История 14.09.18 11:36

Решением Политбюро прекращено глушение радиостанций «Голос Америки» и «Би-Би-Си»

FLB: «Эфир - теперь и над Москвой заполнен в данный момент «проблемой Сахарова и Ко. Поручено «продумать» и расширение зоны допуска иностранцев в разные районы страны». Что было в Кремле 14 сентября: в 1973, 1988, 1990 и 1991 годах

Решением Политбюро прекращено глушение радиостанций «Голос Америки» и «Би-Би-Си»

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь

ПРАВАЯ РУКА НЕ В КУРСЕ, ЧТО ДЕЛАЕТ ЛЕВАЯ

14 сентября 1973 г. О Чили - мы разразились (с обычным опозданием) сильным заявлением ЦК. Весь мир взволнован событиями там. Протесты заявляют: Социнтерн, премьеры социал-демократических правительств, даже ФРГ’овское правительство, не говоря уже о коммунистах. А наш Басов - посол там, «герой Новороссийской забастовки» - в телеграмме советовал «официально» ничего не говорить, а давать лишь информацию, ссылаясь на информационные агентства.

Вчера послал наброски планов по подготовке конференции компартий Европы («Карловы Вары-2», как мы её называем) и нового международного Совещания компартий. Ни того, ни другого, по нашим первым сведениям, братские партии не хотят. Они хотят консолидации КП и левых сил Западной Европы, они хотят своего западно-европейского пути революции и своей, подлинно-марксовой модели социализма, вызревшего на почве высокоиндустриализованного капиталистического общества с его высокоразвитыми демократическими традициями. Они всё чаще (и англичане, и французы, и итальянцы) подчёркивают неприемлемость для них «советской модели, русского образца» и рассматривают Октябрьскую революцию и Советский Союз лишь как объективную реальность, которые оказали и оказывают воздействие на ход мировых событий и с которыми надо считаться, учитывать их последствия, но отнюдь не подражать и не связывать свою политику с намерениями и желаниями КПСС, ни в коем случае не идентифицировать себя с советским и восточно-европейским коммунизмом. Дело Сахарова, Солженицына, Якира-Красина спровоцировало ещё большую кристаллизацию этих настроений, вытолкнуло их вновь на всеобщее обозрение, в более откровенном обличье - и в обстановке, когда нам приходится «схлёбывать» и помалкивать.

На этой неделе прекращено (решением ПБ) глушение радиопередач государственных радиостанций («Голос Америки», «Би-Би-Си», «Немецкая волна» и т.п.), но не Пекин, Тирана, Тель-Авив, не «Свободная Европа» и «Свобода». Эфир - теперь и над Москвой заполнен в данный момент «проблемой Сахарова и Ко» Нас сравнивают с ЮАР и т.п. (Лет через семь эти радиостанции снова стали глушить – прим. FLB).

Тем же решением поручено «продумать» о расширении зоны допуска иностранцев в разные районы страны, о снятии 40 км. зоны вокруг Москвы для иножурналистов и вообще иностранцев (без специального разрешения), об облегчении их контактов с разными советскими организациями и учреждениями (уже не только через соответствующий отдел МИД), об упрощении визовой практики, о сокращении налога при получении загранпаспорта, если человек едет по частным делам и т.д. и т.п.

Это всё - в связи с начинающимся 18 сентября вторым этапом европейского Совещания и крайним заострением пункта повестки - «об обмене людьми и идеями». Брежнев ведь распорядился с Юга, вскоре после Крымской встречи по этому поводу: продумать меры, чтобы идеологические наши принципы не потрясти, но и..., чтобы не сорвать европейское Совещание.

Но зачем же тогда Якира-Красина выпускать на суд именно в это время? Зачем с Сахаровым именно так и именно сейчас?...Или общая стратегия не продумана, или её вообще нет, и правая рука не в курсе, что делает левая.

Заходил Вадька. Опять о Сахарове. Я ему сказал, между прочим: я не знал бы, что делать, если бы стал самым главным в стране. Но одного я не позволил бы никогда - чего бы это ни стоило - материального благополучия ценой легализации кулацкой психологии и кулацкого образа жизни.

СЛОВОМ, ГОРБАЧЁВ НАСТОЯЩИЙ ЛИДЕР СТРАНЫ, КОТОРУЮ ОН ОСВОБОЖДАЕТ ОТ ИДИОТИЗМА

14 сентября 1988 г. Вчера я смотрел М.С. в Красноярске по TV. Он великолепен, особенно на встрече с учёными и хозяйственниками. Спокоен, уверен, квалифицированно реагирует и ведёт разговор. Не раздражается, но остёр и даже резок, без обидных и оскорбительных оттенков. И сразу видит человека - стоит ли его вообще спрашивать, вступать в полемику.

Загораются чёрные острые глаза, если человек интересный. И тускнеет лицо, отводит взгляд и замолкает - если чинуша. Словом, настоящий лидер страны, которую он освобождает от идиотизма, о котором нам повествуют ежедневно, еженедельно и ежемесячно газеты и журналы. Торжество здравого смысла. Казалось бы, как просто!

Кстати, в таких вот живых беседах он «выговаривает» внезапно (может быть, и преднамеренно, но в своей народно-аристократической манере) то, на что он не всегда идёт в официальных выступлениях. Вот вчера. Вытянул на трибуну знаменитого директора совхоза Вепрева (действительно, государственный человек - в отличие от некоторых министров на той же трибуне).

Тот говорит: Cкоро крестьянина будем записывать в «Красную книгу», если и дальше так пойдёт. Спасение - семейный подряд.
М.С. ему: Не очень-то многие рвутся на подряд.
Вепрев: Но надо уйти от постепенности. Так дальше продолжаться не может.
М.С.: А я вам задам прямой вопрос. Один раз мы уже сплошную работу быстро провели - в 29-30 годах, и до сих пор расхлёбываем... Не загонять в аренду. Скомпрометируем глубокий поворот.

Вот и оценка коллективизации. Окончательная. А официально он этого ещё не заявил. Видимо, хочет это сделать на аграрном Пленуме. Готовится к нему - на Юге всё время делился. (Кстати, термин «раскрестьянивание страны» я ему подкинул. Он сразу ухватился. И вот пустил в ход).

Я вот к чему: спрашиваю (в Тессели) у интеллектуалов Галкина и Красина, листали ли они сборничек «Визит М.С. в Польшу»? Нет. Потому, мол, что, заурядное, дежурное дело... Банальные вещи не по профилю... И напрасно, говорю я им, потому, что в разговорах с поляками на улицах и с их академиками он «выстрелил» много такого, чего он официально ещё не говорил, во всяком случае так определённо, по самым разным, в том числе сугубо «идеологическим» вопросам.

О его работе над запиской по реорганизации аппарата ЦК (в «Заре»). Диктовал дважды. Дважды просил меня потом поработать над текстом, оформить, может быть, добавить, «если что у тебя появится».

Главные идеи: если сейчас соберём съезд (партии), «нового» ЦК не получится, «новые» кадры ещё не выявились. Но надо вести дело к коренному обновлению ЦК. И потом - чтоб это был работающий орган и чтоб люди были не по должности, а по уму, по способности быть революционерами-перестройщиками. Создание комиссий из членов ЦК, чтоб они вырабатывали политику. А Отделы - их аппарат.

Сам аппарат. Почти 3000 человек. Он сначала сказал: сократим в два раза. Я стал настаивать, чтоб в три. Договорились сначала в 2-3. В окончательном виде «в 2 и более».

Это, конечно, существенно. Но не главное. Убирает из аппарата ЦК почти все хоз-правительственные подразделения, производственные отделы. Оставляет социально-экономический отдел, но как теоретическую единицу, лишив (полемически - против кого-то из давших ему «соображениям», потом на ПБ стало ясно - Долгих) всяких управленческих прав. Категорически! Ибо иначе всё вернётся к прежнему.

Из экономико-функциональных оставляет аграрный Отдел. Уж слишком острая проблема. Но - временно. Пока не наладим...

И оборонная промышленность. Но на ПБ возразил Рыжков: будет опять «руководить» военно-промышленной комиссией Совмина. И М.С. согласился: должен быть концептуально-контрольный Отдел для военной политики Генсека, как Председателя Совета обороны. Я ему ещё в «Заре» говорил: не нужен этот Отдел. Будете вы президентом, при вас и создать группу «экспертов»...

Один Международный отдел - вместо трёх.
Один Идеологический отдел - вместо трёх.
Ну Управление делами ЦК, Общий отдел (канцелярия).

Прямо не написал, что упраздняет Секретариат ЦК. Но и дал понять во фразе, где сказано, что аппарат будет обслуживать ПБ и секретарей ЦК. Когда он диктовал, я ему: а куда денутся нынешние секретари, ведающие Отделами? Вы вот их фактически запиской ликвидируете и в то же время поручаете «Секретариату» подготовить «конкретные предложения по реорганизации аппарата в духе записки»...

Просверлил меня своими чёрными углями: Это - мой долг. И пусть думают. И - о себе. Я-то ведь думаю... Смягчился.

Правда, по приезде в Москву на встрече с одними помощниками раскрыл, как он думает. Может быть, тогда мне не сказал, потому что стенографистка присутствовала.

Так что он «думает»? Развести Лигачёва и Яковлева и обоих «освободить» от идеологии.(Ох, хитёр!). Яковлева - на Международный (объединённый) отдел, куратором. А.Н. сам просился на это, чтоб уйти от каждодневных столкновений с Е.К... и (в тайне): пусть, мол, дураков нанимает сочинять ему речи (без амортизатора, вроде прибалтийских речей А.Н. в ответ на черниговскую речь Лигачёва).

На Идеологический отдел - Медведева. И хорошо о нём говорил... Экономику знает, и с Ленинграда ещё в идеологических сферах работал. Грамотный и с характером. Мне, говорит, иногда морду ему набить хочется. На ПБ, например. Всё, кажется, обговорили, едва-едва компромиссом как-то уладили. А он встаёт и качает своё... И дельно, неотразимо, сухо, спокойно выдаёт аргументы... И нравится мне это. Имеет своё суждение и не оглядывается, упорно отстаивая своё мнение. Мы, особенно я, усиленно поддакивали и «добавляли»:

Слюнькова на социально-экономический Отдел;
Воротникова сделаем председателем президиума Верховного Совета РСФСР: «пусть он продолжает ворчать». А премьера для России подберём из новых, смелых, сделаем его кандидатом в члены ПБ.
Добрынина - на пенсию. Секретаря из него не получилось. Как был послом, так и остался. Но полезен. И где-нибудь можно будет его пристроить - в комиссию Верховного Совета, или в комиссию ЦК.
Что делать с Лигачёвым? Я думал, может, направить его в преобразованную КПК. Но для этого лучше подходит Пуго. Он честный, умный. Но Латвия его не приняла: «не свой». А «свой» там есть, подпирает уже..., назвал какую-то латышскую фамилию (как он всё помнит!). А Лигачёва - на аграрный отдел. Это он знает... Мы, помощники, дружно поддержали такой расклад.

Ещё один Отдел ЦК - правовой. И тут он поговорил всласть о том, что это (т.е. политическая система) - решающий участок нашей продлённой революции. Это надо постоянно иметь под боком. Как-то я не усёк - ставит ли он на этот Отдел Лукьянова, или хочет его в Верховный Совет, поближе к президенту.

Бирюкову похвалил. Хочет её сделать зампредом по лёгкой промышленности или председателем ВЦСПС (где она и была). Но больше склоняется к первому варианту. Умная, деятельная, принципиальная, вцепилась в дело хорошо... и женщина.

Да, в связи с Пуго добавил: надо насыщать центральные органы людьми из республик. И в ПБ тоже. Я бы готов хоть сейчас взять его в центр. Но кого взамен? Ни одного нет, даже на подходе. Вот - плоды кадровой политики, с позволения сказать!

Записку он разослал по ПБ и секретарям. Она 8-го октября обсуждалась в течение 6 часов на ПБ. Все, конечно, «за». Но с оттенками.

Особая «забота» была - что делать с увольняемыми. М.С. доложил: тех, кто ещё «ничего» и правильно настроен - отправить в государственную службу, в СМИ, в науку, в вузы, в дипломатию. Но большинство утратило профессию и с ними придётся расстаться. Был проект Болдина-Кручины: разрешить отставку с любого возраста с пенсией в 90-95 % от того, сколько им полагалось бы в 60 лет. Не приняли. М.С. сказал, что в этом увидят «привилегию», да ещё для тех, кто правил в застойный период. Подумать надо. Рыжков сказал: это касается партийного аппарата и выборных органов, а как быть с министрами?

Словом, отложили на доработку. Вопрос - симптоматичный: уже сейчас никто не хочет идти на партработу, бывшие секретари парторганизаций отказываются переизбираться. А если так махануть сам аппарат ЦК, то уж и подавно никого не затянешь. М.С. в записке предусмотрел повышение зарплаты партработникам.

Вчера в «Знамени» № 9 прочёл В. Тендрякова «Охота» https://www.litmir.me/br/?b=112407&p=1 - 1948 год. О Фадееве, о космополитии. Талант бьёт из каждой фразы. Сила действия огромная... Повесть - явление морально-общественного значения, трудно с чем сравнимое... И особенно то, что это написано сугубо русским человеком. Там опубликован Эмка Мандель (Коржавин). Напомнило, когда я его знавал. И особенно один эпизод. Ехал я с работы. Жил ещё на Кутузовском. В троллейбусе. Поздно. Троллейбус пустой. На работе в киоске купил книжонку - сборник его стихов. Перелистываю. И наткнулся на «из Некрасова»:

У Некрасова:
Коня на скаку остановит В горящую избу войдёт.

Коржавин продолжает:
А кони всё скачут и скачут,

А избы горят и горят.

Я захлебнулся в рыдании. Там, в троллейбусе. И с тех пор, как вспоминаю эти стихи - плачу.

Просмотрел два номера «Коммуниста» (12 и 13). Темы: собственность, бюрократия, «о социализме», профсоюзы. Бухарин. История морали после 17-го. Дарвинизм. Религия и национализм. «Коммунист» стал лидером передовой мысли.

Глупая статья «Известиях». Выставил себя на посмешище, открылся - что он в общем в науке, в теории - невежественный человек. А высунулся, потому что не может с достоинством принять, что оказался таки на обочине. Уж держался бы своего реноме - эксперта по США. Тут ещё куда ни шло. Думаю, что подорвёт остатки кредита доверия и у М.С. А вся общественность будет потешаться.

Я тут с ним повздорил довольно грубо: он явился «без спросу», хотя я его просил не приходить, потому что каждая минута была на счету (перед Красноярском). Он таки зашёл и начал своё брюзжание: будто солидные учёные уже отворачиваются от М.С., писатели уходят от борьбы, потому что он не поддержал прорабов перестройки. Цены. Магазины и проч. Я взорвался. Наговорил грубостей. Потом извинялись друг перед другом по телефону.

ГОРБАЧЁВ ПРОСИЛ У БЕЙКЕРА ОДИН-ПОЛТОРА МИЛЛИАРДА НЕСВЯЗНОГО КРЕДИТА, С ОПЛАТОЙ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ ЛЕТ

14 сентября 1990 г. Вчера у Горбачёва были 22 американских бизнесмена. М.С. очаровал их, но они люди деловые и упорно устами Мэтлока добивались: с кем у вас вести дела? Вот ведь в чём главная проблема советского бизнеса.

Оборвав разговор посередине, Горбачёв, Шеварднадзе, Бейкер, я и Росс ушли в соседнюю комнату. Бейкер, как бы продолжая восторги своих бизнесменов, говорил Горбачёву в лицо: он за всю свою политическую жизнь не встречал более мужественного и смелого, более великого деятеля, который решился повернуть страну, опрокинув 70 лет её истории. До прошлого года, - продолжал Бейкер, - я колебался и осторожничал. Но теперь и я, и Буш целиком за вас. Мы искренне желаем вам успеха.

Разговор шёл, что называется, в обнимку. М.С. называл его Джим, однако транспортных самолётов, чтобы перебросить сирийские войска в Саудовскую Аравию не обещал (а потом, когда Шеварднадзе пристал к нему с этим, ответствовал: не надо нам впутываться!).

Сам просил у Бейкера один-полтора миллиарда несвязного кредита, с оплатой через пять лет. Бейкер согласен, но, говорит, закон не позволяет. Если пойти с этим в Конгресс, то вы две перестройки успеете завершить.

Между прочим, в связи с такой близостью между Горбачёвым и госсекретарём, я вспомнил Хельсинки. Окончилась беседа с Бушем один на один. Буш что-то мнётся... Протягивает руку: «До обеда! Скоро увидимся!» И вдруг: «А можно мне называть вас по имени?» (т.е. на «ты») М.С. радостно откликнулся и тут же назвал его Джоржем. С этого момента М.С. стал Майклом.

А между тем, мы и они сохраняем оружие, способное десять раз уничтожить друг друга. И, как выяснилось, на переговорах в Вене по СНВ «дела очень плохи» (это оценка Бейкера и Шеварднадзе, которую они дали вчера в разговоре с М.С.). Значит под угрозой договорённость Майкла и Джоржа в Хельсинки выдать соглашение уже в этом году.

Говорю сегодня об этом Ахромееву. Он мне: не можем мы, американцы отказываются вести переговоры по морской авиации. Вот тебе и Майкл с Джоржем! А ведь ещё и товарищ Моисеев (начальник генерального штаба), который почище Ахромеева.

Сегодня Горбачёв встречался с Хэрдом (мининдел Великобритании). Перед этим я вооружил его информацией Замятина (посол в Лондоне). Тот пишет, что Тэтчер в обиде, ревнует, Горбачёв, мол, охладел к ней. Все с Колем, да с Миттераном, а я - де заслужила лучшего к себе отношения. М.С. постарался «компенсироваться» – в разговоре с Хэрдом растекался в похвалах Маргарэт и даже предложил договор заключить по аналогии с германским и французским. Вечером Горбачёв встречался с двумя израильскими министрами (финансов и энергетики).

Рассчитываем получить 10 млрд... Ну, ну! Как бы то ни было, такая встреча – сенсация, с многоэтажными последствиями. Особенно, в контексте персидской войны.

Между прочим, Горбачёв предупредил вчера Бейкера, что будет встречаться с израильтянами. Тот, хохоча и грозя пальцем, воскликнул: только денег у них не просите! Вон Рейган как влип (дело в том, что Рейган при посредничестве Израиля попросил денег у Ирана, чтобы переправить их никарагуанским контрас). Потом, когда уезжали из Кремля и Горбачёв посадил меня к себе в машину, я ему вякнул: «Тогда зачем вообще они нужны, эти министры?!» Засмеялся. Но я постарался внедрить экономиста (!) Петракова на эту встречу с израильтянами. Он и Яковлев присутствовали.

ВСЕХ НАС ВО ГЛАВЕ С ПРЕЗИДЕНТОМ ПРОСЛУШИВАЛИ КРЮЧКОВ И БОЛДИН

14 сентября 1991 года. Суббота. Пора возобновлять дневник. После 3-суточного заключения в «Заре», после путча, после того, как перестало существовать прежнее государство - Советский Союз и ликвидирована КПСС, после чудовищного всеохватывающего, но не неожиданного предательства и после того, как Горбачёв стал, наконец, тем, чем ему следовало бы «стать» два года назад, и чем он давно, 3-4 года назад хотел бы стать, но не решался... А теперь «стал», но, потеряв власть и авторитет.

Надо бы вести каждодневный дневник - с момента возвращения из Крыма... Это действительно сама история. Но перегрузки были неимоверные. Теперь уже поздно... Кое-что буду помечать «по ходу»... Пока же опишу сегодняшний день...

Совещание у Ревенко по реорганизации президентского аппарата. Фантазируем... А надо бы поскромнее - чтоб как-то помочь Горбачёву дотянуть, раз он уж так... «любой ценой» хочет этого.

Остались после втроём - Ревенко, я. Шах. Ревенко кое-что порассказал, например, что всех нас во главе с Президентом прослушивали Крючков и Болдин. Сейчас российские следователи расшифровывают плёнки и просматривают то, что уже перенесено на стенограммы. Ну что ж, я даже доволен: по крайней мере увидят, как я собачился с генералами, как спорил с М.С. и что Шеварднадзе иногда выглядел со мной совсем не очень прогрессистом и т.д.

Ревенко говорит, что весь Кремль во вкраплениях «жучков», потребуется месяц, чтоб их всех выковырять!.. То же, что с американским посольством в Москве. Сенат США прав: нейтрализовать невозможно, надо разрушать всё здание. Мы сами недооценивали наших научно-технических способностей на этот счёт.

Эпопею изгнания меня 27-го августа из здания ЦК - как-нибудь опишу. Тамаре только три дня назад удалось перевезти ко мне в Кремль бумаги из моего тамошнего кабинета, в том числе всё «новое мышление» в записях бесед М.С. с инодеятелями. Я задумал по этим записям создать историю года: сентябрь 90-го - сентябрь 91-го - сквозь мысль и оценки М.С. О том, как стал возможен переворот...(Вот только теперь дошло до этого).

Кроме того, я затеял сделать брошюру о двух неделях с 23 августа по 12 сентября - с его «собственным» анализом событий, опять же на основе записей бесед М.С. с десятками иностранных деятелей за эти недели.

Вчера был у меня посол Испании. Сообщил, что хочет приехать в Москву Гонсалес: жест друга. М.С. согласен на 1 октября.

Посол Кубы - в связи с заявлением М.С. в беседе с Бейкером о решении вывести нашу бригаду... (напутал: в ней 3000 человек, а не 11.000, как он заявил). Кубинцы жалко протестуют. Ещё один символ крушения эпохи.

Дубинин (наш посол во Франции, который паскудно себя повёл во время ГКЧП и попутал Миттерана). Всё-таки М.С. сжалился. Не стал объявлять его снятым... Я «заступился», но самому ему я сказал всё, что думал: ваши оправдания достойны мелкого чиновника, а вы - политическая фигура, вы же представляете государство -президента (а не правительство), хотя у нас и нет присяги для послов! И кроме того: вы же знаете о личных отношениях М.С. с Миттераном и Дюма! Почему бы не придти к ним и не «посоветоваться», что делать: вот, мол, какое послание от хунты, а я не верю...? А вы вместо того, чтобы помочь Миттерану сориентироваться, подтолкнули его на то, что он фактически занял в первый момент антигорбачёвскую позицию. И т.д. Жалок... А это ведь дипломаты «нового мышления»... теоретически... Но шкурность, корысть, привычка к комфортному положению, ужас перед тем - как бы его не потерять - сыграли с этими элитными персонажами злую шутку... В их числе - и Замятин, и Логинов, и Слюсарь (Греция), и Успенский (Норвегия), особенно пригретый МС’ом. Впрочем, в поведении каждого из названных и многих других - для меня ничего неожиданного. Пожалуй, исключение составляет Бессмертных. Он оказался действительно в тяжёлой ситуации.

Третьего дня у меня обнаружилась плохая кардиограмма. А я ничего не чувствую. Измотался за эти послепутчевые дни больше, чем в дни самого путча. Там сработала моя особенность, которую я очень хорошо изучил в себе во время войны: в моменты опасности для жизни - предельная собранность и спокойствие, ни тени страха: чему быть - того не миновать. И перед М.С. и Р.М. - играл и хорошо сыграл бодрячка... который будто нутром чувствует, что «всё обойдётся», и тем вселяет присутствие духа другим.

Для международной конференции СБСЕ по гуманитарному измерению (9-11 сентября, в Колонном зале) я Горбачёву красивую речь написал... Тут он, пожалуй, впервые публично выступал не только «без», но и в контрасте с «социалистическим выбором», который ему очень навредил в последние два года.

См. предыдущую публикацию: «Дача» Горбачёва в Форосе стоила 189 миллионов.«Кое-какие излишества понаделали, например, эскалатор к морю». Зачем это ему? Или он не может устоять перед нравами и вкусами Pаисы Mаксимовны». Что было в Кремле 13 августа: в 1975, 1984, 1988 и 1990 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Вчера хоронили Суслова

FLB: «Думаю, что это самая значительная смерть после Сталина. Как серый кардинал, он определял всю главную расстановку сил в «верхушке». Что было в Кремле 30 января: в 1982, 1985 и 1991 годах

Горбачёв ругался матерно

Горбачёв о съезде КПСС: «Шкурники. Им, кроме кормушки и власти, ничего не нужно... Но нельзя эту паршивую собаку отпускать с поводка. Если я это сделаю, вся эта махина будет против меня». Что было в Кремле 8 июля в 1979 и 1990 годах

В 1979 году пришёл небывалый мороз – до 45 градусов

FLB: «В Москве целые районы оказались без электричества. Во многих домах температура не поднималась выше 12 градусов. Два дня в булочных не было хлеба и молока. Что было в этот день, 5 января: в 1974, 1977 и 1979 годах

Полтонны бумаг за 1931-39 годы вернулись в Мадрид

FLB: «Вернули партийный архив Испанской социалистической рабочей партии. Его наши захватили в Вене в 1945 году». Что было 18 июля 1981 года

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров