web-обзор 24.07.23 14:04

2.4.

Доказательства, подтверждающие обвинение Невзлина Л.Б. в организации покушения на убийство Костиной О.Н.

Подсудимый Невзлин Л.Б. в ходе предварительного следствия при допросе в качестве свидетеля от 04 июля 2003 г. показал, что он с 1996 г. состоит в должности первого заместителя председателя правления НК «Юкос», является одним из основных акционеров компании. Во время работы в компании курировал направления связанные с формированием климата в коллективе, взаимоотношениями с прессой и общественностью, службой безопасности компании. В частности, именно он порекомендовал Шестопалова М.И. на должность начальника службы безопасности компании. Он же пригласил на работу в качестве советника правления банка «Менатеп» Костину и в НК «Юкос» Шахновского.

Костина после увольнения, некоторое время работала в мэрии г. Москвы. Из средств массовой информации узнал, что возле дверей квартиры Костиной произошёл взрыв. При встрече с ним, Костина поинтересовалась о лицах, возможно причастных к взрыву, в том числе о причастности к взрыву представителей НК «Юкос», чем он был сильно задет, т.к. никто из сотрудников «Юкоса» к взрыву отношения иметь не мог. С Пичугиным А.В. знаком как с сотрудником компании НК «Юкос», совместно осуществляли поездку на отдых в Кавказский заповедник, т.к. тот находился в группе сопровождения. Лично с Пичугиным никогда не контактировал, никаких поручений, в том числе через Шестопалова М.Ю. тому не давал и с ним их не обсуждал. (т. № 4 л.д. 44-49)

Осуждённый за организацию данного преступления приговором Московского городского суда от 30.03.2005 г. Пичугин А.В. в настоящем судебном заседании от дачи показаний отказался, воспользовавшись правом, предусмотренным ст.51 Конституции РФ.

Однако виновность подсудимого Невзлина Л.Б. в организации данного преступления подтверждают следующие доказательства:

- заявления Пешкуна А.В. от 11.07.2003 г., 12 и 19 июля 2004 года в Московский городской суд, согласно которым он сообщает, что к организации покушений на убийство Костиной, Колесова, Рыбина и убийству супругов Гориных причастны Пичугин и его руководитель Невзлин. (т. № 6 л.д. 124; т. № 60 л.д. 19, 23-24)

- показания, как на предварительном следствии, так и в настоящем судебном заседании Пешкуна А.В., осуждённого приговором Московского городского суда от 30.03.2005 г. за подстрекательство к покушению на убийство Костиной О.Н., из которых видно, что с Гориным знаком с 1992 г. В период с 1993-1994 гг. работал у него в качестве водителя в г. Тамбове в фирме «Алгоритм», занимавшейся привлечением денежных средств у населения. Руководителем данной фирмы являлся Горин. В 1996 г. Горин, после того как фирма «Алгоритм» прекратила своё существование, стал заниматься открытием представительства московского банка «Менатеп» в г. Тамбове. Горин ездил в г. Москву, где вёл переговоры с руководством банка «Менатеп». Из разговоров с ним понял, что тот общался с сотрудником службы безопасности банка Пичугиным, который обещал Горину помочь с трудоустройством.

В августе 1998 г. Горин предложил ему за денежное вознаграждение в размере 5.000 долларов США (что по курсу Банка России на тот момент составляло 39 525 руб.) совершить преступление в г. Москве в отношении мужчины и женщины, якобы, занимающихся коммерческой деятельностью. Он в свою очередь совершение данных преступлений предложил Попову. Затем Попов познакомил его с Коровниковым, как с лицом, которое будет решать вопросы по поводу совершения преступлений.

В последующем он встретился с Коровниковым на даче, расположенной недалеко от г. Тамбова, где Коровников сообщил о своём согласии на совершение этих преступлений. Обсудив условия исполнения преступлений и сумму вознаграждения в размере 3.000 долларов США, он передал Коровникову адреса места жительства Колесова и Костиной, их фотографии из личных дел, которые ему (Пешкуну) ранее предоставил Горин, который за совершение данных преступлений должен был получить 20.000 долларов США, из них 6.000 долларов США Горин планировал заплатить исполнителям преступлений.

В ходе обсуждения способов совершения преступления в отношении Костиной, предлагалось применить кислоту для того, чтобы плеснуть ей в лицо, либо применить взрывное устройство. Затем Горин предоставил телефонные номера, по которым Коровников должен был позвонить после совершения преступлений. Коровников вместе со своими знакомыми неоднократно ездил в г. Москву для выяснения маршрутов- передвижения Колесова и Костиной, подходов к месту их жительства. В последствии они совершили взрыв в подъезде, где проживала мать Костиной. Позднее, со слов Горина ему стало известно, что преступление в отношении Колесова совершено другими лицами.

С Пичугиным он познакомился в 1997 - 1998 гг. через Горина, который пояснил, что тот является начальником службы безопасности НК «ЮКОС». Знакомство произошло рядом с офисом Пичугина, у д. 23 по ул. Вавилова г. Москвы. Последние несколько лет Горин и Пичугин тесно контактировали, в том числе и по противоправным вопросам. После неудачных покушений на убийство Костиной, между Гориным и Пичугиным начались конфликты. После задержания исполнителей преступления в отношении Костиной О.Н., Горин при встрече с ним (Пешкуном) попросил его на время уехать, объясняя это тем, что получил указание от Пичугина на его физическое устранение с целью предотвратить утечку информации. А, увидев их вместе, Пичугин стал возмущаться, высказывая претензии Горину.

Впоследствии между Гориным и Пичугиным произошёл конфликт в связи с намерением Горина предать огласке причастность Пичугина к организации преступлений в отношении Колесова и Костиной. Горин стал высказывать опасения за свою жизнь, а именно, когда тот очередной раз собирался на встречу с Пичугиным, предупреждал, что если не вернётся, то необходимо обратиться к его (Горина) жене, так как та знала, что необходимо предпринимать в такой ситуации и она располагала какой-то информацией в отношении Пичугина.

Его утверждения о причастности Пичугина и Невзлина в качестве организаторов покушений на убийство Костиной, Колесова, Рыбина и убийство Гориных - Сергея и Ольги основываются на достоверно известных ему сведениях, полученных им от Горина С.В. В разговоре с ним, Горин неоднократно говорил, что не только Пичугин является организатором преступлений, а именно покушений на убийство Рыбина, Костиной и Колесова, но есть ещё более могущественный организатор - Невзлин.

Первый разговор о причастности Невзлина к указанным преступлениям произошёл у него с Гориным примерно в 1999 г., когда он и Горин находились в г. Москве на проспекте Сахарова, возле банка «Менатеп». Горин вышел из помещения банка и кого-то ждал. У них зашёл разговор об исполнителях заказов на Колесова и Костину. Тогда-то Горин первый раз сказал, что за всеми этими преступлениями стоит не только Пичугин, но ещё и основной организатор Невзлин. Со слов Горина ему известно, что Пичугин передавал деньги и исполнял волю Невзлина. В частности, Горин связывал имя Невзлина с покушениями на убийство Колесова, Костиной, Рыбина. Ранее на предварительном следствии он не давал показаний по поводу причастности и организации убийств Невзлина, потому что опасался за свою жизнь и здоровье, а также за жизнь и здоровье своих близких родственников.
(т. № 1 л.д. 121-126,219-227, 265-267, т. № 3 л.д. 148-151, т. № 4 л.д. 52-55, т. №8 л.д. 48-53, 57-64,99-108, 114-118, 226-231, т. № 9 л.д. 79-82, 110-124, 157-169; т. № 10 л.д. 51-52, 86-95; т. № 11 л.д. 198-202; т. № 60 л.д. 29-42; т. № 41 л.д. 33-64; т. № 60 л.д. 29-42)

Суд признает показания Пешкуна А.В. в части того, что Горин неоднократно говорил ему об организаторах покушений на убийства Костиной, Колесова и Рыбина - кроме Пичугина и о Невзлине, как более могущественном должностном лице, достоверными, так как их подтверждают и другие доказательства:

- показания свидетеля Попова П.А., на предварительном следствии и в суде, согласно которым в августе 1998 г. к нему обратился Пешкун с предложением найти знакомых, чтобы побеседовать с двумя коммерсантами мужчиной и женщиной. О поступившем от Пешкуна предложении он сообщил Коровникову, который пожелал встретиться с Пешкуном лично.

В конце августа Коровников попросил его и Кабанца поехать в г. Москву. Коровников показал фотографии мужчины и женщины, назвав их фамилии - Колесов и Костина. В г. Москве они приезжали по адресу проживания Колесова и Костиной, а затем вернулись в г. Тамбов. Коровников встретился с Пешкуном и рассказал, что совершить преступление в отношении Колесова будет тяжело. Пешкун предложил временно отложить совершение преступление в отношении Колесова, а заниматься только Костиной. Пешкун оставил ему московский номер телефона и попросил позвонить перед исполнением заказа в отношении Костиной, предупредив, что представляться надо было от его - Пешкуна имени.

Перед их выездом в г. Москву, он с домашнего телефона позвонил на номер, предоставленный Пешкуном. На звонок ответил мужчина, которому он сообщил, что группа выезжаете г. Москву. Прибыв в г. Москву, Коровников под видом работника «Мосэнерго» посетил квартиру Костиной. После чего Коровников сообщил, что Костина находилась либо в командировке, либо в отпуске. Они вернулись в г. Тамбов, где Коровников и Пешкун встречались по вопросу Костиной несколько раз. После последней встречи они вновь выехали в г. Москву, взяв с собой Эрбеса. В г. Москве Коровников на Павелецком вокзале встретился с Пешкуном, который приехал на автомашине «Джип» в сопровождении ещё одной автомашины «Джип», в которой находились какие-то мужчины. На следующий день они заложили возле дверей квартиры Костиной взрывное устройство. На «Джипе», на котором Пешкун приезжал на Павелецкий вокзал были установлены государственные номера Московского региона. Пешкун на данной автомашине приезжал на станцию техобслуживания автомобилей в г. Тамбове. Тогда вместе с Пешкуном находился ещё один мужчина, перед которым Пешкун вёл себя услужливо.
(т. № 4 л.д. 10-17; т. № 6 л.д. 190-196; т. № 9 л.д. 170-174; т. № 41 л.д. 113-122; т. № 10 л.д. 272-273, 289-294)

- показания свидетеля Коровникова И.О., как на предварительном следствии, так и в суде, согласно которым он с 1997 г. знаком с Пешкуном. В августе 1998 г. к нему обратился его знакомый Попов с просьбой оказать помощь группе лиц в г. Москве в возврате долга мужчиной и женщиной, проживающих также в г. Москве. И в случае положительного решения вопроса какой-то житель г. Москвы заплатит 3.000 долларов США. Как потом стало известно фамилия женщины Костина, а мужчины Колесов. Позднее в этом же месяце к нему на дачу, расположенную в с. Перекса Тамбовской области прибыл Пешкун, который, в ходе планирования совершения преступления в отношении Костиной и Колесова, передал ему их адреса, фотографию Костиной и денежную сумму в размере 1.500 долларов США (что по курсу Банка России на тот момент составляло 11 857 руб. 50 коп.) На совершение преступления дали месячный срок.

Во время одной из поездок в г. Москву он совместно с Поповым и Кабанцом вели наблюдение за Костиной и Колесовым, непосредственно он под видом сотрудника «Мосэнерго» в ходе разговора с матерью Костиной убедился, что та проживает по адресу, ранее переданному ему Пешкуном, а также узнал, что Костина является работником Мэрии г. Москвы. Собранную информацию, в том числе о времени ухода на работу и возвращения домой передал Пешкуну. При последующих разговорах с Пешкуном, последний сообщил, что в случае причинения смерти указанным лицам размер вознаграждения за исполнение заказа будет увеличен. В дальнейшем за исполнение преступления в отношении Костиной и Колесова размер вознаграждения возрос до 15.000 долларов США (что по курсу Банка России на тот момент составляло 1 18 575 руб.). Однако в начале ноября 1998 г. Пешкун сообщил, что преступление в отношении Колесова совершили другие лица, которым за это заплачено 5.000 долларов США. Он поставил в известность Пешкуна о намерении применить взрывное устройство в отношении Костиной. Впоследствии тот сам вёл разговор про взрывное устройство, поясняя, что ответственность за взрыв можно переложить на лиц чеченской национальности.

Пешкун сообщал, что совершение убийства Костиной и Колесова поступало от Пичугина. Перед непосредственным совершением преступления в отношении Костиной была предварительная встреча с заказчиком преступлений, имевшая место у Павелецкого вокзала г. Москвы. На встречу на одной автомашине приехали Пешкун и Горин, а на второй Пичугин, который из автомашины не выходил, но он его разглядел через стекло в салоне автомашины. В ходе встречи Пешкун подходил к автомашине Пичугина и согласовывал с ним сроки исполнения преступления.

Пешкун передал ему телефон лица, которого было необходимым поставить в известность при исполнении преступления в отношении Костиной, пояснив, что заказчик преступления вылетит за пределы Российской Федерации для обеспечения себе алиби. Условия по исполнению преступлений в отношении Костиной и Колесова, Пешкун согласовывал с Гориным, который, как ему известно, являлся его руководителем. Пешкун представлял его (Коровникова), Попова, Кабанца и Эрбеса Горину, как исполнителей преступления в отношении Костиной. После произведённого у квартиры Костиной взрыва, Горин и Пешкун сообщили, что все прошло хорошо и Пичугин доволен, что со слов последнего такие люди ему нужны, чтобы и взрывали, и убивали, а также пообещали выплатить премию в размере 2.000 долларов США. Однако Горин, ссылаясь на то, что заказчики преступления отказываются выплачивать деньги, не заплатил обещанной премии.

Не доверяя Горину и Пешкуну, он в январе 1999 г., позвонил по телефону в г. Москву лицу, которое при совершении преступления просило связаться с ним, чтобы обеспечить себе алиби. По телефону сообщил, что он из бригады строителей из г. Тамбова, конкретно занимающейся ремонтом подъезда. Человек понял, о чем идёт речь и, назвав его по имени, предложил приехать в г. Москву на то же место, где ранее происходила встреча. При этом он должен был одет в ту же одежду, как при предыдущей встрече, которая была непосредственно перед совершенным взрывом. То есть, в ходе разговора точное место не оговаривалось, но было понятно, что встреча состоится на Павелецком вокзале.

На место встречи он прибыл несколько ранее и при приближении к центральному входу вокзала, его окликнули по имени. Обернувшись, он увидел Пичугина. В ходе разговора Пичугин, одобрил совершение взрыва, однако сказал, что совершение преступления в отношении Костиной, нужно довести до конца. Далее нелестно выражаясь в отношении Горина, дал понять, что тому передавались значительные денежные суммы на исполнение преступлений в отношении Костиной и Колесова, пояснив, что исполнителям, совершивших преступление в отношении Колесова выплачено денежное вознаграждение в размере 5.000 долларов США.

На представленных в ходе допроса фотографиях он (Коровников) указал на Пичугина и Горина как лиц, проводивших переговоры с Пешкуном, о денежном вознаграждении за исполнение убийства Костиной и Колесова.
(т. № 3 л.д. 179-186; т. № 4 л.д. 104-106; т. № 6 л.д. 42-51,73-88, 174-178; т. № 7 л.д. 82-88, т. № 8 л.д. 247-251, т. № 9 л.д. 87-95, 96-109; т. № 10 л.д. 270-271, 280-282; т. № 61 л.д. 59-66; т. № 41 л.д. 75-113)

- протокол опознания от 30.07.2003 г., согласно которому Коровников из числа, представленных лиц, уверенно опознал Пичугина А.В. как на одного из организаторов совершения преступления в отношении Колесова и Костиной. (т. № 6 л.д. 52-55)

- протокол очной ставки между свидетелем Коровниковым И.О. и обвиняемым Пичугиным А.В. от 05.09.2003 г., согласно которому Коровников подтвердил ранее данные им показания о причастности Пичугина к организации преступления в отношении Костиной. (т. № 7 л.д. 42-57)

- протокол очной ставки между свидетелем Коровниковым И.О. и обвиняемым Пешкуном А.В. от 28.10.2003 г., согласно которому между ними обсуждались способы совершения убийства Колесова В.Л. и Костиной О.Н., и о чём в ходе очной ставки утверждал Коровников А.В. и подтвердил Пешкун А.В. (т. № 8 л.д. 32-36)

- показания свидетеля Кабанца В.Н. на предварительном следствии и в суде, о том, что 1998 г. Коровников предложил ему и Попову поехать в г. Москву с тем, чтобы совершить преступление в отношении Колесова и Костиной, за что Коровникову обещали выплатить денежное вознаграждение в размере 2.000 долларов США. Действия по совершению преступлений Коровников согласовывал с кем-то в г. Москве, в том числе при встрече на одном из железнодорожных вокзалов г. Москвы. Находясь в г. Москве, Коровников под видом сотрудника «Мосэнерго» посетил квартиры Колесова и Костиной. Потом он с Коровниковым собрали взрывное устройство и впоследствии, действуя совместно с Коровниковым, Поповым и Эрбесом, совершили взрыв у дверей квартиры Костиной. Со слов Коровникова он понял, что лица заказавших преступление в отношении Костиной, представляли опасность и для них самих (Кабанца, Коровникова, Попова, Эрбеса) и членов их семей. (т. № 4 л.д. 73-78, т. № 7 л.д. 99-103; т. № 10 л.д. 264-267, 283-285)

- аналогичные показания свидетеля Эрбеса Д.П. на предварительном следствии и в суде, из которых следует, что в 1998 г. он, Коровников, и Попов приехали в Москву, сняли квартиру, на следующий день приехали на Павелецкий вокзал, где Коровников встретился с людьми, подъехавшими на джипе, с которыми договорился о взрыве двери квартиры Костиной. Потом Коровников с Кабанцом и Поповым доделали взрывное устройство, которое они установили у двери квартиры Костиной, прозвучал взрыв. Коровников говорил, что за это им заплатят 3 тысячи долларов США, но потом в Тамбове сказал, что деньги не заплатят, так как они не доделали работу и цель не достигнута. В январе 1999 г. он и Коровников приехали в Москву на Павелецкий вокзал, где тот встретился с заказчиком и тот за их работу пообещал им две автомашины, которые они позднее и получили. (т. № 4 л.д. 100-103, т. № 7 л.д. 78-81, т. № 10 л.д. 268-269, 286-288)

- показания потерпевшей Костиной О.Н., как на предварительном следствии, так и в суде, согласно которым она в 1992 г. познакомилась с первым заместителем руководителя группы «Менатеп» Невзлиным, который в последующем трудоустроил её в данную организацию, где она познакомилась со своим будущем мужем Костиным, что вызвало резкую негативную реакцию у Невзлина, и он предпринял попытку увольнения Костина. Далее она вступила в должность советника Ходорковского. В тоже время, Невзлин продолжал обострять взаимоотношения с её мужем, в связи с чем, она была вынуждена уволиться из компании. При этом Невзлин дал ей понять, что дальнейшая карьера мужа зависит от её поведения.

Спустя год она разработала концепцию региональных отношений для правительства г. Москвы, которая вызвала интерес в Мэрии г. Москвы. Шахновский, прочитав данную концепцию заявил, что её необходимо согласовать с Невзлиным иначе документ не получит движения. Со слов знакомого Савельева узнала, что Невзлин в разговоре с ним сообщил, что документ останется без движения до тех пор, пока она не придёт к нему для получения его одобрения. Ей самостоятельно удалось встретиться с мэром г. Москвы и после подписания договора, стала внештатным советником мэра.

При очередной встрече с Невзлиным, последний заявил, что она его человек и должна оставаться им, где бы не работала, на что она ответила отказом. После чего её проект был закрыт, а у мужа осложнились отношения с Невзлиным. При этом Невзлин неоднократно заявлял её мужу, что она, работая против него (Невзлина) в мэрии, настраивает негативно мэра Лужкова и мешает работать его лучшему другу - Шахновскому, который на тот момент уже работал в компании «Юкос». При этом Шахновский и Невзлин, действуя в интересах НК «Юкос», стали оказывать на неё давление. В ходе разговора Невзлин сообщил её мужу о том, что компания примет меры по защите своих интересов от неё. При таких обстоятельствах она, зная Невзлина допускает, что он принял решение о её наказании.

Кроме того, начальник аналитического управления «Юкос» Кондауров А.П. постоянно ей напоминал, что если Невзлин решит, то она будет немедленно уволена. В последующем Невзлин в ходе телефонного разговора с ней, высказал в её адрес обвинение в связи с возникшими проблемами в управлении ЗАО «Московский дворец молодёжи» (МДМ) г. Москвы. Впоследствии Невзлин, проявляя осведомлённость о возможном на неё покушении предложил ей воспользоваться услугами охраны.

Спустя несколько месяцев, а именно 28.11.1998 г. на лестничной площадке рядом с её квартирой произошёл взрыв. Сведения о своём месте жительства, анкету и фотографию, она ранее предоставляла в отдел кадров банка «Менатеп». Со слов матери узнала, что незадолго до взрыва ею (Костиной) интересовался неизвестный мужчина, представившийся как сотрудник «Мосэнерго». Оценив, что совершенное преступление связано с её работой она уволилась. Далее Невзлин стал активно предлагать дружбу, в ходе бесед выдвигал возможные версии совершенного в отношении неё преступления, что вызвало подозрение о причастности Невзлина к данному преступлению.

Позднее, ей от сотрудников правоохранительных органов стало известно, что задержаны исполнители взрыва, являющихся жителями Тамбовской области и что к взрыву причастны сотрудники службы безопасности «Менатеп». Невзлин также был осведомлён о причастности сотрудников «Менатеп» совершенному преступлению. (т. № 3, л.д. 167-173; т. № 4 л.д. 110-111; т. № 41 л.д. 171-179; т. № 74 л.д 83-85)

- показания свидетеля Костина К.Н., на предварительном следствии и в суде, который также пояснил, что в ходе телефонного разговора с Невзлиным, последний высказывал претензии в адрес его жены Костиной о том, что она настраивает Лужкова на изъятие ЗАО «Московский дворец молодёжи» у него (Невзлина). В конце 1997 г. в разговоре с Невзлиным, последний заявил, что Костина должна помогать Шахновскому, занимавшего на тот момент должность управляющего делами Мэрии г. Москвы, так как он представляет интересы группы. Любое другое поведение Костиной он будет расценивать как угрозу интересам компании «Юкос».

В ночь на 28 ноября 1998 г. у дверей квартиры на ул. Ферганской в г. Москве, где они с женой проживали незадолго до этого, были там прописаны, там жил их ребёнок с родителями жены, произошёл взрыв. Он считает, что этот взрыв инициировала служба безопасности «Юкоса» с целью убийства Костиной, у которой в то время был конфликт с Невзлиным, который был недоволен её деятельностью в Мэрии Москвы и требовал, чтобы она давала ему информацию о своей работе и о других вопросах, решаемых в Мэрии Москвы, отчего Костина категорически отказалась.

По его мнению заказ на организацию взрыва сформулировал Пичугин, который часто общался с Невзлиным и по работе и вне её, так как он видел Невзлина и Пичугина с семьями в ресторане «Царская охота». Он (Костин) считает также возможным в организации взрыва участие Шестопалова и Невзлина, так как никаких других конфликтов, кроме как с Невзлиным, у его жены Костиной в то время не было, а именно Невзлин курировал службу безопасности НК «Юкос» и банка «Менатеп». (т. №3, л.д. 174-178, т. №4 л.д. 112-113, т. № 41 л.д. 157-168)

- показания в суде свидетелей Головкина А.П. и Григорьевой М.П., из которых следует, что они проживают в кв. ХХ д. Х корп. Х по ул. Ферганской в г. Москве по соседству с Чистенковыми, с которыми до последнего времени проживала их дочь Костина Ольга, которая перешла в другую квартиру, но постоянно приходила к родителям. В ночь на 28 ноября 1998 г. на лестничной площадке возле квартиры Костиной произошёл взрыв, от которого были повреждены двери квартир на площадке и межэтажное перекрытие, но из жильцов никто не пострадал. Взрыв произошел ближе к двери квартиры Костиной.

- копия трудовой книжки Костиной О.Н., сведения из её характеристики, согласно которым Костина О.Н. с 25.07.1994 г. по 01.02.1995 г. состояла в должности консультанта председателя правления банка «Менатеп». С 01.02.1995 г. по 14.11.1995 г. состояла в должности заместителя начальника отдела координации и анализа информационного центра службы управления. С 1996 по 1998 гг. состояла в должности советника Мэра г. Москвы, а с 1998 по 1999 гг. в должности начальника управления по общественным связям мэрии г. Москвы. (т. № 80 л.д. 209-220)

- копия трудовой книжки Пичугина А.В., согласно которой Пичугин А.В. с 21.04.1994 г. по 30.09.1998 г. состоял в должности сотрудника управления безопасности банка «Менатеп», в том числе в должности начальника отдела управления безопасности банка. С 01.10.1998 г. принят на должность начальника отдела управления безопасности НК «Юкос».
(т. № 21 л.д. 155-157)

- протокол осмотра места происшествия от 28.11.1998 г., согласно которому в Х-ом подъезде дома № Х корп. Х по ул. Ферганской г. Москвы возле тамбурной двери квартир №ХХ и №ХХ обнаружен предмет цилиндрической формы из металла белого цвета длиной 165 мм., диаметром 55 мм. с деформированным корпусом. На полу тамбура разбросаны мелкие куски бетона и кафельной плитки. Правая нижняя часть двери отогнута внутрь и имеет отверстие неправильной формы размерами 120x80 мм. с рваными краями. В правой нижней части имеется ещё одно сквозное отверстие размером 55x20 мм. В межэтажном перекрытии имеется сквозное отверстие с обнажением арматуры размером 255x250 мм. На расстоянии 110 мм. от межтамбурной двери беспорядочно разбросаны элементы часового механизма и металлические осколки. На лестничной площадке между 3-м и 2-м этажами обнаружены 4 элемента питания «Дюрасел» и 2 элемента питания «Энерджайзер» с фрагментами изоляционной ленты. За мусоропроводом обнаружена ручная дымовая граната с маркировочным обозначением «X». (т. 4 л.д. 72-86)

- заключение эксперта № 12/К-615 от 19 декабря 1998 года, согласно которому при исследовании металлического предмета цилиндрической формы с деформированным корпусом, ручной дымовой гранаты, элементов часового механизма, 16 металлических осколков различной формы, фрагментов каркаса, установлено, что 28.11.1998 г., в Х-ом подъезде дома №Х корп. Х по ул. Ферганской г. Москвы, было взорвано самодельное взрывное устройство (СВУ), состоящее из: (приводятся технические данные, которые мы опускаем – ред. FLB) Все перечисленные части СВУ были собраны в самодельном корпусе .и - картона и изоляционной полимерной ленты.

Для приведения в действие взорванного СВУ был использован электрический способ подрыва. Вероятной причиной отказа в срабатывании обнаруженного на месте происшествия самодельного взрывного устройства явилось преждевременное повреждение спирали электрической лампы с удалённой колбой, используемой в качестве средства взрывания (электровоспламенителя). (т. № 40 л.д. 1-10)

- вступивший в законную силу приговор Московского городского суда от 30 марта 2005 года, согласно которому начальник четвёртого отдела внутренней и экономической безопасности нефтяной компании «Юкос» Пичугин А.В., признан виновным в организации совместно с другими руководящими сотрудниками нефтяной компании «Юкос» покушения на убийство Костиной О.Н., а Пешкун А.В. признан виновным в подстрекательстве к покушению на убийство Костиной О.Н. (т. № 4 л.д. 4-12 )

Таким образом, приведёнными доказательствами виновность подсудимого Невзлина Л.Б. в организации совместно с Пичугиным покушения на убийство Костиной в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности, общеопасным способом по найму, полностью установлена, однако данное преступление не было доведено до конца по независящим от них обстоятельствам, так как смерть Костиной в результате взрыва не наступила, а были лишь причинены повреждения в подъезде дома.

Доводы защиты Невзлина Л.Б. о том, что в ходе судебного следствия не доказан преступный сговор Невзлина с Пичугиным, направленный на убийство Костиной, и не доказан расчёт Невзлина на то, что Костина, работая в мэрии города Москвы, действовала вопреки интересам компании «Юкос», суд признает необоснованными, так как в судебном заседании достоверно установлено, что Невзлин, являясь первым заместителем председателя правления ООО «Юкос-Москва», отвечая за пир компании и курируя службу безопасности, оказался недовольным деятельностью работника мэрии г. Москвы Костиной, полагая, что она действует в ущерб интересам НК «Юкос», летом 1998 г. вступил в преступный сговор с Пичугиным, направленный на убийство Костиной, после чего Пичугин через Горина и Пешкуна нанял лиц, согласившихся совершить данное преступление, т.е. Коровникова, Кабанца, Эрбеса, Попова, которые действуя общеопасным способом, произвели взрыв у двери квартиры Костиной, но по независящим от них обстоятельствам, Костина не пострадала.

Данные факты подтверждаются показаниями потерпевшей Костиной, её мужа Костина К., допрошенных в качестве свидетелей Пешкуна, Попова, Коровникова, Кабанца, Эрбеса, соседей Костиной - Головкина и Григорьевой, протоколом осмотра места происшествия, заключением взрывотехнической экспертизы.

Ещё на эту тему

Новые обстоятельства Игоря Изместьева

FLB: Генеральная прокуратура и суд, вопреки закону, отказываются проверять  новые обстоятельства в деле бывшего сенатора Игоря Изместьева

17.09.2018 16:56:55 #Выборы

Выборы в Приморье: скандал на всю страну

FLB: Во втором туре выборов губернатора Приморского края КПРФ буквально вернула ушедшие 90-е. В политическом лексиконе современной России давно не звучали такие слова, как «подвоз» и «подкуп»

В этот день налогонеплательщика Шахновского заняли делом

Служебная записка М.Б.Ходорковскому «О нецелесообразности руководствоваться нормами российского трудового законодательства». Prigovor.ru напоминает, что было 17 октября 2003 года

28.05.2018 14:21:49 #Выборы

Губернатор Магаданской области ушёл в отставку

Владимир Путин 28 мая подписал указ о досрочном прекращении полномочий Владимира Печеного

Мы в соцсетях

Новости партнеров