История 21.11.18 14:03

Покончила собой на днях Юлия Друнина

FLB: «Значит, на кого-то шок нашей жизни действует так, что предпочитают хлопнуть дверью. Или... крах всей прошлой социалистической духовности? Всё рухнуло». Что было в Кремле: в 1974, 1975, 1982 и 1991 годах

Покончила собой на днях Юлия Друнина

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

ОЧЕРЕДНАЯ ПОШЛЕЙШАЯ ВАКХАНАЛИЯ ВЫБОРОВ В АКАДЕМИЮ

21 ноября 1974 г. В начале декабря поеду в Англию: договариваться с Уоддисом о «совместных действиях» на Будапештской Подготовительной встрече.

Сегодня, не разгибая спины, весь день «совершенствовал» проект Декларации по материалам Варшавской КВ. Задача состоит в том, чтоб многие (во всяком случае важные) партии увидели себя в проекте, но чтоб дух его остался «нашим». Однако, это много интересней, чем писать статьи для Пономарёва.

Очередная пошлейшая вакханалия выборов в Академию. В отделе науки некий Пилипенко (зав. сектором философии) напрямую вызывал к себе в кабинет член-корров и академиков, и требовал голосовать «за этих», и «этих», в том числе за себя. Те потом шли к консультанту этого сектора Кузьмину (интеллигенту, которому доверяли) и жаловались, руками разводили. Кузьмин позвонил Красину. Это дошло до Б.Н.’а. Он возмутился и спросил: «А может этот Кузьмин, или как его там, если его вызвать к Суслову, заявить, что было дело?» Красин ответил: «Не знаю. У него, видите ли, ВАК до сих пор докторскую не утвердил»

Арбатов получил проходной балл в Отделении экономики и уже, почитай, академик. Фантастическая карьера: в 1962 году Пономарёв ему предложил должность младшего референта в нашем Отделе. А теперь он депутат Верховного Совета, член Ревизионной комиссии КПСС, академик, один из приближенных Генерального. Не то что завидую. На фоне общественного разврата Арбатов даже много лучше других. Другие-то совсем уж прохвосты и маклеры возле науки, в грязной куче которых затерялись «отдельные, настоящие» учёные, получающие свои 2-3 балла в первом туре и выбывающие из игры.


Академик Г. Арбатов

С Б.Н.’ом имел такой разговор. Я по другому делу, - говорит мне, - имея в виду «свою» статью. Хочу с Вами посоветоваться. Как мне быть? Ведь, вероятно, на место Демичева будут двигать Зимянина. Я - за. Но кого тогда на «Правду»? Могут предложить Загладина. Я, конечно, не могу возражать. Но давайте взвесим и с точки зрения Отдела, и с точки зрения - хорошо ли это вообще.

- Что Загладин справится, - говорю я, - в этом нет сомнений. Что он согласится - тоже. Но, во первых, почему вы думаете, что будут двигать обязательно Зимянина в секретари ЦК. А почему бы - не Абрасимова, который, как Вы хорошо знаете, ехал из Парижа именно на это место. И у него довольно сильные тылы.

- Нет, нет. Ну что Вы! Это же полный невежда. Зимянин-то не бог весть какой грамотный. А этот уж совсем. Правда, апломбу у него много. И очень нахальный, претенциозный. Но его не все хотят. Я, например, знаю трёх членов ПБ, которые будут решительно против (и стал считать по пальцам, но не вслух).

- Я не боюсь, что Загладин сорвётся, - продолжал я. Он достаточно уже авторитетная фигура, чтобы там не он приспосабливался, а к нему приспосабливались. И к тому же при внешней решительности, очень осторожен в главном.

- А здоровье?

- Оно перекрывается феноменальной работоспособностью и любовью «делать дело», умением делать всё быстро, не откладывая. По уровню знаний, образованности и умению писать он стоит дюжины Зимяниных. А если где и споткнётся, у него есть на кого опереться: Андрей Михайлович (Александров-Агентов).

- Это да!

- Впрочем, в этом и слабость его. Так, когда с ним разговариваешь, вроде приличные взгляды. Но стоит Александрову вмешаться, как Загладин будет писать «то, что нужно», не успев даже подумать - рука будет нестись впереди мысли.

- Это тоже правда!

- А для Отдела, - продолжал я, - уход Загладина - потеря невосполнимая. Никто его заменить не сможет: ни по репутации у братских партий, ни по связям, ни по умению работать «с друзьями», ни по многоязычию и влиянию на собеседников, по умению нужным образом сходиться с кем нужно.

-А Жилин?

И тут я выложил про Жилина все, оговорившись, что долго молчал, потому что боялся быть неправильно понятым. И о том, что он года два уже ничего практически не делает, сам пером не водит (и возвёл это в теорию), а разглагольствует перед консультантами, которые сдают полуфабрикат или даже просто сырье замам. Загладин так его любит, что ночами готов сам за него работать, лишь бы не подвести. Авторитет он среди консультантов растерял окончательно - и своими пьянками, а главное - своим циничным бездельем. Мы были друзьями. Но отношения именно на этой почве безвозвратно испортились. И я даже подумываю о том, чтобы отказаться от консультантской группы, потому что общаться с Жилиным я просто не могу физически. Он мне отвратителен.

Б.Н. слушал молча. Временами поддакивал или делал вопросительную мимику. «Объяснение» не закончилось, так как позвонил Александров и Б.Н. помчался, как я понял, рассказывать ему о книжке Дэвидсона про Брежнева.

Читаю второй раз «Бесов» Достоевского. Тридцать лет спустя. Первый раз читал, когда учился ещё в школе. И был ошеломлён тогда. А теперь упиваюсь не сюжетом, а языком. Какой язык! Боже ты мой! Каждую фразу хочется по десятку раз перечитывать и запомнить. И думаю - это самое язвительное сочинение Достоевского. Каждый оборот речи идёт на нескончаемом издевательстве и иронии.

СОВЕТСКИЙ ПУТЬ РЕШИТЕЛЬНО ИМ НЕ ПОДХОДИТ

21 ноября 1975 г. День суматошный. Б.Н. (Пономарёв) позвал меня. Спрашивает, читал ли я совместное интервью Марше-Берлингуэр после их двух встреч в Риме и Париже. Там они совместно и окончательно заявили, что пойдут к социализму только через максимальное расширение демократии, что советский путь решительно им не подходит, хотя Октябрьская революция и вклад Советского Союза в мир – огромное дело, что условие движения вперёд – союз всех демократов и не только демократов, что единство с социал-демократией по существу пора поставить на одну доску с тем значением, которое раньше придавалось единству компартий, что единство этих последних возможно по отдельным вопросам, например, по европейской безопасности в развитие Хельсинки. Для этого только и нужна, мол, конференция компартий Европы.

Я давно ему говорил, что не вижу принципиальной разницы между позицией ИКП и ФКП по программным вопросам и что критика французами нашей внешней политики якобы «слева» – это не левизна, а антисоветизм, нужный для утверждения национальных позиций партии. Но он уже не в состоянии проникать под поверхность. Обилие информации скользит по нему, не проникая под полицейский уровень мозга. И по-прежнему слепая вера в то, что, если, например, «Правда» выступит со статьёй, то все сразу встанет на место.

И на этот раз, вызвал стенографистку и начал диктовать схему статьи о том, какая хорошая наша демократия и критикам надо её знать, прежде чем критиковать. А те, кто ничего знать не хотят, тех всё равно не исправишь. И всё это при его-то информированности! Он не хочет понять, что главное, почему они (КП) от нас отмежёвываются – это отсутствие с их точки зрения в структуре нашей демократии гарантий против сталинизма. Ведь, как ты, так и они противопоставляем антикоммунистической пропаганде в этом вопросе только одну гарантию – добрую волю КПСС. А на Западе в такую гарантию никто не верит, а некоторые даже ссылаются на исторический материализм.

Прочитал новую книжку Реже Дебре «Критика оружия» (автор знаменитой «Революции в революции», соратник Че Гевары по Боливии). Очень крупный ум и почти ленинского масштаба анализ латиноамериканской ситуации.

Егоров – директор ИМЭЛ’а – прислал отзыв на рукопись I тома «Истории и теории международного рабочего движения». Положительный. Это мне пригодится против Пономарёва, который до сих пор трусит и ворчит (вместо того, чтоб полистать рукопись или вёрстку), и в моё отсутствие говорил опять Тимофееву, что, мол, Введение-то переделывали раз пять и весь том, должно быть, такой. Я решил до выхода в свет тома вообще больше с Б.Н.’ом на эту тему не разговаривать, поставить его перед фактом. Иначе можно загубить всё издание, в котором заняты сотни людей и вложены десятки тысяч рублей, зарплата и проч.

СОВЕТУЕТ НЕМЕДЛЕННО ВЫПУСТИТЬ ЗА ГРАНИЦУ ВСЕХ ДИССИДЕНТОВ И ЕВРЕЕВ

21 ноября 1982 г. В переходные дни «от Брежнева к Андропову» я читал роман Юрия Давыдова «Две связки писем» («Соломенная сторожка» https://www.litmir.me/br/?b=6668&p=1 - прим. FLB) о знаменитом народнике Германе Лопатине. Там он приводит выдержку из дневника Льва Тихомирова, ренегата «Народной воли», разочаровавшегося в революции и перешедшего на службу царю и Столыпину. Я выписал оттуда пару абзацев, относящихся к 1905 году. Вот они: «Вообще говоря, не видно кругом ни одного «исторического» человека. Мы все опустились в маразм. Россия, сдаётся, уже отдана на произвол «естественного течения дел». Пропасть в буквальном смысле она, может быть, и не пропадёт, но весь государственный и церковный [для советского времени читай – «идеологический»] строй изменятся, и даже странно было бы держать формы, утратившие дух, а, стало быть, и смысл. Было бы лучше, если бы мы находились под гневом Божьим: после гнева и наказания могла бы явиться милость. Но, возможно, что мы уже дошли до того, что просто «выпущены на волю» - живите как знаете. Ужасное время! Русская Россия идёт в трубу. Гниль духовного разврата перемешана с тупым неверием и развратом материалистическим. И вся эта грязная тина обволакивает людей верхов. Ну что же, фантазии исчезают, действительность остаётся. И как странно: все гениальные представители русского духа – Хомяков, Достоевский, В. Соловьёв, Л. Толстой, - все только фантазировали. Все, что искрилось в них национального, в самой-то нации, значит, не существует? А тени Маркса и Энгельса ухмыляются: говорили мы, дескать, вам, дуракам, что ничего национального не существует, а все «выразители русского духа» просто выразители «классового» дворянского самосознания! Если исчезнет Россия, последняя страна, от которой человеческий мир мог бы ожидать нового слова, то и антихристу путь проторен. Нет у них дела, где бы я годился, лучше уж плюнуть на всё и снова стать публицистом».

Это – образчик того, чем занимается и куда идёт наша великая русская литература и куда она ведёт дело. Подлаживаясь под стилистику «того» времени и даже, видимо, под стиль Тихомирова, автор берёт за горло все самые актуальные и глубинные вопросы «современной России». Есть у него и ассоциации с Октябрьской революцией и с фашизмом – но главное: куда идём и что делать сейчас?! Есть ли сейчас «историческая личность» и может быть, правда, насчёт «государя уже устарело в связи с «последними событиями»? Нынешним Лопатиным, Тихомировым и прочим Бурцевым, всяким Арбатовым, Бовиным, Брутенцам, мне, грешному, и многим подобным очень уж хочется, чтобы Андропов стал тем «историческим человеком», спасителем России, о котором думал Тихомиров. Почему-то её надо постоянно спасать (!)... И опять же во благо всего человечества, а теперь уже и жизни на Земле, ибо если «генеральная линия» будет продолжена в принципе, то катастрофы не миновать.

Кстати, вышел у меня с Б.Н. позавчера такой разговор. Показывает он мне шифровку от посла из Вены: Крайский предлагает свои услуги. Он едет к Рейгану и готов «выполнить любые поручения», которые Москва сочтёт полезными в этой связи. Готов содействовать созыву большой встречи Андропова с верхами социал-демократов (Пальме, Брандт, сам и проч.), короче говоря, тоже в эйфории надежд в связи со сменой руководства в России. И между прочим, во благо разрядки просит=советует немедленно выпустить за границу всех диссидентов и евреев.

Говорю Б.Н.’у: обо всём прочем я выскажусь сейчас, но с чего бы начал – так это с полного согласия насчёт диссидентов – и во главе бы с Сахаровым.

Б.Н.: Нет, Анатолий Сергеевич, я с вами не согласен. Что же это получится? Сколько их? Может быть, тысяча. И эту тысячу мы пустим, чтоб они рассказывали как там (?) было (намекает на места заключения). Такой материал антисоветчикам... Я стал возражать, мол, выдохлись они все уже там во главе с Солженицыным, да и публике надоели все эти рассказы. А вот одним махом ликвидировать этот раздражитель и источник антисоветизма, действительно было бы такой заявкой на новую политику.

Нет, нет! И чего я жду от этого полицейско-пропагандистского мозга!
А каков Давыдов-то! Роман кончил прямо-таки угрозой: грядёт новый Лопатин...

НО ВЕРНЁМСЯ К ГОРБАЧЁВУ

21 ноября 1991 года. Ровно три месяца от вызволения из «Зари». Как давно это было!

М.С. после вчерашнего очередного неудачного выступления в Верховном Совете по бюджету, над чем сегодня откровенно издеваются газеты («НГ», «Российская газета»), уехал в Иркутск... Но поговорим о Горбачёве.

Вот с лёгкостью расстался с Панкиным: реаль политик! Вернул Э.А., который до самого последнего дня в прессу давал унижающие Горбачёва оценки и, конечно, - возвышающие его самого. В своё время он отпихнул Яковлева (ради Лигачёва и Рыжкова...) - ради реаль-политик. Из-за неё он держался за Лигачёва до последнего, действовал страх потерять одну из казавшихся незыблемой опор - КПСС. Между тем, если б он не тянул с 5-й статьёй Конституции и сразу после её отмены ушёл бы с Генсекства, партия бы раскололась. Но была бы сохранена наиболее умная и прогрессивная её часть - для него самого, для перестройки. А так он не только всю её потерял, но и сделал своим лютым врагом.


Э. А. Шеварднадзе

Вот Коль тоже делает реаль-политик с Ельциным. Но этика, которую М.С. ввёл в мировую политику, это тоже реальность. Без неё не было бы доверия, а без доверия ничего бы не было, в том числе и объединения Германии. Пока что не видно, чтоб до канцлера это дошло - через Блеха или по собственному разумению. Посмотрим - позвонит ли он Горбачёву. Буш это делал. Если нет - скурвился. И дело не в том, что надо вертеться по обстановке, такая планида политика, дело в том, что взгляд чуть подальше - это тоже умение учитывать реальность. Я не верю, что Союз в том виде, в каком его хочет вот сейчас М.С., жизнеспособен. И, наверное, завтра не состоится парафирование. Не говоря уже о том, что Кравчук вчера ещё во всеуслышание заявил, что никогда не подпишет никакого Союзного договора. А народ наш уже пустил хохму: одна ушанка (треух) + 5 тюбетеек = новый Союз. Смешно, а - правда... Но в дальнейшем, в дальнейшем... Пойдём ведь по европейскому пути = по пути Общего рынка.

Однако, возможен и вариант ухода мусульманских республик в мусульманский мир на Юг. Но тогда в Казахстане - война. Казаки уже готовятся. И на Украине - война: Крым... Нельзя его отдать, это позор для национального самосознания России. А оно - единственно «идейная» опора российской политики. Иначе народ не выдержит экономической реформы.

Но вернёмся к Горбачёву. По навязанной ему логике (М.С. это осознал и поэтому взял Э.А.) надо быстро и заметно смещаться во внешнюю сферу... превращаться в Вайцзеккера, в Коссигу, даже в «испанского короля» с армией (очень сокращённой и профессиональной, хотя он мало пригоден, чтоб пользоваться почтением у военных, у офицерства - не по-человечески, а в кастовом отношении)... И ещё дальше -в фигуру из бывших: Жискар, Шмидт, Киссинджер, Вэнс, Тэтчер... Хотя у нас это не принято. Но пусть он проложит дорожку. Римский клуб ему предлагает почётное членство, даже пост почётного председателя. Почему бы нет?!

Если поездка в Иркутск (на военные заводы и гарнизон) шаг в направлении армии, то это правильных ход... Но надо быстрее, надо не допустить, чтоб Ельцин взял русскую армию в свои руки. М.С. пусть станет её патроном, включая казачество... Он оттуда ведь, хотя и «иногородний».

А мне при этом что? Я обещал быть с ним до конца. Он мне это предложил, когда я дважды намекал о пенсии. В связи с Форосом (и моим телевизионным интервью - из-за Р.М) кошка пробежала, холодок появился, но вроде исчез... Сопротивлялся очень Ревенко - чтоб сделать меня «специальным помощником по международным вопросам», но всё-таки М.С. пошёл на это... И - дослужу. А что, собственное, остаётся-то?

Но вот в субботу приходит ко мне Беликов - из редакции «Красной площади», создаваемой (уже в течение года) президентской газеты. Наконец она начнёт вроде выходить, хотя средств и спонсоров нет. Предлагает, чтоб я открыл №1 либо статьёй о Горбачёве, либо дал интервью. Думаю, откажусь... Не боюсь апологетики: он заслужил как фигура историческая для XX века... Но на фоне навала психо-фрейдистской (например, в «Культуре» проф. Белкина), публикаций и просто жёлто-красной портретистской литературы о нём я буду выглядеть жалко, как прислуживающий чиновник, если не скажу всё или почти всего того, что знаю и думаю о нём.

Нет уж! Вот уйду на пенсию, тогда посмотрим... И то - для посмертных записок...

Покончила собой на днях Юлия Друнина. Значит, на кого-то шок нашей жизни действует так, что предпочитают хлопнуть дверью. Или... крах всей прошлой социалистической духовности? Может быть, и не «соц» - а ведь и в 30-е годы, и в войне, и после - в 80-е - были же и просто жизнь, были страсти, боренья, помыслы, был «образ жизни»... Всё рухнуло. А взамен (пока что??!) - ведь совсем ничего, даже полок, наполненных товарами. Поэтому и Горбачёв сейчас в глазах народа - потеря всякой надежды.

См. предыдущую публикацию: «Такое ощущение, что Генеральный почти недееспособен. Помощники – Александров, Блатов – никакого выхода, даже телефонного на него не имеют. Члены ПБ и Секретари – только через Черненко. Велено «не тревожить». Что было в Кремле 20 ноября: в 1975, 1979, 1982 и 1985 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Решением Политбюро прекращено глушение радиостанций «Голос Америки» и «Би-Би-Си»

FLB: «Эфир - теперь и над Москвой заполнен в данный момент «проблемой Сахарова и Ко. Поручено «продумать» и расширение зоны допуска иностранцев в разные районы страны». Что было в Кремле 14 сентября: в 1973, 1988, 1990 и 1991 годах

Трое суток в Форосе

О том, что увидел и услышал помощник президента Анатолий Черняев, оказавшись вместе с М.С. Горбачёвым в Форосе

Нам сейчас надо создавать «Великий Вьетнам»

FLB: «Все эти Лаосы и Камбоджи и прочие Филиппины объединять - Вьетнам со 100 млн. населением плюс Индонезия со 125 миллионами. Надо создавать Китаю серьёзный враждебный тыл». Что было в Кремле 4 февраля: в 1973 и 1978 годах

Тэтчер правильно поняла, что Горбачёву наплевать на идеологию коммунизма

FLB: «Вчера была Тэтчер. Красива, умна, незаурядна, женственна. Это не правда, что она баба с яйцами, мужик в юбке. Хвалит Горбачёва». Что было в Кремле 23 сентября: в 1984, 1989 и 1990 годах

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров