История 21.02.18 11:44

Открытое письмо Евтушенко «к советскому народу» в газете «Джорно»

FLB: «Отменили его концерт в Колонном зале по случаю 20-летия творческой деятельности после того, как он направил Брежневу телеграмму с протестом против ареста Солженицына». Что было 21 февраля 1974 года

Открытое письмо Евтушенко «к советскому народу» в газете «Джорно»

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

ДАНИЭЛЬ ПОСТРОИЛ ДОМ ПОД МОСКВОЙ. САМ? НЕТ, КОНЕЧНО. ПОМОГЛИ

21 февраля 1974 г. В воскресенье ездил к Дезьке в Опалиху. (Поэт Давид Самойлов – прим. FLB). В нём никакого комплекса слабости и меланхолии (хотя видит он наугад). Он бодр, на юморе, от него исходит уверенность и активность. Почему? По-видимому, по двум причинам. Наличие таланта, которыq, должно быть, всегда укрепляет уверенность в себе, даёт жизнестойкость. Мол, я - мастер, я умею делать своё дело, а раз так - никогда не пропаду. И второе - очевидно, «среда». Среда доброго и бескорыстного товарищества на почве общности «общественного состояния» и мировоззрения, и, конечно, личной привязанности друг к другу (в данном случае - ещё и уважение, и любви к Дезьке, почитание его поэзии). Эта среда - вне системы. Она себя так мыслит, она оппозиционна системе, а некоторые её представители, возможно, и враждебны ей. Помогали, например, Солженицыну, «Самиздату», поставляли материальчики «Хронике текущих событий». Об этом я могу, конечно, только догадываться.

Сплачивает эту общину скорее всего (помимо перечисленных эмоциональных обстоятельств) сознание враждебности к социально-политической ситуации в стране. Одно время одной части интеллигенции это отчуждение от власти и всей, так называемой общественной жизни выражалось в ностальгии по революционному нашему первородству, по революционной чистоте юности целых поколений. Отсюда огромная популярность (непонятная для молодёжи и для массового зрителя) таких фильмов, как «В огне брода нет», «Бумбараш», «Белое солнце пустыни», в которых этот зритель видел не совковость, а естественный, бескорыстный интернационализм русского простого человека, интернационализм кристального идеализма светловской «Гренады».

...Но эта волна прошла. Устали и поняли, что это всего лишь бессильная ностальгия по невозвратимому прошлому. И какая-то часть отпочковалась в полное отрицание всего нашего советского прошлого - в несколько солженицынском духе: «всё, мол, было с самого начала неправильно и не туда». Разумеется, в большинстве случаев - без его, Солженицына, классовой ненависти к советскому. Это скорее - отрешённое «над схваткой», полупрезрительное отрицание и возможностей, и желания современной власти вести общество на уровне, его достойном.

На это наслоилась ещё «еврейская проблема». Конечно, такие, как Дезька, никогда никуда не уедут (хотя кто мог ожидать, что уедет Коржавин). Но антисемитизм, ставший неизбежно спутником «израильской проблемы» в целом, поразил в самое сердце этих людей и разрушил окончательно их интеллектуальную связь с «системой». По поводу каждого конкретного случая Дезька со своим умом и мудростью может, думаю, и поднимается выше обывательских реакций и оценок. Но, чтоб его это не задевало где-то в глубине души, - сомневаюсь!

А пока что Вадька Бабичков (школьный друг) поинтересовался, что с Даниэлем (тот, который вместе с Синявским был осуждён в 1965 году и теперь вернулся из ГУЛАГа). Дезька объяснил: живёт в Москве, «ехать» вслед за Синявским отказался (этот теперь профессор Сорбонны), послал к еб.. матери свою жену, которая, когда его посадили, отличилась фанатичной антисоветско-еврейской активностью и сама загремела, хотя теперь выпущена, женился на молодом прелестном существе. Печатается: главным образом, переводы. Под псевдонимом, конечно. Построил дом под Москвой. Сам? Нет, конечно. Помогли. Вот это «помогли!» как бы засветило всю внутреннюю жизнь этой «общины», о которой шла речь, этой особенной среды, которая готова на большое самопожертвование, на необычную для современного уровня человеческих отношений отдачу ради друг друга.

За эту неделю. Евтушенко. Открытое письмо «к советскому народу» в миланской газете «Джорно». Отменили его концерт в Колонном зале (по случаю 20-летия творческой деятельности) после того, как он направил Брежневу телеграмму с протестом против ареста Солженицына. У меня это письмо вызвало отвращение. Не могу я признать за этим пижоном права говорить «от имени народа», «проявлять заботу о судьбе и престиже Родины». Из каждой строки прёт мелкое тщеславие, претензия не по средствам, политическая инфантильность. И ещё одно, что просто коробит: апелляция к западному общественному мнению против своей власти, которая-де не посмеет тронуть такую фигуру, если за спиной «такая сила». Не успел Солженицын завершить спекуляцию на этом, - объявился ещё один.

