web-обзор 24.07.23 14:06

2.5.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, ПОДТВЕРЖДАЮЩИЕ ОБВИНЕНИЕ НЕВЗЛИНА Л.Б. в ОРГАНИЗАЦИИ ПОКУШЕНИЙ НА УБИЙСТВО РЫБИНА Е.Л. 24 НОЯБРЯ 1998 г. и 5 МАРТА 1999 г., ПОКУШЕНИЙ НА УБИЙСТВО ИВАНОВА К.Ю. и ФИЛИППОВА Е.Л. и УБИЙСТВА ФЕДОТОВА Н.В.

Подсудимый Невзлин Л.Б. в ходе предварительного следствия по делу при допросах в качестве свидетеля 31 марта 1999 г., 08 сентября 1999 г., 30 марта 2000 г., показал, что он с 1996 г. состоит в должности первого заместителя председателя правления НК «Юкос», является одним из основных акционеров компании. Во время работы в компании курировал направления связанные с формированием климата в коллективе, взаимоотношениями с прессой и общественностью, службой безопасности компании. Руководители НК «Юкос» были не согласны с условиями договоров, заключённых прежней администрацией «ВНК» с «Ист Петролеум», считали их экономически невыгодными для «ВНК». В феврале 1999 г. в НК «Юкос» поступило письмо от Рыбина, в котором, как ему показалось, содержалась скрытая угроза Ходорковскому, в связи с чем, он лично давал указание представителям службы безопасности разобраться и разъяснить ситуацию. Он, с Рыбиным Е.Л. не знаком, к покушениям на его жизнь он лично и другие представители НК «Юкос» отношения не имеют. Считает, что преступления в отношении Рыбина Е.Л. связаны с прошлой коммерческой его деятельностью или совершены третьими лицами с целью дискредитации руководства НК «Юкос». (т. № 45 л.д. 70-73, т. № 47 л.д. 239-240, 241-242)

Осуждённый за организацию данных преступлений приговором Московского городского суда от 06 августа 2007 г. Пичугин А.В. в судебных заседаниях от дачи показаний отказался, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ.

Несмотря на это, виновность подсудимого Невзлина Л.Б. в организации данных преступлений подтверждают следующие доказательства:

- показания потерпевшего Рыбина Е.Л., данные неоднократно на предварительном следствии и в судебных заседаниях, в том числе и в данном суде, из которых следует, что он с 1994 г. работал управляющим «Восточной нефтяной инвестиционной компании» («Ист Петролеум Хандельсгез м.бД»). В январе 1998 г. его компания вступила в деловые отношения с нефтяной компанией «Юкос», которая приобрела контрольный пакет акций «Восточной нефтяной компании» (далее ВНК), включающая в себя ОАО «Томскнефть», АО «Ачинский нефтеперерабатывающий завод», «Томский нефтехимический комбинат», сеть предприятий по реализации нефтепродуктов. В результате покупки контрольного пакета акций, НК «Юкос» начала осуществлять внешнее руководство ОАО «Томскнефть», с которым у компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» имелись действующие договора о взаимовыгодной совместной деятельности.

В конце января, начале февраля 1998 г. незаконным решением руководства НК «Юкос», в одностороннем порядке были приостановлены действия договоров, заключённых компанией «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» с ОАО «Томскнефть», мотивируя своё решение тем, что необходимо провести ревизию правоты контрактов. В результате неправомерных действий НК «Юкос» прекратилось поступление нефти, было заблокировано всякое движение наработок. Со стороны возглавляемой им компании в адрес НК «Юкос» поступали неоднократные требования о выполнении условий действующих договоров.

В конце марта 1998 г. с обоих сторон были созданы рабочие группы для урегулирования указанных вопросов. Со стороны НК «Юкос» группу возглавил вице-президент Казаков В.А., а с их стороны директор Московского филиала Дергунов В.К. В октябре 1998 г. были подготовлены согласительные документы. Все это время НК «Юкос» не выполняла имеющиеся договорённости и распоряжалась всей получаемой прибылью. Впоследствии руководство НК «Юкос» в лице Михаила Ходорковского отказались подписать подготовленные согласительные документы. Многочисленная переписка и неоднократные переговоры ни к чему не привели.

В октябре 1998 года их комиссия инициировала судебные иски по поводу одностороннего прерывания договоров НК «Юкос», один иск на сумму 86 миллионов, а второй на 24 миллиона долларов США. Со стороны руководства НК «Юкос» были предприняты ярко выраженные действия для «затягивания» судебных процессов, то есть во время не предоставлялись в суд требуемые документы, высказывались требования о рассмотрении спорных вопросов не в арбитражном суде г. Вены, а в г. Москве, где в то время представители НК «Юкос» решали любые вопросы в свою пользу. Он лично предпринимал все возможные, предусмотренные действующим законодательством меры, для пресечения «беспредельных» действий руководства НК «Юкос». В том числе допустил несколько критикующих, изобличающих высказываний в прессе в адрес НК «Юкос», а через несколько дней, после высказываний - 24.11.98 г. на него было совершено первое покушение на убийство.

В течение дня 24.11.98 г. он находился на совещании в офисе НК «Юкос», которое проводил Филимонов А.И. После совещания Филимонов предложил приехать к нему в гости, прислав в качестве приглашения записку. С Филимоновым знаком около 25 лет, ранее около 1-2 раз бывал у него дома. Около 21 час., он на служебной автомашине, под управлением водителя Юрия Галкина, приехал домой к Филимонову, проживающему в г. Москве на ул. Удальцова д. 30. Находился у Филимонова примерно до 22 часов, при этом разговоров о работе они практически не вели. Выйдя из подъезда дома Филимонова, он подошёл к своему автомобилю, в котором находился водитель. В этот момент увидел, что к нему направляется незнакомый мужчина, который держит в руках свёрток. Не доходя до него около 20 метров, мужчина развернул свёрток и он увидел у него в руках автомат. Мужчина произвёл в него из автомата несколько прицельных выстрелов. Он сразу бросился под машину, а затем забежал в подъезд дома. Пока бежал до подъезда хорошо рассмотрел и запомнил стрелявшего, который бежал в другую сторону.

По факту происшедшего было возбуждено уголовное дело, расследованием которого занималась Никулинская межрайонная прокуратура. В период расследования через своих знакомых в НК «Юкос» он узнал, что вице-президент Егоров, ранее работавший в МУРе, всячески воздействовал на работников правоохранительных органов с тем, чтобы «развалить» уголовное дело. Решив проверить ход расследования, он обратился в Никулинскую прокуратуру, где узнал, что уголовное дело переквалифицировано с покушения на убийство на хулиганство. Сотрудники милиции в свою очередь оказывали на него давление и требовали написать заявление о не возбуждении уголовного дела, так как ему не причинены телесные повреждения.

Узнав, что в ход расследования по уголовному делу вмешиваются представители НК «Юкос» он убедился в своём мнении о причастности представителей НК «Юкос» к организации на него покушения. Для обеспечения своей безопасности, он был вынужден обратиться в МВД России, после чего, согласно заключённому договору, для обеспечения охраны, ему были выделены 4 сотрудника милиции.

С 25 ноября 1998 года, в целях безопасности он никому не сообщал о своих передвижениях, то есть после работы никто точно не знал, когда он попадёт домой и каким маршрутом будет следовать. На него и его семью постоянно оказывалось давление, выраженное в самых различных формах. Сам неоднократно замечал за собой слежку. Весной 1999 г. находясь в своём доме в д. Николо Хованское, он заметил на стене красную точку, пятно от лазерного прицела, - поняв, что за ним наблюдают, упал на пол и задёрнул шторы.

В квартире его родителей по адресу: г. Москва Ленинский проспект д. ХХ неизвестными были выбиты стекла и похищен чужой дипломат с документами. Пропадали документы, касающиеся его борьбы с НК «Юкос» из сейфа в его офисе. В феврале 1999 года, в тот момент, когда он вместе с рабочим Тарасовым В.П. на тракторе расчищал снег возле своей усадьбы, заметил стоявший, а затем проехавший мимо джип Тойота «Ланд Круизер» чёрного цвета с номером «002». В машине находилось трое мужчин, одного из которых сидевшего рядом с водителем, он хорошо рассмотрел. Этого мужчину он видел и ранее, примерно в декабре 1998 года или январе 1999 года в районе своей усадьбы, только тогда этот мужчина сидел в автомашине «Нива» светлого цвета. Впоследствии он опознал его, как Цигельника (Шевцова).

Представляющий интересы «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» адвокат Добровинский А.А. дважды предупреждал его о готовящихся на него покушениях. Первый раз весной 1999 года, незадолго до второго покушения на его жизнь, второй примерно полгода спустя. Информация, которую передал Добровинский, не носила конкретный характер, он и до этого понимал, что на него может быть совершено покушение. Добровинский сообщил, что получил данную информацию от незнакомого ему мужчины, явно имеющего отношение к криминалу.

05 марта 1999 года, около 18 час. 30 мин., он на автомобиле «Волга» под управлением водителя Федотова и двух охранников Иванова и Филиппова выехал из офиса компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х». О том, что он поехал не домой, а к родственникам знал только водитель другой автомашины Галкин, но и тот конкретного времени не знал, а должен был в 16 час. встретить в аэропорту его жену и привести её к родственникам. Когда подъехали к дому жены старшего брата - Рыбиной Л.Н., проживающей в кв. ХХ, д. ХХ, по проспекту Вернадского г. Москвы, он предложил охранникам уехать и ждать телефонного звонка с тем, чтобы затем его сопроводить домой. Примерно через 20 минут Галкин Юрий позвонил к Рыбиной Л.Н. домой и сообщил, что машина, в которой он должен был находится, взорвана и обстреляна из огнестрельного оружия. Считает, что оба покушения на него организованы представителями НК «Юкос» по следующим основаниям:

- среди фирм, с которыми сотрудничает его компания, только НК «Юкос» задолжала огромную сумму, которая исчисляется миллионами долларов США;

- с целью возвращения долга, его компания инициировала ряд исков в Российские и международные суды;

- проверив финансовую деятельность НК «Юкос», им было установлено что большая часть денежных средств разворовывается, не выплачиваются налоги в бюджет. О деятельности НК «Юкос» и о её нарушениях в области финансов, им были направлены соответствующие письма в Государственную Думу, Московскую областную думу, администрацию Московской области, Министерство финансов, ФСБ и Генеральную прокуратуру России. Кроме того, на тот момент было подготовлено обширное письмо о деятельности НК «Юкос» председателю правительства Примакову. Для того, чтобы он не смог дать подробные объяснения в вышеуказанные органы, руководителями НК «Юкос» был инициирован «заказ» на его уничтожение;

- в прессе публиковались многочисленные статьи, разоблачающие деятельность НК «Юкос», заметки шли за подписью вымышленных акционеров, однако все заинтересованные лица, в том числе и руководство НК «Юкос» знали, что данные сведения исходят от его компании;

- четыре раза он письменно обращался к руководителю НК «Юкос» Ходорковскому с просьбой принять его, дать возможность объяснить свою позицию, выслушать и найти компромисс по спорным вопросам. Ни одного ответа не последовало ни устно, ни письменно. И только в сентябре 1998 года один из заместителей Ходорковского - Казаков В. А. сообщил ему, что Ходорковский с ним встречаться не будет, так как ему надо что-то отвечать, а отвечать и обещать нечего. Казаков посоветовал ему не терять времени, а обращаться в суды, заявил при этом, что не сомневается в выигрышности его стороны.

Его близкий знакомый и коллега, генеральный директор нефтяной компании «ТНВ» Берлянд А.А., убитый 20.10.1998 г., сообщал ему о постоянно оказываемом на него давлении со стороны НК «Юкос», в частности он указал ему на мужчину, представителя службы безопасности НК «Юкос», который угрожает ему, пытаясь склонить к противоправным действиям в пользу НК «Юкос». Мужчину он впоследствии опознал как Пичугина А.В.

Рыбин прямо указывает на руководство НК «Юкос», а именно на Ходорковского М.Б. и Невзлина Л.Б., как на заказчиков покушений на него, а на Решетникова Е.В. и Цигельника (Шевцова) Е.А. как на исполнителей.
(т. № 8л.д. 256-258; т. № 43 л.д. 5, 16-19, 1 16, 127, 111-112, 154; т. № 44 л.д. 83-91, 50-57, 110; т. № 44 181-183, 201-203, 215-218, 236-238, 239-244; т. № 42 л.д. 55-58, 121,125; т. № 45 л.д. 187, 190-209, 215-218; т. № 47 л.д. 38-70, 87- 90, 91-93, 94-97, 98-99, 100-102, 103-104, 106; т. № 50 л.д. 38, 40-42, 46-50, 53, 54, 76-81; т. № 53 л.д. 1-7, 9-18, 19-23, 24-33; т. № 54 л.д. 1-6, 13-15, 89-91, 107-109, 118-122; т. № 55 л.д. 74-176, 177-178; т. № 56 л.д. 33-35, 160-162; т. № 60 л.д. 116-118; т. № 61 л.д. 16-18, 19-22, 141-142; т. № 63 л.д. 1, 2, 4-8; т. № 65 л.д. 1-3, 11-14; т. № 73 л.д. 21-23; т. № 76 л.д. 4-5, 6-16, 89-92, 160-162; т. № 78 л.д. 96-98)

- протокол предъявления лица для опознания от 29.04.2004 г., согласно которому Рыбин Е.Л. уверенно опознал Пичугина А.В. как мужчину, на которого ему указывал Берлянд и говорил, что это сотрудник НК «Юкос» который ему угрожает убийством, сообщил что очень его боится. (т. № 57 л.д. 62-68)

- протокол очной ставки между Рыбиным Е.Л. и Пичугиным А.В., согласно которому Рыбин подтвердил свои ранее данные показания, Пичугин от участия в следственном действии демонстративно отказался. (т. № 58 л.д. 36-39)

- протокол предъявления лица для опознания от 10.03.2005 г., согласно которому потерпевший Рыбин Е.Л. уверенно указал на Цигельника (Шевцова) Г.А. как на мужчину, которого он дважды видел возле своего домовладения в д. Николо-Хованское Московской области. Первый раз примерно в декабре 1998 г. в автомобиле «Нива», второй раз примерно в январе 1999 г. а автомобиле «Тойота Ланд Круизер» с номерным знаком «002».
(т. № 64 л.д. 105-112)

- показания свидетеля Галкина Ю.В., данные им на предварительном следствии и в судебном заседании, согласно которым, он работал водителем служебной автомашины Рыбина Е.Л. 24.11.98 г. он по указанию Рыбина подвёз его к дому № 30 по ул. Удальцова в г. Москве. После того как Рыбин зашёл в дом, он поставил машину у подъезда и задремал. Проснулся он оттого, что услышал, как Рыбин открыл заднюю дверь автомашины и положил на заднее сидение свой дипломат. Он сразу же завёл автомобиль, а Рыбин подошёл к передней двери. В этот момент раздались несколько глухих автоматных выстрелов. Рыбин наклонился и отбежал за машину, а он проехал немного вперёд и остановился. Получилось так, что он прикрыл автомобилем Рыбина, после чего последний забежал в подъезд дома.

Остановив автомобиль, он начал набирать телефон Рыбина и в этот момент увидел, что от дома, где он стоял в сторону пустыря, бегут двое мужчин куртках и спортивных шапках. У одного из мужчин в руках находилась сумка. Со слов Рыбина впоследствии узнал, что неизвестный мужчина произвёл в него несколько прицельных выстрелов из автомата.

05 марта 1999 года по поручению Рыбина возил родственников последнего. В 18 час. 40 мин. связался по телефону со вторым водителем Рыбина - Федотовым Николаем, который сообщил, что находится в районе проспекта Вернадского и в скором времени заедет на коттедж. В 19 час. 30 мин. того же дня, он находился на коттедже Рыбина в д. Николо-Хованское Ленинского района Московской области. Со стороны кладбища увидел в небе сигнальные ракеты белого цвета, затем услышал автоматные очереди и выстрелы из пистолетов. Через небольшой интервал времени увидел ракету красного цвета и снова услышал выстрелы. Спустя примерно 5 мин. к коттеджу подбежал раненный охранник Евгений (Филиппов), который сообщил, что на машину совершено нападение, сначала её взорвали, а потом расстреляли из автоматов. Он оказал Евгению помощь и позвонил в милицию. (т. № 43 л.д. 6, 13-15; т. № 44 л.д. 233-235, т. № 47 л.д. 107-108)

- протокол следственного эксперимента с участием свидетеля Галкина Ю.В., согласно которому Галкин в присутствии понятых, указал место совершённого в отношении Рыбина Е.Л. 24.11.98 г. преступления, а именно; прилегающую территорию к д. 30 по ул. Удальцова г. Москвы, место где он видел двух убегающих мужчин, в соответствии с ранее данными им показаниями; фототаблица к протоколу указанного следственного действия.
(т. № 44 л.д. 239-244)

- показания свидетеля Филимонова Л.И., на предварительном следствии и в суде, согласно которым с Рыбиным Е.Л. его связывают давние дружеские отношения по работе на Сахалине, где в 1972 г. он работал главным инженером Тунгорского управления буровых работ, а Рыбин мастером. Затем до 1992 г. он состоял в должности министра нефтяной и газовой, промышленности СССР. После ликвидации министерства ушёл на должность генерального директора ОАО «Томскнефть-ВНК».

В это время он неоднократно встречался с Рыбиным, как с управляющим «ВНИК» («Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х»), с целью вложения в его отрасль инвестиций. Между ОАО «Томскнефть» и компанией «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» были заключены договора о совместной деятельности.

В январе 1998 г. контрольный пакет акций «ВНК» был продан компании «Юкос» за 1,2 млрд, долларов США. Новыми «хозяевами» была проведена ревизия, после которой НК «Юкос» отказалась от сотрудничества с «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х». В сентябре 1998 г. он был назначен на должность вице-президента НК «Юкос» и возглавил комиссию по переговорам с «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х».

24.11.98 г. очередной раунд переговоров проходил в офисе НК «Юкос» по адресу: г. Москва, Загородное шоссе, д. 5. В ходе переговоров он пригласил Рыбина в гости к себе домой. Вечером в тот же день, Рыбин был у него дома в гостях. В гости он пригласил его сам, написав записку в ходе переговоров. Беседа велась, в основном, по поводу переговоров. Рыбин, попрощавшись, ушёл и неожиданно, спустя несколько минут, вернулся и сообщил, что во дворе дома его пытались убить. (т. № 43 л.д. 140-141, т. № 44 л.д. 4, т. № 45 л.д. 131-134; т. № 47 л.д. 235-236; т. № 50 л.д. 64-70; т. № 55 л.д. 25-28)

- показания свидетеля Авалишвили Г.Д., как на предварительном следствии, так и в суде, согласно которым, с Рыбиным Е.Л. он знаком длительное время. С начала 1994 г. Рыбин являясь управляющим австрийской нефтяной компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» начал взаимовыгодное сотрудничество с ОАО «Томскнефть», заключив договор о совместной деятельности по Западно-Полуденному нефтяному месторождению. В то время он работал заместителем генерального директора ОАО «Томскнефть» по экономике и финансам. ОАО «Томскнефть» и компания Рыбина вкладывали равные средства в месторождения. Добытую нефть, Рыбин по выданной доверенности, продавал как на российском, так и зарубежных рынках по соответствующим квотам. Полученная прибыль делилась согласно заключённым контрактам. Деньги, полученные ОАО «Томскнефть» расходовались на свои нужды, а Рыбин свою часть прибыли вновь инвестировал в месторождение. Благодаря такой совместной деятельности увеличились объёмы добычи нефти.

Впоследствии такой договор был заключён с Рыбиным и по Крапивинскому месторождению. В декабре 1997 г. НК «Юкос» купила 53 процента акций «ВНК» в состав которой входило ОАО «Томскнефть». Сразу после продажи, у компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» была незаконно отозвана доверенность на продажу нефти, а так же прекращена совместная деятельность по обоим месторождениям. НК «Юкос» неправомерно прекратила совместную деятельность в одностороннем порядке. Рыбин длительное время пытался урегулировать отношения с НК «Юкос », но это не привело к желаемому результату. После чего компания «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» вынуждена были перевести решение вопроса в судебную плоскость. НК «Юкос» в одностороннем порядке незаконно прекратил совместную деятельность и с рядом других компаний.

Близко зная и общаясь с Рыбиным ему известно, что других конфликтных ситуаций, кроме как с НК «Юкос» у него (Рыбина) не было. Рыбин являлся инициаторов борьбы с незаконной деятельностью НК «Юкос». Кроме того, его знакомый, руководитель компании «ТНВ» Берлянд, в разговорах с ним неоднократно высказывал опасения за свою жизнь и здоровье, говорил, что опасность исходит от сотрудников службы безопасности НК «Юкос», которые вынуждают его собирать компрометирующий материал на Рыбина, Калюжного, Филимонова и него (Авалишвили). Самого его также неоднократно вызывали в службу безопасности НК «Юкос» и в угрожающей форме предлагали предоставить компрометирующие материалы на Рыбина, Калюжного, Филимонова, после того как он не представил требуемые документы, в его адрес стали поступать угрозы. (т. № 43 л.д. 111-112; т. № 45 л.д. 83-86; т. № 47 л.д. 212-213; т. № 58 л.д. 43-45)

- оглашённые и исследованные в суде в соответствии со ст. 281 УПК РФ показания свидетеля Бажанова Ф.В. - генерального директора ОАО «Объединение «Мастер», на предварительном следствии, согласно которым, он познакомился с Рыбиным Е.Л. в 1996-97 годах, а в финансовые отношения с ним вступил в 1998 году, когда у его предприятия были неурегулированные финансовые отношения с ЗАО «Евролига». Данное предприятие должно было объединению «Мастер» около 6 миллионов долларов США. «Евролига» обратилась к объединению «Мастер» с предложением о переуступке права требования долга с предприятия, которым руководил Рыбин. Сумма долга Рыбина перед «Евролигой» составляла около 6 миллионов долларов США. Зная Рыбина как солидного предпринимателя, счёл, что предложение «Евролиги» является приемлемым для разрешения финансовых затруднений и согласился на данное предложение. С Рыбиным по поводу возврата долга он встречался несколько раз. В первый раз ещё перед первым покушением на Рыбина, имевшем место в ноябре 1998 г.

Рыбин объяснил ему, что пытается урегулировать спор с НК «Юкос», которая должна вернуть сумму денег, значительно превышающих долг Рыбина перед объединением «Мастер». После покушений на Рыбина они долгое время не встречались, а затем, он приехал на дачу Рыбина, и тот высказывал намерение продолжать спор с НК «Юкос » в судебном порядке. У Рыбина была единственная версия того, кто организовал на него покушение - это НК «Юкос ».
(т. № 44 л.д. 92-93; т. № 47 л.д. 216-217, 218-220; т. № 62 л.д. 97-99; т. №63 л.д. 11-18, 26-28)

- заявление Добровинского А.А. от 16.09.2004 и 07.06.2005 гг., согласно которым являясь свидетелем по уголовному делу о преступлениях, совершенных в интересах ряда руководящих сотрудников НК «Юкос», в его адрес и адрес его близких родственников поступали угрозы от Невзлина Л.Б., которые он, в силу сложившихся обстоятельств, воспринимает реально. (т. № 68 л.д. 102-103; т. № 57 л.д. 165)

- показания свидетеля Добровинского А.А., как на предварительном следствии, так и в суде, согласно которым, он длительное время принимал участие в судебных процессах, инициированных компаниями «Биркенхольц» и «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х», в связи с незаконной деятельностью НК «Юкос». Все процессы были выиграны компаниями «Биркенхольц» и «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х», интересы которых он представлял.

Ему приходилось разговаривать по телефону и встречаться лично с руководством НК «Юкос», в частности с Ходорковским и Невзлиным. При этом узнал, что НК «Юкос» на добровольное возмещение убытков от своей деятельности не пойдёт. Получал предупреждение от ранее незнакомого мужчины по имени Сергей о том, что ему не следует общаться с Рыбиным Е.Л., так как тот перешёл дорогу очень влиятельным людям.

Один из руководителей НК «Юкос» Невзлин, лично звонил ему по телефону, высказывал оскорбления и угрозы в нецензурной форме в адрес Рыбина и его лично. Обещая воплотить угрозы в жизнь, если они не прекратят свою деятельность против НК «Юкос». Ранее представляя интересы различных компаний в судах против НК «Юкос» так же получал неоднократные угрозы в свой адрес. По его мнению, организатором и заказчиком покушения на жизнь Рыбина являются руководители НК «Юкос» в частности, Невзлин.
(т. 53 л.д. 50-54; т. № 61 л.д. 27-32, 33-36, 37-41; т. № 68 л.д. 98-101; т. № 72 л.д. 191-196; т. № 73 л.д. 1-5; т. № 76 л.д. 163-166; т. № 78 л.д. 104-112)

- показания свидетеля Казакова В.А. в суде о том, что он длительное время работал в руководстве НК «Юкос», ему достоверно известно, что контроль за деятельностью управления безопасности НК «Юкос» осуществлял Невзлин, которому должностной инструкцией вменялось обязанность работа со службой безопасности. Конфликт между компанией «Ист Петролеум» и ЕК «Юкос» неоднократно обсуждался среди высшего менеджмента РЖ «Юкос».

- показания свидетеля Голубовича А.Д. как на предварительном следствии, так и в суде, которым с мая 1998 по апрель 2001 года он состоял в должности директора по стратегическому планированию и корпоративным финансам НК «Юкос». Примерно в ноябре 1997 года НК «Юкос» переоформила на себя контрольный пакет акций ОАО «Восточная нефтяная компания» (далее «ВНЖ»). В течение одного двух месяцев после этого стало известно, что избранный до приватизации совет директоров «ВНЖ», одобрил договор на выкуп у подконтрольной Рыбину Е.Л. офшорной компании крупного пакета акций Ачинского нефтеперерабатывающего завода (далее Ачинского «НПЗ») по цене свыше 20 миллионов долларов США. Указаний договор, по мнению Ходорковского М.Б. являлся незаконным. К тому же «ВНК» такую сумму выплатить была не в состоянии, а новые собственники о лице НК «Юкос» эту сумму выплачивать не хотели. Данное обстоятельство явилось первой причиной возникшего конфликта между руководством НК «Юкос» и Рыбиным Е.Л.

По указанию Ходорковского М.Б. договор на выкуп акций Ачинского «НПЗ» был оспорен в арбитражном суде. Рыбин Е.Л. в свою очередь предъявил к НК «Юкос» претензии на сумму в размере 100 миллионов долларов США, которые он ранее вложил в развитие «ВНК». По его мнению, Рыбин Е.Л. заключил сделки без каких либо нарушений законодательства, поэтому арбитражные суды вынесли решения в его пользу.

Несмотря на это, НК «Юкос» отказалась выплачивать Рыбину Е.Л. причитавшуюся ему сумму, в связи с чем адвокат Рыбина Е.Л. инициировал наложение ареста на имущество «ВНК». В свою очередь по указанию руководства НК «Юкос», активы «ВНК» стали различными методами, в том числе и противозаконными, выводиться с баланса «ВНК».

В период с 1998 по 1999 г.г. у НК «Юкос», в связи с низкими ценами на нефть, финансовое положение было нестабильным, что вынуждало их привлекать большое количество иностранных кредитов. Выплатить Рыбину Е.Л. долг в полном объёме возможности не было, а реструктуризировать долг руководство НК «Юкос» не хотело. Между тем для Рыбина Е.Л. сумма долга «ВНК» перед его компанией была вопросом «жизни и смерти», речь шла о разорении его компании, он продолжал борьбу, обращаясь в различные государственные правоохранительные структуры.

В 1998-1999 гг. проблема выплаты Рыбину Е.Л. долгов, а так же вопросы вывода активов «ВНК», регулярно обсуждалась на оперативных совещаниях проводимых либо Ходорковским Л.Б., либо Невзлиным Л.Б. На совещаниях обязательно присутствовали юристы и представители службы безопасности, обычно Шестопалов М.И. В начале 1999 года проблема выплаты долгов Рыбину Е.Л. стала особенно сильно раздражать Ходорковского М.Б., это было связано с пиком снижения цены на нефть. На одном из совещаний, которое проводилось примерно 29 января 1999 года, Невзлин Л.Б. в его присутствии заявил Ходорковскому М.Б. что ему нужно пару месяцев, чтобы мы окончательно забыли проблему Рыбина Е.Л. Первоначально он предположил, что за словами Невзлина Л.Б. кроется решение вопроса более менее цивилизованными методами, но затем, когда из СМИ узнал о покушениях на Рыбина Е.Л. понял, что к этому причастен Невзлин.

В связи с покушениями на жизнь Рыбина Е.Л. многие руководящие сотрудники НК «Юкос» вызывались в правоохранительные органы, с каждым из них предварительно проводил беседу Невзлин Л.Б., давая указания как именно себя вести на допросах. Ему лично Невзлин Л.Б. сообщил, что беспокоиться расследованием по поводу покушений на жизнь Рыбина Е.Л. не стоит, так как правоохранительные органы полностью им контролируются.

Слова Невзлина Л.Б. полностью нашли своё подтверждение в дальнейшем. Через несколько месяцев после второго покушения на Рыбина Е.Л., Ходорковский М.Б. поручил ему и начальнику правового управления Алексаняну В.Г. вести переговоры с Рыбиным Е.Л. о выкупе у него акций «ВНК» и дочерних компаний. При этом Ходорковский М.Б. пояснил, что «Рыбин Е.Л. слишком запуган Невзлиным и будет разговаривать только с людьми, которые ранее не организовывали на него давление».

Впоследствии сопоставляя высказывания Невзлина Л.Б. относительно решения проблемы Рыбина Е.Л. в течении двух месяцев, а также высказывания Ходорковского М.Б. о том, что Рыбин Е.Л. запуган Невзлиным Л.Б., другие события, он пришёл к выводу, что покушения на Рыбина Е.Л. организованы именно Невзлиным Л.Б. Мотивом указанных преступлений является инициирование Рыбиным Е.Л. арбитражных процессов о взыскании с НК «Юкос» задолженностей перед возглавляемой им компанией «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х».

Ему известно, что Невзлин Л.Б. полностью контролировал и руководил службой безопасности компании, даже когда не работал в системе Менатеп-Роспром-Юкос. Руководитель службы безопасности Шестопалов М.И. подчинялся только Невзлину Л.Б. несмотря на то, что должен был подчиняться Шахновскому В.А. Ему достоверно известно, что НК «Юкос» выделяла большие денежные средства для работы с правоохранительными органами, средствами массовой информации, на «взятку» журналистам для того, чтобы они не пропускали компрометирующие НК «Юкос» и её руководителей сведения к публикациям.

Он опровергает показания Невзлина Л.Б. данные им на предварительном следствии 04 июля 2003 г. о том, что он с Пичугиным А.В. не общался и никаких поручений ему не давал. Несмотря на служебную иерархию в НК «Юкос», когда без разрешения руководителя службы безопасности компании Шестопалова М.И. никто из сотрудников не мог подойти к руководству, Невзлин Л.Б. и Пичугин А.В. неформально общались, как на работе, так и вне её. После того, как против должностных лиц НК «Юкос» было инициировано возбуждение ряда уголовных дел, от Невзлина Л.Б. в его адрес стали поступать угрозы с требованиями не распространять сведения о противоправных действиях руководства НК «Юкос». (т. № 47л.д. 249; т. № 76 л.д. 122-131, 132-142)

- протокол осмотра видеокассеты от 11.09.2006г. и просмотренная в суде видеозапись с интервью бывшего директора по стратегическому планированию и корпоративным финансам НК «Юкос» Голубовичем А.Д., согласно которому он сообщает о причастности Невзлина Л.Б. и Пичугина А.В. к преступлениям, совершенным в отношении Петухова В.А., Рыбина Е.Л. и других лиц. Даёт пояснения о противоправных действиях службы безопасности компании и о преступной деятельности руководства НК «Юкос» в области экономики. (т. №76 л.д. 30-51)

- показания свидетеля Миримской О.М., на предварительном следствии и в суде, согласно которым она является супругой одного из руководителей и акционеров НК «Юкос» Голубовича А.Д. На протяжении нескольких летуна неофициально работала помощником Ходорковского М.Б., отвечала за взаимодействие с иностранными структурами. Ей хорошо знаком один из руководителей НК «Юкос» Невзлин Л.Б., которого она характеризует, как властного, неуравновешенного человека, ставящего себя выше других и склонного решать проблемы криминальными методами.

Ей известно, что Невзлин Л.Б. полностью контролировал деятельность службы безопасности НК «Юкос», руководителем которой являлся Шестопалов М.И. Последний, был принят на занимаемую им должность именно по рекомендации Невзлина Л.Б., в связи с чем, сам Шестопалов М.И. был очень ему предан и готов был ради него совершить любое преступное действие. После того, как у неё и её супруга испортились взаимоотношения с Невзлиным Л.Б., в один из дней на пути следования её автомашины сработало взрывное устройство, впоследствии в салонах используемых ею автомобилей были обнаружены следы ядовитого вещества - ртуть. Считает, что за все этим стоят сотрудники службы безопасности НК «Юкос», действовавшие по указанию Шестопалова М.И. и Невзлина Л.Б. (т. № 79 л.д. 150-156, 157-160)

- оглашённые и исследованные в суде показания на предварительном следствии свидетеля Шитова А.И., согласно которым он работал в ООО «Томскнефть» с 1978 по май 1998 гг. в различных должностях, последняя занимаемая им должность - заместитель генерального директора по производству.

Ему известно о том, что возглавляемая Рыбиным Е.Л. австрийская компания «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» финансировала ООО «Томскнефть» вкладывая деньги в развитие производства. После того как НК «Юкос» выкупила ООО «Томскнефть» в феврале 1998 года, уже в мае 1998 года он уволился, так как новое руководство компании произвело на него весьма негативное впечатление. На его глазах новое руководство компании под руководством Ходорковского М.Б. в целях личного обогащения буквально разваливало производство создаваемое ранее на протяжении десятилетий. Новое руководство сразу же незаконно прекратило в одностороннем порядке действие всех договоров о поставках нефти, чем нанесло финансовый ущерб копаниям партнёрам, в том числе и «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х». В частности «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» был нанесён финансовый ущерб порядка 60-70 миллионов долларов США. И это при условиях, что компания «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» работала гораздо эффективнее других кредитных организаций, с которыми сотрудничала ООО «Томскнефть».

Рыбин Е.Л. начал бороться против незаконных действий нового руководства НК «Юкос» подал несколько заявлений в правоохранительные органы, а так же в органы государственной власти. Ему известно о двух покушениях совершенных на жизнь Рыбина Е.Л., которые он связывает именно с деятельностью Рыбина Е.Л., направленной против незаконных действий нового руководства НК «Юкос». Считает, что к преступлениям совершенным в отношении Рыбина Е.Л. причастны руководители НК «Юкос».
(т. № 79 л.д. 46-49)

- показания в суде свидетеля Скороспелова В.А. согласно которым, ему известно, что тема конфликта НК «Юкос» и возглавляемой Рыбиным Е.Л. компании «Ист Петролеум» обсуждалась среди руководства НК «Юкос». Он в частности отслеживал в СМИ выступления Рыбина Е.Л., которые наносили существенный ущерб деятельности НК «Юкос» и передавал их руководству компании, в том числе Невзлину Л.Б. и Пичугину А.В.

Невзлиным Л.Б. полностью контролировалась деятельность управления безопасности НК «Юкос».

- показания в суде свидетеля Иваненко В.В., согласно которым ему известно о факте незаконного прерывания договоров поставки нефтепродуктов со стороны НК «Юкос» в отношении австрийской компании «Ист Петролеум» возглавляемой Рыбиным Е.Л. и о возникшем в связи с этим конфликтом между Рыбиным Е.Л. и руководством НК «Юкос». Разоблачение Рыбиным Е.Л. незаконной деятельности НК «Юкос» поданные им иски в суд и обращения во властные структуры, наносили ущерб имиджу ЕОС «Юкос» и вызывали беспокойство у руководства компании.

- показания в суде свидетеля Евдокимова А.П., согласно которым, Невзлин Л.Б. полностью контролировал службу безопасности банка «Менатеп» и НК «Юкос», занимался решением вопросов связанных с безопасностью компании, причинением ей какого-либо вреда (морального или материального), занимался формированием имиджа компании. Руководство НК «Юкос» благодаря имевшимся в их распоряжении финансам имели неограниченное влияние на правоохранительные органы и властные структуры.

- оглашённые и исследованные в суде в соответствии со ст.281 УПК РФ показания на предварительном следствии свидетеля Золотарёва Б.Н. согласно которым он характеризует Невзлина Л.Б. как человека амбициозного, считавшего себя выше окружающих, продумывающего свои действия далеко вперёд. Ему известно, что Невзлин контролировал деятельность службы безопасности НК «Юкос». Кроме того, Невзлин Д.Б. занимался внешней политикой НК «Юкос», то есть созданием и выстраиванием имиджа компании, взаимодействием со средствами массовой информации, взаимоотношениями с представителями высших государственных органов, правительства страны (т. № 7 л.д. 14-15; т. № 8 л.д. 2-10: т. № 78 л.д. 20-23)

- показания в суде свидетеля Шевелева С.Г., согласно которым он с 1983 года работает директором Кавказского государственного природного биосферного заповедника, который расположен на территории трёх субъектов Российской Федерации, а именно: Краснодарского края, республики Адыгея, республики Карачаево-Черкесия.

В июле 2002 года по просьбе представителей НК«Юкос» участвовал в организации на территории заповедника отдыха высшего руководства компании. Руководителей НК «Юкос» приехало около 12 человек, которые проживали в гостинице на территории республики Адыгея. С ними приехали и несколько человек обслуживающего персонала, причём на маршруты по заповеднику ездило только руководство, обслуга ждала во дворе гостиницы. Он лично проводил туристические маршруты с руководством НК «Юкос». Вместе с остальными руководителями НК «Юкос» маршруты проходил и Пичугин А.В., который, как ему стало известно       из СМИ, впоследствии был привлечён к уголовной ответственности за совершения ряда особо тяжких преступлений. В его присутствии Пичугин А.В. на равных общался с другими руководителями НК «Юкос» в том числе с Ходорковским М.Б. и Невзлиным Л.Б.

- заявления Шапиро В.В. от 25 и 31 марта 2005 г.;
Решетникова Е.В. от 27 апреля, 06 и 19 мая 2005 г.;
Цигельника (Шевцова) Г.А. от 29 марта и 05 мая 2005 г., согласно которым они сообщают известные им факты причастности ряда лиц, из числа руководящих сотрудников НК «Юкос» к совершению особо тяжких преступлений, в связи с чем, реально опасаясь за свою жизнь и здоровье, а так же за жизнь и здоровье своих близких родственников, просят применить меры, обеспечивающие их безопасность.
(т. № 65 л.д. 23, 26, 46; т. № 66 л.д. 133, 166; т. № 67 л.д. 83, 93)

- явка с повинной Решетникова Е.В. от 28 апреля и 06 мая 2005 г., согласно которой Решетников добровольно сообщил о совершенных им совместно с Цигельником (Шевцовым) Г.А. в интересах представителей ОАО НК «Юкос», а именно Невзлина и Пичугина преступлениях, в том числе в отношении Колесова В.Л., Рыбина Е.Л., а также приводит обстоятельства совершения данного преступления. (т. № 67 л.д. 84-85, 87-90)

- показания свидетеля Решетникова Е.В., как на предварительном следствии, так и в суде, согласно которым, в конце сентября, в начале октября 1998 г. он и его знакомый Шевцов (Цигельник) Геннадий, получили заказ на убийство предпринимателя из г. Москвы Рыбина Е.Л. Указанное преступление им предложил совершить общий их знакомый Горитовский, проживавший в г. Волгограде. Последний, как ему известно, получил «заказ» на убийство Рыбина от представителей нефтяной компании «Юкос», а именно от Пичугина и Невзлина, которые финансировали и осуществляли общее руководство совершением преступления. Мотивом к убийству Рыбина, являлись его неисполненные долговые обязательства перед НК «Юкос».

Получив задание и первоначальную информацию в отношении Рыбина, он и Шевцов (Цигельник) выехали в г. Москву. В период с конца сентября по ноябрь 1998 года, он и Шевцов (Цигельник), находясь в г. Москве, наблюдали за окружающей обстановкой по месту работы и проживания Рыбина, собирали сведения о маршрутах и временем его передвижения. Располагая информацией о том, что в доме № 26 по Ленинскому проспекту г. Москвы проживают родители Рыбина, он и Шевцов (Цигельник) разбили стёкла окон их квартиры. Рассчитывали на то, что приедет Рыбин и они используют данное обстоятельство для его убийства.

В конце ноября 1998 г., в тот момент, когда он и Шевцов (Цигельник) находились в г. Волгограде, Горитовский передал им указания Пичугина совершить убийство Рыбина в кратчайшие сроки. 24 ноября 1998 года около 4-5 час., он с Шевцовым (Цигельником) на автомобиле марки «Нива», под управлением последнего, выехали из г. Волгограда в г. Москву. У них был: пистолет-пулемёт «Борз», изготовленный им в своём гараже в г. Волгограде, а так же два магазина с патронами по 24 шт. в каждом и пистолет ПСМ с глушителем, которое они спрятали в специально оборудованный тайник в автомобиле «Нива».

Пистолет-пулемёт «Борз» был снабжён глушителем и гильзосборником (прикреплённым к нему пакетом) для стрельбы из закрытого пространства. Около 18 часов того же дня, они находились в г. Москве, возле офиса Рыбина, расположенного по ул. Лестева. Заметив, что на площадке стоит служебная машина марки «Волга», чёрного цвета, находящаяся в пользовании Рыбина, они стали наблюдать за обстановкой возле офиса. Около 20-21 час., Рыбин на своей автомашине «Волга», под управлением водителя выехал с территории офиса, а он и Шевцов (Цигельник) проследовали следом за ним. Сопровождая автомашину с Рыбиным, они добрались до ул. Удальцова, где возле подъезда одного из домов, Рыбин оставил машину с водителем, а сам зашёл в дом.

Он остался наблюдать за автомобилем Рыбина, а Шевцов (Цигельник) отогнав их автомобиль «Нива» на безопасное расстояние, забрал оружие из тайника и принёс к месту его нахождения. Шевцов (Цигельник) отправился наблюдать за выходом Рыбина из подъезда дома, а он остался в укрытии возле подстанции. Получив от Шевцова сигнал о том, что Рыбин выходит из подъезда, он направился к нему на встречу. Увидев, что Рыбин подошёл к своей машине, открыл переднюю дверь и собрался садиться, он быстрым шагом пошёл к Рыбину и не доходя до него 5-6 метров, то есть находясь почти у багажника автомашины, произвёл в Рыбина очередь из пистолета-пулемёта «Борз». После пяти или шести выстрелов, оружие неожиданно перестало работать. Впоследствии выяснилось, что произошёл перекос патрона в патроннике из-за конструкционной недоработки.

Рыбин спрятался за капот автомобиля, а затем забежал в подъезд дома. Автомобиль Рыбина, в котором находился водитель, постояв ещё несколько секунд, тронулся с места стоянки. Дождавшись пока Рыбин добежал до подъезда, он быстрым шагом пошёл к месту, где его ожидал Шевцов (Цигельник). Последний осуществлял контроль за окружающей обстановкой и его прикрытие, и на момент преступления был вооружён пистолетом ПСМ с глушителем. Выстрелы по Рыбину, Шевцов (Цигельник) осуществить не смог, потому что

он (Решетников) находился с Рыбиным на одной линии обстрела. Впоследствии же Рыбин переместился на дальнее расстояние, и не было смысла стрелять в него из пистолета.

В момент преступления на нём были одеты маска, очки и тёмная одежда, на Шевцове (Цигельнике) была так же одета тёмная спортивная одежда. В то время когда он и Шевцов (Цигельник) убегали с места происшествия, их мог заметить водитель Рыбина.

Все действия совершенные 24.11.98 г. им и Шевцовым (Цигельником), были направлены на убийство Рыбина Е.Л. За совершение убийства Рыбина ему и Шевцову (Цигельнику) обещали заплатить по 20.000 долларов США.

25 ноября 1998 г., по приезду в г. Волгоград, Шевцов (Цигельник) доложил о произошедшем Горитовскому, а последнего на следующий день вызвали в Москву. В Москве Горитовского очень сильно ругал Пичугин, из-за чего у него случился сердечный приступ. Пичугин говорил, что они завалили всё это дело, ушла большая сумма - около ста миллионов долларов, а Рыбин остался жив. Со слов Горитовского, господин Невзлин остался очень недовольным и в резкой форме это высказал Пичугину, а последний потом это недовольство изложил ему. Горитовским было сказано, что они обязаны исправить создавшуюся ситуацию, то есть совершить убийство Рыбина. Естественно этого требовали его хозяева из г. Москвы, те кто заказывал Рыбина - это Пичугин и Невзлин, которые дали им шанс реабилитироваться в их глазах.

Поскольку НК «Юкос» организация очень серьёзная, то им ничего не оставалось делать, как планировать убийство Рыбина, иначе их жизни и жизни их близких родственников угрожала опасность. Он и Шевцов (Цигельник) боялись совершать преступление в отношении Рыбина, так как во время наблюдения за его домовладением и передвижениями в д. Николо- Хованское Московской области, автомашину «Нива», в которой находились он и Шевцов (Цигельник) проверяли сотрудники милиции. Шевцов (Цигельник) предъявил удостоверение сотрудника ФСБ России и на этом основании милиционеры не стали досматривать машину.

В конце 1998 г., начале 1999 г. они несколько раз выезжали в г. Москву, продолжая выяснять сведения о Рыбине. Осуществляя наблюдение они установили, что Рыбин изменил маршрут движения от своего домовладения в д. Николо-Хованское. Ранее он ездил по мостику через озеро и проезжая воинскую часть въезжал на Ленинский проспект. Впоследствии начал ездить вкруговую, через Хованское кладбище с въездом на тот же проспект или на ул. Профсоюзная.

Наблюдение велось продолжительное время и вызвано это было тем, что охрана Рыбина работала чётко, невозможно было подобраться к нему, чтобы выстрелить, а самое главное уйти. Как раз уйти с места преступления, было очень сложно, особенно в городе, где располагался офис Рыбина по ул. Лестева в г. Москве. Поэтому они, подбирали удобное место, где было бы можно совершить убийство. Планировали совершить убийство Рыбина используя снайперскую винтовку. С этой целью, вместе с Шевцовым (Цигельником) забрались в дачный дом, расположенный рядом домовладением Рыбина. На дверях дома висел маленький замок, который они аккуратно снимали, а потом вешали обратно. Подготовили чердак, сделав пропил в стене, чтобы вынимались две доски, для удобного сектора обстрела. Сектор обстрела проверяли с помощью карманного лазерного фонарика. Из-за слишком косого угла и высокого забора, стрельбу производить не стали.

С 1 марта 1999 г. наблюдали, за передвижениями Рыбина. По результатам наблюдения сделали вывод, что Рыбин выезжает только на автомашине «Волга» чёрного цвета. Только одна подобная автомашина ездила по этому маршруту, её невозможно было спутать. Рыбина всегда сопровождали два охранника и водитель.


Утром, 5 марта 1999 года, Рыбин, как обычно, выехал из своего дома, расположенного в д. Николо-Хованское к месту работы. Данное обстоятельство он лично проконтролировал путём осуществления наблюдения со старой свалки возле дороги. Он с Шевцовым (Цигельником) съездили в офис к Рыбину и по автомобилю Рыбина, находившемуся на территории офиса, удостоверились, что тот находится на работе. Заранее, на грунтовой автодороге, по пути движения автомашины Рыбина, они заложили взрывное устройство. Выкопали две ямки, заложили снизу металлический предмет для укрепления, сложили в полиэтиленовые пакеты взрывчатку в порошковом виде и поместили в ямки, примерно по 1 кг тротила в каждую. В одну из ям, из-за нехватки тротила, положили гранату Ф-1 без запала. Поверхность и полость ям засыпали землёй и утрамбовывали. Наружу вывели провода от электродетонатора, которые были вставлены в тротиловые шашки. Центральный провод, обыкновенный электрический кабель, тянулся с места подрыва в «приямок» на обочине дороги. Электропитание осуществлялось от нескольких связанных квадратных батареек. На них сверху ставился перемыкатель- обыкновенный дверной звонок.

Вечером того же дня, ожидая приезда Рыбина, Шевцов (Цигельник) занял позицию в приямке на обочине дороги, он занял место наблюдателя чуть подальше, так как машина ехала со стороны Москвы, он должен был дать сигнал Шевцову (Цигельнику). Вооружены были двумя автоматами АК-74 калибра 5,45 мм, у каждого были по два рожка как с трассирующими патронами, так и с обыкновенными. Так же имели осколочные гранаты Ф-1 по две штуки у каждого и рации для переговоров между собой. Одеты были в белые охотничьи маскхалаты.

Около 21 час. или в 21 час. 30 мин., появилась автомашина «Волга» которая ехала со средней скоростью, как обычно. Увидев, как проезжает машина и убедившись, что на заднем сидении, сидят два человека, он (Решетников) по рации дал команду Шевцову (Цигельнику): «Клиент на месте, сидит в машине!». Когда машина подъехала к месту (повороту), где было заложено взрывное устройство, ей пришлось пропустить автомобиль ехавший навстречу. Машина Рыбина притормозила и стала поворачивать, в этот момент прогремел взрыв. Когда машина поворачивала, скорость была минимальная, поэтому две мины сработали под кузовом автомобиля, после чего машина накренилась и встала на бок. На кнопку взрывного устройства нажимал Шевцов (Цигельник), после чего он должен был выстрелить из гранатомёта РПГ-17 «Муха», но гранатомёт не выстрелил. Шевцов два раза нажимал на спусковой рычаг гранатомёта, но выстрела не последовало. Он подумал, что Шевцов (Цигельник) покидает место преступления, как было ранее оговорено, и сам сделал несколько шагов, чтобы уйти с места преступления.

В этот момент услышал выстрелы, сначала пистолетные, потом две автоматные очереди. Понял, что завязался бой. Вышел на дорогу и начал приближаться к подорванному автомобилю. Когда приблизился на пятьдесят-шестьдесят метров он увидел, что в сторону Шевцова (Цигельника) ведёт огонь охранник. Чтобы прикрыть Шевцова (Цигельника) он сам открыл стрельбу по охраннику. Отстреляв магазин с сорока патронами, он заменил его на второй магазин с тридцатью патронами. Со стороны охранника выстрелы прекратились.

После того как стрельба прекратилась, он подошёл к автомобилю и осмотрелся. Внутри салона всё было чёрное от копоти, стекла выбиты, автомобиль стоял на боку, под капотом дыра и в середине кузова отверстие размером 40-50 см. Осмотрев машину, он дал по салону очередь, в магазине автомата оставалось ещё 10-15 патронов. Один охранник, которому удалось выбраться из машины, остался жив. Он убегал по дороге и они его не преследовали.

Покидая место преступления, он с Шевцовым (Цигельником) выбросили автоматы, рации, магазины, маскхалаты и перчатки. События возле машины заняли не более пяти минут, всё прошло быстро, то есть время для отхода было. На следующий день, по приезду в г. Волгоград узнали, что у них ничего не получилось, Рыбина в автомашине не было. Сведения получили из телевизионной передачи. Подрыв и обстрел автомашины производили с целью убийства Рыбина, при этом понимали, что могут пострадать другие люди, двое охранников и водитель Рыбина. За совершение преступления получили по 10 тысяч долларов США каждый. Ему лично деньги принёс Шевцов, а тот получил их от Горитовского. Горитовский являлся связующим звеном и посредником между ними и руководством из НК«Юкос». Первоначально о Рыбине была получена информация от сотрудников компании «Юкос». Впоследствии Пичугин звонил Горитовскому и вносил коррективы, сообщал дополнительную информацию, а тот передавал её Шевцову (Цигельнику). Преступление совершалось в интересах НК «Юкос», ее руководства, а именно Невзлина и Пичугина, от которых шло финансирование на подготовку и осуществление убийства Рыбина.

В настоящем судебном заседании Решетников показал, что в начале марте 1999 года в 14-16 часов возле гостиницы «Салют» он с Цигельником находились в а/м «Нива», туда же подъехал джип с Шапиро и Горитовским, затем подъехала «Волга», в которой находились Горин, Пичугин и Невзлин, они поговорили с Горитовским и уехали, Горитовский и Шапиро сказали, что если мы не уберём Рыбина сегодня, нам сорвут головы.
(т. № 66 л.д. 142-161; т. № 68 л.д. 8-24; т. № 70 л.д. 79-88; т. № 80 л.д. 3-32, 33-41)

- протокол проверки показаний на месте с участием Решетникова Е.В., согласно которому Решетников, в присутствии понятых, указал нахождение мест жительства и работы Рыбина Е.Л., место жительства его родителей, место совершённого, в отношении Рыбина Е.Л. 05.03Л999 г. преступления: место нападения и отхода с места происшествия, воспроизвёл обстоятельства совершенного преступления в соответствии с ранее данными им показаниями; фототаблица к протоколу указанного следственного действия.
(т. 80 л.д. 3-32)

- заявление Цигельника (Шевцова) Г.А. от 05 и 11 мая 2005 года с приложением, согласно которому он чистосердечно признает своё участие в преступлениях в отношении Петухова В.А., Рыбина Е.Л., Колесова В.Л., совершенных по заказу и в интересах НК «Юкос» и сообщает о финансировании данных преступлений Невзлиным.
(т. № 66 л.д. 169-180, 183-190)

- оглашённые и исследованные в суде в соответствии со ст. 281 УПК РФ показания на предварительном следствии свидетеля Цигельника Г.А., согласно, которым в августе месяце 1998 года ему позвонил Горитовский и пригласил к себе домой. Когда он приехал к Горитовскому, у того дома уже находился Шапиро. Со слов Шапиро и Горитовского они вместе Гориным недавно находились в г. Москве, где встречались с представителями НК «Юкос», среди которых были Пичугин и Невзлин. Целью этой встречи было организация убийства Рыбина. Шапиро и Горитовский предложили ему совершить убийство Рыбина, назвав последнего коммерсантом из г. Москвы, который не шёл ни на какие уступки и не возвращал НК «Юкос» 100 миллионов долларов США.

Шапиро и Горитовский предупредили его о том, что он и Решетников слишком много знают, в связи с чем их самих могут убить, что представители НК «Юкос их так просто не оставят. Помимо угроз, ему и Решетникову пообещали 20 тысяч долларов США за выполнение заказа в отношении Рыбина. У них не было другого выхода, он и Решетников согласились подготовить и совершить убийство Рыбина. Получив на расходы 10 тысяч долларов США, по 3 тысячи долларов они оставили семьям, а остальные взяли с собой в г. Москву.

В сентябре 1998 г. он и Решетников приехали в г. Москву, получив перед этим от Шапиро информацию о месте расположения офиса Рыбина и описании внешности последнего. По имевшейся у них информации, возглавляемая Рыбиным компания изменила своё местонахождение, как они впоследствии установили на другой адрес по ул. Лестева г. Москвы. Получив через Горина и Горитовского указание Пичугина о необходимости слежки за Рыбиным, в период с конца сентября по ноябрь 1998 года он и Решетников наблюдали за Рыбиным, собирали сведения о маршрутах и временем его передвижения. Располагая информацией о том, что в доме № 26 по Ленинскому проспекту г. Москвы проживают родители Рыбина, он и Решетников разбили стекла окон их квартиры тем самым рассчитывали, что приедет Рыбин и они используют данный факт для последующего его убийства.

24 ноября 1998 г. около 19 час., Рыбин на своей служебной- автомашине «Волга» под управлением водителя, выехал с территории офиса, а он и Решетников проследовали следом за ним. Сопровождая автомашину с Рыбиным, они добрались до ул. Удальцова, где возле подъезда одного из домов, Рыбин оставил машину с водителем, а сам зашёл в дом. Высадив Решетникова, он отъехал и оставил машину недалеко от указанного дома. Из машины взял себе пистолет ПСМ с глушителем, а для Решетникова автомат «Борз», так же снаряжённый глушителем. Решетников занял позицию в ожидании Рыбина, а он отошёл в сторону строящегося здания, где спрятался на лестничной площадке ведущей в подвал.

Когда Рыбин вышел из подъезда дома и подошёл к ожидавшему его автомобилю, к нему приблизился Решетников. В тот момент, как Рыбин начал открывать дверь автомобиля, Решетников поднял пакет, в котором находился автомат «Борз» и выстрелил в Рыбина.

Неожиданно Решетников развернулся и пошёл назад, а Рыбин увидев, что тот уходит, опомнился и забежал в подъезд. Машина Рыбина, в которой находился его водитель, тут же уехала. Он догнал Решетникова и вместе с ним дошёл до своей машины. Уже в машине, Решетников объяснил свой промах тем, что у него заклинил автомат, а первой очередью ему попасть в Рыбина не удалось.

На другой день в г. Волгограде они обо всём доложили Горитовскому. Последний накричал на него в связи с тем, что ими было выбрано неудачное для убийства Рыбина место, так как в доме, возле которого было совершено покушение, находился офис какого-то человека (Филимонова), а он единственный мог знать о приезде Рыбина. Все действия его и Решетникова были направлены на совершение убийства Рыбина.

Ему известно, что в убийстве Рыбина были заинтересованы представители НК «Юкос», руководящие её сотрудники Пичугин и Невзлин.

После первого, неудавшегося покушения на убийство Рыбина, имевшего место 24 ноября 1998 г., он и Решетников приехали в г. Волгоград с тем, что бы отказаться от дальнейших действий, направленных на совершение данного преступления. Через некоторое время к ним приехали Горитовский и Шапиро, которые стали требовать довести начатое дело до конца. При этом угрожали, говорили о том, что представители НК «Юкос», а именно Горин, Пичугин и Невзлин, в случае если они не доведут начатое дело до конца, отомстят им и их семьям.

После этого, они были вынуждены вернуться в г. Москву, где продолжили наблюдение за Рыбиным с тем, чтобы лишить его жизни. Наблюдение за Рыбиным происходило возле его офиса. В связи с тем, что территория вокруг офиса просматривалась со всех сторон, от совершения преступления в районе его нахождения они отказались, о чём сообщили Горину. Последний, в свою очередь, ссылаясь на информацию, полученную непосредственно от Пичугина, сообщил, что у Рыбина имеется дача, расположенная за городом, за кольцевой автодорогой. По указанию Пичугина, они продолжили слежку установив место жительство Рыбина в районе д. Николо-Хованское Московской области. В процессе слежки, у них создалось впечатление, что Рыбина кто-то предупредил, так как он в течение двух недель вообще не появлялся в местах прежнего своего появления. Спустя некоторое время Рыбин появился. Вместе с тем, он стал ездить разными маршрутами.

В чердачном помещении садового домика, расположенного на участке, рядом с домовладением Рыбина, они подготовили наблюдательный пункт выломали доску и через образовавшийся проём стали вести наблюдение за перемещением Рыбина. С чердачного помещения, установив сектор обстрела при помощи портативного лазерного фонарика, они собирались произвести в Рыбина выстрел из снайперской винтовки, снабжённой оптикой, которые им дал Горитовский. Ввиду того, что видимость была плохая, мешали кусты и деревья, имелось слишком мало времени, чтобы прицелиться по движущейся цели. Не имея опыта стрельбы по движущейся мишени из снайперской винтовки, он с Решетниковым от данного варианта отказались и вернулись в г. Волгоград.

В двадцатых числах февраля 1999 г. к нему приехал Горитовский, который потребовал срочно ехать в г. Москву и продолжить заниматься Рыбиным, что они и сделали. Одним из мест наблюдения стала площадка, расположенная возле крематория со стороны поворота на Николо-Хованское кладбище. Наблюдением было установлено, что Рыбин выезжал из дома, проезжал мимо кладбища и выезжал к крематорию. Через два дня на данном месте их обнаружили сотрудники милиции, которым он предъявил удостоверение сотрудника ФСБ на своё имя. После этого, сотрудники милиции не стали их проверять. Однако записав его данные и номер машины, они уехали. О милицейской проверке они сообщили Шапиро и Горитовскому. Он слышал разговор Шапиро с Гориным по телефону, в ходе которого Горин сообщил, что руководители компании «Юкос» в лице Пичугина пока дали отбой и приказали подождать.

В марте ему позвонил Горитовский, который попросил срочно приехать в г. Москву, объясняя это тем, что звонили из компании «Юкос» и требовали срочно исполнить заказ по Рыбину. 1 или 2 марта 1999 года, он совместно с Решетниковым приехал в г. Москву, где на месте возобновили наблюдение за Рыбиным. Ранее, а именно в феврале 1999 г., он совместно с Решетниковым, на пути предполагаемого движения автомобиля Рыбина, подготовил небольшую ямку, к которой подвели провод длиной около 30 метров, замаскировав его под снегом. Так как заказчики из НК «Юкос» требовали совершить убийство Рыбина до 8 марта, они стали торопиться. В заранее выбранном месте выдолбили две воронки, в которые заложили взрывчатку в двух пакетах по 1,5 кг в каждом. Взрывчатку в виде порошка, Горитовский достал на какой-то шахте. Ещё у них было две тротиловые шашки и две гранаты Ф-1. Совместно с Решетниковым он указанные боеприпасы разложил в две подготовленные воронки, засыпав и утрамбовав их землёй. Подсоединив провод к зарядам, вывели его в приямок рядом с дорогой. Взрыв должен был произойти при подаче напряжения со специально изготовленной аккумуляторной батареи. Подготовившись, им приказали ждать указание непосредственно от руководства НК «Юкос» - Невзлина и Пичугина, в какой именно день должно быть исполнено преступление.

5 марта 1999 года, Горитовский позвонил и попросил его подъехать к гостинице, в которой проживали он и Шапиро. Приехав вместе с Решетниковым к гостинице, он, по внутреннему телефону вызвал Горитовского. Последний попросил подождать его около подъезда. «Джип» Шапиро, синий «Хёндай Галлопер», стоял недалеко, на повороте у гостиницы с левой стороны. Около 18 часов к джипу, в котором находился Горитовский и Шапиро, на белой «Волге» подъехали трое мужчин, которые пересели в джип. Переговорив около 15-20 мин. трое мужчин уехали. Из мужчин, подъехавших на «Волге», он узнал Горина Сергея. С последним были Пичугин и Невзлин, которых он визуально узнал позже. До этого он их не встречал, потому что с ними непосредственной связи у него не было, все их указания передавал Горин и Шапиро.

После отъезда Горина, Невзлина, и Пичугина, Горитовский и Шапиро передали приказ совершить преступление именно текущим днём, так как Рыбин будет выезжать из офиса и поедет домой около 19-21 час. Кроме того, Горитовский и Шапиро пояснили, что указанная информация, как и указание на убийство Рыбина, поступила непосредственно от Пичугина и Невзлина именно в этот день.

Получив указания, он и Решетников поехали к пешеходному переходу через МКАД, расположенный между ул. Профсоюзной и Ленинским проспектом. Данный переход выходит на дорогу недалеко от места закладки взрывного устройства. Около 19-20 час., он подошёл к месту закладки, где занял место у «кнопки» активирующей взрывное устройство, а Решетников спрятался за какой-то стоящий щит, проследовав вперёд по направлению следования автомобиля Рыбина. У Решетникова имелись автомат, граната и рация, а у него (Цигельника) автомат, граната, рация и гранатомёт. Вооружение и взрывчатые вещества были привезены ими из г. Волгограда, где он лично получил их у Горитовского.

По плану, они должны были сначала взорвать машину, затем произвести выстрел по ней из гранатомёта, а затем покинуть место совершенного преступления, встретиться возле пешеходного перехода. В тот момент, когда появилась машина Рыбина марки «Волга», о чём Решетников предупредил его по рации, он приготовился нажать на кнопку. Когда машина подъехала к месту (повороту), где было заложено взрывное устройство, ей пришлось пропустить автомобиль ехавший навстречу. В тот момент, когда автомашина Рыбина подъехала к месту закладки взрывного устройства, он нажал кнопку. Прозвучал глухой взрыв. Машина перевернулась набок. Он взял гранатомёт, попытался произвести выстрел в машину, но гранатомёт не сработал, после чего он бросил его там же. Тут его заметил находившейся в машине охранник, который начал стрелять. Он открыл ответный огонь по машине. Завязалась перестрелка. Через некоторое время, услышав выстрелы, к нему на помощь прибежал Решетников. Выстрелами они пытались отсечь охранников, чтобы подойти к машине. Он расстрелял один магазин, вставил второй и в это время подбежал Решетников, с которым они стали стрелять вместе. Он видел, как один из охранников побежал по направлению к дому Рыбина. Увидев, что тот убежал, они подошли к машине.

Второй охранник лежал недалеко от машины, но к нему они не подходили, потому что он был им не нужен. Они расстреляли оставшиеся патроны по машине, а затем стали уходить. Со стороны машины исходил стон или ругательства. Решетников, находившийся ближе к машине, бросил во внутрь гранату, после чего они покинули место преступления.

По пути они избавились от раций и автоматов, а маскировочные халаты сняли и бросили возле воинской части. Добравшись до машины, они направились к гостинице «Салют», расположенной по пр. Ленина г. Москвы, откуда он вызвал Горитовского и Шапиро, которым сообщил о происшедшем. Последний выслушав его с Решетниковым, потребовали уехать в г. Волгоград. Утром, находясь в г.Волгограде, из телевизионной передачи ему стало известно, что Рыбина в машине, в момент её обстрела, не оказалось. Подрыв взрывного устройства, выстрелы по автомобилю они производили с целью убийства Рыбина, так как ими был получен чёткий приказ от представителей НК «Юкос». При этом понимали, что от их действий могут пострадать посторонние люди, то есть охрана Рыбина и его водитель.

Впоследствии он был арестован, но к уголовной ответственности привлечён не был, в отличие от Решетникова, которого осудили за совершение первого покушения на Рыбина. По освобождению, Горитовский передавал ему деньги, как вознаграждение за молчание.

Тем не менее, Горитовский и Шапиро требовали выполнить заказ по Рыбину. Он лично несколько раз встречался с Гориным, который угрожая Пичугиным и Невзлиным, требовал убить Рыбина, вместе с тем пояснял, что люди из НК «Юкос» готовы им заплатить ещё. Кроме того, Горин предлагал познакомить его с бригадой из г. Тамбова, которую возглавляет бывший милиционер Смирнов, на тот случай если нужна будет какая-либо помощь в исполнении «заказа» по Рыбину.

В 2001 г. при встрече с Горитовским, последний сообщил, что ездил к Горину в декабре перед новым годом, а тот в свою очередь в ноябре ездил к отцу Ходорковского в усадьбу в пригороде Москвы. Горин требовал денег на исполнение «заказа» по Рыбину, говорил, что денег нет, платить все отказываются. Вскоре, после этого, к Горину приехал Пичугин и привёз 60 000 долларов, из которых 10 000 долларов тот отдал Горитовскому. Пичугин начал ругаться с Гориным, его возмутило, что тот ездил к отцу Ходорковского, прыгает через голову. По этому поводу у них произошёл скандал. Пичугин привёз Горину деньги и адреса Рыбина в г. Вене Австрия. Пичугин сказал, что заказ по Рыбину должен быть исполнен в г. Вена, потому что там в начале 2002 года у Рыбина должен состояться суд с НК «Юкос» из-за спорных 100 000 000 долларов США. Ставилось условие, что бы Рыбин оттуда не приехал, для этого были привезены деньги и адрес Рыбина.

Горин дал Горитовскому 10 000 долларов на расходы. Горитовский сообщил, что искал Шапиро, но не нашёл, предлагал ему (Цигельнику) поехать с ним, но он отказался, что так же посоветовал сделать и Горитовскому. После нового 2002 года, Горитовский поехал к Горину и отказался от выполнения убийства Рыбина, но деньги не вернул. Горин начал грозить Горитовскому Пичугиным, Невзлиным, сказал, что эти люди держат все на контроле и что Рыбин не должен вернуться из Австрии. Горин пояснял, что будет серьёзный скандал, что люди из НК «Юкос» не оставят в покое ни его, ни Горитовского.

Вскоре после этого разговора он (Цигельник) уехал в г. Киев, где проживал, а точнее прятался от милиции и представителей НК «Юкос». Впоследствии ему стало известно, что Горин и Горитовский - убиты. Все преступления им были совершены под воздействием и давлением посредников - Горитовского, Шапиро, Горина и непосредственно сотрудников нефтяной компании «Юкос» - Пичугина и Невзлина. Последний, помимо всего, финансировал все совершенные преступления: убийство Петухова, покушения на убийство Рыбина, Колесова.

В содеянном раскаивается. Ранее он давал не соответствующие действительности показания, потому как боялся сотрудников НК «Юкос»: Невзлина, Пичугина и других лиц, причастных к этим преступлениям.

(т. № 65 л.д. 82-1 11,112-125; т. № 66 л.д. 195-216; т. № 67 л.д. 198-214; т. № 68 л.д. 41-49; т. № 69 л.д. 193-200; т. № 70 л.д. 156-163; т. № 80 л.д. 42-83, 84-105)

Несмотря на то, что в настоящем судебном заседании Цигельник Г.А., допрошенный в качестве свидетеля, отказался от своих показаний на предварительном следствии, касающихся роли Пичугина и Невзлина в организации указанных преступлений, заявив, что такие показания он дал под давлением следователей, суд признает вышеприведённые показания Цигельника Г.А., данные неоднократно разным следователям достоверными, в том числе и о роли Пичугина и Невзлина в организации преступлений, так как эти показания согласуются между собой и с показаниями Решетникова, Шапиро, потерпевшего Рыбина и других свидетелей, а также их подтверждают иные доказательства, исследованные в суде:

- протокол проверки показаний на месте с участием Цигельника Г.А., фототаблица, согласно которым Цигельник, в присутствии понятых, указал место совершённого в отношении Рыбина Е.Л. 24.11.1998 г. преступления, а именно: прилегающую территорию к д. 30 по ул. Удальцова г. Москвы, место нападения и отхода с места происшествия, воспроизвёл обстоятельства совершенного преступления           в соответствии с ране данными им показаниями. (т. № 80 л.д. 84-100)

- протокол проверки показаний на месте с участием Цигельника Г.А., согласно которому Цигельник , в присутствии понятых, указал нахождение мест жительства и работы Рыбина Е.Л., место жительства его родителей, место совершённого, в отношении Рыбина Е.Л. 05.03.1999 г. преступления: место нападения и отхода с места происшествия, воспроизвёл обстоятельства совершенного преступления в соответствии с ранее данными им показаниями; фототаблица к протоколу указанного следственного действия.

- просмотренная в суде видеозапись допроса Цигельника Г.А. на предварительном следствии от 11 мая, из которой видно, что он добровольно, последовательно и подробно рассказывает об обстоятельствах совершенных преступлений и неоднократно называет их организаторов Пичугина и Невзлина.

- показания свидетеля Шапиро В.В., как на предварительном следствии, так и в суде, согласно которым, ему известно о создании его знакомым Горитовским Владимиром, проживавшим в г. Волгограде, преступной группы, которая занималась организацией и исполнением убийств. В состав группы входили жители г. Волгограда Решетников и Шевцов (Цигельник). Задания Горитовский, Шевцов (Цигельник) и Решетников получали от Горина, а тот в свою очередь действовал в интересах и по указанию представителей компании «Юкос», а конкретно Пичугина и Невзлина.

В 1998 году Горин предложил совершить убийство работника какой-то финансовой компании по фамилии Рыбин. При этом Горин предоставил относительно Рыбина всю информацию, полученную им из службы безопасности НК «Юкос», а именно: фотографии, адреса места жительства и работы, время передвижения. Горитовский подобрал исполнителей преступления Цигельника и Решетникова.

В ноябре 1998 года, в вечернее время, в г. Москве Решетников и Цигельник совершили нападение на Рыбина. Один из них стрелял в Рыбина из автомата, но не попал. Поэтому преступление не было доведено до конца. Впоследствии он присутствовал при разговоре Горитовского с Цигельником, на котором последний объяснил причины неудачи. Цигельник с Решетниковым неправильно выбрали позицию для ведения огня по Рыбину. Решетников сделал несколько выстрелов, потом у него что-то произошло с автоматом, и стрельба прекратилась, а Цигельник не смог открыть огонь, потому что на линии огня находился его напарник. Рыбин забежал в подъезд дома, а его водитель тут же уехал с места происшествия. Поэтому Решетников и Цигельник не закончив преступление, скрылись.

Из-за этого у них возникли неприятности с Гориным, потому что им часть денег была уже заплачена. Горин высказал Решетникову и Цигельнику претензии, но не от своего имени, а от имени Пичугина и Невзлина. Кроме того, ему достоверно известно, что сам Невзлин высказал свои претензии группировке Горитовского, за то что они не совершили убийство Рыбина, несмотря на то, что конкретная сумма им была им уже передана.

Он лично несколько раз перевозил деньги в счёт оплаты за совершение и организацию преступлений от Горина к Горитовскому, Цигельнику и Решетникову. Горин получал указания, информацию относительно лиц, в отношении которых необходимо совершить преступления, а так же деньги от упомянутых представителей компании «Юкос». После неудавшегося покушения на Рыбина, имевшего место 24 ноября 1998 г., исполняя указания Пичугина и Невзлина, Горин потребовал от Горитовского, чтобы убийство Рыбина было исполнено Цигельником и Решетниковым любой ценой. Причём был установлен конкретный срок - до 8 марта 1999 г.

Цигельник и Решетников согласились на исполнение задания и принялись за подготовку. Цигельник и Решетников продолжили наблюдение за Рыбиным. Весь путь от офиса до дома Рыбина был рассчитан «посекундно». Было установлено сколько времени Рыбин тратит на дорогу, какие и сколько машин использует, каковы действия и количество охраны, то есть к сведениям о Рыбине, полученным из службы безопасности НК «Юкос», добавились сведения, собранные Цигельником и Решетниковым.

Как один из вариантов, разрабатывался план убийства Рыбина из снайперской винтовки. Для этого Гориным, по просьбе Цигельника и Решетникова, специально выделялись деньги. Винтовзку приобрели Цигельник и Решетников.

Со слов Горитовского ему известно, что Рыбина планировалось убить из снайперской винтовки. С этой целью за ним велось наблюдение с чердака одного из соседних домов. Цигельник лично говорил ему о расстоянии до цели 200-300 метров и о том, что с такого расстояния можно попасть «белке в глаз». Однако по каким-то причинам выстрел произвести не удалось, а винтовку пришлось оставить на месте наблюдения.

По настоянию Горина, перед вторым покушением на Рыбина, был приобретён снегоход. Горин объяснял это тем, что зимой по снегу на снегоходе проще уйти с места преступления. Цигельник и Решетников снегоход испытывали, но от его использования отказались, он не вписывался в разработанный ими план убийства Рыбина. Снегоход Горин забрал себе, он находился во дворе его домовладения в г. Тамбове.

Кроме того, Горитовским, Цигельником и Решетниковым закупалось оружие, какое-то автоматическое огнестрельное оружие изготавливал лично Решетников. Ему известно, что в грунтовую дорогу, по пути следования автомобиля Рыбина к дому, было заложено взрывное устройство. Он лично слышал разговор о том, что мина проводная, приводилась в действие (активировалась) с определённого расстояния.

Со слов Цигельника и Решетникова, ему так же известно, что когда они вели наблюдение за домом Рыбина в д. Николо-Хованское у них проверяли документы сотрудники милиции, которым они предъявили имевшиеся у них поддельные удостоверения сотрудников ФСБ. Его участие в преступлении ограничивалось тем, что он лично несколько раз передавал от Горина Горитовскому деньги на подготовку к преступлению или указания. Горин, в свою очередь, получал указания от Пичугина и Невзлина.

Во время подготовки преступлений он и Горитовский останавливались в гостиницах, одна из которых расположена по Ленинскому проспекту г. Москвы. С Цигельником держали связь по телефону. Личные встречи проходили в «тёмных» дворах, где Горитовский общался в основном с Цигельником. Кроме Горина ему никто не доверял, особенно Цигельник. На встречах его обязательно обыскивали, чтобы при нём не оказалось какой- либо записывающей техники. Горин, в свою очередь, не доверял Цигельнику, высказывал об этом претензии Горитовскому, но тот, в свою очередь, за Цигельника ручался.

5 марта 1999 г. Цигельник и Решетников совершили покушение на убийство Рыбина недалеко от его дома в д. Николо-Хованское Московской области. То есть обстреляли из взорвали и обстреляли из огнестрельного оружия машину, находившуюся в пользовании Рыбина. Он лично присутствовал при отчёте Цигельника и Решетникова перед Горитовским и Гориным о действиях, направленных на убийство Рыбина.

Цигельник и Решетников встретили Рыбина, когда он выезжал с территории офиса. Они видели как он сел в машину, какая была охрана, как он уезжает из офиса, затем они его обогнали, прибыли на место где было заложено взрывное устройство и заняли заранее подготовленные места. Вооружены они были автоматами, гранатами, кроме того, у них имелись рации с глушителем звука переговоров. Когда подъехала машина Рыбина, они привели в действие взрывное устройство. Машина взорвалась и перевернулась набок. Выскочила охрана Рыбина, началась перестрелка. Цигельник сказал, что он сам лично подошёл к машине и бросил внутрь гранату. Потом они с места происшествия скрылись.

Впоследствии стало известно, что Рыбина в машине не оказалось, таким образом убить они его так и не смогли. От руководителей НК «Юкос» организацией убийства Рыбина занимались Невзлин и Пичугин. Общее руководство осуществлял Невзлин. Деньги на финансирование преступления, на подготовку, заработную плату исполнителям поступали от Невзлина Пичугину, затем к Горину и тот уже распределял, кому и сколько их давать.

Горитовский, Цигельник, Решетников кроме получения денежного вознаграждения, других интересов от преступления не преследовали. Горин оставлял себе часть денег выделяемых на преступления, кроме этого он пытался трудоустроиться, куда-либо в НК «Юкос». Считает, что Горин поддерживал с Невзлиным, Пичугиным, Ходорковским дружеские отношения, так как он много и часто о них рассказывал, упоминал, что они ему многим обязаны, сам в свою очередь рассчитывал на их помощь.

Ему достоверно известно, что преступления, совершенные в отношении Корнеевой, Петухова, Рыбина, Колесова были выгодны всему руководству НК «Юкос» и банка «Менатеп». Однако из числа этих лиц он знает только двоих - Невзлина и Пичугина, то есть именно тех людей, которые непосредственно занимались организацией и финансированием этих преступлений.

В данном судебном заседании Шапиро подтвердил, что в один из дней марта они с Горитовским сидели в его джипе возле гостиницы «Салют», куда подъехала «Волга», из неё вышли Горин, Пичугин и ещё один мужчина, они сели в их машину, он (Шапиро) вышел, они поговорили с Горитовским и уехали, со слов последнего он узнал, что это был Невзлин, и если они не уберут Рыбина с них снимут головы. В этот день на Рыбина было совершено второе покушение.
(т. № 65 л.д. 29-41, 140-151; т. № 69 л.д. 201 -206; т. № 70 л.д. 131 -134)

- протокол очной ставки между Цигельником Г.А. и Шапиро В.В., согласно которому последний подтвердил свои ранее данные показания о своей и Цтгельника причастности к совершению преступлений в отношении Колесова В.Л., Рыбина Е.Л. и Петухова В.А.
(т. № 66 л.д. 109-131)

- заявление Овсянникова М.В. от 23.1 1.2004 г., в котором им сообщается о давлении, оказанном на него защитником Смирновым А.М. выразившемся в склонении его не сообщать известные ему сведения о связях Горина С.В. с Пичугиным А.В. и Невзлиным Л.Б., его работы в интересах последних. Использовании Гориным при разговорах с Невзлиным и Пичугиным спецсредств, в целях дальнейшего их шантажа. Приобретении Гориным оружия и взрывчатых веществ. (т. № 15 л.д. 139, 141-144)

- показания свидетеля Овсянникова М.В., как на предварительном следствии, так и в суде, согласно которым зимой 1998-1999 гг. он отвозил в г. Москву из г. Тамбова Горина, Шапиро и ещё двух мужчин из г. Волгограда, это случилось когда сломалась «Волга», управляемая Шапиро и все мужчины пересели в управляемую им а/м ВАЗ-21099. Один из мужчин был Горитовский, он слышал, как другие обращались к нему называя его фамилию.

В один из дней, указанного выше периода, он на квартире, снимаемой Гориным в г. Видное, увидел разговаривавших между собой Шапиро и Горина. В комнате, где спали супруги Горины - Сергей и Ольга, он заметил спортивную сумку чёрного цвета, на которой лежал автомат типа «Узи». Внутри сумки лежал ещё один подобный автомат и граната типа «РГД». До приезда Шапиро указанной сумки в квартире не было. Из чего он сделал вывод, что сумку с оружием привёз Шапиро от Горитовского.
(т. № 1 л.д. 247-251; т. № 15л.д. 59-70, 107-1 17, 1 18-128, 129-135, 141-144,

170-181, 195-197; т. № 70 л.д. 107-110)

- показания свидетеля Смирнова О.М., на предварительном следствии и в суде о том, что ему известно о длительном знакомстве Горина Сергея с Пичугиным Алексеем, который занимал один из руководящих постов в НК «Юкос». Со слов Горина ему достоверно известно, что он занимался организацией убийств неугодных для компании «Юкос» лиц, а так же очень много сделал для компании «Юкос» и для Пичугина лично.

Кроме того, со слов Горина ему известно, что он занимался организацией двух покушений на коммерсанта по фамилии Рыбин. Первое и второе покушение совершалось мужчинами из г. Волгограда, одного из которых звали Геннадий Цигельник, а второго впоследствии опознал Рыбин и он был осуждён к лишению свободы Решетников. Во время первого покушения Рыбин выходил от своего знакомого и в этот момент мужчиной из г. Волгограда (Решетниковым) в него были произведены выстрелы из автомата. Так как к оружию был прикреплён мешок для сбора гильз, затвор переклинило и оружие пришло в негодность, что спасло Рыбину жизнь. Однако, преступление в отношении Рыбина необходимо было довести до конца. Цигельник продолжат подготовку к преступлению. Планировалось убить Рыбина из снайперской винтовки, но по каким-то причинам от этого плана отказались.

Потом на пути движения автомобиля Рыбина был заложен «фугас», а затем его машину планировали расстрелять из автоматического оружия. Горин даже приобрёл снегоход, для отхода с места преступления, но затем от его использования отказались. Впоследствии Цигельник и второй мужчина (Решетников) совершили покушение на Рыбина, взорвав фугас и обстреляв его автомобиль из автоматов. Рыбина, в данный момент в машине не оказалось.

Цигельника и второго мужчину Решетникова вычислили сотрудники милиции, потому что они где-то в районе места преступления показывали поддельное удостоверение сотрудников ФСБ на своё имя. Цигельнику удалось выкрутиться, а второго мужчину Решетникова осудили.

Ему известно, что планировалось организация ещё одного покушения на Рыбина в Австрии, где у того имелся офис. Горин получал от Пичугина на эти цели 40 тысяч долларов США. За первые два покушения Горин платил исполнителям деньгами, полученными от Пичугина.

(т. № 1 л.д. 26-27, 254-258; т. № 7 л.д. 212-221; т. № 11 л.д. 174-178; т. № 9 л.д. 197-208, 209-216, 290-294; т. № 18 л.д. 102-106; т. № 41 л.д. 144-157)

- заявление Пешкуна А.В. от 12 и 19 июля 2004 года в Московский городской суд согласно которым, к организации покушений на убийство Костиной, Колесова, Рыбина и убийству супругов Гориных причастны Пичугин и его руководитель Невзлин. (т. № 60 л.д. 19, 23-24)

- показания свидетеля Пешкуна А.В., как на предварительном следствии, так и в суде, согласно которым его утверждения о причастности Пичугина и Невзлина в качестве организаторов покушений на убийство Костиной, Колесова, Рыбина и убийство Гориных - Сергея и Ольги основываются на достоверно известных ему сведениях, полученных им от Горина С.В.

В разговоре с ним, Горин неоднократно говорил, что не только Пичугин является организатором преступлений, а именно покушений на убийство Рыбина, Костиной и Колесова, но есть ещё более могущественный организатор - Невзлин. Первый разговор о причастности Невзлина к указанным преступлениям произошёл у него с Гориным примерно в 1999 г., когда он и Горин, находились в г. Москве на проспекте Сахарова, возле банка «Менатеп». Горин вышел из помещения банка и кого-то ждал. У них зашёл разговор об исполнителях заказов на Колесова и Костину. Тогда-то Горин первый раз сказал, что за всеми этими преступлениями стоит не только Пичугин, но ещё и основной организатор Невзлин. Со слов Горина ему известно, что Пичугин передавал деньги и исполнял волю Невзлина. В частности, Горин связывал имя Невзлина с покушениями на убийство Колесова, Костиной, Рыбина. Утверждает, что Горин получал от Пичугина деньги за организацию убийств Рыбина.

Так в 1999 г. он и Горин приехали в г.Москву. Горин ходил в «МДМ» («Московский Дворец Молодёжи»), на встречу с Пичугиным. Он в это время зашёл в магазин, расположенный возле «МДМ» и там увидел по телевизору криминальную хронику происшествия, из которой понял, что на дороге в Подмосковье взорвана машина. Показали интервью мужчины, который сказал, что покушение было на него, он случайно не сел в машину, а пострадали невинные люди. В тот день Горин получил от Пичугина деньги, это случилось в помещении «МДМ», где они и встречались.

Из репортажа он понял, что фамилия мужчины, которого пытались взорвать - Рыбин. Когда Горин вернулся от Пичугина, у него с собой были деньги, находившиеся в чёрной сумке, со слов Горина всего в сумме 100 000 долларов США. Он рассказал Горину о том, что видел по телевизору. Тот сначала хотел вернуться в «МДМ» и поговорить с Пичугиным, но потом передумал и они поехали в г. Тамбов.

Со слов Горина знает, что эти 100 000 долларов США он получил от Пичугина именно за организацию убийства Рыбина. Предполагает, что вероятно Горин доложил, что «заказ» выполнен, и ему передали деньги. А после того, как оказалось, что Рыбин остался жив, у Горина начались конфликты с Пичугиным. Пичугин давил на Горина, т.к. тот взял деньги, обязался довести дело по убийству Рыбина до конца и ничего не выполнил. Со слов Горина вышло так, что не ему должны деньги, а должен он. Со слов Пичугина деньги на заказы убийств он занимал, а теперь, т.к. заказы не выполнены, ему их нужно отдавать.

Рыбин не устраивал Невзлина как руководитель какого-то предприятия, связанного с нефтью, и была необходимость в замене Рыбина на своего человека, именно с этой целью Рыбина пытались убить.

Ему известно, что в г. Волгограде проживает знакомый Горина - Шапиро и какой- то знакомый по имени «Гена» Цигельник. Он несколько раз присутствовал при разговоре Горина и «Гены» Цигельника. Они договаривались о встречах, но это были короткие разговоры, а на уточняющие вопросы Горин не отвечал. Ранее на предварительном следствии не давал показаний по поводу причастности и организации убийств Невзлина, потому что опасался за свою жизнь и здоровье, а также за жизнь и здоровье своих близких родственников. (т. № 60 л.д. 29-42; т. № 41 л.д. 33-64)

- показания в суде потерпевшего Иванова А.А., согласно которым, работал сотрудником милиции и вместе с напарником Филипповым Е.Л. Нёс службу по обеспечению охраны гражданина Рыбина Е.Л., являющимся управляющим компании «Ист Петролеум». Рыбин всегда поддерживал с сотрудниками охраны хорошие, человеческие отношения.

05.03.99 г. около 18 час., Рыбин вышел из офиса и сообщил, что он заедет на «Юго-Западную» поздравить племянника с днём рождения. С территории офиса выехали как обычно на служебной автомашине Рыбина марки ГАЗ-3102 чёрного цвета, за рулём которой находился его водитель Федотов Н.Ф. Они завезли Рыбина к родственникам и тот отпустив их, предложил ехать на коттедж и там ждать его звонка, после которого они должны будут приехать за ним С сопровождении ещё одной машины так как нужно развести по домам родственников. Он, Филиппов и водитель Федотов выехали в д. Николо-Хованское Ленинского района, где располагается коттедж Рыбина.

По пути возле кладбища им встретился джип «Паджеро» тёмного 1двета. Как только они разъехались с джипом, через несколько секунд раздался сильный взрыв, от которого машину развернуло и поставило поперёк дороги. Он услышал голос Филиппова который говорил, что надо вылезать из машины. Через разбитое окно он выбрался из машины и так как не мог ходить пополз по дороге. Преодолев расстояние примерно 25-30 метров, всё это время слышал, как стонет водитель Федотов, а потом раздалась автоматная очередь и водитель затих.

Потом начали стрелять по нему, пули ударялись в землю вокруг, он сначала не видел откуда стреляют. Филиппов, который полз впереди, начал стрелять в ответ из табельного пистолета ПМ и огонь автоматов переключился на него. Воспользовавшись этим, он (Иванов) сполз с дороги и перевернулся на спину. Увидев возле машины двух мужчин с автоматами АК-74, в маскхалатах с капюшонами, он открыл по ним огонь из своего табельного пистолета ПМ, после чего один автоматчик начал стрелять по нему, а второй по Филиппову. Стрелявшие мужчины, после того как он выбрался из машины, в него не попали. Считает что он с Филимоновым так же не попали в автоматчиков. Стрельба неожиданно прекратилась, куда и как отошли автоматчики, он не видел.

У фирмы «Ист Петролеум» были серьёзные финансовые проблемы с НК «Юкос». Ему известно, что незадолго до произошедшего, Рыбин в связи с конфликтом написал довольно резкое письмо руководителю НК «Юкос» Ходорковскому. Когда секретарь печатала это письмо, он даже предлагал несколько смягчить его тон.

В результате взрыва и обстрела, ему были причинены тяжкие телесные повреждения, а Федотов был убит.

- показания в суде потерпевшего Филиппова Е.Л., аналогичные показаниям потерпевшего Иванова А.А., который кроме того пояснил, что прицельными выстрелами по нему двух неизвестных мужчин вооружённых автоматами, ему были причинены огнестрельные ранения. Так как он менее всех пострадал в результате взрыва автомобиля, ему удалось уйти из-под обстрела, добежать до коттеджа Рыбина и рассказать находившимся там лицам о происшедшем.

- показания в суде свидетеля Колесника М.В. согласно которым, он работает инспектором 6-го отдела УППОМС РУВД г. Москвы. В январе 1999 г. осуществлял охрану генерального директора компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» Рыбина Е.Л. В конце января 1999 г. следуя к домовладению Рыбина, совместно со старшим смены Курбатовым, заметил в районе поворота на Хованское кладбище, автомобиль серого цвета. Курбатов дал указание командиру группы немедленного реагирования, находившейся в домовладении Рыбина проверить, указанную автомашину. Со слов старшего группы немедленного реагирования, в автомашине «Нива» серого цвета, проверенной ими находились трое мужчин, один из которых предъявил удостоверение сотрудника ФСБ на фамилию Шевцов.

            Факты покушений на жизнь Рыбина Е.Л. подтверждают также следующие объективные доказательства, исследованные в суде:

- протокол осмотра места происшествия от 24.11.1998 г., согласно которому при недостаточном искусственном освещении была осмотрена территория прилегающая к дому № 30 по ул. Удальцова. (т. № 43 л.д. 2)

- протокол дополнительного осмотра места происшествия от 25.11.1998 г. с участием потерпевшего Рыбина Е.Л., согласно которому Рыбин Е.Л. на местности прилегающей к д. 30 по ул. Удальцова г. Москвы указал своё месторасположение и стрелявшего в него мужчины
(т. № 43 л.д. 10-11)

- рапорт зам. начальника ОВД «Проспект Вернадского» г. Москвы Смирнова А.М., согласно которому 24.11.98 г. в 22 часа 22 минуты в дежурную часть ОВД поступило сообщение о том, что в районе дома № 30 по ул. Удальцова г. Москвы, неизвестным был обстрелян из автоматического оружия гр. Рыбин Е.Л. (т. № 43 л.д. 3)

- фотокомпозиционный портрет нападавшего, составленный по описанию потерпевшего 25.1 1.98 г. и соответствующий внешности Решетникова Е.В ( т. № 43 л.д. 15)

- рапорт оперуполномоченного 1-го ОРЧ при ОУР СКМ УВД ЗАО г. Москвы от 01.12.98 г. Карасева В.А., согласно которому установлено два факта наведения справок в ЦАСБ ГУВД г. Москвы, относительно Рыбина Е.Л..
27.09.98 г. с телефона 229-34-38 установленном по адресу: г. Москва Страстной бульвар, д. 10- благотворительное общество «Бенефис».
27.11.1998 г. с телефона 235-04-75, установленном по адресу: г. Москва ул. Дубининская, д. 17-а- офис НК «Юкос». ( т. 43 № л.д. 4)

- справка ЦАСБ ГУВД г. Москвы от 27.11.98 г., согласно которой установлено два факта наведения справок в ЦАСБ ГУВД г. Москвы, относительно Рыбина Е.Л.. 27.09.98 г. с телефона 229-34-38 и 27.11.97 г. с телефона 235-04-75 ( т. № 43 л.д. 28)

- рапорт старшего оперуполномоченного по ОВД 1-го ОРЧ ОУР КМ УВД ЗАО г.Москвы Ленского О.Г. от 03.12.98 г., согласно которому телефон № 235-04-75 установлен по адресу: ул. Дубининская д. 17-а в служебном помещении службы безопасности НК «Юкос» (т. № 43 л.д. 30)

- схематичное изображение автомата с глушителем собственноручно выполненное Решетниковым Е.В. 02.08.99 г. (т. № 48 л.д. 138-140)

- протокол осмотра места происшествия от 11.08.99 г., согласно которому, на территории примыкающей к гаражному боксу № 1137, принадлежащего Решетникову Е.В., обнаружен и изъят ствол от автомата «Борз» калибра 9 мм., который в процессе следствия осмотрен, приобщён к материалам дела в качестве вещественного доказательства, план схема к протоколу. (т. № 44 л.д. 7-9)

- протокол дополнительного осмотра места происшествия от 17.09.99 г., согласно которому на территории примыкающей к д. 30 по ул. Удальцова в г. Москве и в служебных помещениях указанного дома обнаружены и изъяты 3 деформированные пули калибра 9 мм., которые в процессе следствия осмотрены и приобщены к материалам дела в качестве вещественного доказательства, фототаблица к протоколу. (т. № 43 л.д. 159-164)

- протокол обыска от 21.08.98 г. по месту жительства Решетникова Е.В., согласно которому была изъята специальная литература по буровзрывным работам, ремонту огнестрельного оружия. (т. № 43 л.д. 202)

- рапорт о задержании Решетникова Е.В. 21 августа 1999 г. в г. Волгограде, подтверждающий изъятие у него служебного удостоверения сотрудника ФСБ серии АУ 0036296, выданное 10 февраля 1998 г., пластиковая карточка А У 0034556, резервная карточка АУ 01156 ФСБ РФ на имя Решетникова Е.В. (т. № 43 л.д. 194)

- протоколы осмотра предметов и документов от 22, 27 и 28 сентября 1999 г. , согласно которым осмотрены предметы и документы изъятые по месту жительства Решетникова Е.В., Шевцова (Цигельника) Е.А.: документы на имя Решетникова Е.В. и Шевцова (Цигельника) Е.А., в том числе: удостоверение сотрудника ФСБ РФ на имя Решетникова Е.В., составные части к огнестрельному оружию и боеприпасам, охотничье обмундирование, холодное оружие, средства для изменения внешности (парик и т.д.).
(т. № 43 л.д. 223-225, 226-227, 228)

- постановление об установлении анкетных данных от 19.04.2005 г., согласно которому, Шевцов Ееннадий Александрович 08.10.1953 года рождения, уроженец г. Краснодар, русский, гражданин Российской Федерации и Цигельник Геннадий Александрович 08.10.1953 года рождения, уроженец г. Краснодар, русский, гражданин Украины - одно и то же лицо. (т. № 65 л.д. 183-184)

- заключение баллистической экспертизы № 12/К-2290 от 01.10.1999 согласно выводам которой, представленный на экспертизу предмет, изъятый у Решетникова Е.В. представляет собой ствол, изготовленный самодельным способом по типу ствола 9-м пистолета-пулемёта К6-92 и является составной частью огнестрельного оружия, имеющего конструкцию, аналогичную конструкции указанного пистолета-пулемёта;

3 пули, изъятые при дополнительном осмотре места происшествия, являются составными частями стандартных 9-мм патронов к пистолету Макарова (ПМ);

указанные 3 пули могли быть выстреляны как из ствола, изъятого у Решетникова Е.В., так и из другого ствола с аналогичными параметрами, которые могли быть получены при использовании того же инструмента, что и при изготовлении представленного ствола;

при стрельбе из пистолетов-пулемётов (К6-92) в автоматическом режиме огня (очередями) пули уводит вправо вверх. (т. № 43 л.д. 166-168)

- заключение комплексной баллистической экспертизы № 12/К-621-623 от 23.03.2000 г., подтвердившей выводы экспертизы № 12/К-2290. (т. №44 л.д. 255-261)

- постановление о приобщении к делу вещественных доказательств: деформированные пули, изъятые в ходе дополнительного осмотра места происшествия, ствол - изготовленный самодельным способом по типу стволов 9 мм пистолета пулемёта К6-92, изъятый из гаража Решетникова Е.В.; подложное удостоверение АУ 0036296 и резервная карточка ФСБ РФ АУ 01156 изъятые у Решетникова Е.В. (т. №44 л.д. 116, 158)

- протокол осмотра участка местности, расположенного между Хованским кладбищем и д. Николо-Хованское на территории Ленинского района Московской области от 06.03.99 г., согласно которому, была зафиксирована обстановка на месте происшествия, а так же обнаружены и изъяты: два магазина от автоматического оружия, прибор чёрного цвета с красной кнопкой, радиоплата, коробка с аккумулятором, провод, гранатомёт (труба с выстрелом), гильзы от автоматического оружия 52 шт., две рации, отрез серого материала, плёнка, цепочка из металла желтого цвета, шарф с бурыми пятнами, документы, бумаги из салона автомобиля, смывы вещества бурого цвета похожего на кровь, а так же содержимое карманов трупа Федотова (деньги, портмоне, талоны на бензин и т.д.). (т. 46 л.д. 49-76)

- протокол дополнительного осмотра места происшествия от 08.04.99 г., согласно которому осмотрена автомашина марка ГАЗ-3102 гос. номер Н 216 АХ 99 РУС. В ходе осмотра изъяты: осколки металла, образцы грунта из салона, обрывки газет, а так же фрагменты: коврика, обшивки, внутренней крышки салона, смывы с нижней части кузова, карданного вала, глушителя, внутренней обшивки крыши. (т. № 46 л.д. 82-83)

- протокол дополнительного осмотра места происшествия от 18 марта 1999 г., согласно которому осмотрен участок местности, расположенный между Хованским кладбищем и д. Николо-Хованское Ленинского р-на Московской области, составлена схема прилегающей территории, видеозапись. (т. 46 л.д. 79-80, 81)

- рапорт оперуполномоченного (о/у) 6 отдела ОРЧ при УУР ГУД г. Москвы Мамонтова Д.А. и рапорт о/у 23 отдела УУР ГУВД Московской области Колесника М.В. от 30.04.99 г., согласно которым во время осмотра территории прилегающей к месту взрыва и обстрела автомобиля ГАЗ-3102 гос. номер Н 216 АХ 99 РУС ими обнаружены и изъяты 4 гильзы.
(т. 46 л.д. 84-86)

- протокол выемки от 06.03.99 г., согласно которому у гр. Шелуханова М.И. из багажника принадлежащей ему автомашины марки ВАЗ-2104 гос. номер А 551 РВ 77 РУС изъяты и осмотрены личные вещи, предметы одежды с повреждениями и служебный пистолет Филлипова Е.Л., полученные Шелухановым в 17 горбольнице г. Москвы.
(т. № 46 л.д. 89)

- протокол выемки от 17.03.99 г., согласно которому у судебно-медицинского эксперта Дегтярева А.М. изъяты и осмотрены одежда, содержимое её карманов, пять пуль из трупа Федотова Н.В. (т. № 46 л.д. 131)

- протокол осмотра предметов от 26.03.99 г., согласно которым, осмотрены личные вещи Федотова, а так же предметы, изъятые при исследовании его трупа. (т. № 46 л.д. 180)

- протокол выемки от 22 марта 1999 г., согласно которому в ЗАО «АМТ » изъяты распечатки телефонных переговоров абонента № 941-95-85 (Рыбина Е.Л.), подтверждающие звонки Рыбина Е.Л., на момент совершения в отношении него преступления 05.03.1999 г., своим родственникам, свидетельствующие, о его намерении провести вечер 05.03.1999 г. в кругу семьи.

- письмо начальника управлении безопасности НК «Юкос» Шестопалова М.И. от 25.03.99 г. подтверждающее факты сбора сотрудниками службы безопасности НК «Юкос», компрометирующего материала в отношении Рыбина Е.Л. и размещения его в средствах массовой информации. (т. № 46 л.д. 150-151)

- документы, предоставленные службой безопасности (СБ) НК «Юкос» для приобщения к материалам уголовного дела, возбужденного по факту покушения на Рыбина Е.Л., содержащие сведения о противоправной деятельности Рыбина Е.Л., Калюжного В.И., Авалишвили Г.Д. и др. лиц, не нашедших своего подтверждения в ходе предварительного следствия, однако свидетельствующие о попытках сотрудников СБ НК «Юкос» ввести следствие в заблуждение и направить ход расследования в нужном им направлении.

Кроме того, в документах содержатся сведения о месте жительстве Рыбина Е.Л., местах расположения подконтрольных ему офисов, фирм и принадлежащем имуществе. Местом прописки и проживания Рыбина Е.Л. указан адрес: г. Москва, Ленинский пр. д. ХХ*, кв. ХХ, где проживают родители Рыбина. Местом расположения офиса, указан адрес: г. Москва, ул. Профсоюзная, д. 110-А. Из показаний обвиняемых Решетникова Е.В. и Цигельника (Шевцова) Е.А. следует, что им были предоставлены именно два этих адреса как места наиболее вероятного появления Рыбина Е.Л. (т. № 46 л.д. 152-176)

- документы, предоставленные компанией «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» , подтверждающие факт работы погибшего Федотова Н.В. водителем на а/м ЕАЗ-3102 гос. номер Н 216 АХ 99 РУС. (т. № 46 л.д. 182-190)

- протокол осмотра предметов от 02.10.2003 г., согласно которому, осмотрены: фрагменты взрывного устройства, оболочка снаряда, 2 магазина к огнестрельному оружию, рычаг УЗРГМ, записная книжка, водительское удостоверение, ксерокопия техпаспорта, списки домашних телефонов— принадлежащие Федотову, биологические образцы от трупа Федотова, А9 гильз, 3 пули, 2 фрагмента пуль, доска. ( т. № 54 л.д. 33-36)

- протокол осмотра места происшествия от 17 и 19 апреля 1999 г., согласно которым осмотрен садовый участок № 43 совхоза «Коммунарка», расположенного в д. Николо-Хованское Ленинского района Московской области, находящейся в пользовании гр. Гурьянова А.М. Осмотром зафиксированы следы незаконного проникновения на участок и в садовый домик, на чердаке которого обнаружен наблюдательный пункт, доска, выломанная и прикрученная проволокой, при отодвигании которой открывается обзор на территорию домовладения гр. Рыбина Е.Л. Изъято: кувалда, топор, гвоздодёр, ножовка по дереву, две части деревянной лестницы, досска, отрезок проволоки, кусок полиэтиленовой пленки с красными полосами, фильтр выкуренной сигареты с наложениями грунта. Схемы и фототаблица к протоколам. (т. № 46 л.д. 204-216)

Подпись: кувалда, топор, гвоздодер, лестницы, доска, отрезок            - постановление от 06 марта 1999 г., согласно которому к уголовному делу приобщена в качестве вещественного доказательства реактивная противотанковая граната РПГ-18. (т. № 46 л.д. 129)

- постановление от 06.12.2001 г., согласно которому к уголовному делу приобщены в качестве вещественных доказательств: фрагменты взрывного устройства, оболочка снаряда, 2 магазина, рычаг УЗРГМ, записная книжка, водительское удостоверение, ксерокопия техпаспорта, списки домашних телефонов, принадлежащие Федотову, биологические образцы от трупа Федотова, 49 гильз, 3 пули, 2 фрагмента пуль, доска.
(т. № 80 л.д. 178)

- протокол выемки от 21.07.99 г., согласно которому у сотрудника милиции Димура С.В. изъята его служебная книжка с записью: «Нива 2121 Н 323 ЕО 34\рус Шевцов Геннадий Александрович», сделанной им в ходе проверки указанной автомашины, находившейся в районе домовладения Рыбина Е.Л. в д. Николо-Хованское Ленинского района Московской области. (т. № 46 л.д. 229)

- протокол выемки от 17.07.2003 г., согласно которому у Хохлова А.И. изъяты документы, касающиеся деятельности компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» и её представительств в России. (т. № 51 л.д. 64-65)

- документы, касающиеся деятельности компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» и её представительств в России, подтверждающие правомерную и взаимовыгодную деятельность компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» и ОАО «Томскнефть», до приобретения последней НК «Юкос». ( т. № 51 л.д. 66-247)

- протокол от 09.06.2005 г., согласно которому осмотрены документы, касающиеся деятельности компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» и её представительств в России
(т. № 51 л.д. 248-252)

- справка о деятельности группы «Юкос-Роспром-Менатеп», подтверждающая незаконную финансово-экономическую деятельность НК «Юкос» (т. № 53 л.д. 28-33)

- протокол выемки от 02.02.2004 г., согласно которому у Хохлова А.И. изъяты документы, касающиеся деятельности компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х».
(т. № 55 л.д. 30-31)

- документы, касающиеся деятельности компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» в России. ( т. № 55 л.д. 32-73)

- протокол выемки от 02.04.2004 г., согласно которому у Рыбина Е.Л. изъяты копии решений Венского арбитражного суда по иску компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» к ОАО «Томскнефть» ВНК от 31 марта 2002 г. и 01 июля 2003 г. (т. № 56 л.д. 164-166)

- копии решений Венского арбитражного суда по иску компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» к ОАО «Томскнефть» ВНК от 31 марта 2002 г. и 01 июля 2003 г., подтверждающие неправомерность действий НК «Юкос» относительно прерывания в одностороннем порядке договоров о совместной деятельности с «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х». (т. № 81 л.д. 3-375)

- сведения, полученные из ОАО «Томскнефть» об объёме добычи нефти на Крапивинском и Западно-Полуденном месторождениях, подтверждающие размер упущенной выгоды компанией «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» от незаконных действий НК «Юкос» по прекращению в одностороннем порядке договора о совместной деятельности.
(т. № 58 л.д. 114-115)

- протокол выемки от 19.03.2004 г. и 28.09.2004 г., согласно которому, в спецотделе следственного изолятора ФСБ России и спецотделе учреждения ИЗ-99/1, для проведения почерковедческой экспертизы изъяты рукописные заявления (тексты) Пичугина А.В.
(т. № 60 л.д. 125-127, 129-132)

- протокол осмотра места происшествия от 22.11.2002 г., согласно которому осмотрена автомашина марки ГАЗ-3110 гос. номер В 540ХК 68 РУС, принадлежащая Горину С.В., в ходе которого помимо прочего изъят паспорт на имя Горина С.В.

- протокол осмотра предметов от 03.11.2003 г., согласно которому в обложке паспорта на имя Горина С.В. обнаружен лист бумага белого цвета размером 9,2x9,3 см, на котором имеется рукописный текст, выполненный красителем зеленого цвета русскими и латинскими буквами. Текст начинается словами «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.х» и заканчивается словами «ул. Лестева д. 8 к.1 7339650».

Наличие у Горина реквизитов компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.х» и адресов представительств компании в России и Австрии подтверждает его причастность к организации покушений на жизнь Рыбина Е.Л. (т. № 8 л.д. 119-138)

- заключение эксперта № 1882/06 от 07.10.2004 г., согласно которому рукописный текст «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.х. (East Petroleum Hadelsges m.b.x) – Salztorgasse 2/8 A-1010 Wien, Austria тел(431) 533-76-20 fax (431) 5337624 ул. Лестева д. 8 к 1 7339650», расположенный на листе белой бумаги, обнаруженном в паспорте Горина С.В., выполнен Пичугиным А.В. под влиянием «сбивающих» факторов, носящих для исполнителя постоянный характер. (т. №60 л.д. 136-138)

- решение Октябрьского районного суда г. Тамбова от 21 мая 2003 г., согласно которому Горин Сергей Валерьевич признан умершим. (т. № 63 л.д. 150)

- справка от 22.07.2005 г., согласно которой в ходе расследования уголовного дела № 18/325543-04 собраны доказательства, свидетельствующие о том, что в период с 1998-2003 гг., НК «Юкос» через подконтрольные фирмы, осуществляло производство и реализацию нефтепродуктов, с целью уклонения от налогообложения с суммы выручки, полученной от реализации нефти и нефтепродуктов (т. № 70 л.д. 8)

- постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Горитовского В.В. от 04.07.2005 г., в части пособничества в совершении покушений на убийство Колесова В.Л., Рыбина Е.Л., убийстве Петухова В.А., незаконном сбыте огнестрельного оружия и боеприпасов, в связи с его смертью. (т. № 70 л.д. 16-24)

- постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Горина С.В. от 04.07.2005 г., в части подстрекательства к совершению покушения на убийство Рыбина Е.Л., убийство Петухова В.А., в связи с его смертью. (т. № 70 л.д. 25-30)

- вещественные доказательства но делу — документы управления безопасности ООО «Юкос - Москва», отражающиющие функциональные обязанности сотрудников службы безопасности; видеокассета формата VHS c надписями «Е 120 ЕМТЕС 207 1 S 1 2354 FNЕ Ноmе ТV Маster» с записью, содержащей информацию об окружении Пичугина А.В. из числа руководящего состава ООО «ЮКОС-М».
(т. № 7 л.д. 183-186, 200-201, т. № 11 л.д. 105-112, т. № 41 л.д. 4-12)

- протокол выемки от 11.08.99 г., согласно которому из багажника автомобиля ВАЗ-2121 гос. номер Н 323 ЕО 34 РУС, находящемся в пользовании Шевцова (Цигельника) Г.А. помимо прочего изъят отрез ткани бежевого цвета. (т. № 50 л.д. 146)

Подпись: функциональные            - заключение эксперта № К-2143 от 09.09.99 г., согласно которому на отрезке ткани, изъятом из багажника автомобиля ВАЗ-2121 гос. номер Н 323 ЕО 34 РУС (находившемся в пользовании Шевцова (Цигельника) Г.А. обнаружены следы бризантного взрывчатого вещества-гексогена. (т. № 50 л.д. 165-167)

- заключение судебно-медицинской экспертизы № 78 от 09 марта 1999 г., согласно которому при исследовании трупа Федотова обнаружены:

1. Массивные повреждения нижних конечностей с размозжением кожи, мягких тканей, костей голеней, левой стопы, с оскольчатым переломом правой бедренной кости. Указанные повреждения причинены ранее остальных и относятся к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью, как опасные для жизни.

Смерть гр-на Федотова наступила от массивных повреждений нижних конечностей в результате взрывной травмы. Между смертью потерпевшего и данными повреждениями имеется прямая причинная связь.

Массивность повреждений нижних конечностей в виде размозжений кожи, мягких тканей, костей, с наличием перелома правой бедренной кости с наложением копоти на сохранившихся кожных покровах, мягких тканях костях, образовались в результате взрывного устройства, находившегося д области нижних конечностей потерпевшего. Массивность повреждений нижних конечностей - голени, левой стопы, т.е. их почти полное разрушение, с наличием копоти на разрушенных конечностях, указывают на бризантное (очень близкое) действие взрыва. Отсутствие каких-либо металлических осколков в сохранившихся мягких тканях и костях нижних конечностей, напоминающих осколки взрывного устройства, повреждение только нижних конечностей потерпевшего - голени и левой стопы, с наличием оскольчатого перелома правой бедренной кости, отсутствие повреждений костей таза, органов таза, могут свидетельствовать о том, что повреждения возникли при взрыве взрывного устройства, расположенного под опорой, в том числе и под сидением автомобиля. Расположение повреждений только на нижних конечностях, перелом правой бедренной кости, наложенной копоти на лице, ладонной и тыльной поверхностей кистей, локтевой поверхности предплечий, могут свидетельствовать о том, что в момент причинения повреждений, т.е. в момент взрыва, потерпевший находился в сидячем положении.

Подпись: о            2. огнестрельные пулевые панения:

а) огнестрельные, пулевые, слепые, проникающие ранения груди и живота, с повреждением 6-10 ребер справа, правого легкого, правого купола диафрагмы, печени, брыжейки тонкого кишечника, правой почки, 3-го поясничного позвонка, 8-го ребра справа, с наличием в мягких тканях и брюшной полости 2-х фрагментов пуль и 1-й деформированной пули, в количестве 3-х: раны №№ 4,8,9;

б) огнестрельное, пулевое, сквозное ранение грудного отдела позвоночника с входной огнестрельной раной (рана № 6) на спине слева в месте перехода шеи в спину, почти на границе надплечья и спины, с выходной огнестрельной раной на спине в верхней её половине по средней линии (рана № 7) с повреждением 1-3 грудных позвонков, с размозжением грудного отдела спинного мозга и переломами 2 и 3 рёбер: слева в области суставных головок и справа: 1-4 по околопозвоночной линии с дефектом костной ткани;

Данные повреждения относятся к повреждениям, причинившим тяжкий вред, как опасные для жизни

- заключение эксперта № 59, от 12 марта 2002 года, согласно которому анализом подлинных медицинских документов на имя Иванова Алексея Юрьевича, 1961 г.р., установлено, что у него имели место следующие телесные повреждения:

сочетанная взрывная травма:

а) открытая черепно-мозговая травма: скальпированные раны в левой половине височной области головы, вдавленный оскольчатый перелом лобной кости слева, левосторонняя субдуральная гематома, субарахноидальное кровоизлияние, ушиб головного мозга с формированием контузионного очага и геморрагическим пропитыванием в левой лобной доле, отек левой половины головного мозга. Множественные рвано- ушибленные лица, металлические осколки в мягких тканях головы.

б) травматическая ампутация правой голени.

в) травматическая ампутация левого бедра.

Данные повреждения образовались в результате взрывной травмы. Открытая черепно-мозговая травма, сопровождающаяся переломом костей свода черепа, кровоизлиянием под оболочкой мозга, ушибами вещества головного мозга - является опасным для жизни и оценивается как повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью.

Травматическая ампутация нижних конечностей, является тяжким по последствиям повреждением, так как вызвали за собой потерю и утрату его функций и поэтому оцениваются как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью. (т. № 49 л.д. 194-197)

- заключение эксперта № 60 от 12 марта 2002 г., согласно которому анализом подлинных медицинских документов на имя Филиппова Евгения Леонардовича, 1968 г.р., установлено, что у него имели место следующие телесные повреждения:

а) сквозное, огнестрельное ранение правой половины грудной клетки, не проникающее в плевральную полость, с раневым каналом в мягких тканях, с входной раной в 7-ом межреберье по задней под мышечной линии и выходной раной на уровне 5-ого ребра по передней подмышечной линии.

б) сквозное, огнестрельное ранение правой половины грудной клетки, дене проникающее в плевральную полость, с раневым каналом в мягких тканях, с выходной раной на уровне 3-его ребра по лопаточной линии и выходным отверстием в надключичной области.

Данные повреждения образовались в результате двух выстрелов из огнестрельного оружия, не являются опасными для жизни, вызвали за собой расстройство здоровья, не более 3-х недель и оцениваются как повреждения, повлекшие лёгкий вред здоровью.
(т. № 49 л.д. 199-201)

- заключение эксперта № 1139/17 от 11 июня 1999 г., согласно которому, представленные на исследование два изделия являются частями реактивной противотанковой гранаты РПГ-18, а именно: пусковым устройством и противотанковой гранатой ПГ-18.

Реактивная противотанковая граната РПГ-18 является боеприпасом основного назначения, состоит на вооружении Армии и предназначена для борьбы с танками, самоходными артиллерийскими установками и другими бронированными средствами противника.

Реактивная противотанковая граната РПГ-18 была изготовлена на Челябинском производственном объединении «Сигнал» в 1977 г. в составе 1 й партии выпуска.

Основные тактико-технические данные РПГ-18: калибр - 64 мм; длина в походном положении; длина в боевом положении - 1050 мм; вес - 2,6 кг; начальная скорость полёта гранаты - 114 м/сек; дальность прямого выстрела по цели высотой 2м- 135м; прицельная дальность стрельбы - 200 м.

Реактивная противотанковая граната РПГ-18 в представленном виде не пригодна к использованию по назначению, так как отсутствует капсюль-воспламенитель, головная часть взрывателя и обрезана трубка (газовод), соединяющая капсюль-воспламенитель с пороховым зарядом реактивного двигателя. (т. № 49 л.д. 86-90)

- заключение эксперта № 386/13-7 от 23 июня 1999 г., согласно которому на представленной для исследования одежде Федотова Н.Б. имеются многочисленные огнестрельные повреждения, часть которых соответствует огнестрельным повреждениям на теле Федотова Н.Б. Признаки огнестрельных повреждений на одежде позволяют утверждать, что одежда была не первым слоем преграды на траектории пули.

Учитывая результаты экспертизы повреждений на автомашине (382/13- 7 от 27.03.99) можно предположить, что первым слоем был корпус перевернувшейся автомашины ГАЗ 3102.

Показания Филиппова Е.Н. в части, касающейся образования огнестрельных повреждений на автомашине и одежде Федотова Н.Б. соответствуют обстоятельствам образования этих повреждений, установленным в ходе экспертного исследования. В показаниях Филиппова Н.В. дан фрагмент общей картины образования повреждений на автомашине ГАЗ 3102. (т. № 49 л.д. 93-102)

- заключение эксперта № 382/13-7 от 27 апреля 1999 г., согласно которому на автомобиле «Волга» ГАЗ 3102 г.н. Н 216 АХ 99 РУС имеются огнестрельные повреждения, расположенные на днище и задней части. Общее количество повреждений - 43. Расстояние выстрелов, образовавших эти повреждения находятся в диапазоне 13,5 - 0,25 метра (при условии: автомат «у плеча») 9,8 -0,2 метра (при условии: автомат «у бедра»). В момент образования этих повреждений машина лежала на поверхности дороги левой стороной.

По задней части машины выстрелы произведены в направлении сзади наперед, снизу вверх (по отношению к машине в нормальном положении).

По днищу машины выстрелы произведены несколько сзади наперед и снизу вверх (по отношению к машине в нормальном положении). (т. №49 л.д. 104-112)

- заключение эксперта № 760/17, 761/17 от 31 мая 1999 года, на месте происшествия имели место взрывы: самодельного взрывного устройства и боеприпаса - боевой осколочной оборонительной гранаты Ф-1.

Взрыв взрывного устройства был произведён путем подачи напряжения на электродетонаторы, что достигалось нажатием кнопки замыкателя.

Взрывное устройство состояло из … (опускаем технические подробности – ред. FLB) … В качестве зарядов во взрывном устройстве использовался тротил - взрывчатое вещество бризантного действия. Масса каждого из двух зарядов взрывного устройства составляла около 0,3 кг.

Тротил является взрывчатым веществом бризантного действия средней мощности. Применяется как в индивидуальном виде, так и в качестве, компонента смесевых взрывчатых веществ в военном деле для снаряжения боеприпасов и в народном хозяйстве при проведении подрывных работ.

Заряды взрывного устройства располагались на проезжей части дороги, возможно, были заглублены в грунт.

Изъятые с места происшествия металлические осколки являются фрагментами боевой ручной осколочной гранаты Ф-1 – боеприпаса основного назначения, а рычаг - спусковым рычагом запала УЗРГМ, которым была укомплектована граната Ф-1. Запал УЗРГМ является боеприпасом специального назначения - средством взрывания.

Запал УЗРГМ, спусковой рычаг которого представлен на экспертизу, был изготовлен в 1978 г. на Уфимском заводе чертёжных принадлежностей в составе 224-партии, а снаряжён в 1979 г. на Саранском механическом заводе в составе 55-й партии. По осколкам гранаты Ф-1, представленным на исследование, установить завод-изготовитель гранаты не представляется возможным.

Граната Ф-1, вероятно, была брошена из автомашины ГАЗ 3102 г.н. Н 216 АХ 99.

Изъятые с места происшествия устройства:

- указанное в постановлении как аккумулятор, представляет собой 9 плоских стандартных батарей польского производства, промышленного изготовления, соединенных самодельным способом параллельно в один блок;

- указанное в постановлении как подрывная машинка, представляет собой батарею типа «Крона» иностранного производства, промышленного изготовления, соединенную самодельным способом с замыкателем и объединенную в один блок.

Для изготовления и установки данного взрывного устройства необходимы профессиональные познания и навыки во взрывном деле.

Подрыв взрывного устройства был осуществлен электрическим способом. (т. № 49 л.д. 124-134)

- вступивший в законную силу, приговор Московского городского суда от 13.11.2000 г., согласно которому Решетников Е.В. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 30 ч. 3 и ч. 2 п. «з» ст. 105 и ч.1 ст.327 УК РФ, то есть в совершении покушения на умышленное убийство Рыбина Е.Л. 24.11.1998 г. и подделке удостоверения сотрудника ФСБ РФ, в целях его использования. Установлен мотив устранения Рыбина, а именно его деятельность в нефтяном бизнесе, конфликтная ситуация между возглавляемой им компанией «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» и НК «Юкос», которая отказалась от выполнения договорных обязательств. В связи с чем компания «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» вынуждена была обратиться с исковыми требованиями в Международный арбитражный и Гаагский суды» (т. № 48 л.д. 34-40)

- вступивший в законную силу приговор Московского городского суда от 17 августа 2006 г., согласно которому Цигельник Г.А. признан виновным в покушении на убийство Рыбина 24.11.1998г. в г.Москве, а Шапиро В.В. в пособничестве этого покушения на убийство, Цигельник и Решетников признаны виновными в покушении на убийство Рыбина, Иванова, Филиппова и в убийстве Федотова 05.03.1999г. в Ленинском районе Московской области, а Шапиро в пособничестве в покушении на эти убийства и убийство.
(т. № 42 л.д. 1-56)

- вступивший в законную силу приговор Московского городского суда от 06 августа 2007 года согласно которому Пичугин А.В. признан виновным в организации совместно с другими лицами из числа руководящих сотрудников НК «Юкос» покушения на убийство Рыбина 24.11.1998г. в г. Москве и в организации убийства Федотова и покушения на убийства Рыбина, Иванова, Филиппова 05.03.1999 г. в Ленинском районе Московской области. (т. № 42 л.д.84-196)

Оценивая всю совокупность добытых и исследованных по делу доказательств, суд приходит к выводу о доказанности вины подсудимого Невзлина Л.Б. и признает его виновным в организации им 24 ноября 1998 года покушения на убийство Рыбина Е.Л. по найму, в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности, общеопасным способом. Преступление им не доведено до конца по независящим от его воли обстоятельствам.

Судом установлено, что осенью 1998 года подсудимый Невзлин вступил в преступный сговор с Пичугиным и неустановленными лицами из числа руководящих сотрудников нефтяной компании «Юкос», направленный на лишение жизни Рыбина Е.Л., по инициативе которого в отношении НК «Юкос» было заявлено ряд судебных исков о взыскании ущерба с НК «Юкос» компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х», связанных с совместной деятельностью с компанией ОАО «Томскнефть» ВНК по разработке «Западно-Полуденного» и «Крапивинского» нефтяных месторождений.

С целью реализации преступного умысла Пичугин А.В. предложил своему знакомому Горину С.В. подыскать лиц, готовых за вознаграждение совершить это преступление. При этом Пичугин для облегчения совершения преступления передал Горину адрес места жительства и работы Рыбина Е.Л., сведения о находящихся в его пользовании автомобилях, охране и маршрутах передвижения, вёл переговоры о размере материального вознаграждения за убийство Рыбина в сумме не менее 300 000 долларов США и сроках его совершения.

Приняв предложение Невзлина Л.Б. и Пичугина А.В., Горин С.В. для участия в совершении убийства привлёк жителей г. Волгограда Шапиро В.В. (приговор в отношении которого вступил в законную силу) и Горитовского В.Н. (уголовное дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью). Названные лица согласились на участие в преступлении и, в свою очередь, за денежное вознаграждение склонили к этому своих знакомых Решетникова Е.В. и Цигельника Г.А. (приговор в отношении которых вступил в законную силу), передав им в качестве аванса за исполнение преступления часть денежного вознаграждения не менее 10 000 долларов США.

24 ноября 1998 года в городе Москве Решениковым Е.В. при пособничестве в совершении этого преступления Цигельника Г.А. и Шапиро В.В. было совершено покушение на Рыбина Е.Л., осуждённый Решетников Е.В. произвел в потерпевшего не менее 6 выстрелов из пистолета-пулемёта К6-92 «Волк» («Борз»), однако, преступление до конца не довёл по независящим от его воли обстоятельствам, так как Рыбин Е.Л., увидев в руках Решетникова Е.В. оружие, сумел скрыться за автомобилем, и автоматная очередь прошла мимо.

Суд также приходит к выводу о доказанности вины подсудимого Невзлина Л.Б. и признает его виновным в организации им 5 марта 1999 года покушения на убийство Рыбина Е.Л., Иванова А.Ю. и Филиппова Е.Л. и в организации убийства Федотова Н.В., расценивая его преступные действия: как организация покушения на убийство, и убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, двух и более лиц, в связи с осуществлением данными лицами служебной деятельности, общеопасным способом, по найму. Преступление им не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

05 марта 1999 года около 20 час., на проселочной дороге, расположенной между Киевским шоссе и д. Николо-Хованское Ленинского района Московской области, напротив бетонного ограждения деревообрабатывающего цеха Хованского кладбища, Цигельник Е.А. по предварительному сговору с Решетниковым Е.В., действуя совместно исогласованно, общеопасным спобосом, сознавая, что в результате взрыва может наступить смерть не только Рыбина Е.Л., но и других находившихся с ним лиц, путём подачи напряжения на электродетонаторы, произвёл взрыв ранее заложенного самодельного взрывного устройства на пути движения автомобиля марки ГАЗ-3102 гос.номер Н 216 АХ 99 РУС, находившегося в пользовании Рыбина Е.Л. и предпринял попытку произвести выстрел в автомобиль, и находившихся в нём лиц реактивной противотанковой гранатой РПГ-18, нажав на спусковой механизм. Однако, вопреки его воле, выстрел не произошел по причине неисправности гранаты.

В продолжение преступного умысла, Решетников Е.В., по указанию Цигельника Г.А., бросил в автомобиль боевую ручную осколочную гранату Ф-1, а затем из имевшегося у них огнестрельного оружия - автоматов АК-74, Решетников Е.В. и Цигельник Г.А. произвели не менее 54 выстрелов по автомобилю, где находились Федотов И.В., Филиппов Е.Л. и Иванов А.Ю., после чего скрылись с места происшествия.

В результате взрыва и обстрела автомашины потерпевший Федотов Н.В. был убит, Иванову А.Ю. был причинен тяжкий вред здоровья по признаку опасности для жизни, Филиппову Е.Л. - огнестрельные ранения, повлекшие за собой лёгкий вред здоровью.

В связи с тем, что Рыбина Е.Л. на момент совершения преступления в автомашине не оказалось, а Иванову А.Ю. и Филиппову Е.Л. своевременно была оказана медицинская помощь, преступление в отношении них не было доведено преступниками до конца по независящим от их воли обстоятельствам.

Как видно из материалов дела, в ходе предварительного расследования помимо версии о конфликте Рыбина Е.Л. с руководством компании «Юкос» органами следствия отрабатывались и проверялись и другие версии. В частности, о причастности к этим преступлениям группы охранявших его работников милиции, организация покушения на себя Рыбиным Е.Л., причастность к преступлению конкурирующих фирм, месть потерпевшему со стороны криминальных структур. Однако, ни одна из названных версий своего подтверждения не нашла и опровергнута проведенным по делу расследованием и судом.

Доводы защиты подсудимого Невзлина Л.Б. о недоказанности того, что Невзлин, будучи недовольным деятельностью управляющего компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» Рыбина, по инициативе которого в отношении НК «Юкос» было заявлено ряд судебных исков о взыскании ущерба, вступил в сговор с Пичугиным направленный на убийство Рыбина, о том, что данные иски не могли быть мотивом имевших место покушений, что оглашённые показания свидетелей Цигельника и Решетникова не могут быть положены в основу обвинительного приговора, суд признает необоснованными, так как они противоречат обстоятельствам дела, исследованным в судебном заседании.

Так, судом установлено, что после приобретения компаний «Юкос» контрольного пакета акций ВНК, с возглавляемой Рыбиным Е.Л. фирмой «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х» в одностороннем порядке была прекращена деятельность по заключенному договору о совместной деятельности и отозвана доверенность на право реализации совместно добытой нефти, поскольку, по мнению новых руководителей ВНК совместная деятельность с Рыбиным Е.Л. не отвечала интересам компании, была экономически нецелесообразной. Как видно из материалов уголовного дела, отстаивая интересы возглавляемой им компании, Рыбин Е.Л. занял активную позицию по возврату средств, вложенных в совместную разработку Крапивинского и Западно-Полуденного месторождений. Помимо участия в переговорах и встречах, Рыбин обращается к юристам, в том числе адвокату Добровинскому, подает многомиллионные иски к ВНК в арбитражные суды, в том числе и зарубежные, ведёт активную переписку с государственными органами России, начинает открыто выступать, в том числе, через СМИ, с заявленими о нечистоплотности руководства «Юкоса,, привлекая, таким образом, все больше внимания общественности к возникшему конфликту.

Сведения, сообщенные Рыбиным, подтвердил в суде свидетель Добровинский, который также подвергался преследованию со стороны руководства НК «Юкос» в связи с оказанием юридической помощи Рыбину Е.Л.

Как уже отмечалось, экономическая ситуация внутри самой компании в 1998-1999 году по показаниям свидетелей Голубовича и других оценивалась как критическая. Поэтому подача судебных исков о взыскании ущерба с НК «Юкос» компании «Ист Петролеум Хандельсгез м.б.Х», связанных с совместной деятельностью с компанией ОАО «Томскнефть» ВНК ГУ разработке «Западно-Полуденного» и «Крапивинского» нефтяных месторождений и возможность удовлетворения исков на многомиллионные суммы могло для компании в то время обернуться банкротством.

Из показаний свидетеля Голубовича, руководители компании Ходорковский М.Б. и Невзлин Л.Б. неоднократно проводили совещание по проблеме с Рыбиным Е.Л., на которых обсуждали методы борьбы с ним. Свидетель рассказал суду, что на этих совещаниях обычно присутствовали сотрудники службы безопасности и правового управления компании. Служба безопасности контролировала конфликт между НК «Юкос» и Рыбиным. На одном из совещаний в конце января 1999 года Невзлин Л.Б., обращаясь Ходорковскому, сказал: «Дайте мне пару месяцев и проблему с Рыбиным мы решим». После второго покушения на Рыбина Е.Л. в марте 1999 года, все совещания по данному вопросу прекратились. Для всех руководителей компании Невзлин Л.Б. озвучил официальную версию о том, что Рыбин Е.Л. сам организовал на себя покушения.

Таким образом, действия Рыбина Е.Л., отстаивавшего интересы возглавляемой им компании по возврату средств, вложенных в совместную разработку Крапивинского и Западно-Полуденного месторождений путём подачи исков в арбитражные суды, по которым могли быть взысканы многомиллионные суммы, в обеспечение иска наложены аресты на активы компании, противоречили личным и служебным интересам, в том числе подсудимого Невзлина Л.Б. и других неустановленных лиц из числа руководителей НК «Юкос», в связи с чем и было принято решение о его убийстве.

Как показал в суде свидетель Шапиро В.В., ему было известно от Горина С.В. и Горитовского о том, что заказчиками покушения на убийство Рыбина Е.Л. были Пичугин и Невзлин Л.Б., более того, 5 марта 1999 года названные лица в его автомашине, узнав о подготовленных меропритиях по выполнению их «заказа» распорядились о совершении убийства Рыбина Л.Б. Свидетели Решетников Е.В. и Цигельник Г.А. сообщили суду, что сведения о том, что заказчиками покушения на убийство Рыбина Е.Л. были Пичугин А.В. и Невзлин Л.Б., они узнали от Горитовского и Шапиро В.В. Они тоже видели Пичугина А.В. и Невзлина Л.Б. в тот день у гостиницы «Салют» г. Москвы, приехавших с Гориным С.В. для переговоров с Горитовским и Шапиро В.В. по поводу решения вопроса с Рыбиным Е.Л., и после этой встречи, получив распоряжение о лишении жизни Рыбина Е.Л., ими было выполнено требование названных лиц и осуществлен подрыв автомашины потерпевшего с находившимися в ней людьми.

Утверждения защиты Невзлина Л.Б. о том, что он не причастен к организации покушений на жизнь Рыбина, равно как и к остальным инкриминируемым ему преступлениям, что не был знаком с самим потерпевшим Рыбиным Е.Л. и никогда его не видел, опровергаются установленными в судебном заседании обстоятельствами.

Оценивая содержание выполненной Пичугиным А.В. записки с содержанием: «Ист Петролеум Хандельзгез м.б.Х (East Petroleum Hadelsgea m.b.x.) – Salztorgasse 2/8 А-1010 Wien, Austria, тел(431) 533-76-20 fах (431) 5337624 ул. Лестева д. 8 к 1 7339650», обстоятельства её обнаружения в паспорте, принадлежащем Горину С.В., принимая во внимание показания свидетеля Смирнова, со слов которого суду стало известно, что Горин С.В. показывал эту записку ему и при нём эту записку положил обратно в паспорт, сообщив о готовящемся в Австрии покушения на Рыбина Е.Л. Пичугиным А.В., суд приходит к выводу, что показания потерпевшего Рыбина Е.Л., свидетеля Цигельника Г.А. на предварительном следствии, свидетелей Шапиро В.В., Решетникова Е.В., Смирнова О.М. и других в суде в части организации Невзлиным и Пичугиным покушений на убийство Рыбина как 24 ноября 1998 г., так и 05 марта 1999г. являются достоверными, так как они согласуются между собой и с другими доказательствами по делу, дополняют их, поэтому суд кладёт их в основу приговора.

Ещё на эту тему

Как закрывали «Узбекское дело»

Бывший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры СССР Тельман Гдлян:
«Тогда меня принял Горбачёв. В его кабинете присутствовало несколько членов Политбюро. Он советовал прекратить «узбекское дело». «Важняки». Часть 4.

Следственный тупик им. Маневича

FLB: За 23 года, прошедших со времени убийства вице-губернатора Санкт-Петербурга, следователи раскрыли 23 «побочных» уголовных дела, но найти конкретных исполнителей, а тем более заказчиков так и не смогли

В этот день синдикат банков отомстил Ходорковскому за обман

Консорциум иностранных банков, выделивший $1 миллиард под 3,5% годовых, решил обанкротить Юкос и получить недополученные $483 млн. Что было 10 марта 2006 года

08.11.2017 19:23:52 #Компромат #Филин

Весь компромат. Главные скандалы. 08.11.2017

FLB: Повестка Сечину. Замдиректору предъявили сахар и бензин. У замглавкома всё арестовали. Русское разоблачение «Райских файлов». Офшоры кондитера Порошенко./ Двойной агент Бандера  

Мы в соцсетях

Новости партнеров