История 20.06.18 12:22

Инициатором интервенции был Громыко, которого поддержал Устинов

FLB: «Огарков, Ахромеев и Варенников подали доклад, в котором доказывали, что это невозможно и немыслимо. Но Устинов поставил по их стойке «смирно». Что было в Кремле 20 июня в: 1974, 1977, 1985, 1987 и 1991 годах

Инициатором интервенции был Громыко, которого поддержал Устинов

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

ОН МЕНЯ СПЕЦИАЛЬНО ПОЗВАЛ «ДЛЯ КОЛИЧЕСТВА»

20 июня 1974 г. Вчера утром провожал Пономарёва в Париж. Это он меня специально позвал «для количества», о чем простодушно сообщил мне: мол, секретарей (ЦК) никого нет.

Потом уехал в Серебряный бор доделывать документ - директивы к «шестёрке».

Вечером был в Большом театре на «Ла Скала» - «Норма» Беллини. Бомонд. Временами давился от смеха. Действо профанирует и музыку, и действительно мощные голоса. И хотя по окончании артистов (в буквальном смысле, не в переносном) закидали цветами, я вышел из театра окончательно и навсегда убеждённый, что опера, как вид искусства, мертва и даже хуже - она смешна. Только профессионал или сноб может всерьёз оспаривать это. Надо быть очень примитивным или ограниченным человеком, чтобы испытывать действительное наслаждение от такого искусства.

Сегодня меня пригласили в «Совэкспортфильм» посмотреть новую картину Феллини «Я вспоминаю». Очень национально итальянский фильм. Характер города и образ жизни, конкретизированный на обстановке 30-ых годов. Очень точный анализ сугубо кинематографическими средствами. Типажи, ситуации.. Немало, правда, и феллиневской выпендрели.

ОДНО ВРЕМЯ ПОЦЕЛУИ НАЧАЛИ БЫЛО ВЫХОДИТЬ ИЗ ПРАКТИКИ ПРОТОКОЛА...

20 июня 1977 г. Эйфория продолжается. Телевизор – отлёт в Париж, прилёт в Париж. Поцелуи во Внуково – с одними да, с другими рангом ниже, нет. А одно время они начали было выходить из практики протокола...

Загладин всё время мелькает на втором плане, наряду с Александровым и Блатовым. (Загладин – секретарь ЦК КПСС, Александров-Агентов и Блатов – помощники Брежнева – прим. FLB). На обывателя – изящный, уверенный, раскованный Жискар и напряжённый, настороженный наш. Маска старого измотанного человека, которому очень тяжело нести бремя и который, будто ждёт не дождётся, чтобы скорей попасть в замок Рамбуйе и укрыться в отведённых покоях.

Жискар говорит нахально, в де-голлевском стиле парадные банальности, но и со всем тем политическим смыслом, который ему нужен. Наш стоит и, кажется, ничего не смыслит. Потому, что ему сейчас самому говорить... без бумажки! Начал путаться, ни одной правильной фразы, шутка о парижанках звучит нелепо, она просто не получилась – что-то выпало. Политического смысла, кроме того, что «предстоит поработать вопросы»... - не улавливает наш несчастный телезритель. Впрочем, в газете всё будет в ажуре, т.е. – и в официальном тексте.

А я вчера провожал утром Гэс Холла (лидер компартии США). До этого – весь вечер субботы – на Воробьёвых горах в особняке – беседы и тосты. Выжимал я из себя всё возможное, чтоб сгладить впечатление, что после встречи наверху он, Гэс Холл, стал у нас никому не нужен. Б.Н., действительно, прихворнув, отказался даже проводить его. Не позвонил ни разу по возвращении из Риги. Да что там! У меня ни разу не спросил: как, мол, там дела. И вот я отдувался, спасая наш интернационалистский престиж: рассказал ему, как ответил Ж. Марше на предложение Брежнева встретиться в Париже, чтобы «обменяться информацией об итогах переговоров с Жискар д’Эстеном».

