История 31.01.18 11:25

«Собрание сочинений» Брежнева интересней было сочинять. Он не вмешивался в написание текстов

FLB: «А Пономарёв вмешивается и опошляет, примитивизирует то, что, пользуясь его должностью, искренне хотелось бы вложить в выходящее под его именем». Что было в Кремле 31 января: в 1981 и 1983 годах

«Собрание сочинений» Брежнева интересней было сочинять. Он не вмешивался в написание текстов

FLB продолжает публикацию дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

У «СОЛИДАРНОСТИ» РАЗДУЛИ ПАРТИЙНЫЙ АППАРАТ ПО ВСЕЙ СТРАНЕ. БОЛЬШЕ ЧЕМ У ПОРП

31 января 1981 г. Был у друзей на 42-ом километре. В бурных дискуссиях разъяснял им, что «литературную» стихию уже не остановить и что Демичев, чтоб не связываться и не оказаться перед начальством в роли не справившегося, пустил все на самотёк и смотрит сквозь пальцы. Причём Демичев – имя собирательное = весь культконтроль. Главное, чтоб не трогали личную власть, «не достигали бровей», что, естественно, отождествляется и с советской властью, и с марксизмом-ленинизмом, и с партийностью.

Американцы (Рейган-Хейг) сменили пластинку Картера (у того – «права человека»), у этих: Москва – источник и центр международного терроризма. Наши всполошились, но опять же по линии лишь пропагандистского отпора, в то время, как надо было давно и регулярно обозначать свою (ленинскую) позицию по терроризму и по линии Громыко предлагать всякие меры, участвовать и затевать всякие обсуждения и совместные решения против этой реальной (и для нас) угрозы. Вчера вечером возился по этому поводу по указанию Б.Н. (Пономарёв), который сказал: надо бы сначала пресечь в наших mass media сомнительные симпатии некоторым террористическим действиям, а потом уже давать отпор Хейгу. Потом Замятин привязался: тому – лишь бы погромче крикнуть, - а у вас, мол, (американцев) негров вешают...

В Польше, судя по последнему совещанию Кани с секретарями воеводских комитетов, дело идёт к тому, что двоевластие превращается в одновластие «Солидарности». Поразительно, как за 2-3 месяца фактически возник «свой» и партийный, и государственный аппарат по всей стране. Часто в нём уже больше людей, чем в официальных аппаратах при Гереке. И «Солидарность» практически может делать, что хочет. В забастовочном плане ей беспрекословно подчиняются около 70 % населения (работающего). Наш посол Аристов уже настаивает на крутых мерах: надо, мол, от Кани потребовать «чрезвычайного положения». А ПОРП, действительно, разваливается и недееспособна, не говоря уже об авторитете. Правительство – тем более.

Хейг в ответ на поздравления Громыко (с вступлением на пост) опять предупредил нас насчёт «интервенции» - самые «страшные» фразы... (кроме ядерной войны – всё! - в духе их договорённости в НАТО). До съезда мы вроде бы и не собираемся этого делать. И не потому, что обстановка с нашей точки зрения ещё не созрела, а чтоб не смазать «грандиозности» своего мероприятия и «не отвлекаться»...

ТЩЕСЛАВНЫЙ ЧИНОВНИК С ПРОПАГАНДИСТСКО-ПОЛИЦЕЙСКИМ СКЛАДОМ УМА

30 января 1983 г. Что-то случилось со мной после больницы и Барвихи. Вяну день ото дня. И тревога. Не потому, что врачи убедили, что сердцу осталось немного, оно устало и я его должен щадить. Нет. Это не страх инфарктника. Другое... Недаром же меня потянуло читать «Фауста». А возвращение на службу к Пономарёву вызвало острое ощущение «комплекса Дяди Вани».

«Собрание сочинений» Брежнева интересней было сочинять потому, что он не вмешивался в написание текстов, а Пономарёв вмешивается и портит, опошляет, примитивизирует то, что, пользуясь его должностью, искренне хотелось бы вложить в выходящее под его именем. Поэтому летят в корзину не только черновики, которые гораздо содержательнее окончательных текстов, летят на ветер душевные муки, выношенные мысли.

И опять же не в этом главная беда. Главная беда, что он мешает делать в нашей сфере ту политику, которую можно и нужно делать при Андропове. Беда в том, что мы теряем время потому, что во главе этого участка сидит мелкий тщеславный чиновник с пропагандистско-полицейским складом ума, завистливый, трусливый, суетливый, готовый предать любую мысль, чтобы самому «выглядеть» так, как он считает нужным – перед своим начальством.

Впрочем, начальство видит его насквозь и долго ему не протянуть. Однако обидно лететь вместе с ним в политическое небытие, потому что меня и аппарат, и начальство идентифицирует с Пономарёвым, считая его alter ego.

Словом, мысль, что пора как чеховскому дяде Ване «хвататься за пистолет» против того, кто мешал мне стать самим собой, хотя и сделал меня зам. завом, членом Ревизионной комиссии, кандидатом в члены ЦК и т.д. Он меня вознаградил в своём стиле, полагая, что для меня имеет значение и составляет смысл жизни такое вот «возвышение» - как для него самого, как и для всех людей (их то он всех презирает).

Прим. FLB: Немного по другому, без однозначно чёрных красок, относился к секретарю ЦК и заведующему Международным отделом ЦК КПСС Борису Пономарёву его зам Георгий Шахназаров. Ставший позднее советником президента СССР Горбачёва, Георгий Хосроевич в своих мемуарах «С вождями и без них» перечислил несколько положительных качеств «партийного догматика» Пономарёва:

ПОНОМАРЁВ СОБРАЛ РОВНЫЙ, СИЛЬНЫЙ СОСТАВ ПРОФЕССИОНАЛОВ-МЕЖДУНАРОДНИКОВ

«Хулители перестройки, наслышанные о журнале «Проблемы мира и социализма», утверждают, что это было «осиное ревизионистское гнездо», которое чуть ли не повинно во всех случившихся со страной бедах. Когда «Проблемы мира и социализма» только появились на свет, их первые выпуски расхватывались молниеносно, а некоторые статьи перепечатывались и распространялись из рук в руки. Такого ажиотажа, разумеется, не стало, когда в Союзе появились свои очаги свободомыслия. …Международное коммунистическое движение, официальным органом которого был журнал, пребывало ещё в состоянии относительно прочного единства. Мощные западные партии, особенно итальянская и французская, уже начинали мыслить некоторыми категориями еврокоммунизма, но ещё ценили своё сотрудничество с КПСС, не теряли надежды обратить нас в свою веру. Журнал открывал для этого уникальную возможность, которой они спешили воспользоваться. Его портфель был буквально завален статьями Берлингуэра, Марше, Карильо и других генсеков. Вдобавок редакцию осаждали просьбами печатать выдержки из партийных программ и другие документы - для этого пришлось выпускать специальный бюллетень.

Надо сказать, немалая заслуга в создании журнала принадлежит ещё одному «партийному академику», сумевшему вознестись выше всех остальных, - Борису Николаевичу Пономарёву. Сколько на его долю пришлось нареканий за матёрый догматизм! Между тем за долгие годы своего секретарства он собрал в отделе ровный, сильный состав профессионалов-международников. А создавая журнал компартий, который полностью находился под контролем руководимого им Международного отдела ЦК, видел в нём не только средство сплочения комдвижения, но и «кузницу кадров». Уже в первой половине 60-х годов «проблемисты», как мы себя называли, начали появляться в 3-м подъезде здания на Старой площади, где располагались международный отдел и отпочковавшийся от него отдел по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран (для краткости назывался Отделом ЦК КПСС). Со временем выходцев из журнала становилось всё больше, некоторые из них удостоились выдвижения на руководящие должности, другие оставили заметный след в разных сферах деятельности». (Из книги Г.Шахназарова  «С вождями и без них»)

См. предыдущую публикацию: «Вчера хоронили Суслова. Думаю, что это самая значительная смерть после Сталина. Как серый кардинал, он определял всю главную расстановку сил в «верхушке».

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

ВЦСПС настаивает на тайной передаче миллиона рублей английским шахтёрам

FLB: «Хотя Горбачёв сказал Тэтчер: не передавали и не будем. А если раскроется, Мэгги смешает М.С. с грязью. Игра не стоит свеч». Что было в Кремле 26 января: в 1984, 1985, 1986 и 1991 годах

Как нам повезло, что Андропов обнаружил Горбачёва и вытащил из провинции!..

FLB: С Бушем разговор был поначалу холодный. Буш не согласился с планом М.С. Последовал «технический» разрыв связи. Бушу надо было посоветоваться со своими. Что было в Кремле в этот день, 18 января: с 1981, 1986,  1987 и 1991 годах

Весь мир нас проклял за Афганистан : в ООН - 104 делегации проголосовали против нас

FLB: Картер лишил нас 17 млн. тонн зерна, в Москве сразу же исчезла мука и макароны), запретил всякий прочий экспорт, потребовал отмены Олимпиады. Что было в Кремле 28 января: в 1976, 1977, 1979, 1980, 1990 и 1991 годах

«Тэтчер вся из себя была, чтоб понравиться Черненко»

FLB: «И, кажется, достигла цели. Если бы не стол, разделяющий их, она того гляди бросилась бы в объятия к Константину Устиновичу». Что было в Кремле 18 февраля в 1984 и 1991 годах

Мы в соцсетях

Новости партнеров