Криминал 17.10.18 12:45

«Надо было посадить судмедэксперта в камеру и «колоть»!

FLB: О деле «пьяного мальчика»: «Если начнут пересматривать экспертизы Клейменова за 20 лет, то половину осужденных по ним людей надо будет освобождать. Кто это допустит? Какой найдут выход? Сделают крайними семью»

«Надо было посадить судмедэксперта в камеру и «колоть»!

За несколько минут до начала процесса над Михаилом Клейменовым (см. нашу публикацию «Алкоголь в крови «пьяного мальчика» обнаружил не я!») журналисты толпились в коридоре Щелковского горсуда: вот-вот должны были появиться главные действующие лица – этот злосчастный судмедэксперт по делу «пьяного мальчика» и отец погибшего ребенка – Роман Шимко.

- А никого не удивляет, почему это сложнейшее уголовное (!) дело попало именно в Щелково и рассматривает его федеральный судья Елена Петрова? – не обращаясь ни к кому конкретно, вдруг произнес мужчина в темном пальто и кепке. Разглядывая его, я подумал, что он адвокат, только непонятно, с чьей стороны.

Открываю сайт Щелковского горсуда, читаю: «Петрова Елена Юрьевна. Должность – судья. Коллегия – по гражданским делам».

- Вы кто?

- Валерий Борисович Зубов, - охотно представился он. - Бывший представитель семьи Шимко в этом деле. Я в нем с самого начала – с апреля 2017 года и знаю его от и до.

Это имя часто мелькало в СМИ, освещающих трагедию в Балашихе. Иногда его называли «адвокатом семьи Шимко», иногда просто «представителем». Разговорились. О себе он рассказал скупо: экс-сотрудник МУРа, юрист, ныне - пенсионер.


Валерий Зубов

Странные игры вокруг «пьяного» дела
23 апреля 2017 года в Балашихе произошло ДТП: в нескольких метрах от собственного дома под колесами автомобиля Hyundai Solaris, за рулем которого находилась 31-летняя Ольга Алисова, погиб шестилетний Алеша Шимко. Мальчик гулял во дворе с дедушкой, женщина ехала со скоростью 30- 40 км/час, разговаривая по мобильному телефону.

Когда убитые горем родители погибшего потребовали возбудить против нее уголовное дело, «вдруг» выяснилось, что проводивший первичную экспертизу трупа судмедэксперт Михаил Клейменов обнаружил в крови ребенка 2,7 промилле этилового спирта, что соответствует сильнейшей степени опьянения. Такая экспертиза меняла многое. Если мальчик «был нетрезв», значит, Алисова не виновата. Но история попала в прессу, благодаря чему стала невероятно резонансной и получила название «дело «пьяного» мальчика».

Дальше краеугольным камнем встал вопрос: как алкоголь оказался в крови? Прижизненно или потом? Не вводил ли Клейменов намеренно в кровь мальчика алкоголь, чтобы сделать его потом виновником аварии?

Судмедэксперт пытался объясниться (и даже пришел на федеральный канал ТВ), но почему-то делал это так невнятно, что еще больше все и всех запутал.

Тем временем журналисты «раскопали» немало любопытного. Например, выяснили, что виновница аварии «не совсем простой персонаж»: у Ольги Алисовой немало влиятельных покровителей, которые пытались замять это дело, а ее муж в данный момент отбывает срок «за участие в похищении человека». Случайное совпадение? Авторы некоторых публикаций со ссылкой на конфиденциальные источники намекали на связь Алисовой с наркомафией, якобы в тот день она везла партию героина, и свидетели ДТП видели, как «она кому-то передавала странный сверток». Это и многое другое могли проиллюстрировать видеозаписи с камер наблюдения. Но тут выяснилось, что они бесследно исчезли.

Под давлением общественности были возбуждены два уголовных дела - о нарушении ПДД и эксплуатации транспортных средств, повлекших смерть человека по неосторожности (часть 3 статьи 264 УК РФ) и о халатности при проведении экспертизы (часть 1 статьи 293 УК РФ).

Специальная комиссия из 18 ведущих специалистов Минздрава и Минобороны (после очередной, третьей по счету комплексной судмедэкспертизы) все-таки пришла к выводу, что Клейменов допустил ошибку при исследовании. Якобы «по недосмотру, ненамеренно, он допустил загрязнение крови ребенка, она «забродила» за пять дней хранения в условиях холодильника при температуре +4 градуса С», что и привело к такому скандальному результату.

И хотя защита семьи Шимко настаивала на том, что «экспертиза подложная», заказчицей скандального диагноза могла быть сама Алисова, то есть дело не расследовано в полном объеме, эти доводы Железнодорожный городской суд во внимание не принял.

В ноябре 2017 года он признал Алисову виновной в смертельном ДТП и приговорил к трем годам колонии. Кроме того, ее обязали выплатить родителям мальчика 2,5 миллиона рублей компенсации морального вреда. Осужденная вину не признала.

Теперь все взоры общественности были прикованы к суду над судмедэкспертом. И тут вновь начались непонятные «игры»: сначала по ходатайству защиты Клейменова Железнодорожный суд Подмосковья передал его дело в Мособлсуд. Официальная причина - «в связи с делом Алисовой создано предвзятое общественное мнение». Но и там его рассматривать не стали, после долгих размышлений отправив материалы в Щелково - соседний с Балашихой район.

Наработанная схема: виноватым сделать того, кто погиб
- Сразу хочу оговориться, - сказал Валерий Зубов, когда мы вышли на улицу. – В данный момент я представляю не семью Шимко, а самого себя. Почему? Роман сейчас в сложной ситуации. Он – сотрудник Росгвардии и на него сильно давит командование. Там не в восторге от общественного резонанса этого дела. Поэтому он решил ограничить свое общение и с прессой, и со мной. Обойтись без советчиков и адвокатов. Что ж, это его решение. А мое – продолжать начатое. Теперь это дело принципа!

- Тогда давайте по порядку.
- Мой сын попросил помочь семье Шимко. Мы встретились буквально через день после аварии, Роман выдал мне официальную доверенность. Вот! (Достает из папки и показывает документ с гербовой печатью.) Почти сразу через свои каналы я узнал, что дело хотят «спустить на тормозах». Спрашиваю начальника следствия, начальника полиции: «У вас есть труп и есть виновница гибели. Почему дело не возбуждаете?» «Нам нужна судебно-медицинская экспертиза». Уже тогда я сказал: «Сейчас сделают мальчика либо больным, либо слепым и глухим. Чтобы по любому получалось, что Алеша «сам виноват».

- ?!

- Вам рассказать, как все было? Задавила женщина ребенка, но не хочется ей «сидеть». Позвонила кому надо: мол, помогите. Понаехала целая толпа полковников – из Балашихи, Железнодорожного и Москвы. Вплоть до заместителя начальника ГИБДД области. И с шести до одиннадцати часов вечера они там совещались, что делать. Только в 23 часа Алисову повезли на экспертизу. Потом, чтобы ее выгородить, было решено: представить произошедшее как несчастный случай. А как это делать – это уже дело исполнителей.

- На что рассчитывали? Кто поверит в этот бред о «пьяном мальчике»?

- Бред? Нет. В Балашихе на момент прихода к власти мэра, теперь уже бывшего, Евгения Ивановича Жиркова по прозвищу Четвертак (потому что он брал свои 25 процентов от любого отката) было четыре крупные строительные компании. Причем одна из них – его. Его фирма строила дома на окраине города, а остальные, успешные и процветающие, – в центре. Он их «давил» и так, и этак – они были у мэра как кость в горле. И вдруг новость: компания «Центрстрой» перешла под его крыло. Как так? Оказалось, что под колесами кого-то из руководителей и учредителей «Центрстроя» погиб человек. Ему сказали: «Отдашь компанию, и мы решим твою проблему. Иначе - на зону». В его деле появился отказной материал: «Пьяный сам бросился под колеса». Наработанная схема: виноватым сделать того, кто погиб. И Алисову по этой схеме хотели вывести из дела. Просто не удалось.

«Видимо судмедэксперту сказали: «Возьми на себя. Мы тебя выгородим». Вот он и молчит»

Когда в самом начале следствия на Романа начали давить, я сказал ему: «Рома, не высовывайся. Я за тебя буду ходить везде – мне терять нечего». И много чего добился. Например, возбуждения уголовного дела и широкой его огласки. Проведения более-менее квалифицированного, но не очень качественного расследования. Привлечения к ответственности хотя бы Клейменова.

Ведь в чем его вина? В его экспертном заключении половина сведений не соответствует действительности. Четверо свидетелей, которые были допрошены по делу о ДТП, подтвердили, что Алисова двумя колесами на машине весом более тонны переехала ребенка поперек тела. А в экспертизе Клейменова, которая послужила основанием для возбуждения дела, в одном из пунктов написано: «кости скелета целы». Как он, вскрывая труп (а он сам об этом не раз заявлял), не заметил поломанные кости?

По поводу алкоголя… Вы знаете, что такое 2,7 промилле в крови у ребенка? Его печень еще не сформировалась, она фактически жидкая как кисель. Это я выяснял у профессоров – у Виктора Викторовича Калкутина, Юрия Ивановича Пиголкина. Эдуарда Викторовича Туманова. Это наши светила судебной медицины, авторы учебников для судмедэкспертов. Они сказали, что ничего подобного быть не может. «Это подлог!» Я им предложил выступить и сказать об этом публично. Отказались: «неэтично». По их мнению, ребенок с таким содержанием алкоголя в крови должен быть в коме. Он не то, что двигаться, он встать не сможет. А Алеша катался на велосипеде, бегал и прыгал.

- Вы считаете, что экспертизы как таковой не было?
- Я считаю, что она - подложная. Судмедэксперту дали документ, где было написано «2,7 промилле», и он внес эти сведения в общую экспертизу. Как это произошло, следствие и должно было выяснить. Но никто не стал этого делать. Надо было посадить Клейменова в камеру и «колоть» – я это как бывший опер говорю. В конце концов сознался бы, чей заказ. Но видимо ему сказали: «Возьми на себя. Мы тебя выгородим. Статья у тебя слабая». Вот он и молчит. Отработанная схема! Девочку на переходе пешеходном сбил один из бизнесменов. Так ее обвинили в том, что «она побежала». Я этот отказной материал поднял и принес следователю: «Посмотрите – экспертизу тоже Клейменов подписывал».

- То есть это не халатность?
- Он – часть системы. Ну не выгораживает эксперт виноватого просто так – без команды сверху.

- А следователь?
- А что следователь? У него было желание оправдать полученный результат. Я вас уверяю, только невиданный резонанс дела вынудили следственный комитет возбудить уголовное дело хотя бы по статье «халатность». Принцип такой: отделаться малой кровью.

Обратите внимание, специальная комиссия из 18 ведущих специалистов Минздрава и Минобороны, так и не признала в заключении, что «мальчик в момент аварии был трезв». По их мнению, «Клейменов ненамеренно, по недосмотру допустил загрязнение крови» и «она забродила». Более того, на наличие алкоголя кровь из второго образца они вообще не исследовали. Задача была – хоть как-то оправдать Клеймёнова и своих 11 коллег, проводивших вторую экспертизу, и все. Корпоративная этика!

Семью в покое не оставят

- Как вы оцениваете перспективы нынешнего суда над Клейменовым?
- Максимальное наказание по статье «халатность» - либо штраф до 120 тысяч рублей, либо исправительные работы. Если он признает свою вину и потребует рассмотрения дела «в особом порядке», то суд «закроет глаза» на все 12 томов собранных материалов, накажет по минимуму и поставит точку. «Особый порядок» - значит, без исследования доказательств.

