История 03.10.18 13:00

Суслов слепнет. Правый-то глаз у него давно уже не видит

FLB: «А вот теперь и левый начинает отказывать. Человеку 73 года. Да ещё не видит. А решает он жизненные вопросы страны. Ведёт и Секретариат ЦК и очень часто Политбюро». Что было в Кремле 3 октября: в 1974, 1975, 1984 и 1988 годах.

Суслов  слепнет. Правый-то глаз у него давно уже не видит

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь

«НЕ ПРЕУВЕЛИЧИВАЙТЕ РАЗРЯДКИ, АНАТОЛИЙ СЕРГЕЕВИЧ!»

3 октября 1974 г. Полдня с Дьюлой Хорном. Он очень активен в готовности выполнять решения «шестёрки». А я сдерживал, так как выполнять-то их по существу, т.е. сочинять окончательные коллективные тексты всё равно придётся нам.

Вчера вечером Б.Н. (кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС Пономарёв) вызвал меня с Загладиным сообщить замечания Суслова на проект Декларации к конференции европейских компартий. Выше я писал о тенденциях самого Пономарёва, но перед Сусловым даже он выглядит либералом.

Велел вычеркнуть такие слова, как «сотрудничество», «добрососедские отношения», «система европейского мира», похерил (и долго, говорит Б.Н., ругался) предложения о создании общеевропейской энергетической и транспортной систем (хотя Брежнев не раз об этом говорил), жирно вычеркнул тезис о разъединении войск, ликвидации баз на чужих территориях, о предотвращении конфронтации на морях. С его точки зрения это все не партийный язык и не партийный подход.

«Конечно, - передаёт Б.Н., - мы говорим обо всем этом в пропагандистских целях. Но делаем это потому, что уверены, что империалисты сами никогда не пойдут на меры военной разрядки. А нам такие меры, о которых мы шумим, не выгодны: наши войска в других странах играют очень важную роль, они обеспечивают. (и показал сжатый кулак)».

Я попытался вякнуть на тему о том, что мы не вписали в проект ничего такого, чего не было бы в документах съезда, Пленумов ЦК, в речах Брежнева. Но Б.Н. уже от себя срезал: «Не преувеличивайте разрядки, Анатолий Сергеевич!» Все, конечно, поправили как надо.

Сегодня приезжал Фрелек (зам. международного отдела ПОРП), чтоб согласовать окончательные позиции перед Консультативной встречей в Варшаве. Меня на переговоры не пригласили. Думаю, что в Варшаву поедут не те, кто готовил проекты и идеи.

ПЕРВЫЙ КЛАСС ДЛЯ 10-ТИ ЛИЦ В САМОЛЁТЕ, ПО 450 ЗОЛОТЫХ РУБЛЕЙ НА КАЖДЫЙ ИЗ ЗАПЛАНИРОВАННЫХ ПРИЁМОВ

3 октября 1975 г. Во вторник был на Секретариате ЦК. Вёл Суслов. По одному нашему вопросу сделал обобщающую выволочку: об участии советских организаций в «Днях СССР» в Италии, в 10-ти городах «красного пояса» - Болонья, Феррара, Сиена, Римини, Реджо-Эмилия и др. Предполагалось направить 450 человек (ансамбли, выставки, лекторы, спортсмены, повара, просто артисты и т.п.), впрочем, столько же, сколько было в 1972 году в Неаполе, в Риме в 1973 году на аналогичных встречах. 150 тысяч наших рублей, ни одного валютного. Сами итальянцы собирают на это 300 млн. лир. Инициатива областного правительства Эмилии- Романьи и, конечно, ЦК ИКП.

Партия, с руководством которой у нас далеко не все гладко, использует свои позиции в политической жизни страны, чтобы максимально открыть нам дверь в Италию. Просто здравый смысл, не говоря уж о заботах, интернационализме. Ни в одной другой капиталистической стране такого не получишь.

Суслов, никого не выслушав, как обычно в таких случаях, повёл атаку: Безобразие! Размахнулись! Мы тут экономим каждый рубль, а они на областное мероприятие – и не в Донбасс, а в Италию, - 450 человек, и не на дни, а почти на месяц! Сократить! Резко сократить!

Это, несмотря на то, что была приложена справка: к «Дням» подтянуты многие мероприятия на Италию, предусмотренные годовым планом, утверждённым ЦК, и деньги на это уже отпущены. Дополнительные расходы – минимальные.

После поддакиваний других членов Секретариата, включая Пономарёва (который при подготовке материала был ещё в отпуску и теперь имел алиби, чтоб отмежеваться от продукции собственного отдела) Суслов дал новую очередь: «Зачем в 10-ти городах! Взять надо один город, например, Болонью за базу. А из других пусть приезжают... Зачем столько дней на «круглый стол» и дискуссии? Двух хватит». (Между тем, в записке – да и без неё легко сообразить, - сказано, что ведь это ИКП организует! Не мы! Мы не можем ей сказать: Берите Болонью за базу, а из остальных возите на автобусах! Да много ли привезёшь? А итальянские коммунисты хотят, чтоб это были народные празднества, а не галочные мероприятия, как у нас!)

Постыден для нашей страны и партии такой подход. И как мы теперь будем смотреть в глаза итальянцам, которые в течение года вместе с нашими соответственными организациями все это готовили, арендовали помещения и т.п.?

То, что мы экономим на таких вещах, само по себе печально. Суслов напомнил о том, что за день до того на Политбюро обсуждался план десятой пятилетки и сказал: «помните, с каким напряжением мы будем подводить финансовый баланс»...

А Б.Н., которого после ПБ в понедельник я встретил вечером в коридоре, покачал (по поводу заседания) головой и безнадёжно махнул рукой. На другой день после Секретариата я узнал, что потребовали от государств, которым мы продаём оружие (а это, главным образом, арабские и африканские) выплатить досрочно причитающуюся сумму, причём, в ценах мирового рынка, а не в договорных, и в конвертируемой валюте, что не было оговорено в соглашениях. По этому поводу Бакр, президент Ирака, нагло заявил: «Ничего Советы не получат этого, а будут нажимать – получат второй Египет!»

Это я к тому, что раз идут на такие явные глупости, дело с финансами, действительно, плохо. Но почему оно так плохо?

А, впрочем, вот, в частности, почему: в тот же день на Секретариате при столь же императивной позиции Суслова была утверждена (опять же при поддакивании остальных) поездка в Канаду и Мексику заместителя председателя Совмина СССР Новикова с восьмью сопровождающими, по вопросам предстоящей Олимпиады.

Так вот: первый класс для 10-ти лиц в самолёте, по 450 золотых рублей на каждый из запланированных приёмов, суммы на сувениры и проч. В общем (в реальных ценностях для страны) это не меньше, чем наше несчастное мероприятие на «красный пояс» в Италии. Зато с точки зрения интересов партии и страны поездка Новикова равна нулю. Все это бюрократический протокол. Но здесь никому в голову не пришло экономить, даже с валютными расходами не посчитались.

Второе: помощник Суслова Воронцов выдал «тайну» экономии на итальянцах нашему референту, которого я послал к нему убедить и разъяснить политический смысл. «Это, говорит, все Кириленко завязал, когда был на съезде ИКП. Он наобещал Берлингуэру. Но – не вышло! Не удалось ему поставить ЦК перед свершившимся фактом!» А Кириленко, соперника за «второе место, Суслов ух как не любит.

Кириленко сейчас в отпуску. Будь он здесь, Суслов, должно быть, не затеял этого позора. А если б сам Кириленко вёл Секретариат, то может быть даже ещё и добавили денег на это мероприятие, а присутствующие так же поддакивали бы, как они делали сейчас, только «наоборот». Вот вам и вся принципиальная экономия!

И, наконец, ещё одно. Вчера Б.Н. позвал меня для какого-то дела, а потом говорит: вот, Михаил Андреевич (Суслов) передал мне ваш ново-огаревский текст, просил читать и готовить мнение, сам он прочёл всего несколько страниц (это с 8-го сентября!). [Речь идёт о проекте Отчётного доклада к XXV съезду]. Он слепнет. Вы знаете? Правый-то глаз у него давно уже не видит. Читал одним левым. Но много ли прочтёшь одним глазом! – простодушно комментирует Б.Н. – А вот теперь и левый, естественно, начинает отказывать. Лечили наши. Приглашали швейцарского профессора. Тот рекомендовал тренировать слепой глаз... Словом, не может он всерьёз уже ничего читать.

В самом деле, человеку 73 года. Да ещё не видит. Иначе говоря, его информированность не выходит, должно быть, за самый минимум. А решает он жизненные вопросы страны. Ведёт и Секретариат ЦК и очень часто Политбюро.

Всё рассказанное здесь, вроде как привязано к частному случаю. Но, думаю, в какой-то степени оно объясняет, почему у нас плохо с финансами, и не только с ними.

Я не часто бываю на Секретариате. Но, как правило, выношу оттуда весьма мрачные впечатления. И на этот раз тоже. Убогость уровня обсуждения, некомпетентность одних в вопросах, которые предлагают другие, мелочность самих вопросов – повергают в отчаянье. Ведь из 20-ти с небольшим вопросов, вынесенных на этот Секретариат, около дюжины были посвящены награждениям людей и учреждений. Или всяким текстам приветствий. По поводу одного из них (в связи с 250-летием АН СССР) Капитонов, как на уроке в сельской школе, явно по шпаргалке от своего отдела, нудил: «вот тут слово повторяется, а это какое-то неподходящее, а здесь запятая по моему не на месте стоит» и в этом роде.

Б.Н. рассказал мне, что к нему вчера приходил Кусков (заместитель заведующего международным отделом ЦК КПСС). Вид, говорит, у него совсем не рабочий. Еле вяжет слова. Поговорили. Я подумал, целый год он почти мается и врачи ничего не обещают, взял да и спросил его: «Елизар Ильич, а не пойти ли вам на пенсию. Сейчас вы член ревизионной комиссии КПСС, первый зам., нам будет легко добиться и всесоюзной пенсии и сохранить «кремлёвку». После съезда будет труднее. Да и надорваться вы можете, если в таком состоянии приступите к работе. Он, - продолжал Б.Н., - неожиданно для меня отнёсся к этому спокойно. И согласился, так что встаёт вопрос о первом заме. Я помню, вы высказались при нашем первом разговоре на эту тему в пользу Загладина. А как сейчас?»

Я: Я и сейчас так же думаю, в ваше отсутствие Шапошников исполнял эту роль совсем неплохо. Однако, даже формально будет трудно представить его, а не Загладина, который – член ревизионной комиссии, известен и любим в самых верхах.

Б.Н.: Так оно так. Но уж больно он тянется вверх. Теперь вот эта поездка в Португалию. Ничего особенного не сделал, а на ПБ полтора часа слушали! Или возьмите такую вещь: некоторые важные вопросы, сколько ни понукаешь, держит, тянет, а как уеду в отпуск или в командировку, он их сразу наверх выпускает, чтоб себя показать. Ведь не было случая, чтоб он поехал за границу, пусть даже на отдых, - и не написал самому верху шифровки о своей выдающейся деятельности там!

Старик усёк планы Загладина сесть в его кресло. И хотя он не верит, что это возможно, пока он сам жив, ему неприятно. Не хочет он делать главным после себя человека, который при каждом случае будет демонстрировать, что он умнее шефа. И к тому же имеет прямой выход на Генерального, не говоря уж о помощниках.

Я: А вы с Шапошниковым говорили на эту тему?
Б.Н.: Да. Только, Анатолий Сергеевич, совершенно между нами, пожалуйста, он против того, чтоб назначить Загладина первым замом. Он предлагает потянуть.

Я: Дело ваше. Но Шапошникова всё равно неудобно представлять сейчас. А после съезда Загладин будет уже либо членом ЦК, либо кандидатом в члены... К тому же, при всех достоинствах Шапошникова по своей квалификации (говорить, писать, знать) он не может в наше время достойно представлять Международный отдел. На этом разговор кончился.

А сегодня был очень противный разговор с Б.Н.’ом о I томе. Не читал и читать не будет. Все мои попытки рассказать ему, насколько это интересно, оригинально, временами даже захватывающе, упираются в презрительный скепсис: «Введение-то пять раз пришлось переделывать, а весь остальной том делали ведь те же люди!»

Поражает меня его беспардонность и бестактность. Он хамски пытается перенести свои сомнения на других, хотя совершенно ясно, что любой на моем месте это будет принимать на свой счёт. Для чего все эти интеллектуальные усилия большого коллектива, такая концентрация знаний и энтузиазма, любви к делу и мастерства – а всё это есть в I томе, - если такое отношение?! Этот почти простодушный цинизм с другой стороны отражает тот же внутренний распад в нашем начальстве, который так обнажил себя в истории с «Днями СССР в Италии».

ДУБОВАЯ ПОЗИЦИЯ ГРОМЫКО

3 октября 1984 г. Б.Н. вдруг выступил в роли «голубя», сказав мне, что то, что Черненко заявил йеменскому Мухаммеду и что было на TV и в газетах – вчерашний день. Надо, мол, ловить Рейгана на слове и не допускать, чтобы нас обвинили в том, что мы оттолкнули протянутую им руку мира.

Так оно и выглядит в газах общественности. Дубовая позиция Громыко и аккомпанемент нашей пропаганды совсем поставили в тупик «миролюбивую общественность». Мы ведём себя так, будто не видим другого выхода к сохранению мира, как гонка вооружений.

НЕ НАДО БУДЕТ ТРАТИТЬ ВРЕМЯ И СИЛЫ НА ДИПЛОМАТИЮ И ВЫСЛУШИВАНИЕ БОЛТОВНИ

3 октября 1988 г. М.С. осуществил свой план. Пленум - 30-го. Сессия Верховного Совета - 1-го в субботу. Он таки «выбрался» председателем президиума Верховного Совета. Я ещё летом высказался против, но встретил алмазный неодобрительный взгляд. А потом, надо же кому-то делать реформу, не через партию же опять - нарушаем собственную заявленную логику. Однако, пост замазан Подгорным, Брежневым, да и вообще - после Калинина... И интеллигенция это встретила, как и следовало ожидать: «Это мы уже проходили»...

Недавно он мне позвонил по пустячному поводу. Я его поздравил (без эпитетов). Посочувствовал: как трудно ему по человечески это было провести. Сказал, что в общем получилось как бы - в объективном политическом процессе, а не из личностных соображений. Рассказал, что ходило по Москве, как только узнали о Пленуме: мол, М.С. решил на всё наплевать и подать в отставку, раз народ сам для себя ничего не хочет делать. Он смеётся. Сказал, что первые французы догадались: всё было сделано по заранее обдуманному плану Горбачёва...

А потом, когда я вякнул насчёт того, что теперь всё сошлось на нём и уж невозможно никому будет ссылаться на помехи внутри ПБ. - Да, сказал он, нагрузка увеличивается. С одной стороны проще, не надо будет тратить время и силы на дипломатию и выслушивание болтовни, а с другой стороны - надо делать так, чтоб результаты вскоре появились...

См. предыдущую публикацию: «А в четверг «провожали» Примакова в «наше ЦРУ»... Собрались у него в кабинете: Бакатин, Яковлев, Ревенко, я. Пришёл и Горбачёв. Хорошо выпили... Поговорили о верности друг другу... поделились «информацией» о предательствах». Что было в Кремле 2 октября: в 1982, 1984, 1990 и 1991 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Наджибулла просил производить бомбовые налёты с советской территории

FLB: «Просил восстановить воздушный мост к Кабулу и гнать оружие. Не знаю, что обещал М.С. Но дал поручение Варенникову – «проработать». Что было в Кремле 19 февраля: в 1985, 1989 и 1991 годах

А ещё на Политбюро обсуждалось дело Руста

FLB: «Докладывал Чебриков. Наши зенитчики 10 раз брали Руста на мушку и делали фотовыстрел. 100% попадание все десять раз. Но команды на настоящий выстрел они не имели». Что было в Кремле 12 июля: в 1977, 1987, 1990 и 1991 годах

Политбюро в панике обсудило, что делать с полумиллионной демонстрацией

FLB: «Которая на 15 сентября назначена в Москве и в других городах под лозунгом: «Долой Рыжкова», а кое-где - и Горбачёва». Что было 15 сентября: в 1988, 1990 и 1991 годах

Брежневу мы верим, но ведь у вас и Шелесты есть

FLB: «Всё- таки весьма примитивно они нас представляют. Дважды я его высмеивал: по поводу Шелеста и по поводу слухов, что хотим восстановить Коминтерн». Что было в Кремле 5 августа в 1973 и 1974 годах

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров