История 17.12.18 15:29

С болгарами складываются «особые отношения»

FLB: «Болгары взяли курс на превращение своей страны в очередную советскую союзную республику». Что было в Кремле 17 декабря в 1973, 1987 и 1988 годах

С болгарами складываются «особые отношения»

Из дневников Анатолия Черняева – заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

ЖАЛКО И СМЕШНО ВЫГЛЯДЕЛИ ПРЕТЕНЗИИ РУМЫН И ОЧЕНЬ АКТИВНИЧАЛИ БОЛГАРЫ

17 декабря 1973 г. Главное мучение этих дней - подготовка доклада Б.Н. (Пономарёва) на совещании секретарей соцстран по внешнеполитической пропаганде. Ещё в Серебряном бору сделали первый вариант - с попыткой (очень, конечно, робкой) сформулировать специфику этой нашей внешней пропаганды применительно к разрядке. Вариант был брезгливо отвергнут. Б.Н. надиктовал какие-то лохмотья - абракадабра слов, из которых, однако, проистекало главное: природа империализма не изменилась и надо его долбать идеологически по-прежнему. Преодолевая собственное внутреннее сопротивление и пытаясь всё же протащить идею нового этапа в пропаганде, вымучивали с Вебером и Пышковым новый текст. Теперь он ему нравится. Но... и в этом бессмысленность, кафкианство всей затеи. Он мне говорит сегодня:

- Я слышал, хотят размножить мой доклад. Это значит его собираются раздавать участникам совещания?
- Вероятно. Вы же знаете, что всегда так бывало.
- Нет, нет, Анатолий Сергеевич! Ладно, если китайцам попадёт в руки, а если империалистам! Получается, что мы здесь собираем своих друзей и науськиваем их: мол, разрядка разрядкой, а надо по-прежнему громить Америку и вообще Запад... Нет, нет. Давать текст только особо доверенным людям....

Твою мать! Для чего же ты, политик, собираешь такое совещание, если боишься, что узнают на Западе, что ты призываешь к борьбе против него, несмотря на всякое там мирное сосуществование и проч. Не доказываешь ли ты этим лишний раз, что доклад этот нужен лично тебе только для того, чтобы перед Сусловым- Демичевым-Трапезниковым и всеми, кто за ними, показать себя сверхартодоксом революционной идеологии?! И вместе с тем опасаешься, как бы доклад твой не получил реального резонанса в сфере политики (а так и будет, если он дойдёт до Запада), и тогда тебя огреют по шее Брежнев, Громыко и другие реальные политики. Вот и вся высокая философия, ради которой затрачено столько нервов, изобретательности и времени, что становится тошно жить на свете.

А между тем, 10-11 декабря прошёл Пленум ЦК. Подведены итоги 73 и обсуждён план на 74 год. Я был на первом дне Пленума. Тогда выступал Брежнев. Ощущение у меня какое-то неопределённо-тяжёлое. С одной стороны, нутром чувствуешь - выдюжим. А с другой - гложет бесперспективность происходящего. Год был вроде бы удачным - вместо 5,8 % прироста 7,8 %. Но может быть именно поэтому труднее мирится с положением. План не выполнен по энергетике, металлу, химии, легкой промышленности и т.д. На 1974 год намечен предельно напряжённый план, иначе горит пятилетка: за три её года прирост 44 млрд. рублей из 103 млрд., запланированных на всю пятилетку. Значит, за оставшиеся два года надо дать 59 млрд. рублей.

Брежнев «по-сталински» поставил вопрос: либо мы должны народу сказать — извините, мол, не получается, либо мобилизовать все силы, кровь из носу, но добиться выполнения плана. Большевики всегда избирали второй путь.

Видимо, действительно другого пути нет. Первый вариант — это крах, а замены режиму нет, и нет условий для эффективной замены без страшнейшей национальной катастрофы. Но второй, большевистский путь — это путь штурмовщины. Но, в изменившихся у нас социальных условий этот метод психологически отторгается народом. Сам Брежнев сказал Арбатову: «Все успехи этого года были за счёт политических средств (использование студентов, армии, горожан на уборке). Налаженного действующего автоматически механизма у нас нет и опять будем нажимать на соцсоревнование, награды, ордена и т.п.»

А ситуация вот какая:

Байбаков, составляя перспективный план на 15 лет из заявок министерств и ведомств, подсчитал, что если мы примем проект на такой основе, реальный доход населения будет расти на 2% в год. Это меньше, чем ежегодно в предыдущие 15 лет. 60-70 млн. тонн металла у нас во время переработки идёт в отходы. По тоннажу металлообрабатывающих станков мы производим столько же, сколько США, Япония и ФРГ вместе взятые, а по числу, сделанных из этого металла станков и по их производительности, далеко отстаём от каждой из них.

Финляндия вывозит древесины в 10 раз меньше, чем мы, а выручает валюты по этой статье экспорта в два раза больше. Это потому, что от нас она уходит в необработанном элементарно виде. Договорились с ФРГ построить им на компенсационной основе газопровод, но вовремя не сделали и нам предъявили иск в 55 тысяч долларов за каждый просроченный день. На складах скопилось на 2 млрд. рублей неходовых товаров, т.е. таких, от которых отвернулся покупатель. Это почти равно сумме капиталовложений во всю лёгкую промышленность на остаток пятилетки.

Проект на строительство КАМАЗа был оценён в 1 млрд.700 млн. рублей. Теперь выяснилось, что потребуется ещё 2,5 млрд., а потом, может быть , и больше. И это при плановом хозяйстве, когда все централизовано в одних руках.


В 1955 году задумали строить в городе Салават завод полированного стекла. Проект был готов к 1962 году. Но в 1961 году англичане предложили нам лицензию на завод с иной, огневой методологией. В 1965 году мы купили у них лицензию, по которой работают уже три завода и дают великолепное стекло. Между тем, салаватский завод продолжал строиться. В 1872 году был закончен, но выяснилось, что установленное оборудование стекло не полирует, а ломает. Всё оно было пущено на переплавку. А ответственность за всё это до сих пор установить не удалось.

Из одного кубометра древесины мы на три четверти производим продукции меньше, чем в капиталистических странах. Наши авиа и автодвигатели обладают гораздо меньшим моторесурсом, чем их.

В Курске построили трикотажную фабрику на иностранном оборудовании для особо дефицитного трикотажа. Но она работает вполовину мощности: не хватает рабочей силы. Оказывается, при проектировании фабрики забыли о жилье. Огромное количество (не успел зафиксировать цифру) собранного в этом году зерна оставили хранить в буртах под открытым небом. Сгнило.

В миллионах рублей исчисляются потери зерна, цемента, овощей, фруктов и др. из-за отсутствия тары и несвоевременной подачи транспорта.

Из-за плохого качества металла мы закладываем в конструкции из него гораздо больше тонн, чем можно было бы. И т.д. и т.п.

Запланировали превышение группы В над группой А. Но с 1971 года по- прежнему происходит изменение соотношения в пользу А. Планы по производству товаров народного потребления систематически не выполняются. Брежнев признал, что мы не можем преодолеть положение, когда предприятиям выгодно обманывать государство, и объяснение этому есть: на стороне количественных показателей и план, и премии, и традиция, и контроль инстанций. Немудрено, что в схватке с качеством они всегда побеждают. Ибо на стороне последнего - одни только призывы и умные статьи в газетах.

Какие же предложения, чтоб преодолеть все это? Все они из той же сферы реорганизаций, создания комиссий, погоняловок и призывов, только оформлено это более интеллигентно, чем прежде, ибо написано Арбатовым и Иноземцевым под руководством Цуканова. Брежнев самим фактом своего критического выступления подтолкнул большинство, выступивших в прениях, вываливать десятки фактов, подобных тем, какие я перечислил, взяв их из выступлений Брежнева и Байбакова. Не сложилось ли у нас уже какая-то инертная, бюрократическая, закостеневшая сила безнадёжного равнодушия (по принципу — лишь бы уцелеть ещё на несколько лет), сила, которая поглотит любого кто попробует на месте действовать по-новому?.. Даже если есть люди, которые способны так действовать.

Сегодня в доме приёмов на Воробьёвых горах шло согласование тезисов по итогам встреч секретарей ЦК соцстран. Жалко и смешно выглядели претензии румын и очень активничали болгары. Кстати, на Пленуме Брежнев говорил, что у нас с болгарами складываются «особые отношения». Болгары взяли курс на превращение своей страны в очередную советскую союзную республику. На встрече секретарей они предложили тезис: патриотом можно считать только того, кто любит социалистическое содружество так же, как свою родину! Остальные (венгры, немцы и прочие) переглянулись, но возражать не стали.

Обратил я внимание на манеру его выступления на приёме «друзей». Державность. Внешняя демократичность больше походила на фамильярность. Он над ними, он патриарх. Он имеет право на отеческую откровенность, на внушение. Говорил без бумажки и подтекст был все время антирумынский. Всё это понимали, а румыны ёжились.

И ОСНОВАТЕЛЬНО ПОСОВЕТОВАТЬСЯ С ЛЕНИНЫМ

17 декабря 1987 г. Анатолий Черняев записал выступление Михаила Горбачёва на заседании Политбюро ЦК КПСС:

«…При этом, однако, должен сказать, что кое-кто боится у нас демократии. А боязнь эта связана с тем, что кадры не хотят перестраивать свою работу. Вот история: в Ярославле рабочие одного завода – 27 тысяч человек – выступили против произвольного решения дирекции. А товарищи и в администрации, и в парткоме, вместо того, чтобы идти к рабочему, убеждать и доказывать, звонят в органы: будьте наготове, может быть бунт. Вот так у нас и получается, вместо того, чтобы с людьми говорить. А ведь, когда поговорили, всё уладилось, и аргументы были поняты, и с решением дирекции, наконец, согласились. Привыкли у нас – чуть что «пожарных» вызывать!

Мы пригласили народ включиться в управление государством, зовём его к активным действиям, к налаживанию самоуправления, а начальство не пущает. Вот вам и демократия! Вообще у нас получается такая раскладка: одни обновленцы, ярые перестройщики рвутся, пытаются что-то делать, ошибаются, набивают себе шишки. А другие, которые «всегда правы», сидят и ждут, когда эти шею себе сломают. Нам в Политбюро надо видеть всё это.

Партия просыпается к новой работе. Но происходит это медленно. Мы видим и такое явление, когда инженеры, специалисты смыкаются с аппаратом министерств и выстраивают стенку против требований рабочего класса, против его стремления к новому.

Товарищи, происходит настоящая революция! И не надо бояться революционной одержимости. Иначе мы ничего не достигнем. Будут поражения, будут отступления, но победу мы одержим только на революционных путях. А мы всё ещё никак себя не настроили на революционные методы работы. Мы с вами те ещё революционеры! Всё чего-то боимся. Мы не должны бояться. И перед всем миром нам пристало выглядеть людьми, которые готовы пойти до конца в своей революционной перестройке.

Одни говорят о конвергенции (Гэлбрейт, например), другие говорят о непредсказуемости Горбачёва. Пишут о его сюрпризах. «Вашингтон пост» опубликовала статью под названием «Два Горбачёва». Ну что ж, им трудно пока соединить в одно наше стремление к миру, сотрудничеству, добрососедству и социалистический характер нашей перестройки. Мы сами эту диалектику ещё не освоили как следует.

Так что не надо удивляться, что там тоже не могут свести концы с концами и все ищут какой-то подвох со стороны Горбачёва, какой-то поворот Кремля, который, оказывается, и перестройку задумал, чтобы обмануть Запад, усыпить бдительность. (Горбачёв зачитывает цитату из «Вашингтон пост». В статье приводятся слова одной из собеседниц Горбачёва о нём: «Он как посмотрел на меня, так я вся сжалась»).

Мы не можем не меняться. Но меняться в рамках социалистических ценностей. В этом – смысл нашего девиза: больше демократии, больше социализма. Но на каждый случай не накланяешься: всё-таки 280 миллионов.

Где-то кто-то что-то сказал и уже загудели – караул! Вот «Память». Там верховодит сомнительная публика, тонкий слой с монархическим уклоном, не говоря уже обо всем остальном. Но масса-то включилась в движение по соображениям вполне нормальным. Хотят сохранить памятники старины. Это же надо различать. Надо же уметь работать.

Или в Белоруссии, на Украине... Писатели выступили за сохранение собственного языка, за его развитие. Что тут плохого? Это же наше богатство, наша сила: в разнообразии, в том числе и в многообразии языков. Да мало ли разных проблем подобного рода.

А чиновничество – народ такой... Для чего им революция? Он - в номенклатуре. Это как всё равно в прежние времена: поместье дали, и уже никто не отберёт. А народ смотрит на всё это. И для него это как прежде: одного барина убрали, другого поставили... Обо всём этом надо думать. И прикидывать на нашу главную линию. Мы же социализм обновляем. Мы же хотим ему новое качество придать. И не пугаться по поводу всяких нелепостей, которые, естественно, выскакивают теперь при нашей-то гласности, не кричать по каждому такому поводу: конец, мол, перестройке.

С 1 января переходим на хозрасчёт. Надо идти смелее. Но не ломать через колено. Не так, чтобы рабочий на улицу вышел. Тогда худо. Но, с другой стороны, и не так, чтобы делать, ничего не меняя, уповая на привычное сознание: куда, мол, оно, начальство, денется: всё равно зарплату выплатит. Я не встречал ни одного директора завода, который считает, что ему в будущем году будет лучше, чем в этом. Если мы остановимся в реформе, то придётся брать из сберкасс деньги, чтобы зарплату людям платить. И Центру надо мозги поворачивать, и на местах. На то и революция. Иначе – чепуха. Иначе так, как уже 40 лет идём...

Перестройка – это демократизация и общества, и партии. На конференции придётся просмотреть все звенья нашей политической системы. Причём с учётом того, что уже полгода будем работать в условиях хозрасчёта. Все институты демократии должны быть поставлены на рассмотрение и главное – партия... Чтобы сделать её действительно политическим авангардом, освободить её от не свойственных ей функций.

Вот вчера в Оргпартотделе совещание было. Интересные выступления. Товарищи говорят: два аппарата правят страной, полный параллелизм и даже конкуренция. А в конечном счёте все подбирает под себя секретарь обкома. Вот ведь как: мы тут принимаем одно решение за другим, а ничего не меняется. Потому что партия держит у себя всё: от встречи с Рейганом до хомутов и картошки. А это очень плохо сказалось в прошлом и продолжает сказываться не только на хозяйстве, но и на идеологии, на духовной сфере.

Везде нам предстоит возродить ленинскую концепцию партии в новых условиях. Роль партии усложняется: теорию разрабатывать, политику формулировать, обеспечивать идеологию перестройки, иметь кадровую политику, перестроечную национальную политику. Огромная масса дел!

Очень важный этап: переход от одного состояния в другое. Мы уже почувствовали: там, где партия начинает отходить от хозяйственно-административных дел, ослабляется все остальное. Потому что привыкли, потому что не умеют и не хотят отвечать за своё дело. Это мы почувствовали везде. Многое, впрочем, идёт от того, что мы сами ещё не осмыслили этого перехода. Необычайно сложный этап предстоит. И вместе с тем весь социализм, весь образ жизни надо осмыслить по-новому. Если мы не осмыслим роль партии, все будет трещать. Партия нового этапа на новом этапе. Вот почему очень серьёзно надо подготовиться к конференции и основательно посоветоваться с Лениным.


...Об анонимках. Надо кончать с этим. В условиях гласности это бессмысленно и нелепо. В ЦК из всех писем, которые поступили, 6% – анонимные, но подтверждение нашли только 2%.

Кое-кто высказал сомнение. Но Горбачев ядовито осмеял эти сомнения.

Впервые по письмам трудящихся на Политбюро был поставлен вопрос о ликвидации имени Брежнева на объектах.

В МАШИНЕ ОН ГОВОРИЛ ПО ТЕЛЕФОНУ С РЫЖКОВЫМ И УЗНАЛ, ЧТО ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ В АРМЕНИИ – УЖАСНО

17 декабря 1988 г. М.С. болеет. Простудился в Армении, скорее подхватил что-то. Говорит, «высев» инфекции, ломает, дурманит. Уже целую неделю не появляется в ЦК.

Расскажу пока, что было в ООН. Нью-Йорк. Прилетели 6-го. Встреча в аэропорту более, чем скромная, триумфа не обещала. Чтоб «развлечься», он назначил встречу с нашей командой (так называемой пресс-группой), которая прибыла заранее и готовила американцев к Горбачёву. Чай для 40 человек. От Марка Захарова до Лисоволика. Выпендривался Арбатов, Зорин, Шишлин. Умён был Добрынин. Краток Познер. Напротив за столом М.С. усадил Баниониса, Васильева, Абуладзе и Марка Захарова. Кто-то рассказывал о знаменитом в мире художнике - литовце, который живёт в Израиле, просоветчик и хочет написать портрет М.С. Его реплика: Ну, когда начнём портреты и ордена - перестройка кончилась. В этот момент я смотрел на Захарова, который, оказывается, за сутки до этого на пресс-конференции заявил, что противников перестройки в СССР - большинство.

... Зорин хвалился, как он «отмывал» пресс-группу от этого заявления.

Распустив почти всех, М.С. оставил десятерых, чтоб «пройтись» по программе на завтра. Я почувствовал, что он не хочет «лишних» публичных выступлений и интервью.

А утром я ему показал краткую и невнятную телеграмму о землетрясении. Ни он, ни я не придали ей значения.

Потом ООН... по коридорам толпы чиновников встречали его овациями... Я внутренне был уверен, что речь произведёт впечатление. Но такого всё- таки не ожидал. Час набитый зал не шелохнулся. А потом взорвался в овациях. И долго не отпускал М.С. Ему пришлось вставать и кланяться, как «на сцене».


Сразу оттуда на Губернаторский остров. По улицам ещё не густо народу... В машине он говорил по телефону с Рыжковым и узнал, что землетрясение в Армении – ужасно.

См. предыдущую публикацию:Садам Хусейн: «Дайте нам новейшие танки Т-72, 500 штук!» Старые» нам не нужны. Дайте нам ракету типа американской «Першинг», земля-земля, на 800 км. Дайте нам новейшую 8-ми дюймовую гаубицу». Что было в Кремле 16 декабря в 1972, 1974 и 1978 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Умер Устинов

FLB: «Хоронят обыденно. Видно, не хотят «акцентировать». … «Сегодня день ликования всей Москвы: снят, наконец, Гришин. Заменён Ельциным». Что было в Кремле 23 декабря: в 1979, 1984, 1985, 1990 и 1991 годах

Андропова избрали секретарём ЦК...

FLB: «Зал встретил это неподдельными долгими аплодисментами... дважды. Может быть с появлением Андропова что-то изменится... Он разумный и компетентный человек». Что было в Кремле 26 мая: в 1973, 1982 и 1983 годах

Брежнев предложил Никсону вдвоём высадить в Египте советско-американские войска

FLB: «Если же Никсон не захочет, то он, Брежнев, сделает это один. Вот почему и последовало объявление американцами боеготовности №1». Что было в Кремле 1 декабря: в 1973, 1984, 1990 и 1991 годах

На Политбюро сняли Соколова за самолёт с Рустом у Спасской башни

FLB: «Вечером Горбачёв по телефону с дачи рассказывает, как было дело на ПБ. Опозорили страну, унизили народ...» Что было в Кремле 6 июня и накануне: в 1973, 1976, 1983, 1984 и 1987 годах

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров