Криминал 13.03.20 9:38

Странное «пьяное дело» студента из Техаса Тревора Рида

FLB: Полицейские из московского ОВД «Левобержный» вместе со следствием и прокуратурой сделали всё, чтобы Россия получила ещё один громкий международный скандал

Странное «пьяное дело» студента из Техаса Тревора Рида

Репортаж из зала суда. В среду 11 марта судья Головинского суда Дмитрий Арнаут приступил к рассмотрению уголовного дела № 01-0163/2020 в отношении американского студента Тревора Рида, который по версии обвинения летом прошлого года в пьяном виде «нанёс побои» столичным полицейским.

ВЛЮБИЛСЯ. ВЫПИЛ. В ТЮРЬМУ?

Как следует из материалов дела, 28-летний студент университета Северного Техаса Тревор Рид/Trevor Reed обвиняется в нападении на двух старших сержантов московской полиции. Против него возбуждено дело по ч. 2 ст. 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти, опасного для его жизни или здоровья», предусматривающей до 10 лет лишения свободы. По версии следствия, в ночь с 15 на 16 августа прошлого года американец «в состоянии алкогольного опьянения схватил за руку сотрудника ППС, который вёз его в полицейский участок, в результате чего автомобиль свернул с траектории движения», а также нанёс лёгкие травмы другому полицейскому, который сидел рядом с ним на заднем сиденье. Тревор Рид был заключён под стражу и отправлен в СИЗО.


По информации The New York Time, до учёбы в университете Рид служил в Корпусе морской пехоты США. В мае 2019 года он прилетел в Москву, чтобы «выучить русский язык и провести время со своей русской девушкой, с которой познакомился во время отпуска в Греции». В её квартире неподалёку от Ленинградского шоссе он и проживал. По версии родственников студента, 15 августа на вечеринке коллеги его подруги предложили ему выпить водки, в результате он «ничего не помнит». (См. публикацию «Russian Court Further Detains Ex-Marine on Charges His Family Calls False»)

По мнению отца студента, опубликованному в The New York Time, его нахождение в течение более полугода в СИЗО несоразмерно содеянному. Он предположил, что в напитки Рида «могли быть добавлены некие вещества без его ведома» и обратился в администрацию президента США с просьбой «уделить внимание этому делу». Стоит отметить, что Рид-старший предлагал отпустить сына под залог в размере 15 300 долларов США и гарантии того, что Тревор не покинет Россию до окончания судебного разбирательства, но получил от суда отказ. Для сведения: в США за нападение на полицейского гражданину вменяется уголовное преступление класса С, подразумевающее тюремное заключение от одного года до 15 лет.


«ТЕРМИНАТОР» СО СЛЕДАМИ ПОБОЕВ

Головинский суд. 11.00, 11.03.2020 г. К этому времени у входа в здание суда на улице Зои и Александра Космодемьянских выстроилась огромная очередь. Сразу выяснилось, что большая её часть – свидетели, юристы и «группа поддержки» от ОВД полиции по району «Левобережный», то есть по этому делу. Молодые парни и девушки, хохоча, обсуждали предстоящее слушание и перипетии августовских событий прошлого года. На вопрос судебного репортёра FLB, правда ли что в ту ночь их коллеги так серьёзно пострадали от бывшего морского пехотинца, одна из девушек (по имени Надежда) охотно подтвердила: чистая правда. Кивнула в сторону двух крепкого телосложения мужчин в чёрных кожаных куртках: мол, вот они – потерпевшие. Если честно, их внушительный внешний вид откровенно диссонировал с этим существительным мужского рода. (Тем более, что в среде сотрудников правоохранительных органов потерпевших принято называть «терпилами».)

Впрочем, сообразив, что интерес не праздный и журналиста интересуют подробности всей этой «пьяной» истории, сотрудница полиции закрыла рот на замок и больше не произнесла ни слова. В лифте на пятый этаж всей этой дружной компанией мы поднимались молча.

У подсудимого Тревора Рида тоже была своя «группа поддержки»: несколько съёмочных групп американского телевидения, представитель консульства США, несколько дипломатов, переводчики, его подруга. Кроме того, из Техаса прилетели его родители и младшая сестра. Жаль, не было никого от российских СМИ – видимо, дело полицейских, подбросивших Ивану Голунову наркотики (слушающееся параллельно в Мосгорсуде), по уровню медийности переплюнуло.


Крайние слева - родители Тревор Рида и его сестра. Фото FLB

- Американца только что доставили! - сообщил напарнику судебный пристав. – Ждите, сейчас поведут…

Ожидания увидеть «накачанного квадратного шкафа» из голливудских фильмов про морских пехотинцев США – не оправдались. Вскоре, позвякивая наручниками и другими своими спецсредствами, полицейские завели в клетку молодого человека среднего роста, комплекции на глазок примерно вдвое меньшей, чем каждый из потерпевших. Конечно, не «ботаник», но и до «терминатора» - как до Альфа Центавра. Ему разрешили чуть-чуть пообщаться с семьёй, а вот его подругу сразу удалили из зала – она проходит по делу как свидетель. Сидящие в зале наблюдали непривычную для суда романтическую картину: подсудимый из-за решётки и девушка из коридора обменивались только им понятными любовными знаками и посылали друг другу «воздушные сердечки».


«СЛЕДОВАТЕЛИ ОТРАБОТАЛИ НА «ОТЛИЧНО»

От этой лирики не осталось и следа, когда началось слушание. Адвокаты сразу заявили отвод гособвинителю от Головинской межрайонной прокуратуры Самохину и любым другим представителям этого надзирающего органа. Мотивировали это тем, что, по их мнению, прокуратура «закрыла глаза» на очевидные нарушения со стороны следователей, что свидетельствует об их общей прямой или косвенной заинтересованности в исходе данного уголовного дела.

Адвокат Сергей Никитенков напомнил суду, что задача прокуратуры заключается не в слепой поддержке выводов следствия и не в том, чтобы человека посадить. «У неё особая роль – надзирания, обеспечения законности производимых следственных действий. А мы в данном случае увидели однозначные действия прокуратуры по фактически покрытию незаконных действий следователей».

Защита предъявила несколько серьёзных обвинений: получивший в полицейском участке телесные повреждения американский гражданин был отправлен на медицинское освидетельствование только через десять дней, «когда все синяки и гематомы практически исчезли, а инструментальное обследование травм проводить не стали». В возбуждении уголовного дела по факту получения повреждений Риду и его защите было отказано.

«У нас обвиняемый заявляет, что он был избит. Это видят все – следователи, адвокаты, свидетели, сотрудники СИЗО №5. Об этом докладывают зампрокурора по следствию. Что должен сделать грамотный прокурор? Он должен дать указание о немедленном проведении экспертизы. Он не может не знать, что побои имеют свойство исчезать через 8 дней и ни одна экспертиза не покажет следы. А он бездействует. Мы видим ложно понятые интересы службы: если будут обнаружены побои, нужно проводить расследование, наказывать виновных - вот о чём он думает. Только через десять дней начинают разбираться...

Тоже самое касается видео. Почему никто не затребовал записи с камер? Мы же с самого начала настаивали на этом. По-русски это называется «утрата доказательств». По делу есть неопровержимые доказательства, что и как происходило в реальности, но они почему-то бесследно исчезают, заместитель начальника полиции по району «Левобережный» потом заявляет, что их предоставить невозможно, так как срок хранения записей на электронных носителях – 30 дней. Что делает прокуратура? Она не реагирует и на это. А в результате оценивает действия следствия на «отлично», - заявил адвокат.

Несмотря на все перечисленные доводы, суд не нашёл оснований для отвода гособвинителя и в ходатайстве отказал.

А вот исковые заявления двух потерпевших – старших сержантов полиции Кармушина и Лупашина - «с требованиями моральной компенсации за перенесённые ими страдания» (по 150 тысяч рублей каждому) были приобщены к материалам дела сразу.

«ПОТОМУ ЧТО АМЕРИКАНЕЦ!»

В перерыве девушка подсудимого, Алина Цыбульник, рассказала судебному репортёру FLB своё видение тех августовских событий. По её словам, поначалу ничего не предвещало беды: они с Ридом вместе были на корпоративе Московской коллегии адвокатов (сама она – профессиональный юрист, член коллегии адвокатов). Там под русские тосты американец переборщил с водкой – по дороге домой ему стало плохо.

- Он весь побелел, не мог стоять на ногах. Мы испугались. И моя коллега, которая нас подвозила (у неё трое детей, она очень спешила домой, а мой телефон разрядился) позвонила знакомым адвокатам: «Первый час ночи. Что нам делать?» Те посоветовали: скорая к пьяному не поедет, звоните «02». Мол, по закону полицейские обязаны доставить его в вытрезвитель, а утром вы его заберёте.

Подъехал наряд ППС. Американца кое-как усадили в машину. Алина утверждает, что в отделение полиции Рида привели практически в бессознательном состоянии. Надели наручники, посадили на стул, и дальше он полностью отключился. Никакой речи, что он буйно вёл себя по дороге, не было. Сотрудница полиции по-отечески посочувствовала девушке и предложила приехать через пару часов. «Он протрезвеет, и вы его заберёте домой».

(От ред.: это, конечно, изумительно странное решение – сдать собственного пьяного жениха, причём гражданина США, на попечение московской полиции. Как нам кажется, Алина явно что-то не договаривает).


- Вернувшись, - продолжала Алина, - я увидела, что мой молодой человек серьёзно избит. Он точно также сидел в наручниках на этом стуле, но у него был синего цвета распухший нос (я испугалась, что он сломан), большой кровоподтёк на скуле, гематомы на бедре, под коленками… Я стала расспрашивать полицейских, что произошло, но они не стали со мной общаться. Потом приехали восемь сотрудников ФСБ, начали его допрашивать... Я понимаю, их визит - это обычная процедура, всё-таки задержан иностранный гражданин, но его допрашивали без адвоката, переводчика. Когда я сообщила, что являюсь официальным переводчиком Рида, что он не знает русского языка, в ответ услышала, что переводить ничего не надо – «они просто побеседуют с ним».

- На каком же языке они беседовали?
- Для меня это - загадка… Знаю, что они рылись в его телефоне, а там множество фотографий, где он в форме морпеха, хотя давным-давно не служит. Потом у меня дома искали наркотические вещества, изъяли всё подозрительное. И даже тогда казалось: вот-вот его отпустят – он же ничего криминального не сделал. Но когда через два дня ему предъявили обвинение, я испытала настоящий ужас.

По словам Алины, два старших сержанта ППС вдруг дали показания, что американец, пока его везли в отделение, в районе Беломорской улицы, дом 26, строение 2, повёл себя неадекватно: ударил одного из них локтем, а второго (водителя с 20-летним стажем) так «похлопал по плечу, что машина выехала на встречную полосу и чуть не перевернулась». Якобы порвал на одном из них куртку, оторвал погон. То есть, согласно ч. 2 ст. 318 УК РФ, «применил насилие в отношении представителя власти, опасного для его жизни или здоровья»

- Единственное доказательство стороны обвинения, - уверяет девушка, – это слова этих полицейских. Никаких ушибов у них не зафиксировано. Запись с видеорегистратора, который был в машине, следствию не предоставлена, а камеры в дежурной части полиции «почему-то» в ту ночь оказались выключены. По крайней мере об этом заявлено официально.

Но! Мы, трое свидетелей, всю дорогу ехали в отделение вслед за ними и через заднее стекло патрульной машины прекрасно видели: Тревор сначала сидел, а потом склонил голову – заснул, то есть априори не мог хлопать по плечу и тем более ударить локтем. Позже адвокаты нашли запись с камер дорожного движения на Беломорской улице, которая полностью подтвердила, что автомобиль ППС ехал со скоростью 30-40 км в час, ровно, не притормаживая и не виляя. Это же вещдок! Если бы в салоне что-то произошло, это было бы видно. При этом (опять-таки «почему-то») со стороны защиты не был допрошен ни один свидетель – следователь даже меня не допросил. В результате Тревор восемь месяцев сидит в московском СИЗО, обвиняется в преступлениях, которых не совершал. Он до сих пор не понимает, что происходит. Представителя американского посольства к нему пустили только через неделю.

- Почему?
- Потому что скрывали, сколько могли, что он был избит! Но его же в таком состоянии видели многие – я, адвокаты, сотрудники ФСБ, СИЗО… Когда снимали отпечатки пальцев, Тревора фотографировали. На снимках чётко были видны его травмы, но на адвокатский запрос предоставить эти фотографии, был получен ещё один официальный ответ: «Рида в тот день не фотографировали». Тогда же была озвучена версия, что травмы «он нанёс себе сам».

Девушка уверена, что это дело сфальсифицировано, что на самом деле были и записи с камер, и видеорегистратора. Но обнародовать их для следователей – всё равно, что подписать себе «смертный приговор». По её предположению, изначально техасца просто решили задержать в России.

- У Тревора же был на руках билет – через два дня он должен был улетать домой. Единственный повод его «закрыть» – возбудить дело по части 2 статьи 318. 

- Чьё это решение?
- Думаю, указание исходило от прокуратуры и ФСБ. Одна из главных причин – то, что он гражданин США. Другая возможная причина: опасались, что избитый подаст в суд, устроит громкий международный скандал. Самое интересное, что сам Тревор очень смиренно ко всему относится. Он говорит: «Я сам виноват, что пил водку, и верю в российское правосудие». Он сразу извинился перед потерпевшими, не жалуется на содержание в СИЗО, у него нет претензий, он готов возместить все моральные убытки. Мы очень надеемся, что суд во всем этом разберётся.

- Правда, что у вас были совместные планы на будущее?
- 24 сентября прошлого года мы должны были пожениться.


Публикация в газете «Нью-Йорк Таймс». Всё идёт к тому, что общими усилиями ОВД «Левобережный», прокуратуры, следствия, ФСБ дело пьяного американского студента вскоре станет «политическим». А из неумеющего пить водку Тревора Рида в США вскоре сделают «политзаключённого». По крайней мере, радиостанция Госдепартамента США «Голос Америки» уже заявила, что «дело Рида может стать очередным раздражителем в российско-американских отношениях». И всё из-за того, что кто-то решил прикрыть полицейских, «перестаравшихся» в отделении полиции в ту ночь? Или всё из-за того, что решили «вербануть» бывшего американского морпеха?

ОБ ОПАСНОСТИ УДАРА В ПОДВЗДОШНУЮ ОБЛАСТЬ

Первым после перерыва выступил гособвинитель Самохин. Он изложил свою канву событий ночи с 15 на 16 августа 2019 года, когда с пульта дежурного службы «02» наряду ДПС в составе старших сержантов полиции ОВД Москвы по району «Левобережный» Кармушина и Лупашина приказали выехать по адресу Ленинградское шоссе, дом 61, для проверки полученной информации. Они, отметил представитель прокуратуры, забрали американца, «находящегося в состоянии сильного алкогольного опьянения».

По его оценке, кульминационный момент случился в районе дома 26, строение 2, по Беломорской улице, когда (не могу удержаться от дословной цитаты): «…у Рида возник преступный умысел, направленный на применение насилия опасного для жизни и здоровья в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей… В этот момент, осознавая общественную опасность своих действий и предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий и желая их наступления, подсудимый схватил обеими руками находящегося за рулём служебного автомобиля старшего сержанта полиции Лупашина за правое плечо и за правую руку, создавая этим самым аварийную ситуацию на дороге и реальную опасность для их жизни и здоровья.

Затем в ответ на законное требование старшего сержанта Кармушина прекратить свои противоправные действия, Рид нанёс несколько ударов локтем левой руки в область живота Кармушина, от чего последний испытал сильную физическую боль в области левой подвздошной области живота. В результате обоим был причинён моральный и физический вред, выразившийся в нравственных страданиях и реальной опасности получения телесных повреждений., представляющую опасность для жизни последних».

Допрошенные следом оба потерпевших – Кармушин и Лупашин - подтвердили, что всё в точности так и было. Правда, в ходе перекрёстного допроса, устроенного адвокатами, Кармушину пришлось признать, что всё-таки удар был произведён один (а не три, как он только что публично заявил), да и вообще многие его сегодняшние показания существенно разнятся со сказанным на предварительном следствии. Например, не было аварийной ситуации и выезда на «встречку».

«Давно дело было. Забыл...», - растерянно заявил старший сержант. 

Зато свои нравственные ощущения в момент удара в подвздошную область, судя по всему, он запомнил на всю жизнь. На вопрос прокурора, испугался ли он за свою жизнь, когда подсудимый хватал за плечо его напарника Лупашина, он уверено воскликнул: «Ещё бы! Очень!»

Адвокаты к допросу потерпевших подготовились основательно - они мёртвой хваткой вгрызались в каждую сказанную ими фразу и ловили их на несоответствиях и противоречиях. Чувствовалось, что они не очень-то верят в выдвинутую сержантами версию о нападении и, видимо, у них есть для этого веские основания. Те подолгу задумывались над своими ответами и все чаще раздумья заканчивались словами «не помню», «утверждать не берусь», «восемь месяцев прошло».

ОПЯТЬ «БОМБА»!

К сожалению, допрос водителя ППС Лупашина пришлось прервать из-за ставшего обыденным сообщения о заложенной в здании суда «бомбе». Судебные приставы немедленно всех попросили выйти на улицу.

Пока спускались по лестнице, адвокаты Тревора Рида неожиданно от комментариев по этому делу отказались. Сергей Никитенков объяснил свой отказ так: «Берём паузу до окончания судебного следствия».

Что ж, их «игра» вполне читаема. Видимо, родители и сам подсудимый настаивают, не раздувая российско-американского скандала, договориться с потерпевшими и добиться переквалификации обвинения. А уж если не удастся… Судя по всему, в кармане у защиты довольно козырных карт. И теперь суд и участники процесса хорошо об этом знают. Следующее заседание – 23 марта в 11.00.
Андрей Колобаев, судебный репортёр FLB.ru

 

'khayr:main.comment' is not a component

Ещё на эту тему

Старый добрый бизнес на трупах

FLB: Судмедэкспертиза в России давно занимается предпринимательской деятельностью, что не могло не коммерциализировать  ее основные обязанности. Ничто не забыто: это было 30 марта 2004 года  

10.05.2018 16:16:43 #Суды

Суд оставил в силе приговор Никите Белых

FLB: Никита Белых всё-таки получил 8 лет колонии за взяточничество. Сам экс-губернатор Кировской области признал только получение 50 тысяч евро - якобы на благоустройство города

Мешок на голову и спецрейсом в «Лефортово»

FLB: Адвокат подсудимых по громкому коррупционному «дагестанскому делу» рассказал об особенностях ареста и защиты ФСБ «чести мундира». Репортаж из зала суда

17.04.2018 12:00:38 #Суды

Максим Блажко оттягивает своё банкротство

FLB: Агентство по страхованию вкладов требует от основателя девелоперских компаний «Донстрой» и «Нордстар девелопмент» Максима Блажко вернуть долг в 500 млн рублей.

Мы в соцсетях

Новости партнеров