(Так и произошло: «Монд» напечатала просочившиеся впечатления Жискар д'Эстена (которые совпали с впечатлениями Вэнса, видевшегося незадолго до этого с Брежневым в Москве): Генеральный секретарь «incapable» и «decline» (т.е. «недееспособный» и «в упадке» - прим. авт).

Канапа ответил через посла: Политбюро обсудило и пришло к выводу, что встреча нецелесообразна. Причины:
1. Вы, КПСС, пытались расколоть нашу партию, направив нам письмо. Пытались свергнуть нынешнее руководство ФКП (Французской коммунистической партии).
2. Вы грубо вмешались в наши внутренние дела, направив нам своё мнение перед майским Пленумом, на котором мы определили свою позицию в отношении ядерного оружия Франции.
3. Ваши товарищи из ЦК ведут в братских партиях подрывную работу против ФКП. (По этому поводу Б.Н. хитро спросил у Загладина: не вас ли с Черняевым тут имеют в виду – ваши поездки в Италию, Бельгию, Швейцарию, ФРГ?). На что Загладин ответствовал: что касается меня, то я именно и веду подрывную работу!

Всякие другие вещи рассказал я Гэс Холлу. Лестные – выдумывал (от имени Суслова) высокие оценки значения его приезда для советско-американских отношений, для МКД. Получилось ловко и сдержанно. Было (тогда) даже приятно. А теперь – противно.

Брутенц (Карен Брутенц – зам. заведующего Международного отдела ЦК КПСС – прим.FLB) сегодня сказал о проблеме отмирания надобности в Международном отделе ЦК! Действительно, при таком-то отношении к «нашему делу»...

К. Симонов – двухтомный военный дневник. То, из-за чего при Твардовском Демичев пустил под нож два номера «Нового мира», но я успел прочитать сигнальный экземпляр. Сильные там были вещи. Остались ли?

ПЛЮС АНДРОПОВ И ПОНОМАРЁВ

20 июня 1985 г.Самое интересное рассказал Брутенц. Вчера, пока они полтора часа вместе с Корниенко ждали в приёмной по случаю встречи Горбачёва с Асадом, Корниенко вдруг разоткровенничался и рассказал (в ответ на вопрос: собираются ли что-нибудь делать с Афганистаном) следующее. (Георгий Корниенко – первый заместитель министра иностранных дел СССР c 1981 по 1986 гг. – прим. FLB)

Инициатором интервенции был... Громыко, которого с энтузиазмом поддержал Устинов. «Проект» вхождения к Брежневу с этим обговаривался вчетвером: упомянутые плюс Андропов и Пономарёв. Ю.В. держался «эвазивно», не возражал, но и говорил о возможных осложнениях. Пономарёв тоже высказал несколько сомнений, но потом быстро подстроился. Решительное возражение поступило от военных, которым было поручено подготовить «свои соображения». Огарков, Ахромеев и Варенников подали письменный доклад, в котором доказывали, что это невозможно и немыслимо, прежде всего с политической точки зрения. Но их вызвал Устинов, поставил по стойке «смирно», сделал внушение на тему: с каких это пор военные у нас берутся определять политику, скомандовал «не рассуждать» и дать подробный план операции.

Сейчас, заключил, Корниенко (который сказал Брутенцу, что сам он всегда был против) мы получили от Генсека задание – подготовить предложения «о решении афганского вопроса».

Это подтверждается и с другого угла: во вторник я был у Арбатова, трепались обо всём, опять он мне говорил, что чуть ли не каждую неделю либо видится с Горбачёвым, либо разговаривает по телефону. Недавно, мол, я (Арбатов) послал ему очередную записку, в которой прошёлся по всем главным проблемам – от встречи с Рейганом (Юрка считает, что никакого навара мы с этого не получим) до Афганистана. Тот, получив, отзвонил, особенно, мол, обратил внимание на Афганистан и сказал, что «согласен». А что именно предложил Арбатов, ясно без разъяснений. 

Накануне к тому же Арбатову приходил пакистанский посол и «умолял» что-то предпринять. Так что, наверно, дело сдвинется с места. Утром сегодня Юрка позвонил и сообщил, что в среду в 8.30 раздался звонок: ему велено было в 9.30 быть у Горбачёва. Поймал левака, предстал. Разговор был «хороший», по оценке не только самого Арбатова, но и Лукьянова... со слов Горбачёва. По телефону Юрка мог только сказать, что речь опять, главным образом, шла об Афганистане и что Горбачёв подтвердил, что для него – это «первостепенная проблема». 

Сегодня на Политбюро обсуждалась два часа записка об НТР (по итогам совещания в ЦК). Выступили все. Заключая Горбачёв сказал, что главное в том, что замысла, идеи, намерений не понимают даже многие министры. Их предложения – попытки идти по проторенной дорожке, прикрываясь новыми лозунгами, ничего кардинально не меняя ни в формах управления, ни в методах действий.

Но Замятин, сообщивший мне всё это якобы почувствовал и оправдательный тон у Генсека: мол, надо донести до людей, что с нашей (т.е. его!) стороны это никакой не экстремизм, не левачество, не что-то искусственное, субъективно навязываемое. Проблема качественной перестройки на базе НТР возникла давно, она поставлена уже на XXIVсъезде (даже процитировал Брежнева), но целых две пятилетки мы топтались на месте, несмотря на то, что жизнь требовала решительных, революционных перемен. 

Слабинку нельзя показывать, даже если ворчат. Тем более, что «народ» воодушевлён: сегодня я прочитал подборку писем в адрес ЦК со всех концов СССР, с оценкой и «советами» начальной деятельности нового Генсека. Разослано по ПБ. Очень волнует. Языки развязались, откровенно, сильно, без оглядки люди пишут о том, что вот только сейчас можно начать говорить о действительном возрождении ленинского стиля в отношениях: «руководитель – народ, партия». И ни тени культистской сопливости, подхалимажа, славословия. Выкладывают всё, что накипело от брежневиады и черненковщины.

Это должно вдохновлять М.С. Однако, есть опасность оказаться так же изолированными, как в последние свои годы Ленин. Поэтому надо смелее, ещё смелее чистить и сменять аппарат. Старые кадры в большинстве своём будут сопротивляться даже если и не по шкурным соображениям, а потому что не могут работать иначе. Пономарёв тому ярчайший пример.

От Корниенко также стало известно, что МИДу поручено готовить согласие на встречу Горбачёв-Рейган в Женеве. Не уверен, что от этого будет какой-то стратегический толк, но морально-политическая польза будет: Горбачёв «забьёт», «затюкает» этого актёришку-ковбоя. И это так или иначе всё равно станет известно всему миру.

«ВОТ, АНАТОЛИЙ, КАК РЕШАЮТСЯ СУДЬБЫ СТРАНЫ»

20 июня 1987 г. В 10 часов – вертушка: меня вызывает М.С. в Волынское-2. Через полчаса стараниями моего шофёра я был там. М.С., Яковлев, Медведев, Слюньков, Болдин – в холле обсуждают проект «Основных положений экономического развития», которые примет 26 июня Пленум. М.С. сажает меня рядом, говорит: читай! Подвигает мне свой доклад, над которым он тут сидел дней 10. 

Я углубился. Он то и дело спрашивает: «Ну, как?» Они спорят. Я прислушиваюсь. Заклинились на проблеме «контрольных цифр». М.С. вызывает в Волынское Рыжкова.

Спор разгорается. Премьер отстаивает побольше рычагов, чтоб командовать из центра. Медведев пытается убедить, что тогда ничего не получится с «новым механизмом» и экономической системой управления. М.С. то и дело ввязывается в спор, опровергает Рыжкова, но не хочет его обидеть. Не хочет, чтоб видно было, что он поддержал Медведева против премьера. В конце концов, смягчают формулу и соглашаются – оставить до ПБ, где все дополнения будут обсуждаться в преддверии Пленума ЦК. 

Яковлев смехом бросает мне через стол реплику: «Вот, Анатолий, как решаются судьбы страны». М.С. смеётся.

Опять спрашивает: «Ну, как?»
Я: Говорю, что изучал эти мысли и их рождение по другим источникам (намекая на Книгу).

М.С. (смехом, язвительно):Значит, для тебя тут ничего нового?

Я: Зачем же? Тут всё в системе и в законченном виде. Целая симфония перестройки.

Перешли к редактированию проекта Постановления Пленума. Принял несколько моих предложений. Сам он настолько виртуозно владеет материалом, что быстро находит оптимальные формулы.

К его речи на Женском конгрессе (23.06), (зачем он меня, собственно, и вызвал) я предложил свои добавки. Главная – об административной системе, которая сложилась в 30-ые годы и которая в тех условиях была, написано у него, единственно возможной. Получалось 100% оправдание (историческое) этой сталинской системы. Он прислушался (Яковлев меня поддержал). Сказал: потом, потом и отложил мою бумажку в сторону.

С женским текстом покончили быстро. Он ему понравился. Но заставил переделать «разоруженческую» тему: не захотел вступать в перепалку ни с «Венецией», ни с Рейганом в Западном Берлине.

Распрощались. Он стал собираться. Было уже 6 часов. Говорит: Замотали меня, я сейчас могу согласиться на любые вещи, которые вы тут подсунете.

Я уехал вслед за ним. Звонок в машину – из машины:
- Слушай, а эту свою вставку ты им оставил?»
- Нет. Вы же не стали ею заниматься.
- Ладно уж. Давай – сейчас приедешь в ЦК, перепечатай и пошли.

В НОВО-ОГАРЁВО БЫЛ ТАМ ЗАСЛУШАН ДОКЛАД ЯВЛИНСКОГО О ГАРВАРДСКО-ВАШИНГТОНСКИХ ПЕРЕГОВОРАХ

20 июня 1991. Четверг. Утро. Встаю рано. Кусают комары всю ночь. Не высыпаюсь. Дикие сны снятся - вроде дуэли с Высоцким...??

В политике: новая контрволна в ответ на «сближение» М.С. с Ельциным (как в прошлом - августе-сентябре). Причём, начал «сам» Павлов... - перенял тактику у Ельцина и у Рыжкова: мол, я бы всё наладил, если бы были полномочия (т.е. если бы не мешал М.С.). Здравая одна только мысль в его речи на Верховном Совете - что не во все дела должен лезть Президент.

И потянулись: Крючков заявил, что ещё в 79 году Андропов писал в ПБ записку, предупреждая, что империализм внедрил свою агентуру в «высшие эшелоны» власти. И сейчас «мы» регулярно информируем руководство об этом, но на «нас» не обращают внимания. Пуго заявил, что ему мешают создать эффективную структуру борьбы с преступностью. Язов - что мы превратились во второразрядную державу.

И пошло-поехало: Алкснис, Умалатова, Коган... при поощрении Лукьянова («хитро тот ведёт дело, знает, что делает - сказал о нём Лигачёв в своём кругу - Мише придется плохо»). Опять потребовали отставки президента, привлечения к уголовной ответственности персонально за антиалкогольную кампанию (200 млрд. рублей потеряли). Это заявил Павлов (Валентин Павлов – премьер-министр СССР – прим. FLB), а возражали только два человека - Гарбузов и Воронин, отнюдь не Рыжков, и не М.С.).

ЦК РКП и КПСС «денно и нощно» заседают и как в апреле - готовят резолюции с мест - с требованиями ухода М.С. с генсекства. Слышал, что даже шьют «персоналку» ему и его помощникам (моё имя там тоже).

А что М.С.? - Запустил «Нов.-Огарёвский процесс», сдвинул с места Союзный договор, который теперь очень близок по концепции Российской Конституции (проекту). Ельцин и все прочие парафировали. Более того - позвал в Н. Огарёво Явлинского и - был там заслушан его доклад о гарвардско-вашингтонских переговорах.

Очень основательно готовится к встрече сегодня с Делором. И от него, а не от Аттали, «7» узнает, что именно М.С. повезёт в Лондон.

М.С. исподволь и явно для всех, даже очень тупых, ведёт дело к «сцепке» перестройки с мировой экономикой и политикой. Иного смысла включения страны в «общецивилизованный процесс» и быть не может.

Ельцин в США - с оговорочками насчёт М.С. за прошлое - открыто похоже ведёт дело к примирению с «Союзом» (т.е. его сохранением), всё время рядом со словом «Россия» ставит «Союз». И что тогда делать будем? Кто и как делать, если сближение состоится? Может, это новый способ избавиться от М.С.? Поэтому и стервенеют контрперестроечные силы: «там», в «ельцинском Союзе» - им места не будет! 

А М.С. не может никак отступиться от своей методики. Пошёл на крестьянский съезд «генералов от коллективизации», толстопузых охотнорядцев. Там ему устроили истерику. Павлов (!) им прямо сказал: или рынок, или опять дотации (а в казне денег нет!) - и тогда прощай вся экономическая реформа. Они его чуть с трибуны не сбросили. Заявили, что поползут голодать на Красную площадь. (Лигачёв там появился - его «на руках носили»). Потребовали на ковёр Горбачёва. Тот пришёл и начал мирить: опять согласительная комиссия, опять «поискать, что можно сделать» и т.п. Но что «сделать»?! Павлов прав в этом случае... Опять торможение. И опять очки в пользу Ельцина-Силаева, которые не будут считаться с этими «генералами от сельского хозяйства».

Возня с подделкой – «другим вариантом» Нобелевской лекции. Звонил Егору Яковлеву: зачем вы в это включились?.. Мельтешит, мямлит, извиняется. Прислал мне эту подделку: там ни одной одинаковой фразы с подлинным текстом лекции. Говорю Егору: В редакции что? Не могли сверить? Ведь если не совпадают какие-то абзацы, что-то добавлено или выброшено - это одно дело. Тут - база бы для спекуляций и подозрений. Но ведь тексты-то совсем разные! Как же можно?! Он обещал назвать (со слов датского корреспондента), кто организовал эту подделку. Но, корреспондент, конечно, срочно уехал. В суд бы подать, если б не имя президента - трепать лишний раз неохота. Собрать бы со всех них тыс. по 100!!!

Пойду готовить материал к приезду Койвисто. Говорить нечего. Про…раем мы дружеские отношения из-за дохлой экономики.

Жуткая погода стоит: 32°..., 98% влажности. Хорошо что на работе кондишн!

См. предыдущую публикацию: «Наджиб предлагал организовать совместную войну: СССР-Индия-Афганистан против Пакистана. Просил провести крупные операции с участием советских против моджахедов... Горбачёв довольно грубо дал ему отлуп». Что было в Кремле 19 июня в 1972 и 1988 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

В среду выдворили в ФРГ Солженицына

FLB: «Операция была проведена ловко, корректно и элегантно. Подробности (согласие Брандта) мне пока неизвестны». Что было в Кремле 15 февраля: в 1974, 1984, 1985 и 1991 годах

На Политбюро сняли Соколова за самолёт с Рустом у Спасской башни

FLB: «Вечером Горбачёв по телефону с дачи рассказывает, как было дело на ПБ. Опозорили страну, унизили народ...» Что было в Кремле 6 июня и накануне: в 1973, 1976, 1983, 1984 и 1987 годах

В Манеже вторую неделю идёт выставка Глазунова

FLB: «Говорят, с ночи надо стоять. Подробно о ней с восторгом рассказывал цековский шофёр. Поиск духовности, что ли»? Что было в 11 июня в: 1972, 1974, 1977, 1978 и 1985 годах

Он доносил до нас ужасающую ненависть, которую питают к нам там

FLB: «Причём, не за Афганистан, который всем до лампочки, Афганистан просто ещё один предлог, чтоб открыто продемонстрировать эту ненависть к Советскому Союзу, к Russians. Что было 5 апреля: в 1973, 1974, 1980 и 1981 годах

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров