История 16.10.18 15:01

«Обстановка в верхотуре партии и страны почти тупиковая»

FLB: «Болезнь и умственныq упадок Брежнева становятся очевидными для всех. Суслов с сегодняшнего дня ложится в больницу на операцию глаз, т.е. месяца на полтора»

«Обстановка в верхотуре партии и страны почти тупиковая»

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

«Никто не состоянии действовать и лишен возможности что-либо предпринять по существу»

16 октября 1975 г. Обстановка в верхотуре партии и страны почти тупиковая. Болезнь и умственныq упадок Брежнева становятся очевидными для всех. Он бодро выступил на обеде с Жискар д’Эстэном, но перед этим в аэропорту, как заметила вся Москва по TV, был «скучен». И на другой день французам предложили отложить переговоры до пятницы. Жискар отправился в Ясную поляну и Бородино. Все mass media» Запада шумят: что-то произошло! Что будет завтра? Пономарев, который мне сообщил, что, мол, «неважно себя чувствует», при этом безнадежно махнул рукой. Сам он в мандраже по поводу судьбы европейской конференции компартий. Противоречия и разногласия с братскими партиями создают неопределенность. Но главная для Б.Н. (Пономарёв) неопределенность – сможет ли Брежнев участвовать в конференции.


Завтра на ПБ Брежнев вроде будет сам председательствовать. Будут выбирать кому куда ехать: 8 декабря съезд ПОРП, 17 декабря съезд КП Кубы, затем заседание ПКК (Политический Консультативный Комитет Варшавского договора), поездка Генсека в США, конференция компартий Европы... Кроме того, в декабре же обещано принять с официальным визитом монгол и алжирцев.

Будто бы Брежнев собирается поехать на съезд на Кубу, это ведь первый съезд кубинской компартии. А оттуда прямиком в Соединенные Штаты. Как это расценит «Борода»? На польский съезд тоже немыслимо Генсеку не поехать.

Куда же втискивать конференцию компартии? Европы-то? Тем более, что не Брежнев, не другие в ПБ, кроме Суслова и Б.Н.’а, не понимают толком, зачем она вообще нужна и что даст. Впрочем, Суслов с сегодняшнего дня ложится в больницу на операцию глаз, т.е. месяца на полтора.

Сколько такое может продолжаться? Ведь я знаю только о том, что связано с международными делами, да и то – с теми, от который практически ничего не зависит. Есть еще и внутренние дела, которые повседневно связаны с самой жизнью народа. Между тем, руководство страны фактически парализовано. Никто не состоянии действовать и лишен возможности что-либо предпринять по существу, т.е. решать, раз есть беспрекословный лидер, в руках которого непререкаемая власть. Но руки эти уже беспомощны.

Разговаривал с Б.Н. о вчерашней своей беседе с Кленси и Саймоном. Плевать он хотел на все это, в том числе на всю проблему Тимора.

Джавад (зав. сектором британских стран) съездил на Мальту. Убедился, что там есть компартия. Но Б.Н. и слушать не захотел о ней, не говоря уже о том, чтобы включить ее в подготовку к европейской конференции. Его беспокоит только одно – как бы не перегрузить лодку конференции еще какой-нибудь проблемой.

«Кажется, мы выходим на последний рубеж. Помнится, в отношении Никиты мы до такого не доходили»

16 октября 1976 г. С утра до ночи «готовлю» Б.Н.’а в Англию. Ворох всяких справок, заготовок речей, тостов, памяток для бесед. Все это, конечно, пойдет в корзину. Его «руководство» заключается в том, что эти бумаги все больше насыщаются пропагандой (и во многом – демагогией), которая, конечно, только покоробит англичан. И меня вновь и вновь поражает, как он, человек с острым практическим взглядом на вещи, со склонностью смотреть с изнанки, видеть скорее плохое в людях, чем хорошее, всегда подозревать их в корысти (если они что-то делают не для него непосредственно), человек с таким политическим опытом и иногда даже полицейским подходом к иностранным делам, - как он может рассчитывать, что англичане, лейбористы, на уровне руководства LP и LD, дадут ему произносить часовые речи с призывами к разрядке, сокращению вооружений, прекращению гонки, уменьшению военных бюджетов, а заодно «агитировать за советскую власть» указанием на то, что у нас хлеб – столько-то копеек, молоко – столько-то, трамвай и метро – столько-то... И все это неизменно уже 50 лет!

Сколько бы я ни убеждал его, что разговоры будут сугубо деловые, он только раздражается. Я готов биться об заклад, что у Каллагана-Хили-Кроссленда вопросы будут такие: когда приедет в Англию Брежнев; почему мы мешаем мирному урегулированию в Южной Африке; почему мы наращиваем военно-морскую мощь, сверх необходимых для обороны пределов; о диссидентах и евреях (третья корзина Хельсинки); почему мы так плохо выбираем полурамиллиардный займ, который англичане нам предоставили в 1975 году, и занимаемся при этом разглагольствованием о необходимости всемерного развития экономических отношений.

Ни по одному из этих вопросов Б.Н. не имеет никаких полномочий. В ответ он будет «делать пропаганду» и призывать к дальнейшему сотрудничеству во имя мира! И голо отрицать то, что будут предъявлять как обвинение (например, по флоту он даже не знает, как обстоит дело).

Выдал я ему еще и еще раз переделанные статьи по социал-демократии (перед женевским Конгрессом Социнтерна, в свете нашей берлинской встречи) и о советской демократии. Он ковырялся в текстах во время отпуска в Крыму. Должен сказать, что Сашка Вебер сделал отличную, очень политичную статью по социал-демократии. Она могла бы стать переломной для МРД, поскольку «из под пера» самого Пономарева. Но теперь – Hic Rhodus – hic salta! Теперь Б.Н. должен пойти к Суслову и договориться: выступать или нет. До Конгресса Социнтерна остается чуть больше месяца... Я несколько раз напоминал. Он соглашался. С Сусловым он видится каждый день. Результата никакого. Возникает уверенность, что произойдет то же, что уже неоднократно бывало и с этой, и с другими темами: откладывается, забывается, а через год, обычно пере отпуском, он начинает ворчать – вот, сколько лет я настаиваю на такой статье, ничего у этого вашего Вебера не получается (намек и на меня), или он не хочет, у него (т.е. у Вебера) явный уклон в реформизм, вот он и волынит. И т.д.

Здесь вновь сказывается его чиновное, в общем-то бесправное положение в партийной верхушке. Как мы в отношении него самого, так и он там может лишь исподволь протаскивать что-то свое, давать замечания, которые часто игнорируют, но ничего существенного он не может там определять и уж во всяком случае, решать. На прошлой неделе был здесь Уоддис. Приехал договариваться о визите своего генсека в Москву, но чтоб на уровне Брежнева. Дело тянется более трех лет. Но и на этот раз Б.Н. отфутболил визит на будущий год.

За эти две недели пришлось также заниматься с Блатовым подготовкой бесед Брежнева с Нето (президент Анголы), заодно доводить текст интервью Брежнева французскому телевидению. Оно состоялось 4 октября и, кажется, произвело впечатление на Западе. Таковы законы современной политики и массовой информации! Те же самые слова в сотнях умных и авторитетных статей имеют почти нулевой результат. А здесь – даже без особых аргументов – означают вклад в реальную политику. А московская публика несколько дней не могла придти в себя от удивления, - как это Брежнев целые полчаса без всякой бумажки так гладко все говорил. Ей в голову не приходит, как это делается. Вот еще одно на эту тему. Произошло позавчера. А вчера полностью дано в газетах. Привожу выдержки из речи Кириленко по случаю вручения Брежневу второй звезды Героя в связи с семидесятилетием.

«Дорогой Леонид Ильич! За это время ты, как никто, так высоко поднял величие нашей Родины, ее народов, так мудро изменил развитие мира в сторону разрядки и утверждения прочного мира на Земле, за что ты, Леонид Ильич, законно снискал глубокую любовь миллионов людей нашей планеты... Партия и народ любят тебя, Леонид Ильич... Весь твой жизненный путь, мудрость и талант дали тебе возможность собрать и впитать в себя такие драгоценные качества партийного и государственного деятеля, которые присущи только великому человеку нашего времени, вождю нашей партии и всех народов нашей Отчизны».

Кажется, мы выходим на последний рубеж. Помнится, в отношении Никиты мы до такого не доходили.

Вчера я невольно оказался при телефонном разговоре Гришина с Пономаревым (тот болеет и на ПБ и при награждении Брежнева не присутствовал). Б.Н. ему рассказывает что было. Они на «Вы» и, следовательно, не очень интимны в общении, но все же он рассказал что было и под конец не удержался: «Длинно, говорит, выступал Андрей Павлович... И все одно и тоже, все уже известно... Все уж утомились, а он все говорит и говорит. Больше – чем другие в таких случаях».

Коробит старика этот неумолимый процесс культизации Брежнева.

«Партия иссыхает в просоветском догматизме»

16 октября 1982 г. Эта неделя длинная. Замучили делегации. Каждый день по одной – две.

Кленси – австралийский председатель КП. Партия иссыхает в просоветском догматизме.

Вассало. Крупный человек, генеральный секретарь маленькой партии маленькой Мальты. Значительнее своей партии на много порядков.

Польский посол Кочелек с секретаршей. Пришел представиться и проинформироваться.

Вьйге - член ПБ ФКП и главный редактор «Cahiers du communism» с еще одним французом – целые два часа я распространялся обо всем. А французы после Канапы побледнели. Говорят фразами из последнего выступления Марше или из доклада на последнем Пленуме. Как румыны. Скучно. Но я их «очаровал» доверительностью.

Чейтер – член ПБ и главный редактор «Morning Star». Он сильно эволюционизировал за пять лет (как я его видел) в нашу сторону. Разговор долго не клеился, присутствовал Афанасьев. Когда я потом Б.Н.’у об этом рассказал, он стал сильно волноваться: итальянцы бузят, надо принимать меры и тут еще оказывается – с другого боку подвох. Не доложить в ЦК – узнают, будет «выговор», доложить? А как доложишь, когда даже само название статьи страшно воспроизвести в записке в ЦК? Словом, обычные его крупномасштабные чиновничьи тревоги вместо политики.

Вчера – защита докторской диссертации у Загладина в МГУ. Четыре часа почти в атмосфере философического трепа. Мысли, которые «высказывали» эти академики, член- коры и профессора философии – для меня – обыденная банальность, с которой каждый почти день сталкиваешься в ТАСС. Но преподносится это на уровне современной марксистско- ленинской идеологической схоластики. Вадим блистал и было видно, как все его официальные и неофициальные оппоненты старались изо всех сил выглядеть на его уровне. Потом пьянка в довольно узком кругу, но почему-то не у Вадима, а на квартире у Ваньки Фролова, с которым в паре они разрабатывают глобалистские проблемы.

Вчера Б.Н. собрал ученых из Ленинской школы и АОН – 6 человек, чтоб «посоветоваться», как обновить свою брошюру «Устарел ли марксизм-ленинизм?» (официально – «Живое и действенное учение марксизма-ленинизма»). Я их заранее предупредил, о чем будет идти речь. Подготовились. И много наговорили дельных вещей... Брошюра, которую мы с Козловым соорудили лет пять назад хорошо пошла и у нас, и среди зарубежных коммунистов. И разумеется, каждый получил задание дописать, изменить, пополнить текст в соответствующих местах по тем темам, о которых он сам же говорил на этой сходке.


С точки зрения поддержания уровня нашего «теоретического» престижа в МКД, это мероприятие может быть не такое уж плохое, но времена уже не те, чтоб подобные акции оказывали теоретическое влияние на кого бы то ни было. И лучше бы сам-то Б.Н. не лез в дискуссию. Ведь стоило ему открыть рот, как обнаружилось его постыдное невежество даже в тех вопросах, которые уже изложены в «его же собственной» брошюре. Апеллировал дважды ко мне, рекомендуя обратить внимание институтов на ту или иную тему, которой, по мнению Пономарева, никто еще не занимался, а надо бы, очень важно. Я мрачно опровергал, сообщая, что эти темы давно разработаны и по ним имеются целые книги. Но с него, как с гуся вода. Вот в такого рода «мероприятиях» слишком уж наглядны цинизм и разврат этой нашей теперь уже вполне открытой практики эксплуатации чужих мозгов.

«Сам первый секретарь выглядел убого, жалко, беспомощно, неграмотно»

16 октября 1984 г. Был на Секретариате ЦК. Записка Черненко о работе с кадрами. Все правильно: надо молодой резерв иметь, из знающих людей, и чтоб не было уголовников среди партработников... Гапуров (первый секретарь Туркмении) докладывал, как «выполняется» четырехлетней давности постановление о борьбе «с религиозными пережитками». Сам первый секретарь выглядел убого, жалко, беспомощно, неграмотно. А картина такова: все свадьбы, даже те, которые регистрируются по-граждански и справляются по-комсомольски, потом фиксируются у муллы.

Тысячи подпольных мулл. Люди на глазах у общественности живут вроде по советским нормам, а дома, в ауле – по законам шариата. Мальчиков обрезают, 100 % похорон – по правилам Корана и т.п. По 40-50 самосожжений в год. Бобков (КГБ) доложил, что обнаружены даже мюридские группировки. Настроения антисоветские и антирусские очень широко распространены. 270 тысяч работоспособных не работают. 85 % работоспособных женщин сидят дома и ведут образ жизни такой же, как и 100 лет назад. Калым процветает: суммы достигают 10 000 рублей. Лучинский (зам. зав. Отделом пропаганды), выступивший с содокладом, сообщил такой факт: четверо комсомольцев умыкнули девушку прямо со свадьбы и одного из них подпольный мулла тотчас же женил. Муллы сплошь и рядом освящают браки с несовершеннолетними. И т.п.

И вот русские секретари ЦК во главе с Горбачевым искренне удивляются и возмущаются, как все это может быть спустя 67 лет после Октябрьской революции! Я тоже удивлялся. И приходят в голову невеселые идеи: а не послать ли всех этих туркмен вместе с таджиками, узбеками, эстонцами и прочими к еб... матери: пусть самостоятельно делают с собой что хотят! Может, обратно запросятся когда-нибудь. Куда там. Мы Афганистан-то не хотим «выпустить» из рук и пытаемся его цивилизовать и «осчастливить» ценой тысяч жизней своих ребят и всемирного позора на голову страны Советов!

Б.Н. после моего с ним вчера разговора и намека, что Горбачев-таки интересуется запиской об МКД, сегодня вдруг вернул записку с исправлениями и подчеркиваниями. Просто отчаяние берет: добавил газетной аллилуйщины, вычеркнул все попытки серьезно и реалистически оценить условия нашей работы в нынешнем комдвижении. Руки опускаются... Загладин посмотрел, оценил вклад Б.Н.’а в вышеупомянутом духе и послал все мне. А мне – больше всех надо?! А я болею душой и сам не знаю, почему не хочу плюнуть на все и перепечатать, как хочет Пономарев и представить... Но стыдно. Совесть не позволяет.

«10 наших парней гибнут каждый день. Народ разочарован.. И когда же афганцы научаться защищать сами себя?»

16 октября 1985 г. Прочитал я стенограмму беседы у Горбачева с Кармалем, который тайно вызывался в Москву 10 октября. Действительно, остро: 10 наших парней гибнут каждый день. Народ разочарован и спрашивает- доколе там будут наши войска? И когда же афганцы научаться защищать сами себя? Главное – нет массовой базы. Без этого никакая революция не имеет шансов. Рекомендовано – сделать крутой поворот назад – к свободному капитализму, к афганско-исламским ценностям, к делению реальной власти с оппозиционными и даже ныне враждебными силами. Это крутой поворот! Посоветовал искать компромиссы даже с лидерами мятежников и уж, конечно, с эмиграцией. Пойдет ли на это Кармаль, а главное – способен ли, владеет ли он ситуацией настолько, чтобы пошли ему навстречу нынешние враги?!

Встречался с Каштаном (генсек КП Канады). С ним Уолт и Бизел. Все они, возвращаясь от Ким-Ир-Сена, специально задержались, чтоб увидеться со мной. Как обычно, просвещал по всем вопросам: как же, как же, у них ведь Пленум в начале ноября. Надо же что-то привезти из Москвы. Каштан строил из себя важную персону, но понимает, что выше меня его все равно не пустят. Жаловался, как и другие КП (в том числе ИКП), что КПСС больше ладит сейчас с социалистами и социал-демократами, чем с братскими партиями.

Оказывается, в воскресенье, когда я был еще в Тулузе, звонили домой от Горбачева: он хотел пригласить меня к себе на дачу, смотреть отобранные мною вместе с Ермашом фильмы для Женевы. Упущенная возможность поговорить откровенно, - в том, числе и о том, что делать с МКД.

Безумно много дел. На меня оставлено доводить международный раздел к Отчетному докладу ЦК для XXYII съезда (срок 25.11.). А я не мог даже приступить за весь день, так как куча текучки. И сотни шифровок и прочие документы, которые надо знать. И звонки, и улаживания, и поручения. Кстати, сегодня увидел, что Постановление ЦК (ПБ) по итогам парижского визита - почти целиком по моему проекту.

«Массовая база у М.С. – интеллигенция. Рабочий класс – за Ельцина»

16 октября 1989 г. Реакция на встречу с прессой. У участников она такая: если Горбачев так с нами, преторианцами перестройки, то мы найдем себе другое место. Если он всех таких, как Собчак, Заславская, Шмелев, записывает в лагерь противников, то с кем же он хочет делать перестройку? В самом деле, массовая база у М.С. – интеллигенция. Рабочий класс – за Ельцина. На что же Горбачев рассчитывает, присоединяясь к лигачевизму в отношениях с интеллигенцией?

Если с Афанасьевым затеется «дело» (а оно затеется, потому что первичная парторганизация его исключать не будет, значит сделать это должен КПК вопреки всякой демократии), то тем самым открываются ворота для многопартийности, аргументов для сохранения монополии КПСС не остается. Если он призывает к консолидации, а сам прибегает к оргвыводам, тогда конец гласности. Значит, каждый теперь должен действовать не по совести, а приглядываясь к тому, что подходит начальству.

И, следовательно, прощай призывы самого М.С.’а «давайте вместе». Теперь получается – «давайте как я хочу, как меня устраивает». Ельцин, опомнившись от «покушения» на него, а на самом деле от пьяного мордобоя за его приставания к чужой жене, собрал митинг. Смысл этого митинга: Горбачев окончательно исчерпал себя. Его надо немедленно убирать.

Но, увы, М.С. предложил исключать и снимать с работы не Ельцина (хотя есть решение Пленума ЦК), а Афанасьева и Старкова. И теперь, Ельцин и Ко вместе с Афанасьевым и Ко, которым нечего терять, мосты у них сожжены, бросятся в отчаянную атаку. Говорят, на 25 октября назначена демонстрация у здания ЦК с требованием убрать троих – Лигачева, Зайкова, Воротникова. Пока так!

Даже Рыжов (директор МАИ и ныне председатель комиссии Верховного Совета по науке) выступил вчера по телевидению с ельцинских позиции?. А ведь он – в друзьях у М.С. Словом, эта «встреча с прессой» была ошибкой. С таких вещей начинается путь, по которому пошел Хрущев.

Я весь день писал речь, которая будет произнесена во дворце «Финляндия». Сочинил материал для Совета обороны. Сделал еще сотню мелких дел и звонков. Опять подводит МИД. До сих пор нет ни проекта речи на обеде у Койвисто, ни материала для переговоров с ним.

Ковалев болтун и очень уж мелкотравчат для первого зама МИД.

Сочинил я проект письма Горбачева к Бушу, его повезет с парламентской делегацией Примаков.

«Они уже сами выдохлись, сокрушая и стреляя друг в друга»

16 октября 1991 года. Среда. Утро. Вчера М.С. опять удивил, в том числе и меня. Окрутил Милошевича и Туджмана тем, что, несмотря на всю их вражду и непримиримость, они согласились вместе ужинать (в особняке на Ал. Толстого) и приняли совместный меморандум (который быстро, за 5 минут, я продиктовал Тамаре, перед тем как ехать в этот шехтелевский дворец). И втроем фигуряли перед камерой, а Андрей Грачев зачитал этот текст ("коллективно" перед тем отредактированный во Врубелевской гостиной). В общем - чудеса горбачевского обаяния, "доверительной" убедительности и ловкости... Это обезоруживает... прежде всего здравым смыслом и тем, что сейчас стали называть открытостью.

Однако, думаю, в югославском конфликте этим, пожалуй, и кончится. Стоило ли, продолжаю я перед собой настаивать?! Больше выиграл М.С. для себя (в смысле международного и даже внутреннего имиджа). Объявил там, что завтра он будет "так же!" сводить Муталибова и Тер- Петросяна! Что ж до Югославии, то я буду не прав только в том случае, если они уже сами выдохлись, сокрушая и стреляя друг в друга: 1000 убитых военных, 10 тыс. мирных жителей, 388 исторических памятников уничтожено, полное разорение хозяйства Хорватии и т.д. Тем не менее, по "данному вопросу" я оказался не прав с точки зрения интересов самого М.С. как государственного деятеля, недооценил его способностей.

А по Японии - с Накаямой - хоть я и выступал с крайностью, настаивал на том, чтобы уже сейчас объявить (пусть в закрытом порядке, на ушко), что согласен передать острова, - моя настойчивость была небесполезной. Это заставило М.С. задуматься: нельзя топтаться на месте. И он сделал шажок, дав Накаяме понять, что цель у нас с Японией - одна: по мирному договору острова отдавать. Но надо "пройти путь", не перескакивать, не сломать процесс, потому что и у нас теперь демократия, которая на Дальнем Востоке бурно против передачи!

Приходил Розенталь из Time. Сказал, что за мой текст о 18-21 августа - мне положено 5000 долларов! Хорошая подпорка в нынешней жизни. И, может, удастся квартиру купить, на чем настаивает Аня. Но мэр Гаврила Попов каждую неделю меняет условия.

Договорились с Розенталем, что "может быть" - я им буду нечто подобное выдавать и впредь "о своей службе у Горбачева"... Надо, надо... Уйдет ведь многое вместе со мной, пока через 50 -100 лет историкам не попадет в руки мой дневник.

Болит за ухом. Что бы это могло быть? Обычно все мои такие "болезни" сами проходят... как, например, грыжа в паху в сентябре... Может, и это само пройдет?! Как на собаке.

См. предыдущую публикацию: «Горбачев все время норовит лезть не в свое дело». «Поставили его в ЦК на сельское хозяйство. А дела все хуже и хуже. мне Б.Н. по секрету сообщил, что хлеба уродилось меньше 170 млн. тонн - как в худшем из засушливых годов». Что было в Кремле октября: в 1975, 1977, 1984, 1987 и 1989 годах

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Что показали три дня Съезда?

FLB: «Прежде всего – изоляцию Политбюро от государственных дел. Готов ли к этому сам М.С.? Лигачёв и Ко выглядят наблюдателями». Что было в Кремле 28 мая: в 1976, 1977, 1985, 1989 и 1991 годах

Большинство церквей стоят скелетами

FLB: «Плюс мерзость запустения. Питирим всё это намерен восстановить - сделать поясом культуры, музеев, гостиниц, кемпингов, туризма. И уже начал». Что было 3 мая: в 1972, 1984, 1985 и 1991 годах

«Великая нация исчерпала свой исторический ресурс»

FLB: «Ох, как я ошибся насчёт реакции русских. Стерпели всё – и позор превращения в «нацменьшинство», и погромы, и неблагодарность». Что было в Кремле 3 ноября  в 1974, 1985, 1988, 1990 и 1991годах.

1976: В магазинах ничего нет. Ржавая селёдка. Когда мясо появляется – давка»

FLB: «За неделю мы обошли несколько домов и везде угощали солёными огурцами, квашенной капустой и грибами, т.е. тем, что летом запасли на огородах и в лесу». Что было в этот день, 6 января, в Кремле: в 1973, 1976, 1986, 1988 и 1990 годах

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров