web-обзор 03.07.20 15:52

Собянин: мэр бордюрский, покрыватель татарских и прочих

FLB публикует продолжение «карантинных чтений», посвящённых деятельности мэра Москвы и его заместителей: тотальная бордюризация, внешнеполитические амбиции мэра, татарский стройотряд и уничтоженные инфекционные больницы  (2013 – 2020) . Часть 2

Собянин: мэр бордюрский, покрыватель  татарских и прочих

БОРДЮРИЗАЦИЯ НОН-СТОП БЕЗ САМОИЗОЛЯЦИИ

За последние девять лет столичные власти потратили на создание комфортного города 1,5 трлн рублей Первый год руководства Сергея Собянина запомнился москвичам развороченными тротуарами в центре: их мостили плиткой. Необходимость замены асфальта власти объясняли заботой о здоровье москвичей: мол, при укладке асфальта выделяются вредные вещества, а плитка экологически безопасна. «Конечно, некомфортно, но это ведь временно, и через две недели после окончания работ об этом никто и не вспомнит», – говорил в 2011 г. в интервью «Ведомостям» Собянин. Но работы растянулись на годы.

Страсть администрации Сергея Собянина к бесконечной замене асфальта, плитки и бордюров не утихла даже в тот сложный период, когда Москва пыталась справиться с вирусом COVID-19. В феврале и марте 2020-го, когда всем уже было ясно, что пандемия не обойдет стороной Россию, мэрия столицы заключила десятки тендеров на благоустройство на общую сумму 12 млрд рублей. Менять не особо нуждающиеся в замене уличные покрытия за бюджетные миллиарды будет не абы кто: одни выигравшие тендеры компании связаны с “королям заказа” — семьей Ротенбергов, другие — с миллиардерами Андреем Бокаревым и Искандаром Махмудовым, которые стали уже постоянными подрядчиками московских властей.

Вряд ли высшие московские чиновники, наблюдая в феврале-марте 2020-го разгулявшийся по миру коронавирус, не осознавали, что вскоре его волна накроет и Россию. Тем не менее, их, как и в “мирное” время, больше заботила замена тротуарной плитки, бордюров и асфальта. Об этом свидетельствуют десятки тендеров на общую сумму 12 млрд рублей, объявленных в то время московскими властями. При том, что замена уличных покрытий сама по себе не первоочередная задача в условиях пандемии, планируемые работы коснутся тех участков, где плитка и асфальт вообще не требуют какой-либо ремонта, выяснил проект “База”.

Всего же в Москве на основании февральско-мартовских тендеров планируется заменить 20 кв.км приличной плитки, 300 кв. км неразбитого асфальта и более 100 км хороших бордюров.

Как выяснили журналисты, сделать бессмысленную работу, но получить за это баснословные деньги из городского бюджета доверено друзьям мэрии, в частности компании “Зарком”, связанная с миллиардерами Андреем Бокаревым (62-е место в российском рейтинге Forbes в 2019 году) и Искандаром Махмудовым (18-е место). С 2017 года она уже заработала на сотрудничестве с московскими властями 2,7 млрд рублей. Среди других победителей тендеров на благоустройство и без того благоустроенной территории — «Группа компаний „ЕКС“», «ЮГ 2008», «Реконастрой 28», «Торговый дом Промышленность». Как ранее выяснили журналисты Daily Storm, ЕКС связана с кипрской компанией White Wings Holdings Limited. В свою очередь эта фирма имела договор на юридическое обслуживание с компанией Kinanis LLC, представлявшей интересы семьи Ротенбергов в офшорах. Также ЕКС связана с ними через членов своего совета директоров — Сергея и Елену Петриковых.

Как отмечает “База”, еще пару лет назад на благоустройство Москвы уходило около 7–8 млрд рублей в месяц. Теперь эти траты намного увеличены, и даже пандемия не изменила приоритеты в расходах собянинской администрации.

Мэрия Москвы заключила в начале 2020-го крупнейший контракт на закупку бетонных бордюров на 3,2 млрд руб.. Победителем тендера стало ООО «Бетонный завод №222», заявок от других компаний не поступало. Договор был подписан 30 марта 2020-го. Бетонный завод №222 участвовал в госзакупках только один раз — в 2013 году. Предприятие входит в группу компаний «Крост», которая принадлежит Алексею Добашину. Во время выборов мэра Москвы в 2018 году он был доверенным лицом Сергея Собянина, а на выборах президента — Владимира Путина.

На бордюры в 2020 году мэрия собирается потратить всего 19,28 миллиарда рублей, написала «Медуза». Если исходить из закупочной стоимости гранитных бордюров по контрактам 2019 года, то погонный метр гранитного обходится в 6275 рублей. То есть на 16,057 миллиарда рублей можно купить 2559 километров гранитных бордюров. Если по такому же принципу пересчитать контракт на бетонные бордюры (в нем была указана только сумма, но не уточнялось, сколько километров бордюра должен поставить победитель тендера), то мэрия покупает еще 1181 километр бетонных бордюров.

По данным департамента транспорта Москвы, в 2019 году протяженность всех дорог в городе составляла 6064 километра. Учитывая, что бордюр кладут с двух сторон дороги — протяженность бордюрного камня в Москве составляет не менее 12 128 километров. Таким образом, новые контракты теоретически позволят заменить почти четверть бордюров в Москве. Масштабные работы по замене бордюрного камня в Москве начались в 2015 году. Тогда вице-мэр Москвы по вопросам ЖКХ и городского хозяйства Петр Бирюков заявлял, что в городе полностью заменят все бордюры: в пределах Садового кольца установят гранитные — «так, как исторически было», а за его пределами — новые бетонные. Замена бордюров, обещал Бирюков в 2015 году, займет три года.

За 10 месяцев 2019 г. по статье «Благоустройство» город освоил 281 млрд руб. Это больше, чем потратил федеральный бюджет на строительство Крымского моста (228 млрд руб.), сопоставимо с бюджетами Краснодарского края, Татарстана или Свердловской области. И почти столько же, сколько столица тратит на строительство метро и новых дорог (в 2019 г. на это потратят 319,3 млрд руб.). Несмотря на гигантские инвестиции, Москва заняла 52-е место среди 100 российских городов, где комфортно и не очень дорого жить, в рейтинге Института территориального планирования «Урбаника»

Летом 2017-го московские антимонопольщики вскрыли огромные нарушения, которые допускались по собянинской программе "Моя улица". Выявили это благодаря запросу коммуниста Валерия Рашкина, другие депутаты на это внимания, видимо, не хотели обращать. Выявить – выявили, но, как оказалось, боятся мэрию Москвы не только депутаты, но и ФАС, Глава службы Игорь Артемьев не стал выдавать Сергею Собянину предписание об устранении нарушений на 4 млрд рублей! Знаете, как это объяснила служба? Якобы не стали выдавать "обязательное для исполнения предписание об устранении нарушений закона о контрактной системе", потому что "восстановление прав и законных интересов не представляется возможным"!

Это как в старом анекдоте: "Какова философия российского вора? Украл, выпил, в тюрьму. А российского чиновника? То же самое, но без тюрьмы". Если быть точным, нарушения составили 4 млрд 98 млн рублей. Выигрывали, похоже, "нужные компании". Например, оценивали чиновники компании по "субъективным критериям". Кого чиновники хотели видеть исполнителем, того, грубо говоря, и назначали, даже если цена конкурента ниже, а работ он предлагает сделать больше. Все пять "конкурсов" выиграла компания ООО "Радор-М".

ООО "Радор-М" связано с Алексем Елисеевым, который занял в 2015 году пост замруководителя "Автомобильных дорог". Подчиняется компания департаменту жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства города Москвы. Более того, Елисеев стал участником конкурсной комиссии на тендерах, в которых принимали участие знакомые ему компании. Уже в 2015 года компания начала выигрывать в тендерах.

В конце 2016 года Елисеева личным распоряжением мэр Сергей Собянин назначил главой Департамента капитального ремонта города Москвы! "Елисеев Алексей Андреевич назначается руководителем департамента капитального ремонта", - сказал Собянин. Отметим, что не первый раз выигрывают тендеры люди, близкие к столичной мэрии. Например, бывшая супруга Сергея Семеновича, уважаемая дама Ирина Собянина (Рубинчик) имела непосредственное отношение к проекту бывшего мужа по укладке тротуарной плитки в столице.

В 2011 году было израсходовано на плитку около миллиарда рублей – большая часть ушла в виде прибыли госпоже Рубинчик. В 2012 году были размещены заказы на повторную укладку плитки на те же самые улицы. Это просто неисчерпаемый источник дохода!

Летом 2017-г благоустройство Москвы вышло на новый уровень: к разрытым улицам и площадям этим летом добавились перекопанные парки и скверы. Город начал создавать новые и переделывать «объекты инфраструктуры отдыха» так же, как до этого улицы, – по единым стандартам. После многолетнего благоустройства улиц и площадей мэрия решила сосредоточиться на парках и зеленых территориях, в том числе особо охраняемых. Но редкий проект, особенно затрагивающий обустройство особо охраняемых природных территорий в Москве, обходится без нарушения закона и конфликта с местными жителями. Протесты возникают по нескольким причинам. Одна из них – вторичное благоустройство районных парков. Например, в парке «Березовая роща» на северо-западе Москвы в июле подрядчик начал перекладывать совершенно целую плитку, уложенную на дорожках во время реконструкции в 2013 г., заметил корреспондент «Ведомостей». Четыре года назад в парке были погублены многие деревья и поляны, а основную часть гравийных дорожек успели замостить, несмотря на протесты жителей

Летом 2017-го в роще, недавно перешедшей на баланс ГБУ «Жилищник Хорошевского района», вновь появилась тяжелая строительная техника и начался демонтаж плитки, были повреждены деревья и растительность, подрядчик собирается установить совершенно не нужную сеть дополнительных фонарей. Запрос в «Жилищник» остался без ответа. По данным сайта госзакупок, на работы в «Березовой роще» в 2017 году город выделил 327 млн руб.

МЭР С ДАЛЬНИМ ПРИЦЕЛОМ

Недавно выяснились подробности того, каким образом и с чьей помощью Собянин смог взобраться на вершины власти. И какие масштабные цели ставит сейчас перед собой мэр Москвы. В 2000-2001 году, когда Собянин шёл на выборы губернатора Тюменской области, его карьера едва не оборвалась. Тогда действующий губернатор Леонид Рокецкий поручил своему доверенному лицу Даниилу Гольденберг (Даннику) и группе бывших оперативных сотрудников Московского управления ФСБ под руководством Александра Гончаренко, «связать» Собянина с нашумевшими в те годы уголовными преступлениями. В частности, шла речь о нераскрытом до сих пор убийстве гендиректора компании «Хантымансийскгеоресурс» Александром Ященко. В декабре 1999 года Ященко прилетел в аэропорт «Внуково» из Ханты-Мансийска и вместе с охранниками и водителем был застрелен на Киевском шоссе, по дороге в город Щелково, где предприниматель приобрел   новый дом на Ягодной улице.

С покойным Ященко активно сотрудничал президент казанской компании «Сувар» Борис Чуб, при загадочных обстоятельствах утонувший в 2008 году в реке Каме. В партнерах «Сувар»   выступал московский предприниматель Радик Юсупов, по версии оперативников, лидер крупного организованного преступного сообщества "Драконы" (они же "Казанские" и "Севастопольские"). В мае 2008 года был арестован по подозрению в организации серии убийств, совершенных в 1996 году. В августе 2010 года был признан виновным в причастности к одному покушению на убийство, приговорен к четырем годам колонии.

Спецгруппа Рокецкого установила негласный контроль над информацией, курсирующей в избирательном штабе Собянина, а также над его непосредственными контактами. Здесь были и расписки на десятки тысяч долларов США, была попытка «перевербовки» одного из соратников Собянина - инспектора Уральского представительства Сергея Сметанюка и пр. Однако собрать весомый компромат тогда не удалось, и Собянин начал свое восхождение по ступенькам федеральной политической лестницы.

Главным стартовым механизмом в его карьере стали тесные связи в «Татнефте» и «Лукойле», где руководящие посты занимают выходцы из Татарстана. Это «сотрудничество» с нефтяниками дало старт и московской карьере министра строительства Татарстана Марата Хуснуллина. Кроме того, к выдвижению Хуснуллина приложил руку и покойный Борис Чуб». Вместе с Хуснуллиным в Москву был делегирован бывший сотрудник компании «Сувар» Константин Тимофеев.

Благосостояние Чуба резко пошло в гору в начале 90-х, когда «татарские драконы» его партнера Радика Юсупова взяли в заложники предпринимателя Алексея Черкашина, сына полковника ПГУ КГБ СССР Виктора Черкашина. (Во время своей работы в США   Черкашин-старший первым вступил в контакт с высокопоставленным сотрудником ЦРУ Олдричем Эймсом (Aldrich Ames). После этого Эймс был изобличен как российский агент, а Борис Чуб вместе с Радиком Юсуповым и своим заместителем Евгением Корольковым стали счастливыми обладателями пула недвижимости в США и заметно поправили свое благосостояние.)

Ещё стоит отметить, что с начала 90-х в политическом обозе Чуба и Юсупова двигался и Олег Морозов ,нынешний член Совета Федерации. Возможно «татарская империя» Чуба процветала бы до сих пор, если бы он не сделал ставку на Дмитрия Медведева. В результате Радик Юсупов сел в тюрьму, чтобы через несколько лет продолжить «татарскую экспансию» Москвы уже в качестве старшего партнера. А Борис Чуб утонул, передав перед этим свои активы сыну Андрею и дочери Ирине, курирующей «дело семьи» в США. Андрей Чуб живет сейчас в квартире   литературного классика Евгения Петрова (Катаева).

После 2017   года «татарским ребятам» с их московским флагманом Собяниным стало тесно в треугольнике "МоскваТатарстан-Крым" и они решили повторить федеральный поход, который не увенчался успехом в 2008 году. К этому времени появились такие дополнительные факторы внешней и внутренней политики государства, как Украина и Сирия. Тюменско-татарская группа Собянина нуждалась в позиционировании и расширении своего влияния, не только в России, но и на международной арене. Но Сирия в большей степени стала вотчиной кадыровского и пригожинского интереса.

Поэтому решено было начать с Украины. Приближалась 75-годовщина Победы СССР во Второй мировой войне, внимание было привлечено к судьбе захоронений советских солдат - и в первую очередь на Украине. Все началось с письма главе администрации город Львова и лидеру партии «Самопомощь» Андрею Садовому, которое отправил губернатор Свердловской области Евгения Куйвашева, близкий к Сергею Собянину. В письме предлагалось оказать содействие родственникам Героя Советского Союза Николая Кузнецова, которые намеревались перенести прах известного разведчика в Свердловскую область. Политикам было заведомо понятно, что русофобская Львовская администрация в нынешней политической ситуации откажет в этой просьбе.

А какова же была истинная цель этого письма? Цель заключалась в создании неформальной переговорной площадки по целому ряду вопросов российско-украинских отношений. Это был самостоятельный московско-татарский внешнеполитический ресурс, в рамках которого проводились переговоры с рядом влиятельных украинских политических и предпринимательских фигур - как по политическим, так и по экономическим и финансовым вопросам. Среди этих фигур, помимо самого адресата Садового, были депутаты Верховной Рады Украины, а также юристы и артисты из близкого круга президента Владимира Зеленского. Украинский олигарх Ренат Ахметов, всегда близкий к татарской диаспоре на просторах России и Украины, также не остался без внимания.

Встречи проходили в Киеве, Львове и белорусском Гомеле. С украинской стороны переговоры курировались давним приятелем Сергея Сметанюка - Александром Креденцером, ранее работавшим в ТНК-BP руководителем департамента по взаимодействию с органами государственной власти на Украине, а также  председателем Союза ветеранов Афганистана и Чернобыля Александром Тимченко, работавшим в советское время в Донецком обкоме ВЛКСМ. В качестве ещё одного переговорщика был рекомендован бывший зам. директора ФСО генерал-лейтенант Сергей Хлебников, который весной 2020 года возглавил Департамент региональной безопасности и противодействия коррупции Москвы.


Сергей Хлебников

. Отметим, что никогда ранее руководители ФСО не переходили в московскую мэрию. И никогда ранее высокопоставленные сотрудники ФСО не курировали тайные операции московского мэра. Возможно, это связано с кажущемся падением престижа Владимира Путина внутри кремлевских элит. Эта «московская дипломатия» завершилась тем, что контроль над финансовыми потоками на территориях ЛНР и ДНР перешёл от Владислава Суркова к Марату Кабаеву, которого поддерживают Радик Юсупов и Марат Хуснуллин. Таким образом, перед Сергеем Собяниным и «союзническими татарскими формированиями» открылись перспективы усиления своего политического, экономического и финансового влияния, чем они и попытаются воспользоваться, в том числе и на «карантинном фронте. Очевидно, Собянин решил, что путинская эпоха, несмотря на официальную маршевую стилистику, нуждается как минимум в смене декораций.

ТАТАРСКИЙ СТРОЙОТРЯД

Если столичный мэр Сергей Собянин считал нормальным перетянуть следом за собой в Москву своих тюменских и хантымансийских друзей, то его заместитель по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин организовал в Москве татарский вариант кооператива "Озеро". Так в Москве оказались Рафик Загрутдинов и Владимир Швецов. Первый в Минстрое Татарстана работал замом Хуснуллина, а второй руководил республиканским Минтрансом. В 2011-м Загрутдинов и Швецов получили должности заместителей главы столичного департамента строительства, а затем вошли в совет директоров "Мосинжпроекта".

Сейчас Загрутдинов возглавляет совет директоров "Москапстроя", который и получил многомиллионные контракты на проектирование домов по программе реновации. В 2011-м в "Мосинжпроект" пришёл и ещё один земляк Хуснуллина — Константин Матвеев. Сначала он получил должность замдиректора по строительству, а спустя несколько лет — в 2013-м — возглавил компанию. В родном Татарстане Матвеев хорошо известен. Он руководил ООО "Нефтегазинжиниринг", построившим комплекс нефтеперерабатывающих предприятий "Танеко". Курировал стройку века сам Хуснуллин. Свой пост Матвеев покинул в 2016 году, но до сих пор остаётся в совете директоров "Мосинжпроекта". Его сменил ещё один подчинённый Хуснуллина — Марс Газизуллин, который до этого работал в республиканском Минстрое.

. «Называть это можно по-разному: клановостью, землячеством или кумовством, но вот так работает бюрократическая система в нашей стране. Начальника Управления гражданского строительства Дамира Газизова в этой связи стоит рассматривать как человека Марата Хуснуллина: их в прошлом связывала общая сфера деятельности – строительство. Один вел это, сидя на посту министра в Татарстане, другой имел поменьше масштаб – только Казань. А то, что в их прошлом в Казани были, скажем так, темные пятна, ну так ничего страшного: так они еще более проверенные прежним опытом работы», - комментировал ситуацию эксперт Института национальной стратегии Раис Сулейманов. Поскольку в строительный сектор Москвы пришли люди Хуснуллина, теперь заместитель Собянина через расставленных по «кормовым» местам чиновников контролирует бизнес и помогает друзьям разбогатеть.


Татарский стройотряд

Итак, все ключевые направления в строительном комплексе столицы сегодня курирует команда чиновников и бизнесменов из Татарстана, приближённых к вице-мэру Москвы Марату Хуснуллину. Местные бизнесмены говорят, что они сталкиваются с мощным давлением этой команды.

— То, что команда вице-мэра получает все лакомые куски в Москве, ни для кого не новость. При этом если вы посмотрите, то почти все фирмы и ГУПы, где сидят знакомые Хуснуллина, принадлежат городу. Они получают миллиардные заказы и потом уже деньги распределяются по субподрядчикам. Там тоже людей со стороны нет, — говорит один из столичных девелоперов.

Многие участники рынка признаются на условиях анонимности, что аппетиты "хуснуллинских" распространяются не только на городские заказы.

— Когда власти и бизнес действуют в одной связке — они могут забрать любой участок и любой объект. И такие случаи были. Девелопер не может, к примеру, получить разрешение на строительство или ещё какую нужную бумажку. Ему советуют — продай участок тому-то, и ничего с этим не сделаешь. Даже если цена вдвое ниже рыночной, — отмечает один из них.

В том, что соратники Хуснулина, работавшие с ним ещё в Татарстане, сейчас занимают важные посты в столичном стройкомплексе, формального нарушения закона о противодействии коррупции нет, заявил председатель Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов. Он пояснил, что конфликт интересов может иметь место, если, например, Хуснуллин, связан имущественными, корпоративными или иными близкими отношениями с подчинёнными.

Мама Хуснуллина, Роза Хуснуллина, судя по выпискам из Росреестра, до сих пор вполне безоблачно проживает в Казани, пишет «Собеседник». В британском бизнес-справочнике указано, что еще несколько лет назад пенсионерка получила британское гражданство, но именно в Татарстане у нее богатая коллекция недвижимости, включая три дома общей площадью почти в тысячу квадратов – то, что прежде принадлежало вице-мэру Москвы Марату Хуснуллину. «Трансперенси Интернешнл Россия» считает, что речь идет о матери столичного чиновника. Роза Гарафутдиновна, которой в этом году исполнится 75, до 2010 года числилась директором лондонской фирмы Averdo Property Management Limited. После нее компанию возглавил Эндрю Морей Стюарт. Человек с таким именем (наследный виконт, между прочим) оказался фигурантом дела Магнитского – его обвиняли в выводе средств из России. А уже после виконта вплоть до закрытия конторы с фирмой номинально управлялась инструктор по йоге с Кипра Лана Замба, она же главный подрядчик строительства объектов к Евро-2012 на Украине. Как пояснил ее муж журналистам, женщина номинально возглавляла 23 компании, за что ежемесячно получала зарплату в 534$. И никаких столичных чиновников. После того как Роза Хуснуллина вышла из руководства сомнительной фирмы, ее сын купил себе квартиру недалеко от Кремля рыночной стоимостью в четверть миллиарда рублей. Правда, затем Марат Хуснуллин лишился жены (упоминание о ней исчезло из его декларации) и этой квартиры (ее он переписал на одну из своих дочерей). Все лучшее – женщинам.

Под новую программу сноса пятиэтажек в Москве может попасть порядка восьми тысяч жилых домов. Переселение жильцов сносимых хрущёвок — это около 1,6 миллиона человек — только по предварительным оценкам, обойдётся в 3,5 триллиона рублей. Судя по первым тендерам, на реновации хорошо заработают компании и люди, приближённые к Хуснуллину.

После того как экс-министр строительства Татарстана перебрался в столицу, ключевые посты в московском стройкомплексе стали занимать люди, которые либо работали с ним в Правительстве Татарстана, либо занимались строительным бизнесом в республике. Они реализуют самые масштабные и амбициозные проекты столичной мэрии — от строительства дорог до стадионов и жилых домов.

Хуснуллин палец о палец не ударит, если дело по строительству не касается компаний, которые он косвенно, а часто и напрямую лоббирует. В частности, называются такие конторы, как «Управление экспериментальной застройки микрорайонов». Ее первый руководитель некто Альберт Суниев. Они тесно знакомы еще с Казани, откуда оба и попали в столицу.

Собянин заявил, что в городе осталось 25 млн кв. м «некомфортного, по большому счету ветхого жилья», которое через 10–20 лет станет аварийным. По словам Путина, москвичи ждут, что эти дома снесут, построят новое жилье, и это «представляется самым правильным решением».

Собянин отметил, что «проект требует огромных финансовых ресурсов», но бюджет Москвы достаточно устойчивый и возможности у города есть. Работы по сносу такого количества жилья могут обойтись в 30–40 млрд руб., предположил директор по продажам ГК «Гранель» Рустам Арсланов. «Сама же программа по расселению будет стоить 2,5–3 трлн руб.», — отметил Арсланов.

Первой жертвой московской реновации стал депутат Госдумы Сергей Шаргунов, проголосовавшего против законопроекта о реновации. На следующий день после голосования, 21 апреля 2017-го, ему подожгли квартиру. По его словам, пожар начался на балконе на седьмом этаже. «Возможно, разбили стекло и что-то закинули», — предположил депутат. Находившемуся в квартире в момент поджога отцу Шаргунова удалось спастись. Сгорели вещи, картины, обгорели иконы. Пожарные успели спасти две другие комнаты», — написал Шаргунов. Он отметил, что не собирался нигде говорить о произошедшем, «но информация уже просочилась в СМИ и блоги».

Ранее, 20 апреля, Госдума в первом чтении одобрила законопроект, разрешающий снос пятиэтажек в Москве. Против законопроекта проголосовали всего четыре депутата, один из которых — депутат от КПРФ Сергей Шаргунов. Коммунисты поддержали законопроект в первом чтении.

С именем Хуснуллина связаны не только масштабные строительные проекты, но и скандалы. В частности, благодаря ему стало возможным строительство жилого дома в охранной зоне парка «Дубки» на севере Москвы в 2016 году. А борьба жителей Кунцево против насильственного переселения в новостройки идет прямо сейчас.

– На мой взгляд, Хуснуллин превратил стройкомплекс Москвы в пирамиду МММ, – говорит депутат МГД от КПРФ, градозащитница и один из авторов обращения к президенту об отставке Хуснуллина Елена Шувалова. – Строить, строить и строить, но не в интересах москвичей, а ради того, чтобы выжать всё из горбюджета.

ЗАМАСКИРОВАННЫЙ СОБЯНИН

В начале марта 2020-го, пока федеральные власти обещали не допустить дефицита медицинских масок и роста цен на эти средства защиты на фоне новостей о коронавирусе, власти Москвы осваивали сотни миллионов рублей по весьма нехитрой схеме: пользуясь чрезвычайной ситуацией. Из столичной казны было выделено 200 млн рублей на закупку медицинских масок, но при этом примерно половину суммы чиновники увели через явно сомнительную схему.

Центр лекарственного обеспечения (ЦЛО) департамента здравоохранения Москвы заключил контракт на закупку медицинских масок на 200 млн рублей с ООО «КИТ». Соответствующий заказ размещен на сайте госзакупок. ЦЛО было закуплено 18 типов медицинских масок, которые затем отправились на продажу в городские аптеки. Власти провели закупку в оперативном режиме, без конкурса и у единственного поставщика, «вследствие аварии, иных чрезвычайных ситуаций природного или техногенного характера, непреодолимой силы, при необходимости срочного медицинского вмешательства, а также для предотвращения угрозы возникновения указанных ситуаций».

При этом ранее президент Владимир Путин призвал взять под контроль ситуацию с продажами масок — не допустить спекуляций, искусственного дефицита, а также предложил отбирать лицензии у тех, кто будет завышать цены на этот социально важный товар. Что же может отобрать президент у чиновников из мэрии Москвы, которые, по всей видимости, нарушили его запрет на спекуляции? Анализ закупки ЦЛО Департамента здравоохранения Москвы показал, что маски были не только закуплены по изрядно завышенным ценам у ООО «КИТ», но и позже проданы также по завышенным ценам. Для примера, можно сравнить стоимость детских масок марки «Берегиня», которые присутствуют в заказе ЦЛО. Всего двумя неделями ранее Центральный НИИ туберкулеза закупал точно такие же маски по 3 рубля 70 копеек за штуку. В магазинах в розницу упаковку из 50 масок этой марки можно купить за 207 рублей — около 4 рублей за штуку.

А ЦЛО купил точно такие же маски крупным оптом — 125 тысяч штук, — у единственного поставщика в условиях ЧС по цене… 472 рубля за упаковку, то есть 9,44 рубля за штуку. Все цены указаны в документах закупки. Затем купленные ЦЛО медицинские маски попали в государственные социальные аптеки («Аптеки столицы»). Например, стандартная трехслойная медицинская маска фирмы Rutex, которую Центральный НИИ туберкулеза закупает по 1,34 рубля, чиновники Собянина закупили без конкурса по цене 7,15 рубля за штуку. В социальной аптеке их цена уже 9 рублей.

Завышенная в 50 раз стоимость услуг, устранение конкурентов и пробелы в документации — это лишь малая часть нарушений, допущенных при проведении конкурсов на обслуживание медтехники для всех бюджетных больниц столицы. Тендеры на общую сумму в 15 млрд рублей разыграли и выиграли структуры правительства Сергея Собянина, проигнорировав жалобы других участников рынка. А сообщили о коррупции в московской мэрии и представили доказательства сотрудники Департамента здравоохранения.

«Я сама работаю в ГМТ много лет и такого разгула и беспорядка с ценами не было никогда», — так начала свое письмо в ПАСМИ сотрудница государственного автономного учреждения «Гормедтехника», которое летом 2019 года возглавила Ирина Рыбальченко.

В чем именно заключаются коррупционные нарушения, заявительница объяснила на примере трех крупных закупок от 12 мая 2020 года. В этот день были разыграны конкурсы по техобслуживанию и ремонту медтехники общей стоимостью более 15 млрд рублей: первый на 3, 7 млрд, второй — на 6, 3 млрд, третий — на 6,5 млрд. Контракты заключаются сроком на два года и касаются практически всех московских больниц, подконтрольных Департаменту здравоохранения. Каждый из трех контрактов включает в себя сотни услуг, а победитель оказался только один — «Гормедтехника».

Организатор закупки тоже общий — Департамент города Москвы по конкурентной политике, возглавляемый Иваном Щербаковым. На официальном сайте столичного правительства поясняется, что этот департамент отвечает за защиту конкуренции и обеспечивает открытость закупок. Но обратившаяся в редакцию сотрудница ГМТ утверждает, что условия медицинских закупок на 15 млрд рублей изначально были составлены таким образом, что победить в них мог только один участник и определен он был заранее.

Впрочем, автора обращения в редакцию возмущает не столько отсутствие конкуренции, сколько неадекватные цены на услуги заранее известного победителя. «Внутри закупок совершенно от балды придуманные цены на обслуживание техники. Одни и те же работы по мониторам GE и Philips делаются за 60 тыс. рублей, а по мониторам других производителей, скажем Drager, за 10 тыс. рублей и это при том что на GE нужно приехать раз в год, а на Drager — четыре раза», — недоумевает сотрудница ГМТ.

Еще один способ завышения цен, как указывается в письме в редакцию, — это искусственное разделение оборудования на «базовое» и «элитное», с соответствующей «классовой» группировкой запчастей и определения их стоимости.

ИНФЕКЦИОННЫЕ БОЛЬНИЦЫ УНИЧТОЖЕНЫ КАК ТИФОЗНЫЕ БАРАКИ

Московскому бюджету, по расчетам экспертов, суперсовременный центр для борьбы с COVID-2019 в новой Москве обошёлся в 16–22 млрд руб. – и это без надбавки за срочность. Новая инфекционная больница в новой Москве приняла 20 апреля первых пациентов с COVID-2019, к работе там приступило более 500 сотрудников. Строители совершили подвиг – построили больницу за месяц, благодарил участников проекта мэр Москвы Сергей Собянин: «Это не временное сооружение, которые мы видим за границей <...> когда в ряд выкладываются сотни больных с маленькими перегородками, это мельцеровские боксы, созданные по всем требованиям к работе с инфекционными больными, с индивидуальной вытяжкой, с полным обеззараживанием и воздуха, и стоков». После окончания пандемии клиника станет стационаром для лечения любых видов инфекций, а конструкции позволяют эксплуатировать его несколько десятилетий, отмечал Собянин.

На строителей сразу обрушили всю силу почти что советской пропаганды: все поверхности на стройке были увешаны духоподъемными плакатами, призывающими совершить трудовой подвиг, а из динамиков звучали бодрые песни Высоцкого. Этим очень быстро начинаешь пропитываться, вспоминает один из участников строительства. Всего к работам было привлечено 27 крупных подрядных организаций, сообщала мэрия. И все они были выбраны без конкурсов – ни у одного из строительных подрядчиков информации об этих контрактах в системе СПАРК нет. Общая смета проекта может колебаться в пределах 16–22 млрд руб.

При этом никто не вспоминает о том, сколько крупнейших инфекционных больниц были закрыты в Москве при Сергее Собянине:

1.Инфекционная клиническая больница № 3, 1-я Курьяновская улица, 34, с. 1

Крупнейший инфекционный стационар Москвы на 450 коек. Принимал на лечение пациентов с особо опасными инфекциями и ВИЧ. Численность персонала — 350 человек. В 2012 г. больницу сделали филиалом ИКБ № 2, в 2015 г. закрыли. На месте больницы построен производственно-складской комплекс «Мосмедпарк», принадлежащий Москве.



2.Инфекционный корпус городской больницы № 4, ул. Павловская, 25

Один из медцентров по предотвращению эпидемий на 145 коек, в том числе 12 мельцеровских боксов. Закрыт в 2012 г., на его месте появилось отделение по уходу за больными после инсульта на 40 коек



3.Детская инфекционная больница № 8, Лужнецкий проезд, 15

Специализировалась на лечении детей с инфекционными кожными заболеваниями, 105 коек. Закрыта в 2012 г. Здание снесено компанией «Медстройинвест» Жомарта Каменева, которая планировала построить на участке гостиницу, однако проект не реализован. По данным РБК, на этом месте будет построен музей истории Русской православной церкви и Новодевичьего монастыря



4.Детская инфекционная больница № 5, ул. Ротерта, 4

пециализировалась на лечении детей с кишечными инфекциями и респираторными заболеваниями, в том числе с вирусным гепатитом, 240 коек. В 2012 г. больницу сделали филиалом Морозовской детской больницы, в 2016 г. закрыли. Летом 2019 г. семиэтажное здание больницы передано Комитету социальной защиты для организации пансиона для инвалидов

5.Детская инфекционная больница № 12, 1-я улица Ямского Поля, 12

Лечение инфекционных болезней, бронхолегочных заболеваний и аллергий, 200 коек. Закрыта в 2012 г. Здание снесено компанией «Медстройинвест» Жомарта Каменева, планировавшей построить на участке комплекс апартаментов, однако проект не был реализован

(Продолжение следует. Первую часть см. здесь: «Собянин – засланный сибирячок»)

'khayr:main.comment' is not a component

Мы в соцсетях

Новости партнеров