Криминал 08.02.19 17:00

Сказ о сале, пользе лефортовского СИЗО и 17 статьи Женевской конвенции

FLB: Арестованные украинские моряки возмущены, что их судят как обыкновенных уголовников. Репортаж из зала суда

Сказ о сале, пользе лефортовского СИЗО и 17 статьи Женевской конвенции

В четверг 7 февраля судья Мосгорсуда Юрий Пасюнин рассмотрел апелляционные жалобы на арест украинских моряков Сергея Попова, Богдана Головаша, Владимира Терещенко и Андрея Шевченко, задержанных за незаконное пересечение границы РФ в Керченском проливе 25 ноября 2018 года.

ГОТОВИЛИСЬ К БОЮ, ОКАЗАЛИСЬ В СИЗО

Напомним, что 25 ноября корабли ВМС Украины - буксир «Яны Капу» и малые бронированные артиллерийские катера «Бердянск» и «Никополь» без предупреждения вошли в территориальные воды России, двинулись из Черного моря к Керченскому проливу и на протяжении нескольких часов опасно маневрировали, не реагируя на требования российских пограничников остановиться. Только после предупреждения о применении оружия по катеру «Бердянск» и последующего прицельного залпа, украинские корабли застопорили ход.

Поднявшиеся на борт пограничники обнаружили, что оружие на катерах было приведено в полную боевую готовность, в стволы пушек были досланы снаряды. В ходе обыска нашли вооружение и боеприпасы, значительно превышающие стандартный боекомплект. Корабли отконвоировали в Керчь.

Все 24 моряка были арестованы. ФСБ России завела на них уголовное дело по ч. 3 ст. 322 Уголовного кодекса (незаконное пересечение границы, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо с применением насилия, или с угрозой его применения).


Украинская сторона сначала утверждала, что Россия «ни за что обстреляла мирный бронекатер и неправильно захватила моряков в плен». Теперь тактика другая. По мнению украинского МИД, «согласно Третьей Женевской конвенции об обращении с военнопленными 1949 года, 24 украинских военнослужащих являются военнопленными и судить их может только военный суд». Якобы «фактическому задержанию всех находившихся на украинских кораблях лиц предшествовали и сопутствовали события, которые представляют собой конфликт между РФ и Украиной».

Сейчас арестованные находятся в СИЗО «Лефортово». 15 января 2019 года Лефортовский суд Москвы отклонил ходатайство их адвокатов о передаче дела в Московский гарнизонный военный суд (МГВС) и продлил им срок содержания под стражей до 24 апреля.

Украинских моряков судят «четверками» - не более четырех обвиняемых одновременно. Заседания проходят в закрытом режиме.

ЛЕЦ МИ СПИК ФРОМ МАЙ ХАРТ

Мосгорсуд. 10:10.

Сегодня здесь – журналистский аншлаг и столпотворение. Все-таки не каждый год в капканы оперов попадают такие рыбины как «убийца и газокрад сенатор Арашуков». Вот так нежданно-негаданно на человека свалилась реальная криминальная слава и пришел его «звездный» час.

Между прочим, арестованные украинские моряки месяца два назад тоже «свое позвездили» - «и сам Дональд Трамп о них чегой-то говорил». А сегодня поддержать их в Мосгорсуде пришли два украинских спецкора, консул и около 15 наблюдателей. Негусто, если честно, для «героев незалежной и самостийной».

На вопрос судебного репортера FLB, откуда наблюдатели, дама средних лет на хорошо ломаном русском сказала фразу, из которой удалось разобрать только два слова: «Европейский союз». Джентльмены мимикой и жестами «поинтересовались» у приставов: мол, когда их пустят в зал. Те дали понять: как только, так сразу.

Ого! Интересно, как они будут наблюдать за соблюдением законности в российском суде, если абсолютно «don't speak Russian»? За все время «великий и могучий» из уст 15 европейцев не прозвучал ни разу.

Начало процесса задерживалось. Вскоре выяснилось: «подсудимых пока не доставили из «Лефортова».

Тем временем пришли адвокаты моряков и украинские журналисты устроили с ними такие бурные обнимашки, как будто встретили охотников, потерявшись в глухой тайге.

Словом, автор этого репортажа чувствовал себя хоть и «эксклюзивным» (в смысле единственным) представителем российской прессы, но явно чужим «среди своих».

СОЛДАТ СПИТ – ЗАРПЛАТА ИДЕТ

Заседание тоже начиналось весело. Адвокаты так шумно переговаривались с арестованными через стекло, что слышал весь зал.

- Не волнуйтесь, ребята, - почему-то не на мове, а на конкретном русском обнадеживал моряков кто-то из защитников. - Зарплата вам идет, все надбавки – тоже. Вы же корабли не угоняли!

Все четверо держались бодро, шутили, передавали приветы, то есть всячески были полны патриотизма и оптимизма.

Уточняя явку и личности украинцев, судья спросил их ФИО, год рождения, место жительства.

- Богдан Олегович, - обратился он к моряку Головашу. – Ваше образование?

- Отказываюсь отвечать на этот вопрос.

- Не понял, - удивился судья.

- 17 статья Женевской конвенции.

- Образование какое у вас?

- 17 статья Женевской конвенции, - упрямо стоял на своем Богдан Головаш.

- Не судимы?

- Нет.

Сергей Попов, Владимир Терещенко и Андрей Шевченко также отказались давать какие-либо показания, сославшись на конвенцию.

Справка. Статья 17 Женевской конвенции от 1949 года гласит: «Каждый военнопленный при его допросе обязан сообщить только свои фамилию, имя и звание, дату рождения и личный номер или, за неимением такового, другую равноценную информацию».

Следователь ФСБ заявил ходатайство. «Поскольку в ходе судебного разбирательства могут быть разглашены охраняемые законом тайны, прошу провести заедание в закрытом режиме».

Адвокаты моряков бились как могли: взывали к справедливости, гласности и человеколюбию, уверяли, что в этом деле нет никаких госсекретов. «Пресса и мировая общественность должны знать правду. В конце концов здесь присутствует консул, иностранные граждане».

Они с надеждой бросали взгляды на наблюдателей, те поправляли очки и покашливали, чтобы суд не забыл, что они в зале.

Тщетно. Посторонних лиц попросили на выход.

ПОВОД ДЛЯ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ

Пока за закрытыми дверями решались судьбы украинских моряков, ряды сочувствующих «узникам совести» заметно поредели. Консул уехал. И моментально всех 15 наблюдателей, как корова языком слизала. По крайней мере к оглашению приговора они не вернулись. Может, бросились отсылать в Брюссель заранее приготовленные депеши о том, что в России нет ни гласности, ни человеколюбия, впереди - мрак и тартарары. А может, все проще и прозаичней - у них ланч?

Примерно через полтора часа куцую горстку оставшихся «посторонних» пригласили в зал.

Моряки со своими адвокатами по-прежнему искрили хохмами, вкусно говорили о сале, о том, что выпить и закусить еще успеют и сейчас отличный повод вести здоровый образ жизни.

Внезапно появившийся судья прервал этот теплый междусобойчик.

- Суд постановил, - объявил Юрий Пасюнин, - решение Лефортовского суда о продлении содержания под стражей оставить без изменения, апелляционные жалобы без удовлетворения.

УГОЛОВНИКИ ИЛИ ПЛЕННЫЕ?

В своих комментариях все пятеро адвокатов были предельно осторожны.


Адвокаты моряков Анастасия Саморукова, Елена Куркина, Оксана Железняк и Гаджи Алиев

- Сегодня принято незаконное решение, - сказал Гаджи Алиев. - Считаю, что оно принималось поверхностно и формально. Доводы защиты о том, что наши подзащитные являются военнослужащими, а по Женевской конвенции решать их судьбу прерогатива исключительно военных судов, не были рассмотрены вообще.

По словам Елены Куркиной, ее подзащитный пытался убедить суд, что огонь по морякам был открыт из летального оружия, что, если бы не он, его товарищи погибли бы – он оказывал первую медицинскую помощь раненным. И не считать это вооруженным конфликтом по меньшей мере странно.

- Он очень возмущен, - подчеркнула она, - что к нему относятся, как к простому, простите меня… преступнику. Даже обвиняют по уголовной статье. Будем надеяться, что следствие и суд разберутся и признают очевидные вещи: моряки попали в плен. Они - военнопленные!

- Ваше мнение о перспективах этого дела. О возможном обмене, например.

- Не имею права говорить об этом, - уклонилась от ответа адвокат.

А вот представляющий это дело в Мосгорсуде следователь ФСБ Сергей Микрюков давать комментарии FLB и отвечать на вопросы категорически отказался. Тут два варианта объяснения: либо гриф «совершенно секретно» запрещает, либо… 17-я статья Женевской конвенции.


Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Отец полковника Захарченко работал «подснежником»

FLB: Пенсионер Виктор Захарченко получал около 150 тысяч рублей в месяц в «МИА-банке», но на работе не появлялся и никаких функций не исполнял

05.12.2018 13:08:26 #Суды

Что так рассмешило следственный комитет Балашихи?

FLB: Два дня допросов свидетелей по делу «пьяного мальчика» показали: «детектор лжи» лжет, а должностная инструкция выше закона. Репортаж из зала суда

24.10.2018 14:13:14 #Суды

«Мощный удар в висок, очки слетели…»

FLB: По словам адвоката «очкарика», протокол следственных действий сфальсифицирован, свидетели «этого не говорили», райсуд разобраться не захотел. В результате Владиславу Рябухину грозит реальный срок.

27.11.2018 12:38:46 #Суды

Успел «рвануть когти» - в Париж, не успел – на нары в Бутырку

FLB: Обвиняемые в подготовке террористического акта в Москве активисты-экстремисты не признали свою вину  

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров