История 04.11.18 14:41

«Брежнев: Пошли они к е*ене матери!»

FLB: . «Садат меня дважды среди ночи подымал по телефону: «Спасай!». Мы дали им технику, новейшую, какой во Вьетнаме не было. И что? Их опять раздолбали». Что было в Кремле 4 ноября  в 1973 году.

«Брежнев: Пошли они к е*ене матери!»

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь

4 ноября 1973 г. Вчера был вызван Помеловым (помощником Кириленко) доделывать доклад к 6 ноября. Мука мученическая, когда политический деятель (4-ое лицо в партии и стране!) не знает, что надо и чего не надо. В частности, упоминать о ядерной тревоге, объявленной Никсоном 25 октября (в связи с якобы имевшем место намерением Брежнева послать в Египет советские войска для спасения Садата от прорвавшихся через канал израильских танков и бригад, которые находились уже в 50-ти км. от Каира) Брежнев сказал об этом на Конгрессе. Было заявление ТАСС. Чего же еще? Сам я колебался: с одной стороны, «игнорирование блефа», как оценила западная печать, произвело впечатление на Запад. В Западной Европе - испуг (американские базы) и раздрай в НАТО, публичная перепалка между Лондоном, Парижем, Бонном и Вашингтоном. Киссинджер обвинил союзников в нелояльности, а они его в пренебрежении их законным правом. Перепалка продолжается, хотя прошло 10 дней. А мы в официальном политическом выступлении сделаем вид, что для нас это - прошлое, пустячный эпизод. И все успокоятся (!) в НАТО.

А с другой стороны, - сказать, да еще резко, да еще полить на раны в НАТО, это значит обозлить американцев, а нам с ними Ближний Восток надо доделывать. К тому же наш канкан может только сплотить западный блок.

Но это - мои колебания. Я не всей информацией располагаю...

Впрочем... замечания на рассылку доклада распределились так: Подгорный, Пельше, Мазуров, отчасти Демичев выступили против этой темы. А Андропов, Пономарев, Громыко, Суслов - прошли мимо, никак на нее не отреагировали. Вчера уже в 10 часов вечера докладчик решил ее снять.

... Главная же мука от того, что докладчик не владеет - хотя бы на уровне секретаря низовой парторганизации - умением формулировать литературно мысли (говорит он - через слово - мат), тем более — складывать их в каком-то порядке для публичного выступления. Даже не обладает решимостью (хотя вообще-то он человек весьма решительный) выбрать из предлагаемых ему вариантов темы, более нужные или менее обязательные. В результате в течение 12 часов действовала «гармошка»: он говорит - надо сократить на одну треть. Сокращаем, приносим. Он, ругаясь, все восстанавливает: я, мол, привык к этому тексту, сокращайте другое. Сокращаем другое. Он опять восстанавливает. И т.д.

Однако, вернемся к Брежневу. Его разговор с Громыко. Министр спрашивает: как, мол, Леонид, будем действовать-то (на Ближнем Востоке).


Брежнев: 1. Участвовать в переговорах, причем настойчиво и повсюду. Мы на это имеем и право и обязанность. 2. Будем участвовать в гарантиях границ. Причем - границ Израиля, потому что именно о них идет речь, они - яблоко раздора. 3. В подходящее время восстановим дипотношения с Израилем. И - по своей инициативе! Да, именно так.

Громыко: Но арабы обидятся, шуму будет...

Брежнев: Пошли они к ебене матери! Мы им предлагаем сколько лет разумный путь. Нет — они хотели повоевать. Пожалуйста! Мы дали им технику, новейшую, какой во Вьетнаме не было. Они имели двойное превосходство в танках и авиации, тройное - в артиллерии, а в противовоздушных и противотанковых средствах - абсолютное превосходство. И что? Их опять раздолбали. И опять они драпали. И опять завопили, чтоб мы их спасали. Садат меня дважды среди ночи подымал по телефону: «Спасай!» Требовал послать советский десант, причем немедленно! Нет! Мы за них воевать не будем. Народ нас не поймет. А мировую войну затевать из-за них — тем более не будем. Так-то вот. Будем действовать, как я сказал.

31 октября, в день окончания Конгресса встречался с Урбаном Карлссоном - международным секретарем Шведской КП. Еще раз убедился в том, что западные КП все меньше и меньше склонны идентифицировать свою политику с нами. Речь шла о предстоящей в январе конференции западно-европейских компартий в Брюсселе. На это они идут охотно. Но на Общеевропейскую конференцию с участием социалистических стран с большой натугой и подозрительностью.

В свете Конгресса миролюбивых сил складывается любопытная ситуация: некоммунистические демократы (включая сугубо буржуазных) на почве мира все ближе подтягиваются к нам, в наши «друзья» все больше отдаляются по мере того, как разрядка становится реальностью. Мол, покуда шла речь о ядерной войне, мы были с вами, потому что вы единственная сила, от которой зависело не довести до этого. А когда эта угроза фактически исчезла, извините — свои дела мы будем делать сами.

Карлссон заметил, между прочим, что на западно-европейской конференции КП, возможно, будет предпринята попытка создать общую модель будущего социализма для развитых капиталистических стран. Но я, говорит, боюсь, что это будет антимодель (т.е. все не так, как в Советском Союзе!).

Странный, какой-то неслужебный совсем разговор с Пономаревым. Он остановил меня после правки текста Кириленко. Мялся. Напомнил, что надо искать кандидатуру на директора ИМЭЛ, так как Федосееву следует сосредоточится на Академии наук (Суслов так тоже считает). Келдыш очень плох. Другие вице не тянут. «А этот, - Б.Н. сделал гримасу, изображая Трапезникова, - уже пронюхал и двигает своего Кузьмина, тупого, подлого человека».

Я: «Борис Николаевич, что же вы меня спрашиваете?.. Ведь академики - члены ЦК вроде Федосеева просто так по улицам не ходят. Людей много способных, умных, практичных. Но у них нет такого звания и положения. Их никто всерьез не возьмет... Вот, например, Замошкин из Ленинской школы. Но согласитесь, смешно даже вылезать с такой кандидатурой».

Б.Н.: «Ну, почему же, почему же... Сейчас не посмотрят, пойдут на то, чтоб молодой. Суслов вот хочет Егорова (из «Коммуниста») туда послать... А кого — в «Коммунист»?!» Так эта тема ничем и не кончилась.

См. предыдущую публикацию: «Великая нация исчерпала свой исторический ресурс». «Ох, как я ошибся насчёт реакции русских. Стерпели всё – и позор превращения в «нацменьшинство», и погромы, и неблагодарность». Что было в Кремле 3 ноября в 1974, 1985, 1988, 1990 и 1991 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Разбор вопроса о завышении цен на детский ширпотреб и на медикаменты

FLB: «Бирюкова вывалила на стол «продукцию» и понесла министров. Они пробовали сопротивляться, но Горбачёв сделал им такой разнос, что уселись они на свои места побитыми дворняжками». Что было 24 февраля в 1973 и 1984 годах

Он доносил до нас ужасающую ненависть, которую питают к нам там

FLB: «Причём, не за Афганистан, который всем до лампочки, Афганистан просто ещё один предлог, чтоб открыто продемонстрировать эту ненависть к Советскому Союзу, к Russians. Что было 5 апреля: в 1973, 1974, 1980 и 1981 годах

Михаил Сергеевич, вы слишком доверились службе Вашей безопасности

Примаков-Горбачёву: «Уверены ли вы в ней? Вы учтите! Вы слишком доверились КГБ…» Что было в Кремле 22 июня в 1979,1982 и 1991 годах

Брежнев «со своим mentalite 30-х годов уперся»

FLB: «Его не смутило, что китаец накануне напомнил: запугивание ближневосточной войной, которая якобы превратится в мировой пожар,  - это, мол, треп сверхдержав». Что было в Кремле  14 октября: в 1973, 1977, 1979 и 1991 годах

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров