История 19.11.18 14:13

По телевидению давали концерт Миронова. Талантлив необычайно

FLB: «А содержание вызывающе крамольное. Цитаты из Островского, Салтыкова-Щедрина, Бомарше отобраны – против правил нашего культурно-идеологического порядка». Что было в Кремле 19 ноября: в 1977, 1978, 1982, 1987 и 1991 годах

По телевидению давали концерт Миронова. Талантлив необычайно

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

ДЖЕННИ НАПИЛАСЬ, ПЛАКАЛА, ЛЕЗЛА ЦЕЛОВАТЬСЯ

19 ноября 1977 г. Вчера вернулся из Англии. Много любопытного было за эти дни, хотя и изнуряющего. Но, так как не было ни часа, чтоб записать, многое выветрилось. Аромат непосредственности улетучился. Да и факты тоже. Например, на моих глазах произошёл весь «инцидент» с Каррильо (я вместе с Зимяниным и Афанасьевым был определён встречать и сопровождать делегацию КП Испании). Сам видел: каков он был при приезде, при отъезде, когда он таки не получил слова в Кремле. Мы – Международный отдел и Б.Н. – готовы были дать ему слово! А теперь вот он поехал в США, где пошёл выступать, как штрейкбрехер в бастующий Университет. Каррильо хочет войти в историю Испании, как «великая национальная» фигура после Франко, и ему не важно, под каким идеологическим и политическим знаменем это произойдёт. Он хочет быть своим на Западе и для этого будет попирать МКД, одновременно эксплуатируя свою принадлежность к нему и свою роль орудия коммунистической партии.

Случай с Китсоном (шотландский профсоюзный деятель). Выступал в Красногорске. Похвалил СССР, поругал безработицу в Англии... и оказался на грани изгнания со всех постов. В Лондоне он вместе с Дженни Литл (секретарь лейбористской партии) прибегал встречаться со мной в посольство, каялся. Дженни напилась, плакала, лезла целоваться. Мы их долго не могли выпроводить (ждал шеф). Но это особый и долгий разговор. Я ещё раз почувствовал пропасть не только политическую между лично симпатизирующими и близкими людьми, но и различными «цивилизациями», различными национальными характерами. Хотя, казалось бы, внешне мы такие же люди – добрые, умные, всё понимающие.

Английская поездка на съезд компартий уже стёрлась в памяти. Но попробую воспроизвести лишь «программу пребывания». Улетели мы 11 ноября. Утром же были в Хитроу. Встречал Джек Уоддис и посольство. Кунаев несколько смущён... Та же охрана из Скотланд-Ярда, что и при Пономарёве, в бронированном и радиофицированном «Rower». Сразу в ЦК КПВ. Там – дружеская беседа с Макленнаном и Макгахи.

С 12 по 15 ноября включительно – четыре дня съезда. Просиживали там от 6 до 9 часов кряду, с одним обеденным перерывом. Интересно и местами волнующе. Неподдельный энтузиазм и заинтересованность, искренность споров, полемики, аргументация всерьёз, не свойственная британцам страстность. Иногда, впрочем, наигранная, ораторская. Умение говорить – практически у всех: от молодых рабочих до опытных политиков профтрибунов. Настоящая дискуссия, от которой ждут результатов – то, чего у нас на собраниях, тем более массовых, и партийных, в первую очередь, давно уже нет. А поколение 25-30-летних даже и не знает, что это такое.

Как «кадровая» партия КПВ, видимо, активная и живая организация, недаром она поставляет очень авторитетных людей в профсоюзы. Но массовой ей не быть. И за стенами съезда она, как целое, видимо, живёт отражённым светом «мирового коммунизма». Хотя и пыжится усилиями людей типа Фалбера, Чейтера, да всех лидеров, выглядеть чем-то оригинальным.

Делегацию КПСС во главе с членом ПБ Кунаевым приняли на ура. Настороженно ждали нас. Боялись междустрочной критики. А мы проявили «широту подхода»: мол, делайте, что хотите у себя дома, принимайте любую программу, но будьте «за нас» в международных делах и в смысле «высокой оценки роли КПСС»... и тогда всё в порядке – желаем вам всего, чего вы сами себе желаете. Для них нужна была демонстрация – что мы поддерживаем их, КПВ, а не отколовшуюся оголтело просоветскую новую партию Френча.

Эпизод с резолюцией о 60-летии Октябрьской революции. Один парень, лохматый и нервный студент, полез было возражать ... Его ошикали и освистали. Макгахи вынужден был его лишить слова. Но... при голосовании 9 – против резолюции. Свист, крики «Позор!»

Красивая еврейка, от которой ждали тоже антисоветского выступления, не сказала ни слова в наш адрес и победно смотрела на меня... Я сидел в трёх метрах, прямо перед трибуной. Тот же парень, который возражал против резолюции о 60-летии, выступал в прениях о «плюрализме»... и говорил: посмотрите, вот в СССР нет плюрализма и поэтому вы имеете там 10.000 «узников совести».

Джудит Хант (из делегации КП Израиля) сначала делала вид, что не видит меня из президиума, а когда встретились в перерыве – бросилась целоваться. Неловкости с охраной и всеми сопровождающими Кунаева. Всего нас входило в зал 12. А от всех других партий – по одному человеку. Всего – 7. Особенно красочно мы выглядели, когда в таком соотношении делегации явились на обед, который давало руководство для иностранных гостей.

16-го поездка на ферму. Отсутствие хвастовства при показе – разительное отличие от нас, когда мы показываем подобное, пребывая в комплексе неполноценности. А достижения, когда мы слушали пояснения, такие, что за этот период мы бы имели уже 17 Героев социалистического труда. Фирмачи по производству сельскохозяйственных машин рекламировали себя, а потом закатили нам обед в Шекспировской гостинице в Страффорде-на-Эвоне. Дом, где родился Шекспир. Дом, который он купил для жены. Кстати, у них – никаких даже намёков на то, что существуют версии о том, что не было никакого Шекспира. Проехались по Midland’у – прелестная страна.

17-го – shopping. Oxford street. Великолепные магазины, от которых кружится голова, а неподготовленную москвичку может просто хватить инфаркт. Народу в магазинах много и покупают, покупают... Кунаев, как-то за столом мечтательно произнёс: Кризис, кризис, а всем завалены и денег, видно, много у всех!


Британский шопинг, 1970-е

ПМС/пражский журнал «Проблемы мира и социализма» вышла статья Брежнева. Подготовили её зародовские ребята. Потом прошлись Загладин и Александров. Только бы её (нас) внимательно читали те, кому следует, только бы мы сами не забыли сущности того, что написано в этой статье, т.е. чтобы её не постигла судьба многих умных и дельных фраз, идей и «положений», уже зафиксированных в Собрании сочинений Брежнева!

Вчера в Президиуме АН СССР – вручение ордена журналу «Вопросы истории». Собрались в большом количестве историки всех поколений, в том числе моего и около. Боже мой! Какое дряхлое старье. Какое счастье, что я в своё время ушёл из этой среды и могу теперь насмешливо глядеть на этот паноптикум со стороны. К тому же, и физически я гляжусь лет на 20 моложе их...

ПИСАТЬ МОЖЕШЬ О ЧЁМ УГОДНО, ЕСЛИ НЕ ЗАТРАГИВАТЬ ОСНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ И ОПРЕДЕЛЁННЫХ ЛИЦ

19 ноября 1978 г. Вчера по телевидению давали из Останкино концерт Миронова, артист театра Сатиры и кино, сын Мироновой и Менакера. Талантлив необычайно. Разнообразен и умён в общении с публикой. Пластичен, как танцор на льду или балерон. Но дело не в этом, дело в содержании. А содержание вызывающе крамольное, особенно в первой, серьёзной части концерта. Цитаты из Островского, Салтыкова-Щедрина, Бомарше, из «Клопа» Маяковского отобраны так, чтоб уже не в подтексте, а прямым текстом – против, казалось бы, незыблемых правил нашего культурно-идеологического и даже всякого другого порядка. Например, из Островского – о том, что молодёжь не должна терять надежду быть честной и она, может быть, увидит более справедливое будущее. Из Гоголя: в каждом есть Хлестаков, но опасен он только в атмосфере всеобщего страха. Из Бомарше: писать можешь о чём угодно, если не затрагивать основ государственной политики и определённых лиц, и под наблюдением трёх цензоров. И в этом духе. То, что это передаётся на многомиллионную аудиторию, знаменательно: наши цензоры тоже все более склонны смотреть сквозь пальцы на всё, кроме основ политики и основных их персонажей.

А в «Литературке» тут прочёл тоже любопытную (примерно в таком же смысле) статью. Мол, в потоке современной советской прозы все полнее и острее ставятся нравственные проблемы. Хорошее против плохого (в намерениях, действиях, в поведении, в чертах характера). Но, мол, в изображении хороших людей совершенно исчезло во имя чего они хорошие, какие «большие» общественные идеи они представляют, за какие «большие» цели они борются в конце концов! Т.е. речь идёт как раз о том, о чём я, кажется, писал здесь: исчезло из художественной литературы «строительство коммунизма», «руководящая роль партии» и вообще, все те лозунги, с которыми каждый повседневно, с утра до ночи, имеет дело в пропаганде и в политической литературе.

Вчера вечером прочёл в дневнике Блока (в связи с его работой в государственной комиссии по расследованию деятельности царских сановников) – 1917 год:

«Старая русская власть делилась на безответственную и ответственную. Вторая несла ответственность только перед первой, а не перед народом. Такой порядок требовал людей верующих (вера в помазание), мужественных (не раздвоенных) и честных (аксиомы нравственности). С непомерным же развитием России вглубь и вширь он требовал ещё все повелительнее – гениальности». Потрясающе! А главное – сейчас то же самое, всё до каждого написанного здесь слова, если только «помазание» заменить «партийностью», верой в её исключительное призвание вести народ к идеалам коммунизма. И далее: «Всех этих свойств давно уже не было у носителей власти в России. Верхи мельчали, развращая низы. Все это продолжалось много лет». Слова гения!

Я РАСПОРЯДИЛСЯ ПУСТИТЬ ПОД НОЖ УЖЕ ГОТОВЫЙ ТИРАЖ ПМС ЗА №12

19 ноября 1982 г. Утро. Перед проводами Гэса Холла. Замучился на этих проводах, каждый день «обед» и «ужин», говорю, говорю, говорю – о Китае, о визите туда Марше, о впечатлениях западников, встречавшихся здесь с Андроповым, об испанской компартии, о «новом интернационализме», о том «что делать» с МКД, об Афганистане, о патриотизме для не правящей партии, о том, что у нас (как в Канаде) все, кто не «пролетарий», даже 40 лет после 1917 года, изображались «сукиными сынами». А теперь вот спохватились (поток художественной и исторической литературы)... Но моральный фактор оказался самым отстающим и тянет всех нас, держит, - боже – о чем я только не говорил, «очаровывая интеллектуальностью» Центрального Комитета и стараясь зализать ужасающее впечатление, которое они получают от встреч с Пономарёвым – от его примитивной детсадовской дидактики, от поучений, от почти неприкрытого «требования», чтобы КП служили нам. А главное – от его внутреннего бескультурья, явственно ощущаемого неуважения, граничащего с хамством, от его плебейского высокомерия... Он уже совсем перестал ощущать, что не будь всех этих Каштанов, Вильнеров, Урбана и проч. мелочи, он никому совсем был бы не нужен. Потому, что с Менгисту, Асадом, Ганди и Марше сумели бы общаться через его голову (что и делается!)... Беда! Какой уж тут «новый подход» к МКД! (Международному коммунистическому движению).


... Пишем таки для него статью в ПМС о международном (пардон: всемирно- историческом) значении похорон – и для этого я распорядился пустить под нож уже готовый тираж ПМС/ «Проблемы мира и социализма» за №12.

В «ЧАЙНЫХ» СТРАНАХ БЕРУТ ТОЛЬКО 3-4 ВЕРХНИХ ЛИСТКА С ВЕТКИ, А У НАС - 7-8

19 ноября 1987 г. (Анатолий Черняев застенографировал выступления на заседании Политбюро ЦК КПСС, которое вёл Михаил Горбачёв).

На этом заседании Политбюро Лукьянов назначен зав. Общим отделом ЦК. И оценки истории от Октября к Съезду (ХХVП).

Горбачёв высказался о практике наших развёрнутых поздравлений соцстранам с их национальными праздниками. Это, думаю, виток старого подхода. Каждый год посылаем протокольные тексты. Да ещё по случаю других политических дат. Но отказаться от этой практики нужно как-то поделикатнее, чтобы не было просто ради новации. Нельзя всё упрощать. С другой стороны, и никто там уже на это не обращает внимания. У них даже секретариаты ЦК не обсуждают национальные даты, так... может быть, за кружкой пива поговорят. Отложим вопрос, подумаем.

Докладывает о его переговорах Рыжкова со Штроугалом (премьером ЧССР) Рыжков. Чехословакия беремена перестройкой. Штроугал сказал, что реформу надо было начинать в 70-х годах. И если у них, мол, перестройка начнётся, результаты появятся быстрее, чем в любой другой соцстране.

Горбачёв. Да, культура. Она много значит.

Рыжков. Штроугал говорит мне: мол, как мы действовали - берём резолюцию вашего Съезда и берём готовые формулы. (Далее Рыжков зачитывает то, что он сказал Штроугалу). Вот, говорит мне Штроугал, пленум КПЧ предстоит. Но нельзя идти на пленум без готовой концепции перестройки, лишь с проектом реформ, да ещё в условиях борьбы за власть – это рискованно. Не мыслю чехословацкое правительство без Штроугала.

Горбачёв. Надо идти навстречу этому культурному государству. Наша линия: по- дружески участвовать в обсуждении всего. Но решать должны только они сами. Если встаёт вопрос о расстановке постов там, то пусть все продумают сами и сами решают. ...Не дай Бог пойти к ним с кашей рассуждений на тему о перестройке у них. Можно взорвать всё.

Рыжков. У нас было настороженное отношение к Штроугалу.
Горбачёв. Штроугал хорош как премьер, но как Генсек он вряд ли сможет объединить руководство. А раскол там идёт от Биляка. И я ему намекал на это.

Рыжков. На фоне других премьеров в соцстранах Штроугал превосходит всех. Но борьба за власть поглощает всё и отвлекает от дел. И национальный вопрос возник. Раньше Словакия – задворки, а теперь командует. К нам они за советом идут. Это очень важно. Но дальше указывать, кого, куда и как – нельзя. Пусть сами все решают.

