Криминал 23.11.18 15:49

«Если муж не заткнется, по вам всем пройдутся катком!»

FLB: На суде мама погибшего Алеши Шимко рассказала об угрозах семье и в адрес второго сына. Репортаж из зала суда

«Если муж не заткнется, по вам всем пройдутся катком!»

В среду 21 ноября федеральный судья щелковского горсуда Елена Петрова продолжила слушания по уголовному делу №1-528/2018 в отношении судмедэксперта Михаила Клейменова, обвиняемого в халатности при проведении экспертизы, обнаружившей алкоголь в крови погибшего в ДТП шестилетнего Алеши Шимко.

Халатность или подлог?

Мы неоднократно писали об этой резонансной истории

(см. «Алкоголь в крови «пьяного мальчика» обнаружил не я!», «Надо было посадить судмедэксперта в камеру и «колоть»!, «Мне не хотелось бы вывески: «Росгвардеец против России!», «Дело «пьяного мальчика»: что скрывает судмедэксперт, «Был пьян… Виновным себя не признаю!»).

Клейменов был отстранен от должности после того, как нашел в крови сбитого при ДТП ребенка 2,7 промилле алкоголя (трагедия произошла 23 апреля 2017 года). Виновница ДТП, жительница Балашихи Ольга Алисова, приговорена к трем годам лишения свободы.

По данным следствия, более поздняя комплексная судебная экспертиза установила: мальчик был трезв, а обнаруженный при химическом исследовании образца его крови этиловый спирт возник посмертно. Как считают в прокуратуре, обвиняемый изъял образец крови ненадлежащим образом, что привело к его загрязнению спиртообразующей микрофлорой и процессу спиртового брожения. Была возбуждена часть 1 статьи 293 УК РФ («Халатность»), по которой Клейменову грозит либо штраф в размере до ста двадцати тысяч рублей, либо исправительные работы.

В то же время отец погибшего мальчика Роман Шимко уверен, что Клейменова нужно судить по более тяжкой статье - «подлог, совершенный группой лиц по предварительному сговору».

«Я не принюхивался»

В среду суд приступил к допросу свидетелей. Первым был вызван сотрудник ГИБДД Артем Зибницкий, который одним из первых прибыл на место ДТП.

Напомним, что в ходе следствия отец погибшего и свидетели утверждали, что на месте происшествия происходили «какие-то невероятные по меркам Балашихи вещи»: несмотря на выходной день, экстренно приехали несколько высокопоставленных сотрудников ГИБДД из Балашихи, Железнодорожного и даже Москвы. Вместо того, чтобы сразу проверить виновницу гибели мальчика на алкоголь и наркотики, они долго совещались, с кем-то созванивались. Потом Алисову почему-то повезли не в ближайший наркодиспансер (что логично) на улицу Речная, 95, и куда езды было 10 минут, а на другой конец города (где быстро выяснилось - «ни алкоголя, ни наркотиков в крови нет»). Про положенного в таких случаях судмедэксперта вообще «забыли». В результате все фотографии с места ДТП, которые имеются в деле Алисовой, сделаны… очевидцами.

В этой связи допрос свидетеля Зибницкого, подписавшего бумагу об ответственности за дачу ложных показаний, мог прояснить реальную картину.

Он рассказал, что видел лично: «Стояла машина «Хендай» черного цвета, рядом – Ольга Алисова и скорая помощь. Подошел доктор, сказал, что ребенок умер и его с проезжей части переложили на заднее сиденье автомобиля».


«От мальчика исходил какой-либо запах спиртосодержащих продуктов?» – спросил Зибницкого прокурор.

«Запаха алкоголя я не почувствовал».

Роман Шимко: «Во сколько вы увезли на освидетельствование Алисову?»

Адвокат Клейменова Борис Асриян: «Я возражаю! Это не имеет отношения к нашему делу».

Шимко: «Это имеет отношение к тому, что я доказываю не халатность, а сговор группы лиц. Если у меня не получится это доказать здесь, мы встретимся в другом суде... У меня был вопрос: в какое время Алисову увезли на медицинское освидетельствование?»

«В остановленное законодательством», - чуть подумав, ответил свидетель.

Шимко: «Назовите время!»

«Я ее не возил, ее возил мой напарник – Долматов», - еле слышно сказал Зибницкий.

«В восемь, восемь тридцать, в девять вечера? Назовите точное время», – настаивал отец погибшего.

«Свидетель, вы помните время или нет?» – не выдержала судья.

«Не могу сказать».

Шимко: «Почему на месте ДТП не было положенного в таких случаях судмедэксперта?»

Зибницкий: «Это у следователя надо спрашивать».

Шимко: «Кто из высших руководящих чинов ГИБДД и МВД был на месте происшествия?

Зибницкий: «Ягупа и Иванов». (Первый - начальник ГИБДД Балашихи, второй - зам. начальника Управления ГИБДД по Московской области, оба полковники полиции. Был еще начальник отдела полиции по городу Железнодорожному полковник Кузнецов, - FLB».)

Шимко: «Занесите, пожалуйста, это в протокол: на месте ДТП были два высоких начальника, куча людей в погонах, но не было судмедэксперта, который должен там быть».

Клейменов: «Алкоголем пахло от родственников погибшего?»

Зибницкий: «Я не принюхивался».

Бактерицидная лампа и банки из-под селедки

Затем были допрошены две сотрудницы Железнодорожного отделения ГБУЗ МО «Бюро СМЭ» - лабораторный техник Евгения Шкуркина и медицинский регистратор Наталья Романова.

Обе разными словами, но довольно стройно рассказали одну и ту же историю. «После вскрытия Клейменовым трупа Алеши Шимко были взяты анализы крови, их стандартно упаковали и строго по графику отправили». При вскрытии присутствовали такие-то (поименно), ассистировал такой-то (фамилия)… Между тем на вопросы «кто из сотрудников полиции забирал и отвозил анализы в клинику МОНИКИ», «почему вторая проба крови осталась у них в морге и в нарушение графика была отправлена на сутки позже», ответа не последовало. Мол, дело давнее - подробности стерлись из памяти.


Смысл показаний сводился к одному: все делали по закону, досконально следуя всем медицинским инструкциям. Мол, Клейменова как руководителя и как личность можем охарактеризовать «исключительно только с хорошей стороны, прекрасный специалист и человек». Обе (в общей сложности минут двадцать!) подробно рассказывали, что морг на предмет санитарно-эпидемиологического состояния Роспотребнадзором проверяется регулярно, нареканий никогда не было, дезинфекция и генеральные уборки помещений проводятся как положено, инструментарий дезинфицирующими растворами обрабатывается, «бактерицидная лампа работает» и журнал ее работы ведется.

Не знаю, какое сложилось впечатление у суда и присутствовавших на допросе коллег, но судебному обозревателю FLB показалось, что речь шла как будто не о морге, а о сверкающей чистоте и великолепии Большого театра накануне визита нашего президента на премьеру года. А самое главное, что никто из свидетелей так и не смог объяснить, почему при таком профессиональном отношении к работе, изъятые органы умерших (как следует из материалов дела!), хранились в… банках из-под селедки из магазина «Пятерочка». И эти фотографии есть в деле!

Особенно поразила реакция лабораторного техника Евгении Шкуркиной: «А может быть - это фотошоп!»

То есть, по ее мнению, следствие могло сфабриковать снимки, чтобы бросить тень на «уважаемого человека, прекрасного специалиста и человека». Смело!

«Какие мысли по поводу попадания алкоголя в кровь? Только естественным путем. Других версий нет. Манипуляции с пробами исключены. Это невозможно».

«Мне страшно!»

Вызванная в качестве свидетеля мама погибшего Алеши Шимко Елена Антипова перед допросом попросила суд выслушать ее заявление.

«Хочу сказать, что 2 ноября ко мне подошел неизвестный и сказал, что если мы с мужем не прекратим все это дело, то нас просто уничтожат. И может пострадать единственный оставшийся в живых мой сын».

Далее Елена напомнила, что у подсудимого тоже был сын, он погиб. «Я думаю, что Клейменов до сих пор сожалеет о случившейся с его сыном трагедии и не могу понять, за что он сейчас оскорбляет и унижает моего ребенка, поливая нас грязью. За что, можете мне сказать?»

Судмедэксперт даже не шевельнулся.

«Не можете? Вам, наверное, сказать нечего... Кровь моего сына исследуют, исследуют, исследуют… и до сих пор утверждают, что нет никакой возможности доказать, что он был трезв. При этом на то, чтобы доказать трезвость и адекватность Алисовой хватило буквально трех минут.

По словам матери погибшего, в начале октября адвокат Клейменова подал прошение об очередной проверке их семьи, хотя всех уже проверяли не раз и ничего предосудительного не нашли.

«Мне просто страшно, - дрожащим голосом сказала Елена, - Страшно, что же будет с нами дальше. За что унижают честь и достоинство меня, моего погибшего ребенка, моей семьи? Не понимаю, чего добиваются? Лишить нас единственного второго сына? И когда это все кончится, непонятно».

Тайна подписи врача

«Это я осматривал труп ребенка», - сказал свидетель Евгений Пичул, выездной врач скорой помощи станции Железнодорожная. По его словам, осмотр происходил в машине.

«Был ли запах алкоголя? Его и не могло быть, - уверенно заявил врач. - В момент осмотра были все признаки биологической смерти, а запах алкоголя может исходить только от дышащего или потеющего человека… Мертвые, как говорится, не потеют и не дышат!»

На прямой вопрос, мог ли ребенок выпить алкоголь, свидетель привел, по его мнению, вполне уместную для этого случая и красноречивую аналогию. «Блондинку спросили, - бросив взгляд на судью, сказал Пичул, - можно ли на улице встретиться с динозавром? Та отвечает: «Пятьдесят на пятьдесят: либо встречу, либо нет». Так и здесь – я ничего не могу исключить».

Шимко: «Но вы же в своем заключении отметили, что у погибшего признаков алкогольного и наркотического опьянения нет».

Пичул: «Сомневаюсь, что есть такой документ. Дать такого заключения я не мог».

Судья открыла том 8 уголовного дела, где был подшита «карта вызова скорой».

Судья: «Посмотрите, ваши подписи?»

Пичул (после долгой паузы): «Подписи мои… Извините, пожалуйста… я очевидно просто… Механически. Я ошибся. А может и не я эти «галочки» поставил.

Ну да, хотелось сказать, «синдром блондинки». Пятьдесят на пятьдесят: либо я, либо нет.

Судья Елена Петрова объявила: «Поскольку свидетелей сегодня больше нет, суд постановил: слушание дела отложить на 3 декабря 10.00».

«Затыкаться» не буду!»

После заседания журналисты ждали комментария Романа Шимко по поводу угроз.


- Жена пришла домой и рассказала, что только что к ней подошел неизвестный: «Передай мужу: если он не заткнется, то по вам пройдутся катком и больше всех пострадает ваш ребенок». Но я эти угрозы всерьез не воспринимаю и «затыкаться» не буду. Есть ли у меня версии, кто стоит за всем этим? Нет. Может быть, какой-нибудь сумасшедший, хотя вряд ли. Тем не менее, я написал заявление в Следственный комитет и ФСБ.

- Сегодня из показаний свидетелей узнали что-нибудь новое?

- Пока не буду их показания комментировать - это надо обдумать. Особенно удивили показания врача, который осматривал труп и констатировал смерть.

- Роман, сторона Клейменова пыталась как-то связаться с вами, договориться?

- Несколько месяцев назад я пришел на кладбище и увидел двух людей из «девяностых», которые мне намекнули, что «Миша хочет со мной поговорить». Если Клейменов это услышит и будет возмущаться, что «это не от него», эти парни мне оставили свой номер телефона и при желании их можно будет найти. Это в подтверждение того, что я не вру.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
имя фамилия
имя фамилия 26.11.2018 01:26
Чего прикопались к этому эксперту? Ребёнок вполне мог выпить алкоголь. Это и козе ясно. Или дети росгвардейцев на такие дела не способны? Все, кто угодно, но только не они?

Ещё на эту тему

«Прогуливался по Третьяковке… Вдруг «Иван Грозный убивает своего сына». Накрыло че-то!»

FLB: По версии подсудимого, искромсать шедевр живописи его заставили… патриотизм и забота о подрастающем поколении.  Репортаж из зала суда

После пятого приглашения Игорь Сечин пришёл в суд

Глава «Роснефти»: «Я подтвердил свою позицию о том, что Улюкаев требовал незаконное вознаграждение, сам обозначил его сумму, сам приехал за ним и сам уехал». Мосгорсуд отклонил жалобу экс-министра Алексея Улюкаева

22.06.2019 21:57:20 #Дело Захарченко

Объявился владелец «8,5 миллиардов полковника Захарченко»

FLB: Муж сводной сестры Захарченко заявил, что  деньги принадлежат ему и он будет добиваться их возвращения через ЕСПЧ

Сын экс-премьера России Черномырдина прячет имущество от кредиторов

FLB: С 2016 года тянется дело о банкротстве Виталия Черномырдина. Требования кредиторов перевалили за 30 млрд рублей.

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров