Политика 05.03.20 11:54

«Я неправильный диссидент — я не обличитель Путина и даже не гей»

FLB: В Латвии судят журналиста Юрия Алексеева - за неприятие героизации латышских эсэсовцев и за защиту русского языка. А ещё пока журналист сидел в СИЗО, ему в квартиру подбросили 34 патрона и детское порно

«Я неправильный диссидент — я не обличитель Путина и даже не гей»

В Риге начался суд над известным в Прибалтике журналистом Юрием Алексеевым. В отношении него возбуждено два уголовных дел сразу по 6 статьям Уголовного кодекса Латвийской Республики. Три из них — «политические» (ч. 2 ст. 80 УК ЛР «Антигосударственная деятельность в составе организованной группы», ст. 81.1 УК ЛР «Помощь иностранному государству в деятельности, направленной против Латвии», ст. 74 УК ЛР «Оправдание преступлений против человечности, совершённых СССР в годы Второй мировой войны»). А второе дело возбуждено, как полагает Алексеев, «на всякий случай» — разжигание межнациональной розни, хранение боеприпасов и детской порнографии (журналист убеждён, что 34 патрона к ПМ и видеофайлы с непотребщиной ему подбросили в квартиру, когда он находился в СИЗО). По 80-й статье коллеге грозит до 15 лет лишения свободы.


Юрий Алексеев перед началом судебного процесса

- Юрий, вы находитесь под подпиской о невыезде из Латвии, но, мне кажется, этнократическому режиму было бы проще отправить вас в изгнание. Стали бы диссидентом, изнутри бы страну не будоражили. Так, кстати, гуманно делали в Советском Союзе. Почему вас держат, несмотря на то, что государственная политика Латвии по большому счёту держится на лозунге: «Русские — вон!»
- Это вполне объяснимо. Цель латышской власти, на мой взгляд, состоит не в том, чтобы избавиться от меня. Задача — запугать окружающих меня русских людей. И чем дольше я буду жить в роли подследственного и подсудимого, тем эффективнее будет решаться эта задача. Точно так же на коротком поводке держат профессора Александра Гапоненко (интервью FLB с Гапоненко см. — «Российские дипломаты пугливо обходят меня стороной»). Положим, они меня выпустили в Россию. Но там я стал бы также активничать, ведь сейчас абсолютно не имеет значения, где ты находишься. Интернет разрушил границы. А так — сиди и жди суда и следствия. А они тянут и тянут. Первое дело было возбуждено в сентябре 2017 года, а первый суд по нему состоялся только в феврале 2020 года!

- Медлительность, как в бородатом анекдоте...
- Когда надо, прибалты быстро ездят. И потом выгнать меня из страны довольно трудно, я - полноправный гражданин Латвии, причём не «натурализант», а по крови. Я наполовину латыш, у меня мама — латышка, дед — латышский стрелок. Зато сейчас, видя, как меня прессуют, многие из русских в Латвии остерегутся защищать русский язык, остерегутся противостоять прославлению пособников нацистов. Люди подумают, что если уж такого зубра, как Алексеева, взяли, то нас и подавно в асфальт закатают. Без ложной скромности скажу, что в Латвии я — достаточно популярный журналист. Пока на меня не наехала Полиция безопасности, регулярно выступал на телевидение и радио, публиковался в республиканских изданиях. За моими колонками очередь стояла из главных редакторов...

- Речь идёт о русско- или латышскоязычных СМИ?
- О русских, конечно. С латышами у нас параллельные вселенные. Абсолютно не пересекающие информационные поля. Если взять, к примеру, сегодняшнюю утреннюю газету на латышском и на русском языках, то будет ощущение, что эти номера отпечатаны в разных странах. Это происходит уже десятилетиями. В своё время, где-то в конце 1990-х, я даже проводил такой эксперимент. Тогда выходили газета «Бизнес&Балтия», редактором которой я работал, и аналогичное издание на латышском «Dienas Bizness». Оба — аполитичные СМИ. И как-то раз я поспорил с её редактором, моим тёзкой Юрисом Пайдерсом, что про русских они ничего не пишут. Да как же так, воскликнул Юрис, и мы открыли свежий номер наших газет и стали отмечать фломастером русские и латышские фамилии. В нашей газете латышских оказалось с десяток, а он нашёл всего одну русскую фамилию.


Юрис Пайдерс — президент Союза журналистов Латвии

- Неужели сегодня в латышскоязычной прессе нет ни строчки про начавшийся судебный процесс над Юрием Алексеевым?
- Уверяю, не найдёте. Да и в русскоязычной надо ещё поискать. Вот лишь один фактик. На днях коллега с частной рижской радиостанции позвала меня на авторскую программу. Я очень удивился. Два года никуда не звали, а тут —эфир. Но рано радовался. Через несколько часов она перезвонила и сказала: «Юра, редактор сказал, что Алексеева звать не надо. Извини». По иронии судьбы, именно на этом радио у меня был последний эфир, когда я вернулся из командировки в Донецк. Это было в сентябре 2017 года, после возвращения с Донбасса я написал серию репортажей, они хорошо разошлись по Сети. Потом и на радио пригласили. Вот после этого мною и заинтересовалась Полиция безопасности. Наверное, «донецкие записки» стали последней каплей для нашей политической охранки. Как говорится, пожалуй, пора его прихлопнуть.

- Юрий, вы уже девять лет возглавляете аналитический портал IMHOclub.lv. Эксперты склонны полагать, что все ваши проблемы связаны именно с этим ресурсом, который стал слишком смелым для Латвии. И, будь я на месте латышской охранки, то просто добился судебного закрытия сайта. Ведь с техникой всегда бороться легче, чем с человеком. Почему, по вашему мнению, латышские власти выбрали заведомо сложный путь?
- Как раз закрыть портал — это геморрой. Ведь всё-таки Латвия числится в Европейском союзе, где есть институции, следящие за свободой слова. А вдруг поднимется хай до небес? За девять лет, что живёт IMHOclub.lv, мы опубликовали более 10 тысяч статей от 750 авторов, прибавьте к этому несколько сотен тысяч комментариев. Я уверен, что Полиция безопасности очень долго искала в этом вале информации и аналитики что-то из области «антигосударственной деятельности в составе организованной группы». Но не нашла.

Я хорошо помню, как на первом допросе следователь спросил: «Ну что, Юрий, будем закрывать IMHOclub.lv? Поэтому железобетонных причин для выхода в суд, чтобы прикрыть сайт, по-видимому, нет. А вот закрыть редактора-основателя — это запросто, тогда и портал сам по себе захиреет. Сейчас IMHOclub.lv ведут мои коллеги, более-менее неплохо. Но все мы понимаем, что это временно, и о стратегическом развитии интернет-издания не может быть и речи. К тому же теперь мне запрещено туда писать, редактировать и даже комментировать. 


Рубрика «Алексеев — враг народа», где аккумулируется вся информация о деле опального редактора IMHOclub.lv

— Ну а помощь вам от гуманнейших международных правозащитных евроинститутов и фондов поступает?
- Видите ли, Андрей, если бы я был обличитель Путина или хотя бы гей, то за меня вписалась бы вся европейская прогрессивная общественность. Но я же не их. Вот за Ваню Голунова, который работает в «Медузе» (редакция в 10 минутах ходьбы от моей квартиры), вышло полмира. Je suis Golunov. А я же неправильный диссидент. Даже отмолчался наш Союз журналистов Латвии, которым, кстати, руководит тот самый Юрис Пайдерс, с которым мы поспорили в 90-х. Он хороший парень, мы приятельствуем, я ему позвонил, когда меня в первый раз арестовали. «Юр, — говорю, — может, за меня Союз журналистов заступится?» Но он сказал, мол, ты всё понимаешь, вот когда будет приговор, тогда, мол, выступим. То есть когда уже поздно будет.
— А широко понимаемая Россия помогает?

— Помогает правовой фонд защиты соотечественников. Это мидовская организация, которая оплачивает услуги адвокатов, за что фонду огромное спасибо. В противном случае уголовное преследование сказалось бы ещё и на моём семейном бюджете. Я, конечно, мог взять государственного защитника, но мы все понимаем, что такое госзащита в государстве, где поставлена главная задача — выдавить всех русских. Мои дети, например, уже давно покинули Латвию и не собираются возвращаться.

— А куда уехали, если не секрет?
— Дочка в Калифорнии, старший сын в Гааге, младший в Лондоне.

- Скажите, а вашим детям на Западе как-то аукается родство с опальным журналистом из Латвии?
— Ну, во-первых, мои дети не в журналистике, а во-вторых, проблемы в Латвии — какие бы они не были глобальными — настолько микроскопичны, что смешно говорить. Скажу больше: Латвию на Западе не видят даже в микроскоп. В России-то путают Латвию с Литвой, а что говорить о Западе. Скажем, не так давно Никита Михалков целую программу «Бесогон» посвятил моей скромной персоне, где сказал: «Юрий из Литвы» (смеётся). Хотя, конечно, ему спасибо.


Никита Михалков читает письмо Юрия Алексеева.

- Я слышал историю, как на одном европейском симпозиуме латышский политик по-английски с гордостью сказал, что знает несколько языков, среди которых — латышский. Так удивлённый визави, британец, выразил восхищение образованностью коллеги, сказав: «Не многие в наше время в совершенстве знают латынь — мёртвый ныне язык».
— У меня был ещё более шикарный случай. Я приехал во Францию на своей машине с номерами LV и эмблемой Евросоюза (звёздочки по кругу). Припарковался, и какие-то прохожие заинтересовались. Сказали мне: «О, Ливия в Евросоюзе, как интересно!»

- У вас самая простая русская фамилия, а мама, вы говорили, латышка. То есть на примере вашей семьи мы видим воплощение в жизнь строчки из гимна Советского Союза: «Дружбы народов надёжный оплот!»
— Я родился в Норильске, где моя мать и отец познакомились. Отец Георгий — фронтовик. Воевать начал в 1943 году под Иловайском (вот почему командировка на Донбасс). Дошёл до Берлина. После войны он закончил школу милиции и работал военным следователем, распутывал тяжкие преступления украинских и прибалтийских карательных батальонов на территории Белоруссии. Мама закончила в Риге медицинский университет и приехала за Полярный круг по распределению.

Если копнуть ещё дальше, то история моей семьи — как слепок истории России начала XX века. Мой дед по матери — латышский стрелок — в 1915 году пошёл добровольцем в Российскую императорскую армию, воевал с немцами в Первую мировую, был ранен, а затем охранял Ленина и революцию. Второй дед по отцу — герой Гражданской войны, воевал против Колчака. Вот сейчас у вас в России Колчаку памятники ставят, а мой дед рассказал бы много правды о колчаковских карателях, которые убивали русских крестьян. В Латвию мы переехали, когда родители развелись. Мне было 11 лет.


Юрий Алексеев в Риге – в рядах «Бессмертного полка» с фотографией своего отца Георгия Васильевича Алексеева.

- К моменту распада Советского Союза вам было 33 года. Вполне себе взрослый человек. Вы понимали, куда движется ставшая независимой Латвия?
- Я понял, куда ведёт горбачёвская перестройка, ещё до распада страны, в году 1988-м. Понял, что началось движение вниз, причём по наклонной плоскости, то есть, когда скорость скольжения только растёт. Как инженер по первой специальности, говорю. Я тогда работал на производстве, руководил лабораторией конструкторского бюро «Орбита» ПО «Радиотехника». Это было огромное объединение, где трудились 12 тысяч человек. Радиоаппаратура шла на весь Союз.


Главный конструктор магнитолы «Рига-311» Юрий Алексеев, 1984 год.(Фото из архива Ю.Алексеева)

Но с чего рушится любая система. Когда её перестают обновлять. Так вот, когда началась перестройка, я стал чаще слышать, как руководство «Радиотехники» на разного рода рацпредложения и новые разработки начало говорить — «На полку» или «И так сойдёт!» Латвийская ССР в конце 1980-х годов была настолько индустриальной, что её сравнивали с Японией. Например, в те годы Латвия выпускала радиоприёмников на душу населения в три раза больше, чем страна восходящего солнца. Но после распада Советского Союза латыши решили, что им не нужна промышленность, лучше будем петь и веселиться.


Значок — эмблема «Радиотехники», Латвийской ССР. 

— Доплясались.
- Не так давно я зашёл в своё бывшее КБ, там сейчас художественная школа. А в помещении, где была моя лаборатория, детки лепят глиняные горшки. Представляете! В лаборатории, где мы разрабатывали сложнейшую радиоэлектронику, теперь «разрабатывают» горшки! Короче, лет через десять там будут делать каменные топоры.
Беседовал Андрей Выползов, обозреватель FLB.ru

См. ещё на эту тему:

«Они его реально уморят в застенках»
Литовская этнократическая элита мстит Альгирдасу Палецкису. «Думаю, что умные люди понимают, что здесь происходит» (22.11.2019)

«Российские дипломаты пугливо обходят меня стороной»
Интервью с нашим соотечественником Александром Гапоненко, которому грозит тюрьма за попытки спасти от дерусификации русскоязычную Латвию (16.10.2019)
'khayr:main.comment' is not a component

Ещё на эту тему

26.07.2018 22:06:38 #Суды

Группа поддержки Шестуна подстриглась под ноль

FLB: В конце заседания суда Александр Шестун подтвердил своё намерение объявить голодовку со следующей недели со словами «зададим им жару». Родные со слезами на глазах просили его отказаться от затеи

«Аморальное лицо неправильной сексуальной ориентации, без семьи, детей, чести и принципов»

FLB: Захарий Калашов (Шакро Молодой) и Андрей Кочуйков (Итальянец) высказались на процессе по вымогательству. Репортаж из зала суда.

Как из-за пальбы нетрезвого «адвоката» на Рочдельской улице полетели генеральские головы

FLB: Адвокат Елена Федулова: «Ноги» этого дела растут из Управления «М» ФСБ России – я это говорю каждый раз»

21.12.2018 13:30:47 #Суды

«Совсекретное дело» военного эксперта и «государственного изменника» Неелова

FLB: Судя по всему, главный секрет его в том, что следствие не успело «расколоть» арестованного и попросило на это еще четыре месяца. Репортаж из суда

Мы в соцсетях

Новости партнеров