- Какой смысл ему признаваться?
- Теоретически судья еще может отправить дело на доследование. А там… Если начнут пересматривать все экспертизы Клейменова за 20 лет, то половину осужденных по ним людей надо будет освобождать. Только мы нашли около десяти подложных экспертиз. Причем дела серьезные – телесные повреждения, причинение смерти под видом несчастного случая. Представляете, что начнется? Думаю, Клейменов это понимает. Кто это допустит?

Но я могу сказать еще одну вещь: к сожалению, «минимумом по халатности» это дело не закончится. Я не исключаю возобновления уголовного преследования семьи Шимко по статье 151 УК РФ – «ненадлежащее воспитание детей». То есть их опять могут обвинить в спаивании детей с последующим привлечением к уголовной ответственности и лишении родительских прав на второго ребёнка.

- С чего вы это взяли?
- Только что Лена (мама погибшего мальчика. - FLB), выйдя с этого закрытого заседания, мне впрямую сказала: «Мы думали, что будут судить виноватых, а теперь сами попадаем под статью». Что там она услышала, я не знаю – там не был. Но я еще год назад им сказал: пока не будут опровергнуты «2,7 промилле», семью в покое не оставят. Напомню, что в июне 2017-го следователь Аринушкин уже писал рапорт с просьбой привлечь родителей мальчика по этой статье. Тогда – после скандала в прессе - уголовное дело возбуждать не стали. Но достать его из архива Управления Железнодорожного УВД и возбудить - легко.

- Вы считаете, что после всей шумихи в прессе, реально опять утверждать, что «мальчик был пьян и спаивали его родители»?
- Элементарно! Есть заключение эксперта, есть «2,7 промилле», есть рапорт. И любой руководитель следственного отдела либо прокурор может начать следственные действия в отношении того, как ребенок «напился». Мы же знаем, что стало с клейменовскими экспертизами. Поэтому родители и боятся.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Люси Матье 18.10.2018 15:51
Антону Иванову: 1. То, что Алисова во время наезда не говорила по телефону, отражено в приговоре. Назовите это любыми другими словами, суть не изменится. ----- 2. Дело было возбуждено в процессуально допустимые сроки безо всякого требования родителей. ----- 3. А Вы можете объяснить, в чем именно виноват Клейменов? ----- В пунктах 2 и 3 автор статьи просто перевирает факты. Это непрофессионально, чтобы не сказать хуже. ----- 5. Вы всерьез думаете, что можно судить "по результатам объяснений" на ток-шоу? ----- 6. Мне никто покровителей Алисовой не называл, это автор статьи собрал всю грязь из СМИ, какую только мог. ----- 7. Вот пишут-пишут о злоупотреблениях полиции, о выбивании показаний, и читатели возмущаются, а потом приходит такой Зубов и говорит, что для получения признательных показаний человека надо отправить в камеру - и те же читатели с ним соглашаются. И только спрашивают потом: меня-то за что?!
Anton Ivanov
Anton Ivanov 18.10.2018 12:33
Как всегда интересно читать мнение диванных экспертов. 1)разговор по мобильному телефону- приговор суда подводит итог или постанавливает, а не устанавливает. Устанавливает следствие. На сколько мы видим, следствие очень слабо или даже нехотя вообще что-то установило. Поэтому не особо получается верить в его объективность. 2) родители ничего не требовали. Позвольте вас спросить : а у кого или перед кем они должны были требовать объективного подхода к произошедшему, когда видят не только безразличие со стороны компетентных лиц, но и перевертывание ситуации в целом? 3) экспертиза. И о чем это по вашему говорит? Клейменов не виноват? 4.вот здесь абсолютно согласен. 5 по результатам его объяснений его сейчас судят. Была бы внятная железная позиция(основанная на азах химии, которые видимо только вам известны), то дело закончилось "за отсутствием состава". 6 и 7. Кто вам их когда называл и где когда вы видели доказатества если даже назывались таковые. Произошло все не в детском саду, где на ребёнка посуровей посмотрел, он тебе и сдаст всех. А как по вашему раскрывается уголовные дела? Т. Е. кругом сидят Марполы, Холмсы, Пуаро и дедуктивным методом доказывают, а потом под весом одних только слов добиваюся признаний? Вы серьёзно? Вы с какой планеты? В наше время мало кого совесть есть и следовательно душевные муки отсутствуют как факт. Никто ни в чем добровольно сознаваться не будет, а особенно зная что за ним вереница непонятного по работе, да и люди связанные с ней стоят. Хорош смотреть сериалы, жизнь она сильно другая. А жизнь в России, так вообще не потдается осмыслению. На этом видимо и держимся веками...
Люси Матье 18.10.2018 09:33
Странные игры вокруг «пьяного» дела Действительно, очень странные. 1. Автор пишет, что Ольга Алисова ехала, разговаривая по мобильному телефону. Но приговором суда установлено, что по телефону в момент ДТП она не говорила. 2. "Когда убитые горем родители погибшего потребовали возбудить против нее уголовное дело" Родители ничего не требовали. Дело было открыто в процессуально приемлемые сроки,16 мая (через 3 нед., при том, что закон дает 1 месяц). 3. "проводивший первичную экспертизу трупа судмедэксперт Михаил Клейменов обнаружил в крови ребенка 2,7 промилле этилового спирта, что соответствует сильнейшей степени опьянения. Сколько можно повторять, что экспертизу трупа проводил Клейменов, а экспертизу крови Галина Акссенова на газовом хроматографе в МОНИКИ. Клейменов вписал 2,7 в свое заключение (обязан был вписать), усомнился и назначил проверки, показавшие, что кровь принадлежит Алеше Шимко и никому другому. 4. "Если мальчик «был нетрезв», значит, Алисова не виновата. По законодательству, состояние пешехода для определения вины водителя значения не имеет. 5. Судмедэксперт пытался объясниться (и даже пришел на федеральный канал ТВ), но почему-то делал это так невнятно, что еще больше все и всех запутал. Что можно объяснить аудитории "Пусть говорят", если люди не помнят азов химии, а им пытаются что-то втолковать научные основы про преобразование этилового спирта в ацетальдегид в организме живого человека? И вообще все думали, а автор статьи думает до сих пор, что это судмедэксперт нашел алкоголь в крови? 6."у Ольги Алисовой немало влиятельных покровителей, которые пытались замять это дело..." Имена покровителей - в студию! Иначе это клевета. 7. А это - шедевр: "Надо было посадить Клейменова в камеру и «колоть» – я это как бывший опер говорю. В конце концов сознался бы, чей заказ". Прекрасно иллюстрирует методы, которыми действовал бывший опер. А автор, похоже, и рад. И не думает ни единой клеточкой головного мозга, что подобные методы можно применить и к нему. (((

Ещё на эту тему

20.10.2018 13:11:05 #Суды

«Знали, что отец их избивает, угрожает оружием…»

FLB: Адвокат одной из сестер Хачатурян объяснил, почему ближайшие родственники хотят засадить их в тюрьму и надолго.

27.04.2018 22:22:50 #Суды

Дело Пушкарёва: ФСБ обвинили в незаконной «прослушке»

FLB: Из 120 томов уголовного дела экс-мэра Владивостока Игоря Пушкарёва суд рассмотрел пока 26 томов. Нюансы ОРД

Когда-нибудь Браудер присядет в России на 9 лет

FLB: Суд рассмотрел жалобу по делу «налогового уклониста» Уильяма Браудера, приговорённого заочно к 9 годам колонии

05.07.2018 18:10:06 #Суды

Лидеру «ОПГ реставраторов» отказали в пересмотре дела

FLB: Генпрокуратура посчитала наказание для бывшего замминистра культуры Григория Пирумова слишком мягким

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров