История 11.10.18 15:56

«Мы, Россия, можем в таком кризисе и маразме пребывать десятилетиями»

FLB: «Не ощущаешь, что в стране уже началась гражданская война: воинские эшелоны и конвои через Азербайджан в Армению подвергаются обстрелам». Что было в Кремле 11 октября: в 1975, 1980, 1984 и 1989 годах

«Мы, Россия, можем в таком кризисе и маразме пребывать десятилетиями»

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

«Для чего же статья в официальном органе ЦК КПСС? Для идеологического самоуслаждения»

11 октября 75 г. Передо мной верстка статьи Салычева для «Коммуниста». Называется «Революция и демократия». Зам. главного редактора Баграмов просил меня «сугубо конфиденциально» посмотреть. Посмотрел. Революционная схоластика. Еще одно свидетельство того, когда же сравнительно умные и грамотные люди, действуя в соответствии с нашей идеологической логикой, создают политически безграмотные сочинения, даже вредные с точки зрения конкретной политики.

Если такую статью опубликуют, она вызовет поток подозрений насчет нашей серьезности в отношении Хельсинки со стороны официального Запада и поток презрительных комментариев и несогласия «с Москвой» со стороны таких наших друзей, как итальянцы, французы и им подобные. Для чего же статья в официальном органе ЦК КПСС? Для идеологического самоуслаждения.

Читаю Быкова «Дожить до рассвета». Война, и опять волнуюсь. От чтения Быкова всегда и особенно волнуюсь, потому что он пишет о самоотверженности в душах воевавших, которая отнюдь не всегда завершалась героизмом результатов.

«Ускоряется процесс исчезновения мелких компартий»

11 октября 80 г. Днем, в три часа, встреча с Макленнаном, опять на Kingstreet. На этот раз говорил в основном он. О лейбористской конференции. Уехал, говорит, я оттуда (где он, кстати, выглядел потерянным, жалким, посторонним) со смешанным чувством удовлетворения и горечи. Хорошо, что произошел сдвиг влево в лейбористской партии, хорошо, что такие резолюции о мире, разрядке. Но, с другой стороны, я еще раз увидел, что нас (компартию) никто не хочет ни знать, ни признавать. Мы знаем многих лейбористов, они нас знают, знакомы, общаемся. В профсоюзах есть наши люди, оказывают влияние. Но как партию, нас никто не признает, как политическая достойная величина она не существует. Мы чувствуем себя наблюдателями в рабочем движении.

Это так и есть. Потом, по приезде в Москву, порассуждали на этот счет с Загладиным. Он строил очередную свою лекторскую схему. Я сказал: нет, Вадим, дело идет явно к новой расстановке – к окончательному утверждению социал-демократических партий в качестве интегральной части механизма современного капиталистического общества. На эти же позиции выдвигаются массовые компартии типа ФКП, ИКП, КПЯ. В конце концов в международном плане они составят более или менее однородную политическую величину. И одновременно ускоряется процесс исчезновения мелких компартий, во всяком случае потери или всякого политического значения, как в своих странах, так и на международной арене.

Проговорил с Гордоном два часа. Он все жаловался – после смерти Уоддиса не на кого, мол, и опереться. Вместе с тем, он дал очень зрелую, объективную, глубокую оценку процессов, происходящих в лейборизме. Вернулся от него в посольство. Опять засел за шифровку в Москву.

На утро – в Хитроу с Келиным, Якименко и Масленниковым (корреспондент «Правды»).

А с 4-го началась опять рутина, где-то около реальных мировых событий. Сразу, утром, попал на Секретариат ЦК (награждение Гэса Холла – Суслов), опять подготовка выезда Б.Н. (Пономарёв) на Берлинскую конференцию, доклады, тексты...

И окунулся в информацию о Польше, об их VI Пленуме. Доклад Каниа и прения. События, сотрясающие социализм. Наша реакция пока в том, что решением ЦК запрещено распространение в СССР «Трибуны люду» и проч. польских газет и журналов. И впрямь: теперь там открыто, резко, честно говорят о том, что у нас, в СССР, в еще большем и более грубом виде присутствует... Именно о том, что привело Польшу к такому кризису. А мы, потому что мы, Россия, можем в таком кризисе и маразме пребывать десятилетиями. Уверен, что при щадящем режиме для нашего Главного, да и у других – никто из них даже не прочел полного доклада Кани, не говоря уже о стенограмме Пленума, которая идет по белому ТАСС’у под грифом «совершенно секретно». Думаю, что даже у Б.Н.’а, занятого мелкими бумажками изо всех рубежей, не хватило на это времени. Да и зачем им это все? Никто у нас не собирается ничего менять. Забота у нас одна – сохранить здоровье, благополучие, покой и проч. высшие блага для Генерального и некоторых других вокруг него – это поистине (как в давнюю старину) высший государственный интерес. Ему подчинено все остальное: от добычи угля и нефти до заключения договора с Сирией.

Редакция «Вопросов истории». Спокоийные дискуссии. Меня по-прежнему слушают. И я не могу различить: то ли дело во мне самом, то ли в моей должности.

Суслов велел Б.Н.’у сократить число иноделегаций на съезд, так как нельзя утомлять Леонида Ильича. И вообще – съезд по этой причине будет не 9 дней (как XXV), а 5 дней. Съезд – для Л.И., получается, а не для страны, для партии. И в такой момент: Польша, Афганистан, ракеты – гонка, ведущая к катастрофе (сначала экономической)! Какое-то преступное безумие, причем рутинное, обыденное, тихое!

«Остается общая «конечная цель» – коммунизм (в который, впрочем, тоже не все верят)»

11 октября 84 г. Сижу дома, но в основном делаю все для службы. Несколько раз правил записку об МКД для Политбюро, которую Б.Н. еще и не начинал читать, хотя получил до своего отъезда в Алжир. Думаю, откладывает до после Пленума, рассчитывая (как уверяет Арбатов), наконец, прерваться в своей голубой мечте – стать членом ПБ. Придумал я «критерии» нашей работы в МКД с учетом реалий: что не все считают себя марксистами-ленинцами (но их не исключить из МКД), что многие нас будут критиковать и с этим тоже придется считаться и что единственным абсолютным признаком принадлежности к МКД остается общая «конечная цель» – коммунизм (в который, впрочем, тоже не все верят).

Отредактировал тексты Терешковой, которая едет в Англию на королевский «день женщины».

Читаю верстку «Идеология социал-демократии между войнами». Мы с Галкиным ответственные редакторы. Это совершенно новое произведение: впервые объективно, с полным знанием предмета, критически и без заушательства и приписок разбирается эволюция программ и политических взглядов международной социал-демократии. Между прочим, обнажается почти текстуально совпадение тогдашних их идей с современным «еврокоммунизмом». Грустно, что рабочее движение идет циклами, все время возвращаясь к тем же самым идеям и рецептам в поисках новых или выдавая их за новые, то ли по невежеству, то ли от неспособности или невозможности (объективно) выдумать что-то новое. Коммунисты-ортодоксы отличаются тем, что стараются держаться придуманных классиками идей. И их поддерживает то, что волнообразный и зигзагообразный ход событий иногда соприкасается с прямой, «несгибаемой», линией, на которой расположены идеи классиков.

Продолжаю редактировать VIII том «Международного рабочего движения. Теория и история». В будущем году надо заканчивать эту «эпопею». Не думал, что тимофеевским ребятам удастся найти более или менее приемлемый вариант изображения комдвижения 60- 70-80 годов.

«Запись с Хоннеккером... М.С. назвал его (в разговоре со мной и Шахом) мудаком»

11 октября 89 г. Сегодня М.С. встречался с Раковским (польский премьер). Я там не был. Но читал запись его встречи с Ярузельским и Раковским в Берлине.

Им и Хоннеккеру (один на один) он говорил такое, чего, наверно, не нужно было говорить. Подыгрывал, а может отдавал дань не изжитой в себе ортодоксии: мол, ПОРП и ВСРП «проиграли», упустили, сдали позиции (социализма).

Венграм он это не говорил. А полякам... лишь соглашается, когда они сами об этом говорили.

Запись с Хоннеккером... М.С. назвал его (в разговоре со мной и Шахом) мудаком. Мог бы, говорит, сейчас сказать своим: 4 хирургических операции, 78 лет, требуется много сил... в такой бурный период, мол, «отпустите», я свое дело сделал. Тогда, может быть, остался бы «в истории». Мы с Шахом усомнились, что он, сделав это сейчас, останется «в истории». Два-три года назад – куда ни шло. Сейчас он уже в ситуации Кадара. Он уже проклят народом.

В Берлине второй день идет ПБ. Кренц послу нашему для передачи М.С. обещал «поставить вопрос» о переменах. Хоннеккер его предупредил: будешь моим врагом! Но тот, кажется, это сделал. Чем-то кончится?

Коль третьего дня напрашивался на телефонный разговор с М.С. Я вчера ему напомнил: М.С. отмахнулся – не хотелось ему. А сегодня звонит: давай, соединяй... Только я было за трубку, он опять звонит: а стоит ли? Еще не ясно, чем в Берлине закончилось. И вообще...

Я: Надо, неловко. И потом – я уверен, что он звонит, чтоб «отмываться» от своих заявлений насчет «воссоединения» (в связи с бегством немцев из ГДР в ФРГ).

Разговор длился 17 минут: Коль обещал помочь Венгрии и Польше, собрался ехать в Варшаву, а главное – заверил, что не будет дестабилизировать ГДР.

М.С. в ответ: Это очень важное заявление. Принимаю его к сведению. Поговорили о двусторонних экономических связях по итогам визита М.С. в Бонн.

Мы с Шахназаровым учинили погром записке Шеварднадзе и Крючкова по поводу политики на страны «соцориентации». Застенчивые изменения они предложили. Мы же выступили против самой этой категории: «соцориентация», против деления третьего мира по идеологическому признаку, против экспорта туда оружия, которое соблазняет их заниматься не тем, чем следовало бы...

Словом, мы предложили коренным образом изменить курс в этом направлении, ибо прежний, сложившийся по идеологическим мотивам и на основе военно-стратегических соображений позавчерашнего дня, не оправдал себя, Обанкротился, и не совместим с новым мышлением.

М.С., судя по тому, что он направил наш «меморандум» Шеварднадзе и Яковлеву, поручив переделать, согласен с нами. Но чем-то кончится?..

Фактически я разрешил Боровику (известный журналист-международник) пригласить Переса (Израиль) в СССР, как-то не подумав, что я делаю, пусть по общественной линии, пусть не для государственных дел, но ведь это вице-премьер страны, с которой мы не имеем дипломатических отношении? Боровик подлез ко мне в перерыве заседания Международного комитета Верховного Совета. Нес всякие аргументы и сулил выгоды. Я сказал: Если вы имеете право, приглашайте. И вот Перес уже дает интервью газетам – что он собирается у нас здесь делать. Отнюдь не коммерцию с Советом мира, а заниматься политикой. А М.С. узнает об этом из интервью, Шеварднадзе тоже. Не дадут ли мне за это по шее?!

В целом, общаясь с М.С., наблюдая его, слушая и видя заседания ВС, не ощущаешь, что в стране уже началась гражданская война: воинские эшелоны и конвои через Азербайджан в Армению подвергаются обстрелам, уже было несколько «боев» с применением автоматического оружия.

Готовлю «мировоззренческий» материал к встрече М.С. с Брандтом (17.10)..., движемся к возрождению единства, к ликвидации исторического раскола социал- демократического и коммунистического движений (если последнее еще есть).

См. предыдущую публикацию: «Тэтчер решительно против «объединения Германии». «Но я, мол, не могу это сказать вслух ни у себя дома, ни в НАТО. В общем – нашими руками хотят это предотвратить». Что было в Кремле 9 октября: в 1972, 1977, 1983, 1988, 1989 и 1990 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

«Нам уже никто не верит»

FLB: "...Как бы мы ни изображали китайцев и ни объясняли свою марксистско-ленинскую чистоту". Но «мы не такие дураки, чтоб заниматься идеологическими упражнениями с теми, кто спокойно может послать на х...»  Что было в Кремле 17 октября: 1972, 1981, 1984, 1985, 1990 годах

Вечером Горбачёв устроил торжественную пьянку для «близких»

FLB: «Было человек 20!.. «Мемуарил»... как он и Раиса шли «к этому»... Женева, Рейкьявик, детство, отрочество, и далее». Что было 20 июля в 1980 и 1991 годах

Китайцы - действительно опасность №1

FLB: «Попытаться добиться того, чтобы в качестве партнёра №1 Германия избрала нас, а не США. Тогда мир можно считать «сделанным», по крайней мере до 2000 года, пока Китай не станет сверхдержавой». Что было 29 апреля в 1973,  1975 и 1978 годах

Наедине Никсон сказал Брежневу

«Помните и верьте мне, я никогда ничего не сделаю, что повредило бы Советскому Союзу». Что было в Кремле 3 июня: в 1972, 1976 и 1984 годах

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров