История 28.03.18 9:46

На Политбюро была двухдневная порка Лигачёва!

Горбачёв: «Статья в «Советской России»... Сразу мне бросилось в глаза, что не могла её какая-то Нина Андреева написать». Что было в Кремле 28 марта: в 1972, 1981, 1982 и 1988 годах

На Политбюро была двухдневная порка Лигачёва!

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

ОТ РЕЧИ К РЕЧИ ВСЁ ЛУЧШЕ. ОДНА КРАСИВЕЙ ДРУГОЙ. А ДЕЛА ВСЕ ХУЖЕ И ХУЖЕ

28 марта 1972 г. Обсудил с Красиным и Вебером доклад для Б.Н. (Пономарёва) в Софии о Димитрове (90-летие). Пока ещё слабо. Но ребятам уже надоело выкладываться «на дядю». Тем более, что политическая (идеологическая) эффективность выступления Б.Н. практически сводится к нулю. Его речи, доклады, статьи ни для кого уже не указ.

Обнаружил в ужасающем состоянии «памятку» для Капитонова (Секретарь ЦК КПСС по кадрам), который едет во главе делегации КПСС в Англию по приглашению Голлана (Генеральный секретарь Компартии Великобритании с 1956 по 1976 гг. – прим. FLB). Примитив, переходящий в политический ляп. А, оказывается, Капитонов его уже акцептировал. Нагнал я панику на Матковского и Джавада (Матковский – зав. сектором Великобритании в Международном отделе ЦК КПСС, Шариф Джавад в то время был его заместителем – прим. авт.), которые, кстати, сами едут в составе делегации. Поработал с ними над текстом. Между прочим, на другой день после речи Брежнева на XV съезде профсоюзов, ко мне зашёл Панкин (редактор «Комсомолки»). Говорит: «Кто участвовал-то?»... Вот ведь... От речи к речи всё лучше. Одна красивей другой. А дела все хуже и хуже.

СЫН ЗДОРОВА СБЕЖАЛ, ПОПРОСИЛ УБЕЖИЩА И УЖЕ НАЧАЛ ПОНОСИТЬ СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ ПУБЛИЧНО

28 марта 1981 г. Какой длинный месяц март! Сколько всего в нём уместилось. У меня в течение двух часов был старый знакомый Кжистоф Островский, зам. зав. международного отдела ПОРП. Положение, по его наблюдениям, отчаянное. «90 дней» Ярузельского провалилась. События в Быдгоще, когда милиция выдворила деятелей «Солидарности» из помещения горсовета и, конечно, кое-кому поддала..., разрушили то, на что делалась последняя ставка. «Солидарность» потребовала от партии и правительства: либо осудить (юридически) милицию и Ко, или уйти – власть, «которая бьёт рабочих», нам де не нужна, это значит опять то же, что уже бывало в 1956, 1970 годах. Вчера уже проведена четырёхчасовая предупредительная забастовка и на 31 марта назначена всеобщая «оккупационная». Завтра будет Пленум ЦК... А между тем магазины пусты. В очередь за самыми простыми продуктами встают ночью и, как правило, возвращаются ни с чем. Заводам, даже если представить себе такую фантастическую ситуацию, когда рабочие захотели бы поработать, не на чем работать – нет сырья и материалов. Импорт закрыт, так как Запад тянет с отсрочкой кредитов. Дело идёт к голоду... Взрыв вот-вот произойдёт... Партия в полном развале. Вот сейчас ЦК запретило коммунистам участвовать в забастовках, поскольку они «чисто политические», против власти. Но нет такой уверенности, что по крайней мере 2/3 партии послушается.

А мы? В беседе во время съезда Брежнев потребовал от Кани и Ярузельского дать отпор разгулу контрреволюции, которая наглеет с каждым днём, видя беспомощность власти. Это действительно так. Валенса уже теряет почву, он уже «либерал», его оттесняют люди, которые пойдут до конца, не считаясь ни с чем. Но самая робкая попытка давать отпор (в Быдгоще) привела сразу к всеобщей забастовке... Что остаётся? Если придём мы – будет побоище, но работать-то мы их всё равно не заставим. Или, может быть, Ярузельский решится на повторение «варианта Пилсудского» 1926 года?!

Б.Н. затеял провести в мае мини комсовещание редакторов газет коммунистических партий. Бессмысленность предприятия очевидна. Но Б.Н. не может «сидеть, сложа руки», ему как пушкинскому Балде надо всё время крутить концом верёвки в проруби... Видимость «мобилизации комдвижения». Составили красивое хитрое приглашение. Но, думаю, Суслов это похоронит.

В четверг встречался с секретарём ЦК Социалистической партии Австрии – Хаккером. Любопытно. Но держатся они, социал-демократы, с нами нахально, это называется «с достоинством». Я попытался прижать его судьбой австромарксизма. А он мне в ответ: но австромарксисты первые выступили с оружием в руках против фашизма, а не шуцбундовцы, которые потом, после 1934 года, бежали в СССР и все были ликвидированы в 1938 году... Расскажу потом подробнее о нашей «товарищеской» полемике.

Вторая половина дня. После тенниса. Играли со Стефаном Дмитриевичем Могилатом. Это помощник Пельше. Спросил у него: что со Здоровым? Здоров – первый зам. Отдела машиностроения ЦК. Я с ним давно знаком, ещё когда в Отделе науки работал, вместе играли годах в 1956-57. Потом вместе плавали в бассейне Автозавода в бывшей церкви на Солянке. Он из породы «рахманиных» - хозяин жизни, господствующий класс. Так вот. Вчера узнаю, что Черненко зачитал на Секретариате постановление:
1. Снять Здорова с работы.
2. Передать дело в КПК - за нарушение партийной этики при устройстве сына в заграничную командировку.
Стефан Дмитриевич уточнил сегодня - сын сбежал, попросил убежища и уже начал поносить советскую власть публично. Что с отцом делать, КПК ещё не решил. Но, видно, что-то будут делать, так как отец активно пропихивал его за границу и «вообще избаловал»: квартиру устроил, машину купил, служебную машину для него вызывал, а тот и не скрывал, что ездит за границу, чтоб обарахляться, почти каждый год ездил, хотя и работал в каком-то военно-техническом учреждении, будучи 30-ти лет от роду.

Но тогда почему же с Фалиным поступили «либерально». Даже в членах ЦРК оставили после съезда. Неужели только потому, что у Фалина сын приёмный?!

А может быть, вообще ожесточается «режим» в отношении партийных чинов, с учётом того, что произошло в Польше, где «Солидарность» теперь живёт и растёт на том, что разоблачает «коммунизм для аппаратчиков», созданный при Гереке. Может быть... Но тогда надо начинать «с повыше»... или во всяком случае с нашего Управления делами, с Павлова и Поплавского. Впрочем, они умело, если и не обворовывают, то хорошо пользуются партийной кассой в своих «семейных» целях.

Встретился с Искрой. Впервые она вызвала меня на встречу, чтоб попросить за своего мужа – Гулыгу. Он в Институте философии возглавляет группу по изданию «классиков философии». Затеял с одобрения верха издавать русских классиков тоже... Начал с Фёдорова - праотца космонавтики и основателя теории о восстановлении предков – всех умерших за тысячи лет, причём в точном их обличии с помощью химико-электронных методов! И т.д. Я о нём мало знаю. Читал только то, что в «Прометее» было – большая статья о нём и Толстом. Книгу набрали, а потом интригами Йовчука, которого, наконец, не избрали кандидатом в члены ЦК, где он был 30 лет, по чьему-то звонку велели рассыпать. Гулыга, естественно, не хочет. И издательство не хочет. Апеллировали к Афанасьеву («Правда»): он тоже за издание книги, но не может помочь. Теперь вот я буду помогать...

ПРОЧИТАЛ СТАТЬЮ ОБ ОТКАЗЕ ФКП ОТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА

28 марта 1982 г. Увлёкся Блоком. Проза 17-18-19 годов. Велик. И поразительно – в школе, т.е. значительно ближе к тому времени, когда он ещё был жив (1921, 1936-37, всего 15 лет), чем с тех школьных лет до 1982 года..., мы его воспринимали совсем иначе. Мы просто его не знали, не позволено было его знать. Впрочем, сегодня эта проза звучит пророчески... Тогда бы она и не могла так восприниматься. Поразительно и другое: как и Пушкин, Байрон, Бодлер, как и они – он наилиричнейший из поэтов, сверхпоэт, «на поверку», оказывается, рациональнейшим (до цинизма, но не до бесчестья) реалистом! И очень приземлённым. Маяковский таким не был. Поэтический «восторг» его никогда не покидал.

Прочитал статью Люсьена Сэва (ЦК ФКП) – об отказе ФКП от марксизма-ленинизма и почему. А мы итальянцев кроем. Здесь – то же самое. Только ругани нет в наш адрес. Существо же дела Пономарёва не интересует. Даже у него нет ни времени, ни сил вникать в существо. Хотя он по должности обязан бы это делать. А впрочем – зачем? И здесь «дух» распада.

А ЛЮБИМОВ? ЗАЧЕМ ОН НАМ?!

28 марта 1988 г. Звонит Яковлев. Спрашиваю, нужно ли ему то, что принёс Губенко от Любимова из Мадрида, это я передал М.С. - о «заезде» Любимова в СССР? Не надо, говорит, - я согласился - пусть «Известия» даст его интервью. Может, намылят мне шею, но думаю, не ввязывать его в это. Потом, когда я спросил у М.С. - читал ли он.

- Нет, не читал. А зачем? Я вообще за то, что все, кто хочет, пусть катятся. Широко открыть им двери. И... кому мы считаем, что им там место - тоже туда. А Любимов? Зачем он нам?!
И перешёл на ёрничество, из которого я понял, что сам он заниматься «этим» не будет: как получится, так пусть и идёт.

Поговорили о завтрашней встрече с Наттой и Ко (генсек итальянской компартии). «Через секунду позвони всем помощникам сразу: в 16-30 собираю всех завов (отделами) и вы будете. Ничего с собой не надо, кроме ушей». (Я это так понял, что нельзя записывать. Однако... не так).

Собрались. Но Яковлев меня уже предупредил, о чём речь - о статье Нины Андреевой в «Советской России», как и два закрытых ПБ в четверг и в пятницу.

Спрашиваю: Как? В ничью?

Он: «Ну, что ты! Двухдневная порка была (Лигачёва!)». И такой весь радостный, А.Н., довольный.

М.С. начал с XIX партконференции. Давать ли тезисы на всенародное обсуждение. Или - внутри партии. Пусть сама разберётся сначала? Подумайте, мол. От этого зависит и характер тезисов. Конференция должна стать мощным толчком всем процессам перестройки. И требуется всё обдумать: ход перестройки и меры по её углублению. Как подойти в практическом плане к созыву конференции. Как доклад готовить... Ну, это-то мы сделаем. А вот как партию подготовить к конференции. Нужна будет очень острая самокритика: как выполняются постановления Пленума, «единство слова и дела», соблюдаем ли?! Что сделано и что провалено и кто ответственен за это. Думать надо и в плане доделки несделанного - за оставшиеся месяцы, и в плане анализа проделанного. Что выполнили - не с точки зрения объёмов, а новыми методами, выполнили ли договора. Нужно сказать и о достижениях - экономических, политических, социальных. Это первое. Второе. Как идёт демократизация в партии и в обществе. Доклад будет один. Дайте свои мнения - как вы его себе представляете. У меня есть идеи. Но говорить обо всех не буду. Соберёмся на той неделе. Думайте о качественном составе делегатов конференции, о документах её, о порядке работы. Кое-что я сказал на февральском Пленуме. В центре - проблемы политической реконструкции - Советы. Возродить их. Ленинское отношение к их месту и роли. И о роли партии: чем больше размышляю и изучаю вопрос, тем сильнее убеждаюсь, - если допустим ослабление партии, все провалим. Ведь в ней - теория, осмысление, организация масс, сознание масс. Кто это за неё сделает?! Никому это не по плечу. Уже сейчас видим: стоит что-то упустить, отстать, сразу же это даёт о себе знать, во всем обществе откликается. Убеждён, что надо кардинально менять Верховный Совет. Как подумаю о нём - перед глазами Большой Кремлёвский дворец: сидят, кто слушает, кто так, похлопали, проголосовали - и вся работа. И разъехались. Такой ли нам нужен Верховный Совет - и по существу, и по составу, и по количеству, и по делу? Убеждён, что нужно ограничение срока пребывания на посту - всех, вплоть до Генерального секретаря. Но не так, как у югославов. Насмотрелся я там. Все лидеры счастливы, что у них нет Генсека. Каждый на своём месте речи произносит за всю страну. Все метят занять первое место.

Медведев: А с другой стороны - с ответным визитом некого пригласить! Хохот.
Горбачёв: Но посмотрим на себя. Вот недавно занимались корпусом кадров на первых секретарей обкомов. До 40 лет нет ни одного подходящего. А откуда взяться-то. Они же были исключены из политического процесса. Ведь человек должен пройти через ступени партийной работы. Но им выхода не давали. И теперь кто рождения 30-ых годов, значит ему сейчас 50. А на выдвижение в центр он лишь к 60-ти подготовится. Нарушен у нас кадровый процесс. Так вот: и об этом подумайте. И вообще, как вы себе представляете аппарат? Таков второй аспект XIX партконференции.

Теперь хочу сказать вот о чём. Мы (в ПБ) два дня обсуждали статью в «Советской России». Оценили единодушно (!) как вредную, антиперестроечную, а некоторые даже - как реакционную. Обсуждение состоялось по моей инициативе. Точка зрения - общая. Были члены ПБ, кандидаты, секретари (кроме Добрынина - был в отпуску).

Появление подобной статьи казалось бы нормально в условиях гласности. И такая точка зрения может быть. Человек может высказывать любые взгляды. Я сам вам зачитывал письма похлеще. Мало разве разного печатают в газетах, в журналах. Это нормально. Люди обдумывают. Они хотят понять, что с из историей было. Что? 70 лет зря прожили? И воевали неизвестно за что? Другие: всё вообще было блестяще... Но тогда зачем такой Пленум? Затея чья-то? А мы, партия, хотим свою точку зрения проверить: сложным путём шли, разное было. Но шли по пути социализма. ... Свою точку зрения изложили на 70-летии Октября и в других документах. Это привело в движение новые процессы, затронуло все слои общества. Развернулись дискуссии. Разгорелись страсти. В сознании многих возникли вопросы. Казалось, их прояснили. А в жизни - всё сложнее. Сумятица в мозгах. Даже на уровне ЦК не всё одинаково. И это нормально. Каждый честный человек хочет прояснить для себя, что и как было. Это нормально. Почувствовав эту сумятицу, я решил выступить на февральском Пленуме. Вы помните, с каким вниманием слушали. Но увидел я, что некоторых ошарашило. Задумались... Начали выходить на кадровую политику, пошло опять обсуждение. И пусть. Мы никаких указаний отсюда не давали. Ведь речь идёт о переделке сознания. Не I Конной даём приказ разгромить Деникина. Речь идёт о перестройке сознания людей, которые выросли в советское время. Вот для чего нужны глобализация и демократия. Вот - главные инструменты.

И вот мы сталкиваемся с этой акцией (статьёй Нины Андреевой в «Советской России»). Именно так я хочу квалифицировать её - акция против февральского Пленума, задумана и осуществлена. И это нельзя было оставлять без оценки. Поручили «Правде» дать ответную статью. Статья в «Советской России»... Сразу мне бросилось в глаза, что не могла её какая-то Нина Андреева написать.

Фролов: Она готовилась здесь, в этих стенах...
М.С.: Где? Кем?

Фролов молчит... М.С. понял, что может быть произнесено имя Лигачёва и отстал от Фролова.
М.С.: Где же она готовилась, если не в отделе пропаганды?.. Но Яковлев не знает. Лигачёв - не знает... (опять лукавый М.С... давно понял он, чья работа, но не хочет прилюдно ставить точки над «і»). Скляров - не знает. Кто же знает? Что же тогда у нас происходит? Или мы будем линию XXVII съезда проводить, опираться на то, что Генсек говорит, или - в подворотнях будем политику делать? Был разговор с Чикиным (редактор «Советской России»). Он сам удивился такой реакции. Думал, говорит, помогаю перестройке. Он - порядочный человек. И «Советская Россия» мне нравится. Она много делала для Пленума. Хорошая газета, серьёзная. Сколько она разных тем подняла! Писателя Ивана Васильева вывела на свои страницы. Но вот - заблудилась. Заблудился Чикин. Я ему сказал: вопрос о доверии к тебе не стоит.

Но статья эта - не просто случайность. И что же это такое? Скляров по диагонали прочитал, Яковлев - по диагонали, Фролов - тоже. (Ох, хитрит М.С., уводит с главного следа, называет тех, кто «вне подозрений»!) Я улетал в Югославию. Некогда было прочесть. Обычно складываю, что надо смотреть в отдельный ящик. В субботу вернулся. Читаю. Вижу - что это такое! Не то! Абсолютно не то! А теперь посыпались вопросы - откуда? Пришли люди, говорят: это правда, мол, что статья готовит общественность к известию о том, что Горбачёв уже отстранён от работы..., чтобы люди начали понимать, за что его отстранили. Вот ведь куда дело-то зашло!

Говорю Чикину: ты был на съезде колхозников. Ты видел, что происходит..., что нас держит? Это ведь всё «оттуда», от Сталина. А ты статью подбрасываешь в раскалённую атмосферу. Он мне: мол, разные мнения. Да разные. Есть и монархисты и революционеры. Некоторые Октябрь считают зигзагом истории. А есть - без роду, без племени, историю без корней преподносят... Чикин мне: Я хотел показать разные мнения. Я ему: Да ты что, мне информацию, видать, хотел дать. Будто я не знаю о разных мнениях, до меня довести... Страна решает такие задачи, доведена до прямого кризиса, а ты бросаешь в этот котёл вырванную цитату о «контрреволюционных народах»! Переживал Чикин. Клялся. Я ему верю (напрасно! лигачевский лизун и сталинист!)... Я вообще верю людям. Могут, конечно, и разочаровать, сподличать. Я говорил на ПБ: нам с вами выпала важнейшая в истории миссия - тащить страну, выводить на дорогу..., возвращать её к Ленину... Будьте внимательны, смотрите вперёд.

(См. ещё запись Черняева от 26 марта 1988 года «Горбачёв поставил на обсуждение статью Нины Андреевой в «Советской России» - прим. FLB).

Вот сидел я рядом с латышом из «Агджи» (богатый латышский совхоз). Говорит он мне: Михаил Сергеевич, между руководством и народом - такая толща! Вяжут народ, не дают дышать, не дают работать. Виктор Петрович (Никонову), ты предлагаешь на 50 % сократить РАПО, а я - на 60 и больше. Ведь в одном Саратове, говорят, сидят при РАПО (Районное агропромышленное объединение) сотни людей, целый отряд, здоровые девки (показывает на грудь), это резерв - на свёклу. 900 человек заняты а РАПО в одном Саратове. Нужны ли нам такие РАПО? Политика определена. Сказали, что делать. Государство заказы будет давать и зачем эти промежуточные инстанции? Отучили людей самостоятельно действовать. Вот Иван Васильев выступал на съезде колхозников: нагляделся, говорит, я на все эти вещи. Теперь и аренду не с кем заключать, не хотят никак этим заниматься... А почему так? Потому что специалисты против. Они десятки лет сидели, ничего не делали, разорили деревню. А тут подряд подошёл и выдаёт такие результаты, что им не снилось. Это их дискредитирует и, конечно, они против всяких новшеств. Вот ведь в реформе какие вещи мы выявляем. И народ всё это видит. А нам бы сказать это служащим-специалистам - вы же сами в бюрократов превратились. Я, понятно, против того, чтобы сегодня тысячу человек уволить, завтра ещё тысячу уволить. Надо делать по-человечески, надо, чтобы процесс последовательно шёл. Не надо ничего силовыми приёмами, не пресекать никаких начинаний. Надо полную свободу всему - всем, кто хочет что-то делать.

Или посмотрите, в «Огоньке» прочитал недавно, как в Узбекистане удобрениями травят женщин, которые на хлопке работают. И никому нет дела. А одна женщина выступила, так её замордовали, без зарплаты оставили. И вот забивают таких людей как гвоздь под шляпку, чтобы задохнулись со своей инициативой и с жалобами. Перестройка преподнесёт нам ещё много всего. И нельзя, чтобы мы замыкались на мелочах. Надо, чтобы закон сам стал действовать. Вот вспомните подстрекателей в Армении. Есть они. Паразитируют они на проблеме, на беде. А надо взять такого подстрекателя и в суд его принародно, и в тюрьму. В нашей политике - большая сила. Но надо уметь её проводить. Чебриков в своём ведомстве провёл анализ (у себя они делают такие «социологические» исследования). Так вот они пришли к выводу, что критицизм, связанный с перестройкой, не носит деструктивного характера. Я хочу, чтобы завотделами знали это.

Может быть нам решение принять на Политбюро по статье в «Советской России» (голоса согласия). Не вредно и разослать бы его по парторганизациям. Болдину: У нас записано, что говорилось на Политбюро? (Болдин мнётся. Ибо давно запрещено что-либо записывать на заседаниях Политбюро). М.С. понял, что он проговорился... Продолжает: Но всё-таки что-то есть. Так вот, надо всё это собрать, что сказано было членами Политбюро, хорошую записку составить, чтобы люди почитали, поняли, в чём дело, и разослать по обкомам. Вот это я хотел вам все сказать, чтобы учитывали. А теперь я поеду на 120-летие Горького. Хотя и не круглая дата, но надо: уже и на Горького руку начали поднимать...

См. предыдущую публикацию: «Чурбанов в Йемене совершенно бухой вывалился из самолёта и чуть не рухнул перед почётным караулом. «Деловые встречи» пришлось все отменять, потому что с вечера и до утра он безобразно надирался в своём окружении. Обратно увёз несметное количество чемоданов и ящиков». Что было 27 марта: в 1972, 1976, 1979 и 1982 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Горбачёв пообещал министрам лишить их «кормушки» - спецстоловой на ул. Грановского

FLB: «Которая мешает им видеть действительное положение дел со снабжением. Отнял у своих помощников «Чайки», вернул их на «Волги». Такая же судьба постигнет первых зам. завов отделов ЦК». Что было в Кремле 11 апреля 1985 года

Трое суток в Форосе

О том, что увидел и услышал помощник президента Анатолий Черняев, оказавшись вместе с М.С. Горбачёвым в Форосе

Пономарёв заменил «социализм» на «социальный прогресс»

FLB: «Согласился со мной, что не след ему сейчас вылезать с темой о вхождении коммунистов в правительство». Что было в Кремле 4 июля 1975 года

Сохранен «курс Маркова» - символа брежневиады в советской литературе

FLB: «Только в 1985 году в 27 издательствах Марков выпустил свои серые поделки. 14 млн. рублей на сберкнижке. Друг детства Лигачёва». Что было в Кремле 22 июня: 1980, 1982, 1985 и 1986 годах

Мы в соцсетях

Новости партнеров