Горбачёв по поводу занятости населения, о системе трудоустройства. Нельзя ставить вопрос так, что у нас в стране работы хватит всем. Нам нужна большая политика и по этой проблеме. Так, чтобы видно было, как действует социалистическое общество в условиях, аналогичных тем, когда на Западе осваивали НТР. Иначе мы не можем выходить к народу с этой проблемой. Речь идёт о передвижке рабочей силы. И мы должны продемонстрировать методы, отличные от капиталистических, в том числе путём создания кооперативов на предприятиях. Надо перемещать людей в сферу услуг, в подсобные хозяйства, налаживать сменность, если продукция данного предприятия нужна. А как делать - пусть думают тт. Шалаев, Гладкий, Госплан. Выпустим постановление ЦК - пусть идут на телевидение, в газетах разъясняют. Парторганам поручить вести работу. И с переменой жилья в случае увольнения - больной вопрос. Не проработав его до конца, нельзя выпускать постановление. Всё-таки у нас социализм. Он накладывает отпечаток на всё, в том числе и на эту проблему. Рамки социализма (теории), товарищ Медведев, мы тут не перевернём, если рабочий класс будет защищён. Надо поставить барьеры, - чтоб не было поползновений: главное вышвырнуть человека за ворота и весь вопрос. А то ведь, как нам Бирюкова рассказывает, - она молодец! Директор, мол, приглашает и расторгает договор по достижении человеком 60 лет, без всяких объяснений. Обида.

Лукьянов возражает.
Рыжков. Исполнилось 60 лет - перезаключай договор или уходи на пенсию. Горбачёв. Это процессы, через которые проходят капиталистические страны. Там ломают через колено, ни с чем не считаются, создают целые зоны застоя, вышвыривают людей, хотя, конечно, и какое-то социальное обеспечение дают. Капиталистический мир смотрит, как мы будем решать эту проблему, уже ловят нас на некоторых фактах: мол, у них то же самое, только у нас предприниматель вышвыривает, а у них государство. Разница. Поэтому для нас этот вопрос важен и с точки зрения внутренней, и с точки зрения внешней политики. Возник он из потребности, но впервые вошёл в большую политику.

Короче говоря, нам нужна платформа социалистического решения проблемы трудоустройства в условиях НТР, то есть при сохранении принципа гарантии права на труд. Конституционные права – важнейшие. И с этим мы можем выходить на любую дискуссию о правах человека. Вот вам и «права человека», те, которые они, на Западе, не хотят обсуждать с нами.

...Мы вступили в новый этап экономической перестройки. Но не должны забывать, что он в условиях демократизации будет происходить. Экономическая реформа + демократия = вот наш девиз. А мы уже имеем 70 тысяч безработных только по Москве. Они пойдут на Арбат (Тогда единственная пешеходная улица с толпами всякого народу.)

...Меня беспокоит проблема жилья для тех, кто в 55-60 лет уходит на пенсию. Ссылаться на то, что, мол, пусть решает коллектив - с учётом стажа и т.д. - это уход от ответственности. Иначе получается: к исходу жизни человек не может освоить новую профессию, а с жильём у него неясно... Мы не можем ставить людей в такое положение в момент, когда они отходят от активной жизни. Мы должны найти с жильём такую формулу, которая искусственно не сдерживала бы увольнение ненужных людей, но которая не вызывала бы обид, не сталкивала бы рабочих с администрацией. Нужно найти «диалектическую середину». Я не отвергаю того, что говорит Николай Иванович. Но хочу расширить вопрос, чтоб процесс не остановился, но чтоб с людьми обращались по-человечески, по-социалистически.

Что касается высшего образования, о чём говорил Рыжков, то он прав. Надо сокращать набор в ВУЗы. У нас переизбыток набора. В Узбекистане 1 млн. молодых парней не работает. Вот вам и резерв для так называемых неформальных организаций.

Словом, нам нужно политическое решение. Мы выходим на новый этап перестройки. И - пропустить надо наш проект через 100-200 предприятий. Чтоб обсудили коллективы. В порядке эксперимента.

Горбачёв... (по ходу обсуждения о мерах по восстановлению чайных плантаций). Давайте не будем сами себе вешать лапшу на уши. В «чайных» странах берут только 3-4 верхних листка с ветки, а у нас - 7-8. И качество соответственное!

(По вопросу об охране здоровья населения обсуждение выявляет жуткое состояние дел в этой области. Принимается решение: проект ещё раз доработать. - А.Ч.)

Шеварднадзе об итогах 11-го раунда советско-китайских политических консультациий. Почему нам не затеять с Китаем контакты по военной линии?.. Надо поднять уровень обмена посланиями - на высший. Хорошо бы, если после визита в Вашингтон Михаил Сергеевич направил такое послание.

Чебриков. В переговорах о границе ничего не меняется.

Горбачёв. Китайцы, по-моему, будут сохранять этот вопрос навсегда.
Громыко выступает против сокращения войск вдоль границы.
Горбачёв. Ничего, пусть вопрос остаётся - для размышлений и проработки.

Горбачёв (О качестве наших решений на втором этапе перестройки). Раньше считалось: чем сильнее государство нажимает на низы, тем лучше. Мол, это государственная социалистическая линия. А на самом деле не считались с низами, с регионами, с их интересами, и вообще личным интересом пренебрегали. И это вредило не только личным интересам, но и государственным, портило конечный продукт всей нашей деятельности. Сейчас мы вроде поумнели. Согласились с необходимостью диалектически сочетать общегосударственные и личные интересы. Сколько раз я говорил Гостеву: не задуши ты налогами! А ведь до сих пор чувствуется стремление обескровить предприятие или регион, наказать, чтобы те сами вернулись к старым порядкам.

Гостев. Нет! Нет этого.
Горбачёв. А ведь как получается – куда, например, идут средства от надбавки к розничным ценам? Есть инструкция Минфина и 30 процентов надбавки на новомодные товары теряются. То же самое и со средствами от налога на прибыль, на новые модные товары. Вот так ведомства защищают интересы государства! Что же это происходит? Где ВЦСПС, где Комитет по труду и социальным вопросам? И вообще, что это за безобразие, когда Экономический отдел ЦК ничего об этом не знает. А нам подсовывают, чтобы мы на Политбюро расхлёбывали эту ситуацию. (Павлову, зав. Юридическим отделом ЦК, Ситаряну, зам. премьера Совмина СССР). Испортил вас навсегда фискальный подход. 1200 постановлений вы издали, на основе которых можно штрафовать предприятие. Вот плоды административно-командной системы.

Вот сидит Борисов (зам. министра финансов) в своём кабинете и говорит собеседнику: вся эта перестройка - чепуха, авантюра, пройдут два года и всё провалится. Говорит это представителю Министерства лёгкой промышленности. Можете себе представить, с каким лицом тот уходит из Министерства финансов. Нет! Высокооплачиваемая болтовня нам не нужна. Мы всю страну подняли, задёргали народ, такое дело начали. И вот такие факты! Такое отношение у нас под боком. Можину (зав. Экономическим отделом ЦК): Вы знаете об этом?
Можин. Нет!
Горбачёв. Тогда зачем вы сидите на этом месте? Разберитесь с Борисовым.

ЕЛЬЦИН ГОТОВ ЗАПРОДАТЬ ХОНЕККЕРА ЗА МАРКИ

19 ноября 1991 года. Вторник. Вчера ланч у Брейтвейтов - в Британском посольстве. Все разговоры - о нас: что-то будет после Госсовета 14 ноября? Россия - Ельцин - Украина... Долги – «шерпы»: они семеро как раз здесь сейчас... Предвидел ли М.С., что так получится с КПСС? Когда он понял, что с ней ему не по пути?.. Но - держится посол со мной, хотя это едва заметно, уже иначе - менее почтительно: я уже не представляю сверхдержавы и всемирно-авторитетного Горбачёва.

Сегодня - посол Блех... Перед визитом в Германию Ельцина... Обо многом я ему наговорил... Но, между прочим, и сказал (конфиденциально), сославшись на М.С.: для вашего канцлера это будет проверкой верности его дружбе с Горбачёвым, собственным его заявлениям о поддержке политики Горбачёва и целостности Союза,.. хотя сам М.С. поддерживает политику Ельцина, не видит ей альтернативы и честно спасал его в казусе с Чечней!

О Хонеккере... Ельцин готов его запродать за марки или что-то в этом роде... Но, если М.С. его вам выдаст, его осудят даже самые отъявленные антикоммунисты, хотя Хонеккера у нас никогда никто не любил.


Э. Хоннекер

Сегодня М.С. подписал распоряжение о назначении меня «специальным помощником по международным вопросам». Это - в компенсацию за мой отказ стать государственным советником.

Сегодня эпопея с назначением Шеварднадзе министром, а Панкина - послом в Лондон. Звонит М.С.: Соедини срочно с Мейджером (я подумал - чтоб надавить на «семерку» шерпов в Москве)... Мейджера никак не найдут... Звонит: дай мне твоего Брейтвейта... Отвечают: он обедает - святое дело для англичанина! М.С. матерится. Наконец, находят Мейджера. Оказывается, речь идёт об агремане (тот час же!) для Панкина. Тот обещает, вопреки всем дипломатическим канонам, сделать немедленно. Только вот поговорю, мол, с Королевой. Через час позвонил мне Брейтвейт и сообщил: Её Величество согласна!

Всё это происходило в присутствии Шеварднадзе, Панкина, которые оба сидели в кабинете М.С.. Панкину он предложил госсоветника по международным вопросам при себе, членом Политического Консультативного Комитета. Тот - с каменным лицом и своей выдвинутой челюстью - попросил вернуть его на посольскую работу. М.С. в его присутствии очень хвалил его в трубку Мейджеру: мой друг, замечательный человек, так много успевший за три месяца.

В чём же дело? На Госсовете, когда утверждали Министерство внешних сношений, договорились о Шеварднадзе... Не думаю, чтоб инициатива принадлежала Ельцину... (его Козырев - мальчишка рядом с Э.А., а с Панкиным он мог бы и на равных). Это скорее всего нужно было республикам: чтоб у их министерств был патрон - фигура, а не «случайно выскочивший вверх»... А Горбачёву это и нужно, тем более, что - раз Э.А. соглашается - это сигнал, что союзные структуры жизнеспособны и у «согласованной» общей внешней политики есть будущее. Перед Западом сейчас - очень кстати...

См. предыдущую публикацию: «Западная Сибирь даёт 90% энергетических ресурсов страны. А там из 250 млрд. рублей, отпущенных на жилищное строительство и социальные нужды освоено всего 34 млн. рублей». Что было в Кремле 18 ноября в 1973 и 1978 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Обсуждали итоги восстановительных работ в Армении после землетрясения

FLB: «Ситуация жуткая. Прошёл год, но в Ленинакане 150000 горожан без крова. Азербайджан блокирует железную дорогу. Из 120 поездов для Армении, был пропущен только один». Что было в Кремле 4 октября в 1974 и 1989 годах

Брежнев: «Какой это дурак предложил устраивать Олимпиаду в 1980 году в Москве?!»

FLB: «Это же глупость! Угрохаем кучу денег, а зачем это нам?... Кроме нескольких антисоветских скандалов мы ничего от этой Олимпиады иметь не будем». Что было в этот день, 3 января: в 1974,1976,1988 и 1990 годах

Горбачёв еле-еле удержался, чтоб не «выдать» своё презрение к Ельцину

FLB: «Начал рассуждать: мол, 25 млн не пришли голосовать, Ельцин выбран лишь 40 млн из 103-х!! Но М.С. вырулил на то, что выборы подтвердили - нужно согласие». Что было 16 июня в 1973, 1985 и 1991 годах

«Проснулся сегодня, зарядку сделал... Думаю, что-й-то такое мне вчера в голову пришло?»

Брежнев: «А вот что! Неплохая идея: 20-го Картер вступает в должность. Почему бы не сказать что-нибудь ему такое, вроде как добрую волю проявить». Что было в этот день в Кремле, 9 января: в 1977 и 1985 годах

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров