История 28.01.18 11:54

Весь мир нас проклял за Афганистан : в ООН - 104 делегации проголосовали против нас

FLB: Картер лишил нас 17 млн. тонн зерна, в Москве сразу же исчезла мука и макароны), запретил всякий прочий экспорт, потребовал отмены Олимпиады. Что было в Кремле 28 января: в 1976, 1977, 1979, 1980, 1990 и 1991 годах

Весь мир нас проклял за Афганистан : в ООН - 104 делегации проголосовали против нас Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь

ОФИЦИАЛЬНЫЙ ГВОЗДЬ В НАШУ НОСТАЛЬГИЮ О МОНОЛИТНОСТИ

28 января 1976 г. На работе: Б.Н. мечется с «диктатурой пролетариата». На нём сидит Кириленко, который поедет на XXII съезд ФКП, а Марше в последний момент согласился его принять «в ходе съезда». Кириленко потребовал от Б.Н.’а: что, мол, говорить про диктатуру. Пономарёв, естественно, потребовал от меня. Я продиктовал три страницы: мол, почти все КП не употребляют теперь этого термина, но ни одна до вас не делала сенсации, когда меняла формулировки. А вы превратили этот вопрос (нужный вам по внутренним соображениям) в наживку для антисоветчиков и провокаторов раскола в МКД (международном комдвижении) . Мы же никогда не возражали против корректировки теории в соответствии с обстановкой и мы, КПСС, начиная с XX съезда, остро и принципиально поставили вопрос об учёте специфики в каждой стране. Спорить с вами публично по диктатуре пролетариата я не собираюсь. Однако, неясно многое, - прежде всего, как «новая власть» будет защищать завоевания «новой демократии» от тех, кого, вы сами говорите, начнут экспроприировать. Да и опыт Чили не стоит так уж попирать ногами, как это вы делаете. И т.д.

Б.Н.’у это всё не понравилось. И он продиктовал в моем присутствии своё. Смысл: отказ от «диктатуры пролетариата» – ревизия (хотя этого слова нет), которая грозит вам расколом в партии. Впрочем. Тут же откомментировал – «всё равно не послушают!» То есть опять он разрывается между ортодоксией, здравым смыслом и желанием «попасть в точку» перед начальством.

Взбесила его последняя беседа посла с Плиссонье в Париже. Тот клялся, что отношение к КПСС и СССР для ФКП – принцип. И разногласия – это «частности», а вообще-то будем-де всегда верны и громко скажем и напишем в резолюции о значении Советского Союза, пролетарского интернационализма. Однако, один абзац, настаивал француз, будет о «несогласии с КПСС» по вопросам демократии. «Не сказать мы теперь этого не можем!» Вот так.

Политическая логика неумолима. Теперь они в документе съезда затвердят право на критику КПСС и легализуют тем самым разногласия в МКД, как естественную форму его жизнедеятельности! Вобьют официальный гвоздь в наш тезис (и в нашу ностальгию) о монолитности. Б.Н. сочинил три страницы для Кириленко – что сказать, мол, Плиссонье по этому поводу. Думаю, не пройдёт!

ОН СОПРОВОЖДАЛ БУКОВСКОГО В НАРУЧНИКАХ ДО ГРАНИЦЫ

28 января 1977 г. Любопытные соображения. Шариф Джавад (зав. британским сектором) приглашает к себе в ЦК деятеля с Лубянки, ведавшего судом и проч. делами Буковского, он же его сопровождал (в наручниках) до границы. В своей восточной манере Джавад ему внушает: Что же, говорит, вы там делаете?! Вы бы хоть немного посчитали последствия. Элементарно: Буковский был осуждён народным (!) судом как уголовник. Вы его выпускаете и выдворяете за пределы страны. Но кто такие – вы?! Ведь выпустить преступника, по нормам любой демократии, может лишь тот же народный суд или Верховный Совет – высшая власть. Вот пусть бы суд или Верховный Совет вынесли постановление: заменить Буковскому оставшиеся годы тюрьмы высылкой за границу и лишением гражданства. А потом устроить пресс-конференцию: мол, так и так – Пиночет предлагает выпустить Корвалана взамен уголовника. Пожалуйста! У нас ещё десятки уголовников – давайте менять на хороших людей. И объявляем на весь мир об этом. А вы получайте наших уголовников и называйте, если угодно, их борцами за свободу.

Товарищ из КГБ «доверительно» сообщил Джаваду, что в своей первоначальной «разработке» примерно это всё он и предложил. Но... не прошло! Почему? Думаю, то же боязнь гласности. Хотят всё сделать втихоря. Но теперь такое не проходит.

Карэн (Брутенц – прим. FLB), который готовил все проекты обмена Корвалана на Буковского, но лишь «ту» (корвалановскую) сторону знает, говорит, что всё решалось на уровне Брежнева. Хорошо, но «председатель»-то (КГБ) – разумный и опытный человек. Он-то мог увидеть последствия.

К этому же: завтра я буду иметь встречу в Шереметьево с Макленнаном и Уоддисом (летят из Токио домой, в Лондон). Говорю Б.Н.’у об этом. Он меня учит: задайте им вопрос – уместно ли сейчас проводить визит КПВ в Москву на высшем уровне (намекая на то, что «Морнинг стар» и Исполком КПВ полностью присоединился к кампании «Буковский-Корвалан», а в эти дни осудили ещё и травлю чехов за поведение в связи с «Хартией-77»).

Я рассказываю ему о том, что было с Буковским в Англии (объятия в парламенте с Тэтчер, отказ Каллагана его принимать, объятия со Штраусом в ФРГ и т.д.). Оказывается, Б.Н. ничего этого не знает, хотя ТАСС давал информацию каждый день. Начинает шуметь: куда смотрят наши сектора, почему «Правда» не обыграла эти вещи и т.п. Мол, сейчас позвоню Афанасьеву или самому Зимянину. Я его охлаждаю, напоминая о том, что «Правда» ни разу, ни в какой связи до сих пор не называла имени Буковского... И теперь, вдруг!...

Наш Б.Н. вообще – либо маразмирует, либо теряет последние остатки порядочности. Он то и дело приглашает Корвалана и поучает его (перед поездкой того по Европе), науськивая на французов, итальянцев, испанцев. Причём почти открыто даёт понять, что «за освобождение надо платить», по крайней мере – отрабатывать.
 Б.Н.: Мы, конечно, не ведём полемики, как вы знаете. Но учтите, что и в ЦК, и весь актив КПСС считают то, что происходит у французов, итальянцев, испанцев и некоторых других, к сожалению, крупных партий, - ревизионизмом, сдвигом в сторону социал-демократии. Причины? Присмотритесь к руководящим кадрам. В ФКП – кто такой Канапа? Случайный человек. Всё время был журналистом и вдруг сделали членом ПБ. И вообще – он ведь не француз. И Фиттерман, который ведает у них идеологией – не француз. Не знаю насчёт Марше... Но ведь во время войны, когда все пошли в Сопротивление, он оказался в Германии, работал там на заводе, добровольно. Вы в тюрьме сидели, не читали, возможно, какую тут кампанию развернула по этому поводу буржуазная печать. ФКП, конечно, защищала своего генсека. Но факт остаётся фактом. Возможно, ещё тогда был завербован...

... А вам передали все деньги, которые мы вам посылаем? Через аргентинскую КП?

Корвалан: Да. Но Лили брала их не только для нас, она распределяла между многими семьями заключённых...
Без связи: Или взять Каррильо... Не поймёшь, кто это. В стране не был 30 лет... Содержала его ФКП... на деньги, которые мы ей давали. А теперь вот он главный антисоветчик в комдвижении.

Корвалан (а бесед таких было три) сидел с каменным выражением. Иногда говорил «спасибо», иногда пытался что-то вставлять насчёт несовершенства нашей пропаганды, которая, мол, неудачно критикует «плюрализм». Сам же он открыто, на митинге в гостинице «Россия», когда его чествовал здесь Кириленко и др., чётко выступил за самый широкий плюрализм в Чили, включая христианских демократов. А в интервью для итальянского телевидения развил эту тему, по существу полностью присоединившись к концепции Берлингуэра.

Поразительна не только безнравственность Б.Н.’а. но и его слепота. Неужели он думает, что человек такого масштаба, как Корвалан, за то, что его освободили, дали квартиру и дачу, будет служить слепым орудием дешевой пономарёвской пропаганды?! Неужели он думает, что Корвалан будет формулировать стратегию борьбы в Чили (а он заявил уже, что он вышел на свободу, чтобы объединить всех чилийцев на демократической платформе против Хунты и чтоб быть инициатором создания такой платформы) – так вот, неужели Б.Н. думает, что Корвалан будет составлять эту платформу под диктовку его замшелых краткокурсных поучений?!

Не приходило ли ему, Б.Н.’у в голову, что если он так будет вести себя, то Корвалан просто переместится в Югославию, в Румынию, даже в Италию – под аккомпанемент страшного скандала?

СМЕСЬ ПРОПАГАНДИСТСКИХ БАНАЛЬНОСТЕЙ С ПОЛИЦЕЙСКИМИ СВЕДЕНИЯМИ О ЛИЧНОСТЯХ И ПОСТАВКЕ ОРУЖИЯ

28 января 1979 г. С 25-27 января был с Пономарёвым в Берлине. По личному приглашению Хоннекера. Разговоры по всем мыслимым международным пунктам – от Зимбабве до ФКП и ИКП. Но всё какое-то необязательное. Со стороны Б.Н. – смесь пропагандистских банальностей с полицейскими сведениями о личностях и поставке оружия. Со стороны Хоннекера – в общем-то тоже, но покрупнее. Но также было непонятно, действительно ли ему нужны были консультации с Б.Н. или это проформа (перед КПСС) накануне его визита в Африку (немцы не хуже нас знают там положение). Слушал он Б.Н.’ово косноязычие вежливо, но, видимо, равнодушно.

Утром 27-го перед отлётом были в музее «революционного искусства». Немецкий экспрессионизм 1917-1933. Огромное впечатление. И стыдно за Б.Н., который при виде всего этого, явно непохожего на реализм в советском понимании, шутливо держался так, будто давал понять сопровождавшим «высоким» немцам: мы-то, мол, понимаем, что всё это невнятная ерунда, но уж раз ваши интеллигенты в этом что-то находят, пусть – можно и посмотреть.

СЕГОДНЯ НОК США СОГЛАСИЛСЯ С МНЕНИЕМ КАРТЕРА... ЧТО ТЕПЕРЬ СКАЖЕТ МОК?

28 января 1980 г. Целый месяц не писал. И какой месяц! Это как на фронте: когда в боях, писать некогда, а после – о боях не хотелось, а хотелось о чём-то «возвышенном», о Москве...

А в мире происходит чёрт знает что. Весь мир нас осудил и проклял: в ООН – 104 делегации проголосовали против нас и только 17 - с нами. Фарисейство? Да, конечно. Но мы бросили хорошую лакмусовую бумажку – и проявилась затаённая повсюду ненависть (в лучшем случае нелюбовь) к нам. Нас осудили правительства и парламенты, всякие комитеты и деятели персонально, партии и профсоюзы. Даже некоторые «братские» – ИКП, КПИ, КПВ, японцы, бельгийцы, шведы. За агрессию, за попрание всех международных норм, за оккупацию, за подрыв разрядки, за провоцирование гонки вооружений, за посягательство на мусульманский мир, на неприсоединение, на нефтяные источники, от которых зависит жизнь всего Запада и Японии, и проч., и проч.

Да, конечно. Было бы второе Чили или не было бы, никто теперь не может сказать (кстати, это мы в Международном отделе придумали этот аргумент – ответы Брежнева «Правде» сочинялись в основном у нас: Брутенц, Ермонский плюс Толя Ковалёв, зам МИД). Впрочем, там и до 27 декабря уже было похуже, чем в Чили – и задолго до Амина, при Тараки оно уже было там. Сейчас, действительно, казни и расправы прекратились... Но ради этого мы пожертвовали остатками престижа социализма и всей разрядкой. Конечно, Брежнев не мог простить Амину, что тот сверг и убил Тараки на другой день после его объятий с Брежневым в Кремле. На этом кто-то сыграл... Ради чего вот, только я не пойму? Или просто по глупости, плохо посчитали. А может быть, провокация в стиле Берия?! Один из западных комментаторов написал: «Это либо страшный просчёт, либо страшный расчёт». Боюсь, что вторым и не пахло. У того, кто в конце концов решал – просто российская грубость: как это, мол, против меня могут пойти, я покажу, как со мной не считаться!

Ужас ситуации состоит в том, что окончательное = единоличное решение принадлежало полному маразматику. (Хотя подготовлено, сварено оно было другими). Его тут неделю назад показали по телевидению: вручение мандата на избрание в Верховный Совет РСФСР – первый кандидат народа. Зрелище ужасающее.

А «его» ответы «Правде». Инициатива исходила от Б.Н. и Громыко (что подтверждает, что не МИД инициатор Афганистана). Оба они, каждый по своему, развивают теперь «бешеную энергию», чтобы ослабить последствия, отбрехаться, кого возможно удержать и т.п. На моих глазах и с некоторым моим участием срочно варганился текст. Первоначальный, красиво написанный Ковалёвым, был отвергнут «Афганской комиссией» (Суслов, Зимянин, Б.Н., Андропов, Громыко), как слишком мягкий. Подключили Брутенца. Он использовал текст «письма братским партиям», который мы сделали за день до этого и не успели «внести в ЦК»... Члены упомянутой комиссии завизировали «Ответы», и Суслов (последняя подпись) распорядился отнести Черненко (единственный человек, вхожий к Брежневу лично, да ещё Галя Дорошина - стенографистка). Черненко вроде бы возил «наверх», но надо было торопиться в Завидово на охоту (была уже пятница), и читки не состоялось (теперь «Сам» уже совсем ничего не читает, кроме кратких публичных текстов, ему читают то, что находят нужным в пределах «щадящего режима», чтоб не волновать).

Нам с Загладиным пришлось непосредственно наблюдать эту процедуру, потому что Б.Н. послал нас в приёмную Суслова, чтоб перехватить текст, отнести Черненко и воспользоваться этим, чтоб уговорить его дать Пономарёву второго Героя по случаю 75-летия. Правда, Суслов поручил отнести текст своему помощнику, и мы с Вадимом остались в приёмной «с вымытой шеей». Пришлось нам идти к Черненко «без ничего». Он демократичен, к тому же знает нас близко по совместным поездкам на братские съезды. Выслушал. Обещал доложить, твёрдо обещал. Но – не Героя, а скорее орден Октябрьской революции (так и вышло). А пока мы сидели у него, по телефонным звонкам узнали, как дальше будут проходить «ответы». О том, как Б.Н. просил меня проталкивать идею второго Героя – особый разговор. Расскажу позже...

Вернёмся к Афганистану. Вся наша (отдельская) работа проходит «под знаком» этого события. Изводимся, выламываем мозги, хотя ясно, что поправить уже ничего нельзя. В историю социализма вписана ещё одна точка отсчёта.

Картер лишил нас 17 млн. тонн зерна (в Москве сразу же исчезла мука и макароны), запретил всякий прочий экспорт, закрыл всякие переговоры и визиты, потребовал отмены Олимпиады (сегодня НОК США согласился с мнением Картера... Что теперь скажет МОК?). Тэтчер проделала с нами то же самое. Португалия запретила нам ловлю рыбы в её 200- мильной зоне, как и США – у себя, снизив нам квоту вылова с 450 000 тонн до 75 000 тонн. Это же проделали Канада и Австралия. Почти все страны Запада (за исключением Франции) сократили уровень и объём всяких обменов и визитов. Запрещены всякие планировавшиеся выставки и гастроли («Эрмитажа» в США, «Большого» - в Норвегии и проч.). Австралия закрыла заход нашим антарктическим судам в её порты. Вчера нас осудила Исламская конференция (т.е. все мусульманские государства, кроме Сирии, Ливии, Алжира и самого Афганистана), проходившая в Исламабаде. Нас осудил Европарламент, социал-демократические партии, профсоюзные центры. Новая Зеландия выслала нашего посла Софинского, обвинив его в передаче денег ПСЕНЗ (наши друзья). А что делается в печати, на теле- и радио – трудно было даже вообразить, позорят и топчут нас самым беспардонным образом.

Банки закрыли нам кредиты. У меня был случайный разговор с зам. председателя Госбанка Ивановым. Он рассказал, что не только американские, но и другие банки либо начисто отказываются давать взаймы на оплату прежних долгов (благодаря чему мы уже много лет выходили из положения), либо почти на 1/3 взвинчивают проценты.

У Тихонова, который заменяет Косыгина, состоялось, мол, совещание по этому поводу. Докладывали в ЦК. Положение такое, что придётся отказаться платить по прежним кредитам. А это объявление о банкротстве, со всеми вытекающими...

Между тем (знаменитое чеховское «между тем», - между чем тем? – спрашивал он), экономическое положение, видимо, аховое. Мне тут поручили выступать на партсобрании с докладом по итогам ноябрьского Пленума. Кое-что внимательно почитать пришлось. Доклад я сделал «критический и суровый». Но не в этом дело... Подтверждений не пришлось долго ждать.

В прошлый вторник на Секретариате ЦК обсуждался вопрос «О хищениях на транспорте». Я буквально содрогался от стыда и ужаса... Три месяца работала комиссия ЦК под председательством Капитонова. И вот, что она доложила на Секретариате:

За два года число краж возросло в два раза; стоимость украденного - в 4 раза;
40 % воров – сами железнодорожники;
60 % воров – сами работники водного транспорта;
9-11 000 автомашин скапливается в Бресте, потому что их невозможно передать в таком «разобранном» виде иностранцам;
25 % тракторов и сельскохозяйственных машин приходят разукомплектованными;
30 % автомобилей «Жигули» вернули на ВАЗ, так как к потребителю они пришли наполовину разобранными;
на 14 млрд. рублей грузов ежедневно находятся без охраны;
охранники существуют, их 69 000, но это пенсионеры, инвалиды, работающие за 80- 90 рублей в месяц;
воруют на много млрд. рублей в год;
мяса крадут в 7 раз больше, чем два года назад, рыбы в 5 раз больше.
Заместитель министра внутренних дел доложил, что в 1970 году поймали 4 000 воров на железной дороге, в 1979 - 11 000. Это только тех, кого поймали. А кого не поймали – сколько их? Ведь поезда по трое суток стоят на путях без всякого присмотра, даже машинист уходит. Несчастный Павловский (министр) опять каялся, как и на Пленуме. Просил ещё 40 000 человек на охрану. Не дали...

Обсуждение (ворчание Кириленко, морали Пономарёва в духе большевизма 20-ых годов – «как, мол, это возможно! Это же безобразие! Где парторганизации, профсоюзы, куда смотрят»...) поразило всех полной беспомощностью. Между прочим, когда Б.Н. призывал «мобилизовать массы для борьбы с этим безобразием», Лапин (председатель теле-радио) саркастический старик, сидевший рядом со мной, довольно громко произнёс: «Ну, если массы мобилизуем, тогда все поезда будут приходить совсем пустыми!»

В этом, извините, «вопросе» - концентрированно отражено состояние нашего общества – и экономическое, и политическое, и идеологическое, и нравственное. Ничего подобного не знала ни царская Россия, ни одна другая цивилизованная страна. И ведь это только на железных дорогах. А повсюду в остальном: газеты буквально ломятся от разоблачительных фактов обворовывания государства и граждан во всей системе торговли, обслуживания, здравоохранения, культуры.

Всюду – полный разврат. Вчера меня с дачи вёз пожилой шофёр и всю дорогу нудил: куда мы идём? Да что же это такое? Как можно? Такого ведь никогда не было? Что будет с нами? И т.д. И приводил десятки бытовых фактов, которым был свидетелем сам или его знакомые... С чем же теперь Брежнев войдёт в историю? Единственный его актив был «мир, разрядка». Но Афганистаном он и это порушил.

Читаю опять «Войну и мир». Фантастически грандиозно! С нынешней своей «высоты» видишь любую фразу, гениальность буквально сочится из каждого оборота и каждой фигуры и «штуки», как он сам выражается. И успокаивает это величие прошлого.

НЕОБХОДИМО УЧРЕДИТЬ ПРЕЗИДЕНТСКУЮ ВЛАСТЬ, ПУСТЬ СЪЕЗД ИЗБЕРЁТ ВАС ПРЕЗИДЕНТОМ

28 января 1990 г. В понедельник было ПБ – обсуждали «Платформу КПСС», сочинённую мной и Шахом и поправленную М.С. Уровень аховый... Правда, Егор «притих» и не очень был агрессивен, хотя сказал, что он решительно против «многопартийности».

Между прочим, М.С. набрал в ПБ новых секретарей: Усманов, Строев, Гиренко Манаенков и т.п. «Хорошие ребята». Но быть им – не выше среднего обкома. Почему они должны присутствовать в высшем штабе? Сам же он всё время твердит об интеллектуальном потенциале!.. Тем не менее М.С. в понедельник собрал Яковлева, Медведева, Фролова, Болдина, Шахназарова и меня. И «интерпретировал» итоги ПБ, чтобы мы с Шахназаровым переделали текст в «соответствии».

Целый день просидели у него в кабинете. По многопартийности и частной собственности он не сдался, но велел сделать «округлее». Согласился со мной, что термин «марксизм-ленинизм» выпускать в Платформу не надо.

На другой день мы с Шахназаровым вернулись в Волынское – дали нам три дня. Правда социально-экономический раздел он поручил Болдину и Петракову (член- корреспондент, новый его помощник). Но то, что они нам прислали, всё равно пришлось переписывать. Работа была бурная и увлекательная. Фактически главное в тексте мы переписывали, не обошлось без конфликтов Шахназаров-Черняев. Но я компромиссно заупрямился и даже заявил Жорке – «тогда будем представлять альтернативные тексты»: ты свой, я свой. М.С. над этим смеялся... У Шахназарова очень силен его правовой, юридический «флюс», который отрывает его от советских реалий и идёт в разрез с тактикой Горбачёва: внедрять новое (даже сугубо западное), не провоцируя мастодонтов (не всегда это хорошо и правильно, но в целом именно эта тактика принесла успех демократии и гласности).

Вчера представили материал М.С. Он «прошёлся» и новый проект пошёл в рассылку по ПБ. (Кстати режиссёр фильма «Курьер» и теперь директор «Мосфильма» Карен Шахназаров – сын заместителя заведующего Международным отделом ЦК КПСС, а затем советника президента СССР Георгия Шахназарова. Георгий Шахназаров написал книгу воспоминаний «С вождями и без них» - прим. FLB)

Неожиданно в Волынском появился Яковлев. Я даже подумал, что это М.С. подсылает его поруководить нами. Оказалось «хуже»... Под страшным секретом он мне рассказал: дважды М.С. звал его, один раз даже сам пришёл к нему в кабинет. Расстроенный, озабоченный, одинокий. Мол, что делать? – Азербайджан, Литва, экономика, «радикалы», «социал-демократы»,... народ на пределе. Что, по словам Яковлева, он, Яковлев, предложил М.С.’у и тот согласился? Надо действовать... Самое главное препятствие перестройке и всей Вашей политике – это Политбюро, потом Пленум, и незачем его так часто собирать. И если Вы и дальше будете тянуть со взятием власти, то все завалится. Необходимо уже в ближайшие недели, может быть вместо Верховного Совета, намеченного на середину февраля собрать Съезд народных депутатов и учредить президентскую власть, пусть Съезд изберёт Вас президентом. (Кстати, в принципе М.С. согласился с этим ещё в Ново-Огарёве и идея была заложена даже во второй проект Платформы, которая была на ПБ 22 января. Но не было ещё решимости сделать это немедленно, не откладывая ни на май, ни на осень). И, таким образом, - продолжал А.Н., - сосредоточить реальную, полномочную государственную власть в своих руках, оттеснив от рычагов Политбюро и даже разговорчивый Верховный Совет.

В ближайшие дни, до Пленума, который намечен теперь на 5-6 февраля, продолжал Яковлев, выступить по TV и объявить, апеллируя прямо к народу и беря на себя лично всю ответственность, действительно, чрезвычайную программу по формуле: земля – крестьянам, фабрики – рабочим, реальная независимость республик, не союзное государство, а союз государств, многопартийность и отказ на деле от монополии КПСС, крупные займы у Запада, военная реформа – прогнать генералов и посадить на их место подполковников, отозвать войска из Восточной Европы, ликвидировать министерства, резко сократить аппарат – всякий и т.п. И особый упор (в выступлении по TV) – на серию экстренных (в принципиальном плане – частное предпринимательство) мер по экономике (будто бы у Слюнькова, который в оппозиции по отношению к Рыжкову-Маслюкову, есть подготовительная бумага на этот счёт)... И ещё: вести дело к замене Рыжкова: «с таким премьером, который мыслит на уровне директора завода, с таким Госпланом, который воспитан в методике военно-промышленного комплекса, никакой реформы не сделаешь».

А кого вместо?- спросил М.С. Яковлева.
Яковлев: Полно людей, надо только смелее их брать, на то и революция!

Яковлев не посвятил меня, с чем М.С. согласился, с чем нет. Но пошёл по своему обычному пути: поезжай, мол, в Волынское, запрись там, никому – ничего! Возьми с собой несколько доверенных умеющих писать людей, подготовь выступление по TV, а там посмотрим.
В ответ я сказал Яковлеву: Словом, речь идёт о coup d’Etat...
Да, - согласился А.Н. И нельзя медлить.

Яковлев также очень против переноса Съезда партии на июнь. М.С. поддался на это на Совещании рабочих и ИТР в Кремле 18-19 января. Яковлев против потому, что аппарат вместе с «рабочим классом» пошлют на Съезд таких, которые свернут шею и Горбачёву, и перестройке. Съезд противопоставит себя парламенту и начнётся хаос... Яковлев вообще за то, чтобы партию сейчас «оттеснить» - пусть она идёт по пути СЕПГ и КПЧ, ПОРП, т.е. рассыпается или превращается в одну из социал-демократических (ассоциация социал-демократии уже создана в Таллинне под водительством Ю. Афанасьева) и т.д. В партии, действительно, начинается бунт, но он, как говорят, неоднозначен: ленинградское дело, в Тюмени прогнали Богомякова, в Волгограде – Калашникова. Везирова в Баку из партии исключил аппарат ЦК. Но кто идёт на смену? Молодые и худшие – антигорбачёвцы, представители того самого «рабочего класса», от мифологии в отношении которого М.С. никак не может освободиться. Горбачёв колеблется...

Итак, предстоящая неделя (Пленум ЦК (5-6), если не отменят) может быть решающей. Может..., но скорее всего опять не будет. А тянуть, действительно, уже нельзя.

В четверг (25 января) М.С. позвал нас из Волынского (Яковлева, меня и Шахназарова) в ЦК – обсудить германскую проблему. Там ещё оказались Рыжков, Шеварднадзе, Крючков, Фалин, Фёдоров и Ахромеев. Просидели 4 часа. Я предложил ориентироваться на ФРГ, так как в ГДР уже нет у нас никакой опоры, чтобы влиять на процесс. Причём - именно на Коля, а не на СДПГ, которая превратила всё дело в объект избирательной борьбы. А Коль (он всё-таки больше держится «теории» воссоединения в рамках общеевропейского процесса) к тому же повязан союзниками и более верный в личных отношениях с М.С. К тому же он понимает, что в избирательно-парламентской игре на ГДР он Брандту-Фигелю проиграет. Я не против позвать в Москву Модрова (хотя это мало что даст, вопрос о его приёме ещё до этого был решён). Гизи – не надо: зачем лепиться к партии, которой уже фактически нет и не будет! (Со мной не согласились). И потом собрать «шестёрку»: США, Англия, Франция, СССР плюс Коль и Модров, т.е. победители и побеждённые в войне. И договориться..., ибо процесс воссоединения Германии не остановить, но надо, чтоб он шёл в нашем присутствии и не против нас.

С «шестёркой» все согласились. Но доказывали, что нужно воздействовать по другим каналам (Шах – с ориентацией на СДПГ, его поддержал Яковлев). Шеварднадзе в основном поддержал меня. Рыжков – против, чтоб «все отдавать Колю». Крючков, как всегда, за всё, что будет принято. Правда, он подтвердил, что СЕПГ уже нет как таковой и что все государственные структуры в ГДР развалились, это уже – не настоящее государство.

Рыжков говорил, что препятствием к объединению является нестыковка экономик... А Фёдоров вообще доказывал, что никто не хочет воссоединения, особенно в ФРГ! Это – главный эксперт по Германии!!

М.С. наметил пять пунктов действий. Ориентироваться:
1. На ФРГ: Коль и СДПГ.
2. На «шестёрку».
3. На Модрова и СЕПГ («не может быть, чтобы из 2,5 млн. членов партии никого не было, чтоб составить реальную силу!»)
4. На Лондон, Париж – «может быть, возьму да слетаю туда и сюда – по дню на каждую столицу!»
5. Ахромееву – готовить вывод войск из ГДР: проблема больше внутренняя, чем внешняя. 300 000, из них – 100 тысяч офицеров с семьями – куда-то и их надо девать!

ИЗ ВСЕЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ У ГОРБАЧЁВА ОСТАЛИСЬ ТОЛЬКО АРМИЯ И КГБ

28 января 1991 года. Писал письмо Горбачёва к Андреотти. Мидовский проект опять дерьмо. Идёт информация... Запад от нас отвернулся, перестроечная атмосфера испарилась. Все ждут нашего краха. Внутренняя же информация всё больше убеждает, что из всей государственности у Горбачёва остались только армия и КГБ. И он все откровеннее склоняется пользоваться ими. Морально-политическая его изоляция - факт, держится на инерции. Страна просто не знает, что с собой делать.

Деньги отобрали. Но москвичам, даже меняя, не выдали взамен 50-сотенных купюр на зарплату: банкнот нахватает. И боятся их печатать, потому что неизвестно, какой герб будет и как будет называться страна. Не говоря уже, какого вождя придётся ставить на купюрах.

См. предыдущую публикацию: «Скандал. На территорию Канады  упал спутник «Космос-954» с ядерным реактором. 37,1 килограммов отработанного ядерного топлива. Радиоактивное заражение около 100 тысяч квадратных километров в пустынных малонаселённых районах Канады».

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Это вы сделали Солженицына Нобелевским лауреатом!

FLB: «Это вы своей политикой превратили его в современного Толстого и Достоевского. А если посадите, он станет вторым Христом!» Что было в Кремле 21 апреля: в 1972, 1985, 1990 и 1991 годах

Шахназаров не слишком вежливо откликается на «рекомендации» Раисы Максимовны

FLB: «Увы! Думаю, что именно поэтому у М.С. к Шахназарову, который много сделал для подготовки доклада, отношение потребительско-ироническое». Что было в Кремле 30 апреля: в 1977, 1984, 1989 и 1990 годах

Андропов встал и своим комсомольским голоском заявил

FLB: «Косыгин обрушился на Андропова. Андропов показал пальцем на Демичева. Тот вскочил и стал путано доказывать, что он не то имел ввиду. Что было в Кремле 45 лет назад - 6 февраля в 1973 года

«Ежов, который попался на проститутках, связанных с американцами»

FLB: «И чего-то им говорил о служебных делах. Пономарёв откомментировал так: «В связи со съездом ужесточили наблюдения, вот и попался... Теперь надо от него избавляться». Что было в Кремле 15 марта: в 1976 и 1981 годах

Мы в соцсетях

Новости партнеров