняются памятки, а процедура здесь всё больше такая... Можно проиллюстрировать на том, как готовятся телефонные разговоры Леонида Ильича с Канеий. Ожидается, что тот сам позвонит (например, после своего Пленума). Готовится «ответ» на то, что может сказать Каня, печатается большими буквами. (Станислав Каня – первый секретарь ЦК Польской объединенной рабочей партии – прим. FLB). Чтобы Каня ни сказал, ответ он получит заранее заготовленный. Присутствующий помощник фиксирует разговор и сочиняет «отчёт» Л.И. для ПБ «о разговоре» и выводы, какие надо сделать. И это тоже зачитывается на ПБ и единодушно одобряется путём утверждения заранее подготовленного текста постановления.

А В ЗАКЛЮЧЕНИЕ ОСТАВИЛ ПИСЬМО С ПРОСЬБОЙ ДАТЬ ДЕНЕГ

21 июня 1984 г. Тружусь над пономарёвским докладом к Совещанию секретарей ЦК соцстран. Между прочим, он собирается на закрытой встрече (без румын) произнести доклад ещё и о комдвижении. Тут беда – что готовить, когда у него своя точка зрения, например, на ИКП и финнов, у Горбачёва и Соломенцева (который был на финском съезде) вроде другая, Черненко (говорит Загладин) «прислушивался» к Горбачёву, вернувшегося из Италии с похорон Берлингуэра с совершенно иными, чем у Пономарёва, представлениями о том, как надо вести себя с этой «великой партией». (Кстати, он, вопреки Пономарёву, настоял, чтоб ЦК КПСС поздравил итальянцев с выборами в Европарламент).

И кроме того, у нас самих, у меня, Загладина, консультантов есть своя («гамбургская») точка зрения на МКД, - близкая к горбачевской=андроповской, и чуждая политическо-инструменталистской точке зрения Пономарёва. Но доклад-то для Пономарёва, и он не будет пропущен через Политбюро! Вот и пиши тут!..

Встречался сегодня с Саймоном, генсеком Социалистической партии Австралии. Лидер просоветской секты. Полтора часа морочил мне голову «успехами» и «достижениями» своей марксистско-ленинской партии, а в заключение оставил письмо с просьбой дать денег. 

ВОШЁЛ МЭТЛОК. ЛИЦА НА НЁМ НЕТ

21 июня 1991 года. Пятница. Странный вчера и, может быть, тоже роковой день. М.С. записывал на ТВ выступление в связи с 50-летием 22 июня 1941 г. Всё-таки выдержали мы его в духе «примирения», но «со слезами на глазах»... без, правда, победных звуков. Ладно.

С утра он принимал Делора. Я «спихнул» встречу на Загладина. Но там он наговорил,.. в том числе и о том, что и в парламенте ощетинились, как только почувствовали, что власть от Верховного Совета уходит и начинается замирение в обществе, успокоение, наклёвывается согласие по линии Горбачёв-Ельцин. Загладин советовался, сообщать ли этот пассаж в печать? Я сказал -безусловно!

Ко мне тем временем запросился Мэтлок: в 15.30 мы встретились. От Буша - предложение: чтоб М.С. в Лондоне пришёл в резиденцию американского посла и чтоб с 3-х до 5-и 17 июля, после выступления М.С. перед «7» и общего обеда - они вдвоём поговорили.

Заодно Мэтлок расспрашивал: что происходит? Почему премьер в Верховном Совете выступает против президента и против программы Явлинского?

Я разъяснял: Павлов - хороший финансист и человек с характером, такой сейчас нужен. Но в политике он не набрал ещё ума и опыта: отсюда и «заговор банкиров», отсюда и вчерашнее требование полномочий, которое неправильно интерпретировали. И «объективно», мол, получилось, что Павлов возглавил оппозицию и протесты в ВС. Хотя, мол, исключается, что он сознательно интригует против М.С. Это - очередной его «ляп», неловкость. Всё образуется.

Позвонил М.С. Тот сразу согласился с предложением Буша, о чём я и уведомил Мэтлока.

Звонил между тем Брейтвейт. Говорил, что 1-го приедет британский «шерп», М.С., мол, обещал его принять. Королева приглашает М.С. 17-го в 17-18 часов... и т.д. - о Лондоне по случаю «7».

И вдруг уже часов в 8 вечера опять названивают из посольства США. Мэтлок просит немедленной аудиенции у президента: срочное, секретное сообщение от Буша.

Мне как раз в этот момент позвонил М.С. Я ему сказал. Он: «Давай!» Я помчался в Кремль. Спрашиваю у М.С. - мне присутствовать? «Обязательно»... Мэтлок ещё не вошёл, а тут позвонил Павлов... и стал рассказывать, какую воспитательную работу он провёл с председателями правительств всех республик. Пригласил на заседание Кабинета Делора и тот тоже прочел им «лекцию», как надо управлять финансами, если хотеть рынка. Да так жёстко, что те рты разинули. Павлов выглядел «либералом». М.С. слушая, хохотал, а кладя трубку, бросил своё ироничное Павлову: эта акция твоя - самое позитивное, что ты сделал за последние 3 дня (намёк на выступление Павлова в ВС!).

Вошёл Мэтлок. Лица на нём нет. М.С. - как сговорились (я тоже начал с похвал послу, когда он пришёл ко мне, с сожалением, что он уезжает) - стал ему говорить всякие добрые слова: что он хорошо, честно работал, был настоящим партнёром, много помог в этот сложнейший период отношений, очень ценим здесь вашу деятельность, и т.д.

Мэтлок стоял, перебирая ногами: не терпелось выложить - с чем пришёл. А пришёл вот с чем:

Господин Президент, я получил только что личную закрытую шифровку от своего президента. Он велел мне тут же встретиться с Вами и передать: американские службы располагают информацией, что завтра (т.е. сегодня, 21. VI.) будет предпринята попытка отстранить Вас от власти.Президент считает своим долгом предупредить Вас.

М.С. засмеялся. (Я - тоже!) Мэтлок смутился: мол, глупость принёс на такой верх. Стал извиняться: я, мол, не мог не выполнить поручения своего президента, хотя сказал ему (как?), что у меня в Москве таких сведений нет и вряд ли это - правда.

М.С.: Это невероятно на все 1000%. Но я ценю, что Джордж сообщает мне о своей тревоге. Раз поступила такая информация - долг друга предупредить. Успокойте его. Но повторяю - в этом его сообщении я вижу подтверждение настоящих наших отношений. Значит, действительно мы далеко ушли вперёд во взаимном доверии. Это очень ценно.

Говорил он по-доброму, но с внутренней иронией, как бы уверенный в том, что все это чепуха.

Потом разговорился. Знаете, господин посол (а когда тот вошёл, назвал его «товарищ посол» и пояснил, шутя, почему он себе это позволил...), возможны такие разговоры у нас. Вы видите, что происходит... И стал ему говорить почти теми же словами то, что я за несколько часов до того. В народе, в обществе - тенденция к согласию, к успокоению. Дело идёт к Союзному договору, к участию в «7»..., т.е. к реальному выходу СССР во внешний мир экономически. Более того, движемся к реальной сцепке внутренних и внешних процессов. Это встречает одобрение. Выборы Ельцина это подтвердили. Сейчас общество отвергнет конфронтационный подход... И тех, кто за этим стоит. Но есть силы, которых это не устраивает. Они есть и в парламенте, хотя не вся фракция «Союз» такая, там есть и здравомыслящие, нормальные. Есть и оголтелые, которые готовы проглотить микрофон, - Алкснис, Коган... За ними те, которые чувствуют, что теряют всё в эшелонах власти и привилегиях. И опять сплачиваются, опять замышляют, как подорвать процесс оздоровления. Не исключаю, что в их среде ведутся разные разговоры, в том числе и такие, которые подслушал ваш разведчик.

Рассказал ему - о Делоре... Попутно охарактеризовал Павлова - почти такими же словами, как я до того - когда Мэтлок был у меня.

Дома Аня и Митя собирали чемоданы. Я включил Баха. В 12 ночи звонок из приёмной: Буш требует поговорить с М.С. по телефону. Говорю: соединяйте, раз так.

Утром Аня с Митей - уехали в 6 часов. Проводил их до машины. И тут же звонок из МИДа.

Допишу потом... Сейчас некогда. Не забыть про «Щит» и Плеханова (заместитель Арбатова)!

См. предыдущую публикацию: «Инициатором интервенции был Громыко, которого поддержал Устинов. Огарков, Ахромеев и Варенников подали доклад, в котором доказывали, что это невозможно и немыслимо. Но Устинов поставил по их стойке «смирно». Что было в Кремле 20 июня в: 1974, 1977, 1985, 1987 и 1991 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Юрий Пранков
Юрий Пранков 21.06.2018 10:13
Как достал этот сплетник и Черняев... кому нужны его тупые воспоминания?

Ещё на эту тему

«Завалили социализм, ничего от него не осталось»...

FLB: Так говорил Горбачёв в узком кругу своих помощников. Что было в этот день в Кремле, 10 января,: в 1976 и 1987 годах

Горбачёв чохом предложил в Политбюро – Лигачёва, Рыжкова, Чебрикова

FLB: «Кстати, на протяжении пяти часов Пленума имя Черненко ни разу не было произнесено, будто и не было его никогда!» Что было 23 апреля в 1972, 1977, 1985 и 1989 годах

По 100 рублей каждому, и это на два дня!

FLB: Подписывал сегодня бланки на выдачу карманных денег прибывающим на «молодёжную встречу». При полном пансионе и прочем сервисе». Что было в Кремле 20 февраля: в 1973, 1983, 1984, 1985 и 1991 годах

«Как же это вы так? Поверили не Горбачёву, а Ландсбергису»

FLB: «А в душе уже не верю ему - не как человеку, а как государственному деятелю. Он импровизирует на очень мелком уровне. В первые 2-3 года это было даже хорошо и эффектно, а сейчас гибельно». Что было 1 февраля: в 1984, 1986 и 1991 годах

Мы в соцсетях

Новости партнеров