История 03.02.18 15:46

Брежнев и другие отдают внешней политике 90% времени, и только 10% - хозяйству

FLB: «После пьянки, организованной замами накануне 7 ноября в кабинете Загладина, чем занимался сам Пельше, теперь вот новое напоминание - что замы у Пономарёва «того»! Что было в Кремле 3 февраля: в 1973 и 1986 годах

Брежнев и другие отдают внешней политике 90% времени, и только 10% - хозяйству

Из дневников Анатолия Черняева - заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.). См. предисловие здесь.

ПИСАЛ ДОНОСЫ НА СВОИХ КОНКУРЕНТОВ

3 февраля 1973 г. История с Ульяновским , один из замов Б.Н. (Пономарёва) по Востоку. Гафуров (академик, директор Института востоковедения) написал на него Брежневу письмо - об использовании материалов, присылаемых по заданию Международного отдела, в статьях и брошюрах Ульяновского; о монополизации редактирования всяких сборников и книг по международному освободительному движению; о каше во взглядах, когда в статьях Ульяновского, выходящих в разных местах почти одновременно, директивно отстаиваются противоположные взгляды; о перепечатке одних и тех же статей в разных изданиях; о несметных гонорарах.

Б.Н. был очень огорчён. Долго ходил по кабинету. После пьянки, организованной замами накануне 7 ноября в кабинете Загладина, чем занимался сам Пельше, теперь вот новое напоминание, - что замы у него «того»!

(Кстати, эта история с «плагиатом и несметными гонорарами» закончилась для востоковеда Ростислава Александровича Ульяновского благополучно. Поскольку, спустя 4 года, в 1977 году, Анатолий Черняев написал в своём дневнике: «Об Ульяновском – нашем 75-летнем заме, который для того, чтоб пройти в член-корры писал доносы на своих конкурентов в президиум Академии наук, звонил вице-президенту Федосееву и с фельдом ЦК посылал ему пакеты с этими доносами». Жизнь у него была непростая. С 1935 по 1940-й Ульяновкий отсидел 5 лет по обвинению в принадлежности к троцкистской организации – прим. FLB. На фото: Ростислав Ульяновский)

Столкновение с Б.Н. в связи с докладом об МКД, который мы ему подготовили (для «сборов» идеологических секретарей республик). Обвинил меня в пацифизме, в том, что за «успехами Программы мира» мы не видим, что гонка вооружений продолжается, военные бюджеты растут (США - 83 млрд.), НАТО продолжает маневры, совершенствует военную машину, а Помпиду нам улыбается, интригует с американцами и поощряет антикоммунизм.

Я ему ответил: но как же вы будете выглядеть? На закрытом сборе, перед элитой руководящих кадров, вы, по существу, хотите представить дело так, что толку от Программы мира нет, что наше «мирное наступление» - это топтание на месте, что ничего в мире не изменилось и что 90% времени, которые Брежнев и другие отдают внешней политике (и только 10% - хозяйству) - это понапрасну затраченные силы. И потом: о Помпиду наши слушатели судят по телепередачам, в которых они видят «объятия», улыбки, взаимные подарки и прочие, на самом высшем уровне. А вы в этот самый момент идеологам скажете, что все это - чистый фасад, а на самом деле - Помпиду наш ярый враг и т. п.?


Он несколько сник... Естественно, в докладе осталось всё как было, лишь с небольшим добавлением об американском военном бюджете. Впрочем, в тактическом плане Б.Н., возможно, прав. Особенно, когда произнёс передо мной речь о «европейской безопасности». «Вот, - говорит, - шум и в печати у нас и вы тоже, в докладе для меня: европейская безопасность, новая система отношений, сотрудничество, взаимная выгода, обмен людьми и идеями, добрососедство... Ни хера, Анатолий Сергеевич, этого не будет! Уверяю вас. Дай Бог нам добиться приличного совместного документа, чтоб пропаганда не смогла его использовать потом против нас. А так - всё останется по-старому. Ведь то, что мы хотели от Хельсинки, мы уже получили (границы и признание ГДР), а теперь оно оборачивается против нас, и нам бы лишь прилично выпутаться из этой нашей же затеи.»

Тут он, конечно, прав. Он и знает, и отражает mentalite всего нашего руководства (впрочем, за вычетом, пожалуй, самого Брежнева). В то же время, в этой его откровенности - признание того, чего мы не хотим признать: мировое развитие - «революционный процесс» уже пошло иначе, чем это предполагалось на протяжении 50 лет; победила наша «реальполитик», основанная на силе и запугивании, но не наша идеология, и чем больше успехов в нашей политике, тем больше ущерба нашей идеологии (классически представляемой, а теперь можно уверенно сказать - не случайно представляемой, Демичевым и Трапезниковым). Так что в глобально-стратегическом плане Б.Н. уже архаичен. И он даже не в состоянии заметить глубокого противоречия в самой собственной деятельности. Он отмахивается от проблемы, чтобы свести концы с концами.

Есть у нас в Отделе Борис Ильичёв, заведующий сектором Юго-Восточной Азии. Умный, образованный, острый, насмешливый, циник и анекдотчик. Объездил весь свой район, работал много лет в Индонезии. У нас с ним давно взаимные токи, в частности, обмениваемся «марксистско-ленинской» литературой по сексуальным вопросам. Он большой знаток в этом деле. Недавно явился он ко мне, сел в кресло и быстро, в своём полухулиганском стиле стал излагать свою концепцию.

НО Я НЕ ДАЛ ЕМУ ЗАВРАТЬСЯ И РАССКАЗАЛ, КАК БЫЛО ДЕЛО

3 февраля 1986 г. Сегодня днём, как раз когда у меня сидел Шапошников, позвонил Горбачёв.
- Здравствуй! Я только что говорил с Пономарёвым. Сказал ему, что беру тебя к себе. И уже подписал проект постановления, пустил по Политбюро.
- Спасибо... - и молчу. Он тоже молчит, ждёт, что ещё скажу...
- Спасибо за доверие... - Опять молчание...
- Ты что? Колеблешься?
- Нет... Но я же вам уже сказал, справлюсь ли? Вы уверены?
- Я уверен.
- Но мне нужно разобраться с делами здесь...
- Два дня тебе. И приступай.

Шапошников, сидевший напротив, догадался, что идёт речь о каком-то назначении. Но когда я ему сообщил, о чём речь, его всего передёрнуло. Он даже подскочил. Как потом определил Брутенц, многих перекосит это «торжество справедливости». (Виталий Сергеевич Шапошников - один из заместителей заведующего Международным отделом ЦК КПСС Пономарёва – прим. FLB)

Ну, и пошло, конечно, по Отделу. Вечером уже позвонил Загладин, ему Александров сообщил, что есть уже решение о замене его мной. Загладин бодренько поздравлял и выразил надежду, что теперь-то нам удастся сделать то, что задумали. Вызывал Пономарёв. Смущённый. Пытался изображать дело так, что это чуть ли не по его рекомендации. Но я не дал ему завраться и рассказал, как было дело.

Мямлить не надо. Надо сделать последнее усилие над собой и постараться спокойно делать то, что могу. «Дальше фронта» не пошлют. Единственно, что боюсь, что не оправдаю надежд и расчётов на меня Горбачёва. И не знаю, чего он хочет от меня... Завтра надо разбирать монатки, накопившиеся за 20 лет.

См. предыдущую публикацию: «В адрес М.С. идут анонимки от военных с угрозами поступить с ним как с Хрущёвым. Если он и дальше будет «за» разрядку. Лукьянов доложил - и напрасно. Потому, что был вздор, никто не может организовать мятеж, никакие военные». Что было 2 февраля 1986 года

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ещё на эту тему

«Шпигель» опубликовал тайное мартовское письмо Горбачёва к Колю

FLB: «Там - просьба о новом кредите и паушальном соглашении относительно военного имущества. Что было в Кремле 24 июня: в 1973, 1982, 1990 и 1991 годах

Премьер ГДР втайне от Хоннекера сообщает о решении ПБ СЕПГ

FLB: «Отказаться от привилегированных цен, по которым оплачивается пребывание наших войск в ГДР. Поднять цены на урановую руду, поставляемую в СССР». Что было в Кремле 16 апреля: в 1972, 1973, 1978, 1985 и 1989 годах

Что за неделю? Ельцин - президент России

FLB: «В общем, он уловил, куда несёт страну «неведомая сила», разбуженная Горбачёвым. У тех, кто за него голосовал, теплится надежда, что «с Ельциным» начнётся подъём». Что было в Кремле 15 июня: в 1974, 1985, 1987 и 1991 годах

Жуткое постановление ЦК о Тбилисском горкоме

FLB: «Опубликовано в «Правде». Самые сильные - неопубликованные места: взяточничество, семейственность, грабежи, распад всякой законности». Что было в Кремле 8 марта: в 1972, 1978, 1980, 1985, 1989 и 1991 годах

Мы в соцсетях

Новости партнеров