История 23.07.18 9:23

В «Советской России» опубликовано «Слово к народу»

FLB: «Кликушеский вопль, смысл которого - гнать Горбачёва и Ко, пока совсем не загубил Россию. Опять - большинство тех, кого он ласкал и улащивал, ублажал и «привлекал». Что было в Кремле 23 июля 1991 года

В «Советской России» опубликовано «Слово к народу»

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

БУШ НА ГЛАЗАХ БАГРОВЕЛ, ВЗГЛЯД ТЕМНЕЛ. ЗАГОВОРИЛ СДЕРЖАННО, ПОДАВЛЯЯ РАЗДРАЖЕНИЕ

23 июля 1991 года. Вторник. Вчера, в беседе с Мицотакисом Горбачёв опять разоткровенничался. Вы знаете, говорит, я двинул на референдум вопрос - быть Союзу или нет,решив для себя: если «нет», я ухожу. Это я вам первому говорю. Даже вот помощник (показывает на меня) не знал этого... (знал, между прочим!).

После Мицотакиса зашёл я к нему в комнату отдыха рядом с Коммергерским залом. Он бросил официанту: оставь нас. И мне: «Знаешь, пришла информация. Буш после моего завтрака с ним в Лондоне сказал своим: Горбачёв устал, нервничает, не владеет ситуацией, не уверен в себе, поэтому и подозревает меня в неверности, ищет большей поддержки... Надо переключаться на Ельцина». 

Я: «Не верю я, Михаил Сергеевич. Не может Буш быть таким мелким. Это противоречит всей логике его поведения в последнее время, смыслу «7»... Думаю, что это - такая же «информация», как и в отношении Малруни, на которого наговорили Вам по приезде в Лондон. А оказалось - липой. Зачем Вам подкидывают все это?!»

Но про себя я подумал: такое ощущение у Буша возникло не оттого, что кто-то ему что-то «подкинул» (употребляя выражение М.С.). Оно сложилось в результате той самой беседы в американском посольстве за ланчем перед заседанием «семёрки». Горбачёв потом (и неоднократно) гордился перед своими, что задал Бушу «неудобный» вопрос, который вогнал, мол, его в смущение. А оказалось, что вопрос этот произвёл совсем иное действие. Вопрос был задан так:

«На основе той информации, которой я располагаю, - сказал М.С., - я знаю, что президент США - человек основательный, что его решения - это решения серьёзного политика, а не импровизация. И на основе этих решений мы уже продвинулись к большим перспективам в нашем диалоге, в области безопасности. И в то же время создаётся впечатление, что мой друг президент США ещё не пришёл к окончательному ответу на главный вопрос - каким Соединённые Штаты хотят видеть Советский Союз. А до тех пор, пока не будет дан окончательный ответ на этот вопрос, мы будем спотыкаться на тех или иных частных вопросах отношений. А время будет уходить... В этом контексте встреча с «семёркой» - удачный повод для большого разговора. Главный вопрос - об органическом включении Советского Союза в мирохозяйственные связи. Конечно, тут многое зависит прежде всего от нас самих. И я спрашиваю: чего же ждёт Джорж Буш? Если после этого ланча, на «семёрке» мои коллеги будут в основном говорить мне, что, мол, нам нравится то, что вы делаете, мы это поддерживаем, но по сути дела вы должны вариться в своём котле, то я говорю - а ведь суп-то общий!

Мне вот что странно: нашлось 100 миллиардов долларов, чтобы справиться с одним региональным конфликтом (имеется в виду война в Персидском заливе), находятся деньги для других программ, а здесь речь идёт о таком проекте - изменить Советский Союз, чтобы он достиг нового, иного качества, стал органической частью мировой экономики, мирового сообщества не как противодействующая сила, не как возможный источник угрозы. Это задача беспрецедентная». (Я сверил потом эту свою запись с записью переводчика. Совпали.) 

За ланчем я сидел рядом с Горбачёвым, т.е. почти напротив Буша. Когда М.С. произносил свой пространный вопрос, Буш на глазах багровел, взгляд темнел, он смотрел не на Горбачёва, а то на меня, то на Примакова, то, оглядываясь, будто недоуменно вопрошал своих - Бейкера, Скоукрофта... Перестал есть, но губами жевал, вернее - двигал желваками.

Мне стало не по себе. Хорошо запомнил, какие мысли лезли в голову: «Чего ты хочешь от американца?! Ты этот вопрос ему задавал три раза. И в конце концов!.. была Мальта, был твой визит в Вашингтон, там был Кэмп-Дэвид, где вы катались по лужайкам вдвоём в портативном автомобильчике по очереди за рулём, были Хельсинки (из-за Хусейна). Тебе что - недостаточно доказательств, чего данный президент США хочет и может (в своих обстоятельствах) в отношении нас?! И опять же - если бы не Буш, не был бы ты сейчас здесь на «семёрке». Зачем ты делаешь такую бессмысленную бестактность?»

Вопрос был задан в контексте длинного выступления Горбачёва - он объяснял ситуацию в стране и т. д. Но после вопроса никого это уже не интересовало. Американцы ели и перешёптывались между собой. Кончил Горбачёв. Пауза. Заговорил Буш, сдержанно, подавляя раздражение размеренно:

«Видимо, я недостаточно убедительно излагаю свою политику, если возникают сомнения относительно того, каким мы хотим видеть Советский Союз. Я бы мог понять, если бы возник вопрос о том, что могли бы сделать Соединённые Штаты, чтобы помочь Советскому Союзу. Но если на обсуждение опять поставлен вопрос о том, каким США хотят увидеть Советский Союз, то я попробую ответить ещё раз.

Мы хотим, чтобы Советский Союз был демократической, рыночной страной, динамично интегрированной в западную экономику. Наконец - пусть не покажется, что я вмешиваюсь в ваши внутренние дела, но я говорю это в связи с экономикой, - Советский Союз, в котором успешно решены проблемы между Центром и республиками. Это принципиально важно для притока частных капиталовложений. Итак: первое - демократия, второе - рынок, третье – федерация»...

Горбачёв, по-моему, тогда не понял, что ему был «дан отпор» (употребляя советский термин). Время поджимало. Ланч закончен. Оба президента только с переводчиками удалились на минутку в соседнюю комнату, о чём я уже упоминал. Американцы все вместе проводили нас вниз к машинам.

Так что, реагируя на «информацию», которую довёл до меня М.С., я понимал в чём дело. Тогда за ланчем М.С. оставил впечатление человека, который своей словесной агрессивностью пытается прикрыть неуверенность, растерянность перед лицом ситуации в стране. И американцы это усекли.

Горбачёв перевёл разговор на... Мицотакиса. Потом сказал, что примет генерала Пауэла - завтра в 10.15. А вечером позвонил и ... велел написать ему текст для выступления перед секретарями обкомов и членами ЦК - об итогах «семёрки». Завтра будет их «убеждать». Три четверти из них, наверное, ненавидят его - в духе сегодняшнего призыва к согражданам, опубликованного в «Советской России». Кликушеский вопль, смысл которого - гнать Горбачёва и Ко, пока совсем не загубил Россию. Подписано: Бондарев, Варенников, Громов, Зыкина, Распутин, Зюганов, Проханов, Клыков (скульптор), ещё кто-то.

Опять - большинство тех, кого он ласкал и улащивал, ублажал и «привлекал». Ещё одна позиция предателей. Видит? Видит. Но почему тогда хотя бы двух заместителей министерства обороны генералов Варенникова и Громова завтра же не отправить в отставку?! Нет, не сделает.

Митька (внук) в письме из Копенгагена бабушке и Мише Медведеву, пишет: лучше жить в голодной Москве, чем в сытом Копенгагене. Дания - самый скучный уголок рая. Читает «Войну и мир»: впечатление – «Лев Николаевич - самый великиий»... И т.п. избранные мысли.

Прим. FLB: вот такое открытое письмо было опубликовано в газете «Советская Россия» 27 лет назад, 23 июня 1991 года:

СЛОВО К НАРОДУ

Дорогие россияне!
Граждане СССР!
Соотечественники

Случилось огромное небывалое горе.
Родина, страна наша, государство великое, данное нам в сбережение историей, природой, славными предками, гибнут, ломаются, погружаются во тьму и небытие. И эта погибель происходит при нашем молчании, попустительстве и согласии.

Неужели окаменели наши сердца и души и нет ни в ком из нас мощи, отваги, любви к Отечеству, что двигала нашими дедами и отцами, положившими жизнь за Родину на полях брани и в мрачных застенках, в великих трудах и борениях, сложившими из молитв, тягот и откровений державу, для коих Родина, государство были высшими святынями жизни?

Что с нами сделалось, братья? Почему лукавые и велеречивые властители, умные и хитрые отступники, жадные и богатые стяжатели, издеваясь над нами, глумясь над нашими верованиями, пользуясь нашей наивностью, захватили власть, растаскивают богатства, отнимают у народа дома, заводы и земли, режут на части страну, ссорят нас и морочат, отлучают от прошлого, отстраняют от будущего — обрекают на жалкое прозябание в рабстве и подчинении у всесильных соседей?

Как случилось, что мы на своих оглушающих митингах, в своём раздражении и нетерпении, истосковавшись по переменам, желая для страны процветания, допустили к власти нелюбящих эту страну, раболепствующих перед заморскими покровителями, там за морем, ищущих совета и благословения?

Братья, поздно мы просыпаемся, поздно замечаем беду, когда дом наш уже горит с четырёх углов, когда тушить его приходится не водой, а своими слезами и кровью. Неужели допустим вторично за этот век гражданский раздор и войну, снова кинем себя в жестокие, не нами запущенные жернова, где перетрутся кости народа, переломится становой хребет России?

Обращаемся к вам со словами предельной ответственности, обращаемся к представителям всех профессий и сословий, всех идеологий и верований, всех партий и движений, для коих различия наши — ничто перед общей бедой и болью, перед общей любовью к Родине, которую видим единой, неделимой, сплотившей братские народы в могучее государство, без которого нет нам бытия под солнцем.

Очнёмся, опомнимся, встанем и стар, и млад за страну. Скажем «Нет!» губителям и захватчикам. Положим предел нашему отступлению на последнем рубеже сопротивления.

Мы начинаем всенародное движение, призывая в наши ряды тех, кто распознал страшную напасть, случившуюся со страной.

Мы зовём к себе рабочий люд, которому нынешние фарисеи обещали изобилие и заработки, а теперь изгоняют с заводов и шахт, обрекают на голод, бесправие, на унылое стояние в очередях за пособием, ломтем хлеба, за милостыней богачей и хозяев.

Мы зовём к себе трудолюбивых крестьян, измотанных невежественной властью, чьи нынешние судьбы решают вчерашние разрушители деревень и творцы утопических программ, навязывая хлеборобу кабальный обмен, обрекая на запустение пашню, на истребление уцелевших, кормящих страну хозяйств.

Мы взываем к инженерам, чьими руками, умом и талантом была создана уникальная техническая цивилизация, мощная индустрия, обеспечившие благополучие и защиту народа, позволившие Родине взлететь в космос. Техника, которая, устав работать, нуждалась в модернизации и обновлении, за шесть лет безделья и разглагольствований остановилась и рухнула, и теперь мы — страна остановленных предприятий, умолкнувшей энергетики, исчезнувших товаров, растерянных обнищавших инженеров (отлучённых от творчества).

Мы взываем к учёным, достойно продвигавшим развитие отечественной науки, изумлявшим мир плодами своих трудов, накопившим в лабораториях и институтах открытия для следующего рывка в двадцать первый век, где мы надеялись на достойное место в человеческой цивилизации. Вместо этого демагоги и злоумышленники разоряют драгоценные накопления, рассыпают коллективы исследователей, закрывают научные направления, вбивают тромбы в развитие космических исследований, ядерных технологий, новейшей химии, обрекая лучшие умы на прозябание, на бегство из родных пределов в преуспевающие страны, где их талант станет питать не свое, а чужое развитие.

Мы устремляем свой голос к Армии, снискавшей уважение человечества за самоотверженный подвиг спасения Европы от гитлеровской чумы, к Армии, унаследовавшей лучшие качества русского, советского воинства и противостоящей агрессивным силам. Нелёгкие времена переживают наши славные защитники. Не вина Армии, что она вынуждена поспешно покидать зарубежные гарнизоны, быть объектом беспардонных политических спекуляций, подвергаться постоянным атакам лжи и очернительства безответственных политиканов. Но никому не удастся превратить Вооружённые Силы в аморфную массу, разложить изнутри, предать осквернению. Мы убеждены, что воины Армии и Флота, верные своему святому долгу, не допустят братоубийственной войны, разрушения Отечества, выступят надёжным гарантом безопасности и оплотом всех здоровых сил общества.

Мы устремляем свой голос к художникам и писателям, по крохам создававшим культуру на развалинах разгромленной классики, добывавшим для народа образы красоты и добра, ожидавшим в будущем расцвета искусств, а обретших нищету, низведение творчества до жалкого фарса на потеху коммерсантов и богачей, когда народ, отлучённый от духа, лишённый идеала, управляемый безнравственными лукавцами, выводится из истории, превращается в дешёвую рабочую силу для иноземных фабрикантов.

Мы обращаемся к православной церкви, прошедшей Голгофу, медленно, после всех избиений встающей из Гроба. Она, чей духовный свет сиял в русской истории даже во времена мрака, сегодня, ещё не окрепшая, терзается распрями, ущемляется в епархиях и приходах, не находит достойной опоры в сильной державной власти. Пусть она услышит взывающий к спасению глас народа.

Мы обращаемся к мусульманам, буддистам, протестантам, верующим всех направлений, для которых вера есть синоним добра, красоты и истины; на них сегодня наступают жестокость, уродство и ложь, губящие душу живую.

Мы обращаемся к партиям, большим и малым, к либералам и монархистам, к централистам и земцам, к певцам национальной идеи. Мы обращаемся к партии — коммунистической, которая несёт всю ответственность не только за победы и провалы предшествующих семидесяти лет, но и за шесть последних трагических, в которые компартия сначала ввела страну, а потом отказалась от власти, отдав эту власть легкомысленным и неумелым парламентариям, рассорившим нас друг с другом, наплодившим тысячи мертворождённых законов, из коих живы лишь те, что отдают народ в кабалу, делят на части измученное тело страны. Коммунисты, чью партию разрушают их собственные вожди, побросав партбилеты, один за другим мчатся в лагерь противника — предают, изменяют, требуют для недавних товарищей виселицы, — пусть коммунисты услышат наш зов!

Молодёжь, наша надежда и цвет, которую растлевают, отдав в услужение ложным кумирам, обрекают на безделье, бездарность, наркотики и преступность.

Старики, наша мудрость и гордость, безотказные труженики и неустанные наши кормильцы, получившие в удел нищенство и надругание над прожитым, осквернение печатным и телевизионным варевом тех, кто добивается умерщвления памяти, противопоставления поколений.

Молодые ветераны, воины-интернационалисты, проявившие самоотверженность и гуманизм, высокие нравственные качества, но поставленные в положение без вины виноватых

Женщины, отказывающие себе в высшем природном праве — продлевать в потомстве род из-за страха плодить нищету, пополнять солдатами армию гражданской войны, пугающиеся своей любви и своего материнства...

Все, кто ни есть, в городах и селениях, в степях и лесах, у кромки великих, омывающих страну океанов, — очнёмся, встанем для единения и отпора губителям Родины!..

Юрий Бондарев,
Валентин Варенников,
Борис Громов,
Людмила Зыкина,
Александр Проханов,
Василий Стародубцев,
Юрий Блохин,
Эдуард Володин,
Геннадий Зюганов,
Вячеслав Клыков,
Валентин Распутин,
Александр Тизяков.

23.07.1991

См. предыдущую публикацию: «Эрнст Неизвестный - безумно талантлив. Но и оборотист... иначе погиб бы. И вот этот, в самом деле великий скульптор и художник нашего времени, бегает, хитрит, только для того, чтобы иметь возможность показывать своё творчество людям». Что было 22 июля в 1972, 1973 и 1991 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Ночной переполох в Кремле

FLB: «Провёл совещание экспертов по Персидской войне. Разговор был полезней практически, чем заседание «группы по Персидской войне» во главе с Бессмертных (Язов, Примаков, Крючков). Что было в этот день, 7 февраля 1991 года

Разрешили лидеру Компартии Канады выступить против австралийских коммунистов

FLB: «Против - их ревизионизма, антисоветизма, троцкизма… Загладин поедет в Берлин выяснять, что на самом деле думает о нас французская КП». Что было в Кремле 28 февраля в 1972 году

Развивающиеся страны нам должны 26 млрд. долларов

FLB: «Пришла бумага, подписанная в Госплане о задолженности третьего мира империализму. Выход Запад найдёт вместе с должниками». Что было в Кремле 9 июня: в 1973, 1979, 1980, 1984 и 1985 годах

Что за неделю? Ельцин - президент России

FLB: «В общем, он уловил, куда несёт страну «неведомая сила», разбуженная Горбачёвым. У тех, кто за него голосовал, теплится надежда, что «с Ельциным» начнётся подъём». Что было в Кремле 15 июня: в 1974, 1985, 1987 и 1991 годах

Мы в соцсетях

Новости партнеров