Криминал 03.02.19 16:07

«Внести в пробирку с кровью каплю спирта - три секунды»

FLB: Дело «пьяного мальчика»: старший следователь по особо важным делам ГСУ СК «не заметил» показаний главного судебно-медицинского эксперта Минздрава и Министерства обороны РФ. Репортаж из зала суда

«Внести в пробирку с кровью каплю спирта - три секунды»

В пятницу 1 февраля федеральный судья Щелковского горсуда Елена Петрова продолжила слушание уголовного дела №1-9/2019 в отношении судмедэксперта Михаила Клейменова.

Он обвиняется в халатности при проведении экспертизы, обнаружившей 2,7 промилле алкоголя в крови погибшего в ДТП шестилетнего Алеши Шимко. (Подробности см. «Алкоголь в крови «пьяного мальчика» обнаружил не я!», «Надо было посадить судмедэксперта в камеру и «колоть»!, «Мне не хотелось бы вывески: «Росгвардеец против России!», «Дело «пьяного мальчика»: что скрывает судмедэксперт, «Был пьян… Виновным себя не признаю!», «Если муж не заткнется, по вам всем пройдутся катком!», «Что так рассмешило следственный комитет Балашихи?, «Кто «правит бал» в Щелковском суде?», «Шантажом и угрозами соседей заставляют дать показания, что я алкоголик и наркоман!».)

«КАКОЕ НЕБО ГОЛУБОЕ!»

Пошел пятый месяц процесса, а ощущение, что не миновали даже «экватор». То «заболел подсудимый», то занят его адвокат, не явились свидетели или «иные причины».

Есть и другое ощущение: процесс затягивается умышленно. Ведь когда суд топчется на месте, или как в декабре трижды переносится по «иным причинам», не начавшись, конечно, накладно из Москвы в Щелково вхолостую гонять репортеров, фотографов и съемочные группы. В результате теперь СМИ «суд Клейменова» почти не освещают. Кому это выгодно? Тому, кто не заинтересован, чтобы все узнали о его темных и неблаговидных делишках. Уж точно не Роману Шимко – отцу погибшего мальчика.

Возможно, это удобно отчасти – суду. Наши судьи не любят работать в условиях «прессинга», пытливого внимания, вникания «посторонними» в суть происходящего. А так… Прессе потом, если удивится приговору и поднимет шум, скажут: «Вас же в суде не было. Выступали свидетели. Там вскрылось та-а-акое…»

Не хочется думать, что это как раз тот случай.


Подсудимый М. Клейменов (справа) со своим адвокатом

Кстати, о свидетелях.

Вторую или третью неделю везут в Щелково отбывающую трехлетний срок в колонии-поселении Ольгу Алисову. И пока никак не довезут – дважды ее запланированный допрос перенесли по непонятным причинам. То ли проблемы с этапированием, то ли какой неведомый «кот Базилио» строит козни и мешает Алисовой сказать правду о событиях 23 апреля 2017 года, когда под колесами ее автомобиля погиб Алеша Шимко.

Вопросов к ней много, и большинство из них касаются «странностей» того рокового дня и последующих не менее «странных» и роковых событий. Со всех сторон она – важнейший свидетель.

Ожидалось, что ее допросят 1 февраля.

ВЫСШАЯ АДВОКАТСКАЯ МАТЕМАТИКА: ПОЙДИ ТУДА, НЕ ЗНАЯ КУДА

1 февраля. 10.30. Щелковский суд.

- Сегодня Алисовой не будет! – вновь огорошила присутствующих секретарь суда.

Заседание началось с ходатайств: адвокат подсудимого объявил, что его подопечный передумал менять адвоката и в дальнейшем его будет продолжать защищать только он – Борис Асриян.

Во втором ходатайстве защитник попросил суд прекратить «уголовное дело о халатности в отношении Клейменова». Основания – оно возбуждено против заведующего Железнодорожным бюро СМЭ Клейменова, то есть должностного лица, а судмедэкспертизой он занимался как судмедэксперт. Что называется, «следите за руками»: «Полномочия и действия заведующего, как должностного лица, завершились в момент передачи материалов судмедэксперту, то есть самому себе».

Отсюда, заключает адвокат, вывод: «при производстве судмедэкспертизы участвовало два субъекта: заведующий и эксперт, а формулировка обвинения – «скрытие и якобы загрязнение крови» - характеризует суть действий, производимых экспертом, а не заведующим. Следовательно, заведующий никаких действий, направленных на срыв экспертизы, не совершал и дело в отношении заведующего должно быть возвращено и прекращено».

Что эта «математическая перестановка» кроме затягивания процесса дает, сразу никто и не понял, но судья приобщила ходатайство к материалам дела, пообещав «рассмотреть его по существу после исследования материалов и допросов всех свидетелей».


Роман Шимко, отец погибшего мальчика

ЧТО СКАЗАЛ ПРОФЕССОР

- По списку свидетелей следующая Ольга Алисова, - объявила Елена Петрова, - Но в настоящий момент в СИЗО города Икши, где она отбывает наказание, Алисова не поступила.  

Из-за неявки других свидетелей было решено огласить показания Виктора Колкутина, скоропостижно скончавшегося в сентябре прошлого года.

Справка. Профессор Виктор Колкутин – знаменитый судебный медик, бывший главный судебно-медицинский эксперт Минздрава и Министерства обороны РФ, автор более 600 научных трудов. Консультировал расследования причин гибели экипажа АПРК «Курск», аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, пожара в пермском клубе «Хромая лошадь», а также террористических актов в Кизляре, московском метро и в отношении «Невского экспресса».

Перед оглашением показаний профессора Роман Шимко сделал заявление. По его словам, Колкутин никогда не скрывал своего видения этого дела и негативной роли в нем подсудимого Клейменова, но во время допроса в Следственном комитете его показания «стали более нейтральными».

- Я считаю, что на Колкутина со стороны следователя СК Юрия Лаврецкого было оказано давление.

Итак, из показаний профессора (запись допроса есть в редакции) следовало:

1.Он не согласен с выводами экспертизы Клейменова и считает, что цифра «2,7 промилле» - это «либо результат искусственного добавления в кровь этанола посмертно, либо подлог на уровне оформления документов».

2. Судебно-химического анализа образца крови в реальности вообще не было. Клейменов или кто-то по его поручению мог просто позвонить в лабораторию и попросить «дать» ему нужную цифру. «За долгие годы работы я не раз сталкивался с подобными схемами».

3. «Микробное загрязнение крови по халатности не могли дать цифру «2,7» даже при хранении в неправильных условиях».

Сразу бросилось в глаза: следователь, видя, что Колкутин упрямо стоит на своем, не «копает», почему он в этом уверен (зачем, если это противоречит выводам следствия – «халатность и загрязнение крови»), а сводит вопросы к его недостаточной информированности (компетентности) конкретно в этой ситуации.

Следователь: «Известны ли вам научные публикации, которые опровергают новообразование этанола до таких концентраций при имевших место условиях в данном конкретном случае?»

Колкутин: «Нет, такие публикации мне неизвестны».

Следователь: «Имеете ли вы сертификат специалиста по специальности «Химия» «Судебная химия», «Аналитическая химия», «Биохимия», «Бактериология», «Токсикология», «Наркология», «Эндокринология», «Педиатрия», «Реаниматология»?»

Колкутин: «Нет, не имею».

Следователь: «Имеете ли вы научные публикации по вопросам новообразования алкоголя в трупной крови?»

Колкутин: «Нет, этим вопросом в научном плане я не занимался».

Из протокола допроса выходило, что следователь на этой теме «собаку съел», а профессор российской судебной медицины даже пару нужных книг не удосужился прочитать. Неудивительно, что Лаврецкий в комментарии к обвинительному заключению заметил: мол, он «критически относится к этим показаниям, как научно необоснованным».

Подобное выглядело так нелепо, что даже Михаил Клейменов не выдержал и заступился за профессора, сказав, что с таким опытом как у Колкутина, не требуется бумажных сертификатов, он признанный авторитет и специалист во всех этих областях медицины. «Следователь покривил душой… Это как водитель: чем больше он ездит, тем больше у него опыт».

- Пусть завуалированно, - подчеркнул Роман Шимко, - но Колкутин на допросе повторяет тоже самое, о чем говорим мы. А откровенно об этом он говорил неоднократно – эти публикации есть в интернете. Просто Лаврецкому его позиция не понравилась, вот и все.

«КОГДА ЗНАЕШЬ, ЧТО ВСЕ СОЙДЕТ С РУК, БЫСТРО УТРАЧИВАЕТСЯ ЧУВСТВО КРАЯ»

Судебный репортер FLB не поленился и нашел несколько публикаций (их в интернете куда больше), о которых говорил отец погибшего мальчика.

«Собеседник. ру» от 14.08. 2017: «Клейменов при проведении анализа должен был обязательно взять мочу. В отсутствие мочи - куски внутренних органов и мышцу для того, чтобы рассчитать дозу принятого алкоголя и время принятия. Он, не взяв все это, лишил следствие возможности рассчитать эти величины… Я точно знаю, что при такой концентрации этилового спирта ребенок двигаться бы не смог. Ребенок при такой дозе мог бы умереть».

«Утро. ру» от 28.11.2017 года: «2,7 промилле - весьма удобная цифра для судмедэксперта - часто с таким уровнем концентрации алкоголя люди сами падают под машины, а значит, вину за ДТП можно «свалить» на пешехода. То есть… эксперт вполне способен превратить жертву водителя в виновника аварии. Не исключено, что и данная ситуация сначала могла пойти по этому сценарию, только поздно было учтено, что погибший - шестилетний ребенок. Допускаю, что во многих экспертизах, где у Клейменова были лица, погибшие в ДТП, содержания алкоголя в их крови примерно одинаковые: 2,5-2,8 промилле».

«Лента. ру» от 7.11.2017: «Банально на кончике иглы инсулинового шприца внести в пробирку каплю спирта - занимает три секунды». На вопрос, почему же Клейменов в таком случае не ввел дозу поменьше, для более убедительного результата хотя бы в 1 промилле, Колкутин ответил: «Когда стоишь на потоке и знаешь: что бы ты ни написал, все сойдет с рук, - быстро утрачивается чувство края».

Между прочим, успел высказаться профессор и по поводу экспертизы, признавшей причиной 2,7 промилле – халатность. «Это компромисс между восстановлением доброго имени семьи Шимко и нежеланием привлечь эксперта за подлог».

Но будет ли считаться с мнением свидетеля Виктора Колкутина суд?

Подводя итог заседанию, судья призвала принять меры к явке остальных свидетелей и выяснить «на каком этапе находится этапированная Алисова».

- Суд постановил: дело отложить, - объявила Елена Петрова. - Дата следующего заседания – 15.00 13 февраля.

'khayr:main.comment' is not a component

Ещё на эту тему

31.10.2018 17:48:10 #Суды

Осудить Вороненкова, живого или мёртвого

FLB: Потерявший из-за махинаций экс-депутата Госдумы 40 миллионов долларов бизнесмен призвал суд не верить в его смерть. Репортаж из зала суда.

«Платили 300 тысяч батюшке, чтобы молился за нас»

FLB: На процессе по «делу жены легендарного хоккеиста сборной СССР» выяснилась любопытная подробность: люди отдавали по 3 миллиона рублей, чтобы их «кинули» еще на десятки миллионов. Репортаж из зала суда

14.06.2019 15:36:31 #Ширлин Д. #МЧС #Суды

«В МЧС России идет «охота на ведьм!»

FLB: За гибель восьми пожарных судят двух боевых офицеров МЧС. А настоящие причины их гибели никого не интересуют. Репортаж из зала суда

«Я обвиняю людей в серьезных преступлениях. Но это никому неинтересно!»

FLB: Отец погибшего Алеши Шимко уверен, что у его сына изъяли органы и будет настаивать на эксгумации с привлечением иностранных специалистов. Репортаж из зала суда

Мы в соцсетях

Новости партнеров