История 07.05.18 8:32

C этим еврокоммунизмом надо что-то делать!

FLB: «Что они себе позволяют! А мы им платим, как ни в чём не бывало, деньги народные даём. Надо закрыть кассу, не давать им ничего. Пусть барахтаются». Что было в Кремле 7 мая: в 1972, 1977 и 1990 годах

C этим еврокоммунизмом надо что-то делать!

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь

КОМДВИЖЕНИЕ, КАК САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ СИЛА - ОДНО НЕУДОБСТВО ДЛЯ НАС

7 мая 1972 г. После приёма в посольстве ГДР походили с Жилиным. Он распространялся на тему, что не тем мы занимаемся в Международном отделе. Если бы не обслуживание Б.Н. (Пономарёва)докладами, статьями и прочим, куда уходят лучшие творческие силы, время, энергия, - мол, могли бы выдавать аналитические разработки о комдвижении, готовить инициативы, обдумывать стратегию нашей политики в МКД (Международном коммунистическом движении). Я возражал: если б не Б.Н. и его претензия выступать в роли теоретика, что бы мы вообще делали? Занимались бы текучкой, как в братском отделе (по соцстранам). Напомнил Жилину, что по крайней мере с 1966 года не раз предпринимались попытки серьёзно проанализировать состояние МКД и нашу стратегию в целом. Даже однажды предполагался специальный Пленум ЦК. «Где это всё? У меня в сейфе, мёртвый груз, корзиночные усилия».

Не нужно всё это «начальству». Комдвижение сейчас - это не более, чем идеологическая приставка к нашей внешней политике, архаичный «аргумент», что мы все ещё «идеологическая величина», а не просто великая держава. Комдвижение, как самостоятельная сила, со своими законами и задачами - одно неудобство для нас. Лучше его не замечать в качестве такового, хотя с некоторыми партиями, как суверенными величинами, иногда нельзя не считаться. И поэтому - полный идеализм предлагать объективный анализ и из него выводить стратегию МКД.

Говорю Жилину: «Вот уйдёт Б.Н., дадут кандидата наук Червоненко (бывшего посла в Чехословакии), много ты будешь заниматься «проблемами»?! Достаточно было так поставить вопрос, спор исчез.

Попросил Сашу Галкина (прелесть - человек!) подготовить статью для «Коммуниста», которая, конечно, никогда не будет опубликована, тем не менее, нельзя отступаться от изложения credo, раз Егоров, заказав, поймался на этом. Между прочим, статья-то была заказана мне и Жилину. Однако он, сославшись на личные мотивы, попросился отлучиться... и не участвовать в обсуждении плана статьи - для чего я и пригласил Галкина.

Словом, Жилин «отруливает» от борьбы. И если б он не был просто болтуном, как я теперь окончательно убедился, можно было подумать, что он просто занимался провокацией, когда при начале конфликта с Федосеевым настаивал на том, чтоб к вопросу о «структуре рабочего класса» добавить ещё вопрос о множественности партий, которую вопреки позициям КП Федосеев осудил, как ревизионизм.

Вчера вечером поехали к Красину (я, Вебер, Галкин). Пили мою «смирновскую» водку с красинским (финским) джусом из клюквы. Читаю Збигнева Бжезинского «Между двумя веками»!

БРЕЖНЕВ УЖЕ НЕ В СОСТОЯНИИ ОТБИРАТЬ ВАЖНОЕ ОТ СУЕТЫ, А СОРАТНИКИ УЖЕ НЕ ОСМЕЛИВАЮТСЯ СКАЗАТЬ

7 мая 1977 г. Первая майская рабочая неделя прошла сумбурно. И финишировала совсем удручающе. В четверг на ПБ (Политбюро)состоялось обсуждение проблем МКД – «сопутствующее», «спонтанное», в связи с обсуждением итогов пражского совещания по ПМС (пражский журнал «Проблемы мира и социализма»)и... неожиданно для меня – письма ЦК КПСС к КП Великобритании. Это письмо было написано мной (вместе с секторами) «по велению» Б.Н. (Пономарёва), ещё до моей поездки в ФРГ. Его вдохновил «успех» письма к ФКП... Однако, уже на Секретариате Суслов высказал сомнения. И хотя не отверг, предложил повременить с отправлением («дату согласуем после»). Думаю, чтоб завалить его совсем, он и вынес письмо на Политбюро. 

Брежнев сказал:«Не зачастили ли мы с письмами к компартиям? Андропов придрался к трактовке слова «диссидент», мол, мы не диссидентов (инакомыслящих) сажаем и высылаем, а преступников.Суслов опять предложил «вновь рассмотреть дату»... А письмо-то в общем, в отличие от письма французам, вежливое. Там даже нет упрёков (и намёков) в адрес руководства КПВ и лишь «легко» задета Morning Star...

Итак, казалось бы, одна линия (не ссориться! не задираться!). Очень хорошо. Я был бы последним, кто с этим не согласился бы. И возражал Б.Н.’у, доказывая, что не стоит «писать»... Однако, нарвался на выговор с упрёком в либеральничании... Но то, что потом произошло – совсем противоречит сказанному в связи с письмом КПВ.

Б.Н., собрав меня, Загладина и Брутенца, рассказывал об этом сумбурно и в очень расстроенных чувствах. Не называл, кто что говорил, за исключением двух. Кто начал, тоже непонятно. Но началось с обычного (как между случайными пассажирами троллейбуса): с этим еврокоммунизмом надо что-то делать! Что они себе позволяют!! А мы им платим, как ни в чём не бывало, деньги народные даём. Надо закрыть кассу, не давать им ничего. Пусть барахтаются.Да, да. Давно пора, - поддакнул Капитонов (но кому?).

Громыко вступил в дело:«Тоже мне (!) – в правительство захотели! Да кто их туда пустит! Шутка что-ль.

Но, что ж нам теперь, - возразил ему кто-то, - мешать что ли им бороться за власть?! Мало мы бьём их в своей печати. Не боремся фактически против этого ревизионизма и оппортунизма. Спускаем им всё..

Да... - кажется, это был Суслов, - надо поручить разработать долговременную линию в отношении КП, подверженных еврокоммунизму.

На том и порешили. И никто не вспомнил, что такая линия давно была ими самими утверждена специальным решением ПБ от 8 сентября 1976 года «По итогам Берлинской конференции». Ну и что? А вот что! Во-первых, конечно, обидно, что «не видна» вся наша (отдельская и пономарёвская) работа – сколько сил, нервов, выдумки, сколько слов и бумаги, не говоря уж о рабочем и нерабочем времени, включая буквально бессонные ночи, – и всё это, оказывается, «не видимые миру слёзы». 

Во-вторых, и самое печальное, что высшее наше руководство даже не знает, что у него есть «линия» в отношении еврокоммунизма. А уровень обсуждения этой проблематики, которой отдаёшь «лучшие силы души», - и в самом деле не поднимается выше пикейных жилетов. А уж об уровне компетентности и понимания сути дела, того, что всё это значит и к чему ведёт, и говорить стыдно. Впрочем, чего ждать и на что уповать, когда вчера 20 минут из 30 программы «Время» было посвящено встречам и переговорам на высшем уровне с абиссинским лидером (имени-то его даже специалисты не в состоянии выговорить). Все – и Брежнев, и Подгорный, и Косыгин и др. – все были им заняты три дня. Других более важных дел у нас нет!

Народ, конечно, привык. Но это ужасно, что Громыко вместе с «генералами» (Устиновым) подсовывает всякую ерунду. Главный уже не в состоянии, видимо, отбирать важное от суеты, а соратники и даже помощники уже не осмеливаются сказать (или хотя бы намекнуть), что ерунда есть ерунда. Сама по себе, не говоря уже о морально-политических последствиях для авторитета власти и «лично»....

ЯЗОВ ВЫСТУПИЛ ПО-ГЕНЕРАЛЬСКИ ЦИНИЧНО. ЗАБЫЛ ДАЖЕ О 3 МЛН. ПЛЕННЫХ ТОЛЬКО В 1941 ГОДУ

7 мая 1990 г. Приехал Шеварднадзе с «двух + четыре». И по шифровкам, и по его докладу Горбачёву ясно, что мы проиграли, отказавшись от документа, который был завален на ПБ (речь идёт об условиях нашего согласия на Германию в НАТО).

Шеварднадзе пришлось там отделываться общими фразами вместо того, чтобы заставить партнёров конкретно обсуждать наши условия. И Коль, и Бейкер не преминули этим воспользоваться. Встречу Коль объявил «исторической», добавив: «Теперь никаких препятствий нет».

В воскресенье звонил мне Бишер (народный депутат СССР от Латвии). Оказывается, Горбачёв уже сообщил Рубиксу (секретарь ЦК Компартии Латвии) – и сегодня это уже опубликовано в «Правде», - что с Латвией будем поступать так же, как с Литвой, если не будет отменена «Декларация 3 мая». Шахназарову на эту же тему звонил Вульфсон (тоже народный депутат). У обоих один и тот же вопль: вмешайтесь, пожалуйста, пусть президент вчитается в обращение, которое мы ему послали. Вмешались. Горбачёв заявил Шаху: «Я додавлю всех!»

Да... с Горбачёвым что-то происходит. Сегодня он устроил встречу с Героями Советского Союза и орденоносцами «Славы». Какой-то генерал, приехавший из Литвы, 20 минут нёс чёрт знает что! - будто бы он не в 1990, а в 1950 году. Другие под стать, и всё под бурные аплодисменты. Западная печать усекла: Горбачёв, мол, эти празднества, 45-летие Победы и проч., проводит, чтобы умаслить армию, которая ещё не сказала своего слова в политике. Наверное так оно и есть. Но тут сказывается и его «эмоции». (А почему у меня самого их нет? Вернее, они у меня совсем другие, эти эмоции, хотя я-то, как и эти генералы и орденоносцы, воевал с немцами, а не в Афганистане?).

Язов выступил тоже по-генеральски, по существу цинично. Обрушился на учёных-очернителей: насчитали, мол, 46 миллионов, а погибло на полях сражений всего (!) 8. Забыл даже о 3 млн. пленных только в 1941 году.По чьей вине, товарищ Язов? А ведь их судьба оказалась хуже, чем у убитых. Словом, М.С. напускает серую пену, чтобы прикрыть прорехи перестройки. Эта его акция - та самая «другая крайность», против которых он так яростно выступает.

Шеварднадзе привёз от Бейкера важные уступки по СНВ. Неужели мы опять упрёмся?

См. предыдущую публикацию: «Для Громыко шум вокруг Афганистана полезен. Это позволяет убеждать Брежнева и других, которые могут усомниться, в том, что «ошибки не было», что «надо было вводить войска». Что было в Кремле 6 мая: в 1973, 1980, 1984 и 1985 годах.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

Наедине Никсон сказал Брежневу

«Помните и верьте мне, я никогда ничего не сделаю, что повредило бы Советскому Союзу». Что было в Кремле 3 июня: в 1972, 1976 и 1984 годах

Первый нормальный день "новой эры"

FLB: «Со времён войны не было ещё такого момента, когда на всём Западе возникла такая сплошная волна симпатий к советскому руководству, а заодно и к Советскому Союзу!»  Что было в Кремле 18 марта: в 1972, 1978, 1979, 1984 и 1985 годах

Весь мир нас проклял за Афганистан : в ООН - 104 делегации проголосовали против нас

FLB: Картер лишил нас 17 млн. тонн зерна, в Москве сразу же исчезла мука и макароны), запретил всякий прочий экспорт, потребовал отмены Олимпиады. Что было в Кремле 28 января: в 1976, 1977, 1979, 1980, 1990 и 1991 годах

Брежнев: «Читал, я эту вашу статью, вернее Галя мне её прочла»

FLB: «Видно, что много народу писало. Есть места ничего, а есть банальность и скука, как сам ваш шеф Пономарёв». Что было в Кремле 22 января: в 1978, 1982, 1984 и 1985 годах

Мы в соцсетях

Новости партнеров