Однако, тоскливо становится от всего этого. Если поглубже взглянуть, такое - от бесхозности нашей идеологии, от того, что под руководством Демичева (министр культуры) она утратила всякую определённость, не говоря уж о привлекательности. Кстати, на днях я прочитал письмо, присланное Суворовым, секретарём партбюро Института философии АН СССР в адрес Кириленко. Тот распорядился, чтоб Суворов был принят Гришиным и Ягодкиным (т.е. первым секретарём МГК и секретарём Москвы по идеологии). Те приняли. И приложили к письму объяснение. (Кириленко Андрей Павлович, член Политбюро ЦК КПСС с 1962 по 1982 гг., из «запорожской» команды Брежнева – прим. FLB)

По Суворову, весь наш «философский фронт» поражён ревизионизмом, и не только философский. Он называет историков, экономистов, социологов, даже математиков, вообще естественников, на которых, мол, управы нет. И они что хотят, то и говорят, и даже пишут, а это все - сплошной «позитивизм» или того хуже. Перечисляет десятки имён, начиная от академика Кедрова, директора Института философии, и кончая авторами «отдельных статеек». Тут и Замошкин (зав. кафедрой Ленинской школы), и Фролов (редактор «Вопросов философии», бывший помощник Демичева), и Келле (бывший мой учитель философии) и проч. из МГУ. А кадры подлинных марксистов так оскудели, что если, мол, начать сейчас снимать ревизионистов с ключевых постов, которые они все позанимали, то и заменить-то некем. Несколько раз поминается сам Федосеев в роли центриста, который, мол, попустительствует и смотрит на всё сквозь пальцы.

Конкретно суть ревизионизма этих людей не формулируется. Есть только намёки: один, мол, считает, что наступит век биологии и философия в прежнем виде ей не указ; другие - что исторический материализм и диамат всё больше сводятся к «философии человека», третьи вообще не считают нужным цитировать в своих книгах Маркса и Ленина. Вот, кажется, все претензии.

Внизу обозначена группа, человек 12, от имени которой и выступает Суворов, и просит её целиком принять в ЦК. Возглавляет всё это академик Митин - подонок и доносчик 30-х годов, плагиатор и вор работ посаженных им людей. За ним идёт Руткевич, Ковальчук, Одуев и ещё несколько бездарностей, которых Кедров попёр из института за неспособность.

Какой же ход дан делу? Гришин и Ягодкин, вместо того, чтобы пристыдить этого прохвоста, беседовали с ним несколько часов и потом «доложили» в том смысле, что МГК с 1969 года принимал всякие меры, чтоб выправить положение на идеологическом фронте Москвы. Столько-то раз «заслушивали» в МК такие-то институты, приняли такие-то постановления, обследовали такие-то звенья, сняли пять директоров. Однако, когда вместо умершего киевлянина назначили нового директора Института философии, их (МГК) мнения не спросили, назначили Кедрова. Вот, мол, теперь вы сами (ЦК) и расхлёбывайте. На этом докладная и заканчивается. В таком виде она, вместе с письмом Суворова, разослана Кириленко по Секретариату ЦК.

Анненский «Воспоминания о Герцене». Белинский. Письмо к Гоголю (перечитал другими глазами). Начал читать Фолкнера - сэндвичевая проза, в которой тонешь.

См. предыдущую публикацию: «По 100 рублей каждому, и это на два дня! Подписывал сегодня бланки на выдачу карманных денег прибывающим на «молодёжную встречу». При полном пансионе и прочем сервисе». Что было в Кремле 20 февраля: в 1973, 1983, 1984, 1985 и 1991 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Горбачёв издевался над Ельциным

FLB: «Вчера М.С. встречался с министром иностранных дел Франции. Говорил о том, что у него особенно болит: экономика и Союз. Не исключает завала её и развала его». Что было в Кремле 26 августа в 1982 и1990 годах

В адрес М.С. идут анонимки от военных с угрозами поступить с ним как с Хрущёвым

FLB: «Если он и дальше будет «за» разрядку. Лукьянов доложил - и напрасно. Потому, что был вздор, никто не может организовать мятеж, никакие военные». Что было в этот день, 2 февраля 1986 года

Брежнев: «Не надо селить сопровождающих Никона в гостинице»

FLB: «Там за ними Андропову не уследить. Надо их всех - на Ленинские горы. В правительственные особняки, построенные при Хрущёве. И контактов будет меньше». Что было 8 апреля: в 1972, 1979 и 1984 годах

«Исчезла охота писать»

FLB: «Мысли одни и те же. Да и факты– те же. Например, Брежнева уже в открытую называют «великим вождем партии и народа». А он сидит – на экране телевизора – жалко и тупо улыбается, не очень, видимо, соображая что к чему». Что было в Кремле 29 октября  в 1977, 1978 и 1989 годах.

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров