web-обзор 24.07.23 13:59

2.1.

Доказательства, подтверждающие обвинение Невзлина Л.Б. в организации убийства Корнеевой В.А.

В ходе предварительного следствия по факту совершения убийства Корнеевой В.А. Невзлин Л.Б. не допрашивался и своё отношение к данному преступлению иным способом не выражал.

Осуждённый вступившим в законную силу приговором Московского городского суда от 06.08.2007 г. за организацию данного преступления Пичугин А.В. от дачи показаний в настоящем судебном заседании отказался, воспользовавшись своим правом, предусмотренным ст.51 Конституции РФ. Между тем, в ходе предварительного следствия по делу, Пичугин А.В., будучи допрошенным в качестве свидетеля по данному факту 15.04.1998 г. дал показания, согласно которым он, кроме должности начальника управления безопасности банка «Менатеп», по совместительству работал начальником департамента экономической безопасности ЗАО «Техстройсервис-М» - дочерней фирмы банка «Менатеп».

Назаренко Д.Е. является сотрудником департамента безопасности ЗАО «Техстройсервис» и его подчинённым. В ноябре 1997 г. он получил от руководства ЗАО «Техстройсервис» указание обеспечить проект создания закрытого акционерного общества, которое будет осуществлять инвестиции в реконструкцию здания по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д.8/2 с участием ТОО «Феникс», которое на правах собственника владеет в данном здании помещением магазина «Чай». Обеспечение проекта должно было также осуществляться по линии службы безопасности. Для переговоров с руководством ТОО «Феникс» им был направлен Назаренко Д.Е. Вскоре в переговорах стал участвовать Горин С.В., который являлся директором ЗАО «Дон-Групп», созданного для осуществления инвестиционного проекта. Учредителями этого предприятия являлись ЗАО «Топ-Мастер» и ЗАО «Покровка» - дочерние фирмы банка «Менатеп». По информации, полученной им от Горина С.В., директор ТОО «Феникс» Корнеева в конце 1997 г. дала принципиальное согласие на участии «Феникса» в инвестиционном проекте «Дон-Групп». Форма участия должна была быть разработана в дальнейших переговорах.

После убийства Корнеевой, Горин Назаренко продолжили переговоры с новым директором ТОО «Феникс» Корнеевым Д.Д. После некоторого периода непонимания, по информации полученной от Горина, Корнеев Д.Д. также дал принципиальное согласие на участие в инвестиционном проекте по реконструкции указанного выше здания и о вхождении в ЗАО «Дон-Групп». Ему также известно, что в связи со слушанием в Басманном суде г. Москвы дела по иску соучредителя ТОО «Феникс» Тарахтелюка В.Г., желающего выйти из числа учредителей, наложены ограничения на совершение сделок с имуществом ТОО «Феникс». Банк «Менатеп» заинтересован в скорейшем завершении судебной тяжбы и снятии ограничений. (т. № 13 л.д. 114-115)

- протокол явки с повинной Шапиро В.В. от 20 октября 2004 года, согласно которому Шапиро В.В. заявил о своём участии в убийстве Корнеевой В.А. (т. № 16 л.д. 39-40)

- заявление Шапиро В.В. от 25 и 31 марта 2005 г., согласно которому он сообщает известные ему факты причастности ряда лиц, из числа руководящих сотрудников НК «Юкос» к совершению особо тяжких преступлений, в связи с чем, реально опасаясь за свою жизнь и здоровье, а так же за жизнь и здоровье своих близких родственников, просит применить меры, обеспечивающие безопасность. (т. №65 л.д. 26,46)

- показания Шапиро В.В. в настоящем судебном заседании в качестве свидетеля, а также на предварительном следствии, данные им в качестве свидетеля, подозреваемого и обвиняемого, согласно которым с Гориным С.В. он знаком с 1978 г. и поддерживал с ним дружеские отношения. Горин неоднократно приезжал к нему в г. Волгоград, а он ездил к нему в г. Тамбов. Примерно в декабре 1997 г., когда он гостил дома у Горина по адресу: г Тамбов, пос. Радужный, ул. Ясная, д.ХХ*, последний сделал ему предложение понаблюдать за женщиной - руководителем магазина, расположенного в г. Москве. Как он узнал впоследствии этой женщиной была Корнеева В.А. Горин пояснил ему, что работает в банке «Менатеп», а эта женщина неправильно себя ведёт по отношению к их организации.

В период с декабря 1997 г. по январь 1998 г. он по поручению Горина, вместе с Овсянниковым М.В. устанавливал личность, место жительства и работы, связи, время и маршруты передвижения Корнеевой В.А. Они скрытно наблюдали за Корнеевой, передвигаясь по г. Москве, на автомобилях марки БМВ, принадлежащем Овсянникову, и ВАЗ 21099, принадлежащем Горину, а также - на автомобиле марки «Вольво», который по просьбе Горина им на время передавал один из руководителей «Московского Дворца Молодёжи».

Указанными автомобилями управлял Овсянников и без его помощи он бы не смог совершить сбор информации в отношении Корнеевой, так как плохо ориентировался в г. Москве. Кроме этого, он неоднократно наблюдал за Корнеевой и её супругом Корнеевым Д.Н. у дома, в котором они проживали, а также в подъезде дома и лифтовой кабине.

Вместе с Гориным и Овсянниковым он проживал в квартире, снимаемой Гориным, расположенной в г. Видное Московской области. В январе 1998 г. с целью убийства Корнеевой Горин передал ему огнестрельное оружие - мелкокалиберный пистолет с глушителем и патроны к нему. В январе 1998 г. он вместе с Гориным и Овсянниковым несколько раз приезжал к дому Корнеевой, с целью её убийства, но никак не мог решиться на совершение этого преступления. 21 января 1998 года около 20 часов, после распития спиртных напитков, на автомобиле, марку которого он точно не помнит, под управлением Овсянникова, вместе с Гориным они прибыли к дому, где проживала Корнеева. После чего он с целью убийства Корнеевой вошёл в подъезд и поднялся на лестничную площадку между седьмым и шестым этажами. Примерно в 21 час, когда Корнеева и её супруг вышли из лифта и подошли к дверям своей квартиры, он спустился по лестнице и в присутствии Корнеева Д.Н. с расстояния 1-1,5 м., с целью убийства, из мелкокалиберного пистолета с глушителем произвёл выстрел в правую область головы Корнеевой, которая сразу же упала. После чего он на лифте спустился вниз, дошёл до автомобиля, в котором его ожидали Горин и Овсянников, которым рассказал, что не смог совершить убийство очевидца преступления- супруга Корнеевой из-за случившейся осечки оружия. Умысла на убийство Корнеева Д.Н. не имел. В салоне автомобиля, с целью сокрытия следов преступления, он переоделся в другую, заранее приготовленную одежду. Скрываясь вместе с соучастниками с места преступления, он выбросил пистолет с глушителем и патронами в лесопарковой зоне.

Примерно через год после совершения убийства Корнеевой Горин подарил ему новый автомобиль джип «Хендэ Галлопер» гос. номер Н 844 ММ 34 РУС, который купил в одном из автосалонов г. Москвы. Документы на автомобиль Горин оформил на него. Утверждает, что совершил убийство Корнеевой В.А. в связи с уговорами, давлением и угрозами Горина С.В., который был одним из организаторов этого преступления и его доверенного лица Овсянникова М.В., который также принимал участие в подготовке и совершении убийства Корнеевой.

Кроме того Горина О.М. как и её супруг Горин С.В. уговаривала его совершить убийство Корнеевой, мотивируя это тем, что очень серьёзные люди из руководства банка «Менатеп» и НК«Юкос» при их отказе от совершения преступления не оставят в живых ни их, ни членов их семей. Ему известно, что организовывая это убийство Горин С.В. действовал в интересах руководителей банка «Менатеп», так как у указанного банка был имущественный спор с управляющей магазина в г. Москве Корнеевой В.А. Часть здания, в котором располагался этот магазин, принадлежала банку. Со слов Горина ему достоверно известно, что заказчиками этого преступления являются руководители банка «Менатеп» и «НК «ЮКОС», которые в случае его задержания обеспечили бы ему надёжную защиту. Общим руководством и организацией преступления занимался Пичугин А.В., который действовал по указанию Невзлина Л.Б. Ему так же достоверно известно, что именно от Невзлина поступали денежные средства на подготовку и осуществление преступления в отношении Корнеевой, а так же на вознаграждение лицам их совершившим. Деньги поступали от Невзлина к Пичугину, а тот в свою очередь передавал деньги Горину. (т. № 16 л.д. 53-55, 90-98, 126-141; 142-152; т. № 65 л.д. 140-151; т. № 69 л.д. 201 -206; т. № 70 л.д. 131 -134)

- протокол проверки показаний на месте с участием Шапиро В.В. от 16 ноября 2004 года, фототаблица, согласно которым Шапиро в присутствии понятых и защитника воспроизвёл на месте преступления обстоятельства его совершения, в соответствии с ранее данными им показаниями, в том числе он указал места, с которых он и Овсянников вели наблюдение за Корнеевой, на лестничной площадке шестого этажа второго подъезда дома № 4 по ул. Чечулина в г. Москва, указал своё и Корнеевой месторасположение в момент производства им выстрела. (т. № 16 л.д. 126-141)

- показания Овсянникова М.В. в настоящем судебном заседании в качестве свидетеля, а также в ходе предварительного следствия, данные в качестве свидетеля, подозреваемого, обвиняемого, согласно которым он знаком с Гориным С.В. с 1993 г. В период с 1994 по 1995 г. работал начальником службы безопасности финансовой компании «Алгоритм» в г. Тамбове, руководителем, которой являлся Горин. Затем примерно через год он уволился из компании, но продолжал поддерживать отношения с Гориным. На автомобилях он неоднократно возил Горина, его супругу и знакомых в г. Москву и обратно в г. Тамбов. Занимался ремонтом автомашин, принадлежащих супругам Гориным. Осенью 1997г. в гостях у Горина он познакомился с Шапиро В.В., который приехал в г. Тамбов из г. Волгограда. Ему известно, что Горин работал и действовал в интересах банка «Менатеп».

Так в 1997-1998 гг. Горин пытался договориться с Корнеевой о покупке банком «Менатеп» принадлежащего последней помещения магазина, расположенного в здании по ул. Покровка в г. Москве. Для этой цели Гориным в период 1997 г. была учреждена фирма «Дон-Групп», которая также действовала в интересах группы «Менатеп-Роспром». Горин пытался договориться с Корнеевой о выкупе помещения этого магазина банком или создать совместное с ней предприятие. Однако Корнеева отвергла все предложения Горина и его работодателей из числа руководящих сотрудников банка «Менатеп».

Ему известно, что Горин поддерживал доверительные отношения с начальником одного из отделов «Техстройсервис-М» Пичугиным А.В. Офис этой фирмы располагался в г. Москве по ул. Вавилова, д.23. Горин неоднократно встречался с Пичугиным. В начале 1998 г. он вместе с Гориным и его супругой присутствовал на праздновании свадьбы Пичугина в помещении Московского дворца молодёжи. Пичугин неоднократно приезжал в г. Тамбов к Горину. Ему известно, что когда Горину нужны были деньги, то он получал их у Пичугина. О проделанной работе Горин отчитывался перед Пичугиным, а последний докладывал об этом своему руководителю Невзлину. Со слов Горина ему известно, что через Невзлина шли все финансовые потоки, в том числе и оплата подготовительных мероприятий к преступлению, вознаграждение за его совершение. Из разговоров Горина и его супруги Гориной О.В. он узнал, что для решения всех вопросов по Корнеевой Горину было выделено 300 000 долларов США.

В один из дней он возил Горина и его супругу в район дома, расположенного по Загородному шоссе в г. Москве, где находился один из офисов «Менатеп». После встречи с кем-то, Горин сказал в салоне автомашины, что Корнееву проще убить. Дом, в котором проживала Корнеева, по просьбе Горина был указан сотрудником «Техстройсервис-М» по имени Евгений. В один из дней в ноябре 1997 г. на своём автомобиле БМВ г. н. А 524 АА 68 РУС, он возил Горина, его супругу и Евгения к дому Корнеевой в г. Москве. Этот дом им указал Евгений. Затем в декабре 1997 г., январе 1998 г. он вместе с Шапиро и Гориным неоднократно наблюдал за Корнеевой, устанавливал маршруты её передвижения, привозил Шапиро и Горина на управляемых им автомобилях к дому, где она проживала. За Корнеевой они наблюдали передвигаясь по г. Москве в его автомобиле марки БМВ г. н. А 524 АА 68 РУС, автомобиле Гориных ВАЗ 21099 г. н. А 292 00 68 РУС, а также в автомобиле марки Вольво-240, который Горин несколько раз брал со стоянки ЗАО «МДМ».

Супруги Горины, он и Шапиро проживали на снимаемой Гориным квартире, расположенной в г. Видное, Московской области. Сбор информации в отношении Корнеевой Горин объяснял тем, что это поможет ему в создании совместного с ней предприятия. Информацию о финансовом состоянии Корнеевой Горину должен был предоставить Пичугин.

21 января 1998 г. между 19 и 20 часами, управляя автомашиной ВАЗ 21099 г. н. А 292 00 68 РУС, он привёз Шапиро и Горина к дому Корнеевой. После этого Горин и Шапиро распили в салоне автомашины бутылку водки, а затем вышли из салона автомашины и куда-то ушли. Минут через 15-20 Горин вернулся в салон автомашины и ещё через 20 минут вернулся Шапиро, который сел на заднее сидение и сразу же допил остававшуюся водку. После чего они уехали от дома, в котором проживала Корнеева. По указанию Горина и Шапиро, он останавливал машину в районе какого-то парка, где Шапиро на несколько минут выходил из салона автомашины. Затем Шапиро довезли до станции метро, где тот вышел. Он заметил, что Шапиро вернулся в салон в куртке-пуховике, а из машины уже вышел в кожаной куртке «Пилот». Он вместе с Гориным вернулся на квартиру в г. Видное.

На следующий день он слышал, что Шапиро и Горин разговаривали о чём-то на повышенных тонах. Затем от Горина он узнал, что Шапиро убил Корнееву. После убийства Корнеевой он слышал, как Горин говорил, что теперь Невзлин и Пичугин у него на крючке. В начале февраля 1998 г. он слышал разговор между Гориным и его супругой, из которого он понял, что они подставили какого-то мужчину (Тарахтелюка В.Г.), который был арестован из-за убийства Корнеевой, а также о возникших проблемах в связи с нехваткой какого-то пакета документов. Горин также ему говорил, что одним выстрелом убил двух зайцев, так как и женщина устранена, а её конкурент арестован.

В феврале 1998 г. в г. Видное у Горина угнали его автомашину ВАЗ 21099 г. н. А 292 00 68 РУС. Со слов Горина ему стало известно, что Шапиро в марте 1998 г. требовал у него деньги. Затем в марте 1998 г. из разговора между Гориным и его супругой ему стало известно, что Невзлин должен подписать какие-то документы и они получат деньги. На следующий день он привёз Горина к офису по ул. Вавилова д.23 в г. Москва где Горин встречался с Пичугиным. После встречи, в салоне автомашины Горин передал ему 7000 долларов США - как плату за его работу.
(т. № 15 л.д. 59-70, 107-117, 118-128, 129-135, 141-144, 170-181, 195-197; т. № 70 л.д. 107-110)

- протокол проверки показаний на месте с участием Овсянникова М.В., фототаблица, согласно которым Овсянников в присутствии понятых и защитника воспроизвёл на месте преступления обстоятельства его совершения, в соответствии с ранее данными им показаниями, в том числе он указал на дом № 4 по ул. Чечулина г. Москвы и пояснил, что осенью 1997 г. мужчина по имени Евгений указывал Горину на дом, в котором проживает Корнеева. Кроме того, Овсянников указал на места с которых велось наблюдение за Корнеевой: на участок проезжей части в районе дома № 11 стр. 1 по ул. Челябинская, где он 21 января 1998 г. в автомобиле, вместе с Гориным ожидал Шапиро, на участок лесопарка, расположенный между электрическими опорами № 77 и № 78, установленными в районе ул. Металлургов, где Шапиро выходил из салона автомашины 21 января 1998 года.
(т. № 15 л.д. 118-128)

- протокол очной ставки между Овсянниковым М.В. и Шапиро В.В., согласно которому Овсянников подтвердил, что 21 января 1998 подвозил Шапиро и Горина к дому Корнеевой, а на следующий день от Горина узнал, что Шапиро совершил убийство Корнеевой. Он слышал, как Шапиро в марте 1998 г. требовал у Горина деньги. Шапиро подтвердил ранее данные им показания и заявил, что Овсянников знал о готовящемся преступлении относительно Корнеевой и принимал активное участие в его совершении.
(т. № 15 л.д. 40-54; т. № 16 л.д. 187-196)

Вышеприведенные показания Шапиро В.В. и Овсянникова М.В. данные неоднократно на предварительном следствии и в суде о мотивах, обстоятельствах подготовки и совершения убийства Корнеевой, о своём участии в этом совместно с Гориным С.В., о заказе и организации этого преступления Пичугиным А.В., который действовал по указанию Невзлина Л.Б., и что последний финансировал подготовку и совершение данного преступления, о чем им известно со слов Горина С.В. и его жены, суд признаёт достоверными, так как показания Шапиро и Овсянникова в этой части согласуются между собой и их подтверждают другие доказательства по делу, в частности:

- показания свидетеля Смирнова О.М., согласно которым с Овсянниковым он знаком длительное время и поддерживает с ним дружеские отношения. С Гориным он познакомился в г. Тамбове примерно в 1997 г., когда приходил в гости к Овсянникову М.В., а тёща Горина и Овсянников проживали в одном доме. Позже, в рамках расследования уголовного дела по факту убийства Попова и Уманского, он как сотрудник милиции изымал у Горина карабин. Позже Горин помог ему купить в г. Москве автомобиль марки ВАЗ 2109. С Гориным у него сложились дружеские отношения. После этого он неоднократно на своём автомобиле возил Горина в г. Москву на ул. Вавилова, где тот обсуждал с сотрудником службы безопасности НК «Юкос» Пичугиным вопрос о своём трудоустройстве.

В разговоре с Гориным узнал, что Пичугин за вознаграждения неоднократно через него заказывал убийства людей, с которыми у компании НК «Юкос» возникали разного рода проблемы. В декабре 1997 г., Овсянников предлагал ему совершить убийство женщины в г. Москве, мотивируя это тем, что предполагаемый исполнитель этого преступления - Шапиро никак не может решиться на его совершение. Позже со слов Горина и Овсянникова ему стало известно, что в январе 1998 г. житель г. Волгограда Шапиро совершил убийство женщины в г. Москве. Эта женщина отказалась продавать помещение одной из подконтрольных НК «Юкос» компаний. Убийство женщины Горину заказал Пичугин, передав ему 80 000 долларов США. Горин специально для совершения этого убийства приобрёл автомобиль.

Шапиро некоторое время не решался совершить это убийство. Непосредственно перед убийством Шапиро на автомобиле привезли к дому этой женщины, где он выпил водки, а затем у дверей квартиры из пистолета ПСМ с глушителем выстрелил в голову женщины в присутствии её супруга. Также Шапиро пытался выстрелить в её супруга, но из-за случившейся осечки оружия сделать этого не смог. В подъезде того же дома, этажом ниже Шапиро ожидал Овсянников, который передал ему сменную одежду. Переодевшись, Шапиро выбросил прежнюю одежду и пистолет в мусорный контейнер, а затем вместе с Гориным и Овсянниковым на автомобиле скрылся. После убийства этой женщины, Горин и Овсянников интересовались у него, в связи с чем могла произойти осечка оружия, из-за которой Шапиро не смог убить очевидца преступления. Кроме этого, Овсянников жаловался ему, что Горин не доплатил 5 000 долларов США за совершение убийства этой женщины. Позднее со слов Горина и Овсянникова он узнал, что Горин передал последнему эту сумму в счёт вознаграждения за совершение убийства.

(т. № 1 л.д. 26-27, 254-258, т. № 7 л.д. 221-221, т. № 11 л.д. 174-178; т. №9 л.д. 197-208, 209-216, 290-294; т. № 18 л.д. 102-106; т. № 60 л.д. 144-157)

- протокол очной ставки между свидетелем Смирновым О.М. и подозреваемым Овсянниковым М.В., согласно которому Смирнов подтвердил, что в декабре 1997 г. Овсянников предлагал ему совершить убийство женщины в г. Москве. В январе 1998 г. Шапиро, Овсянников и Горин участвовали в организации убийства женщины, а лично Шапиро совершил её убийство, выстрелив из пистолета ей в голову. Убийство её супруга Шапиро совершить не смог, так как заклинило пистолет. Овсянников в этот момент ожидал Шапиро в этом же подъезде, а Горин в автомашине, недалеко от дома. (т. № 15, л.д. 25-37)

- показания потерпевшего Корнеева Д.Н., на предварительном следствии и в суде, согласно которым 21 января 1998 г. около 21 час., он вместе со своей супругой Корнеевой В.А. на личном автомобиле приехали к дому № 4 по ул. Чечулина в г. Москве, где они проживали. После этого они вошли во Х* подъезд указанного дома и поднялись в лифтовой кабине на шестой этаж. Выходя из лифта, он увидел, что на лестничной площадке слева, у дверей соседней квартиры находился незнакомый ему мужчина. Правая рука у него была согнута в локте, а поверх неё лежала какая-то материя. Он подошёл к входным дверям квартиры № ХХ*, чтобы их открыть, супруга находилась позади него. В это время он услышал раздавшийся у него за спиной металлический звук. Обернувшись, он увидел, что супруга оседает на пол. Посмотрев в сторону мужчины, которого он заметил на лестничной площадке при выходе из лифта, он увидел, что тот стоит спиной к дверям кабины лифта и в руке у него находится пистолет с длинным стволом. Угрожая, тот направил пистолет на него в область головы и произнёс, - «Тихо, тихо», а затем вошёл в кабину лифта и уехал на нём.

Он подробно описал внешность и одежду этого мужчины, а также составил его фотокомпозиционный портрет. Утвердительно пояснил, что может его опознать. Его супруга работала в должности директора ТОО «ТФ «Феникс», одним из учредителей которого она и являлась. Незадолго до убийства, она вела переговоры с представителями банка «Менатеп» по поводу продажи или обмена, принадлежащего товариществу, помещения магазина «Чай», расположенного по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д.82. строение 1. Настойчивые предложения банка «Менатеп» были Корнеевой отвергнуты- как невыгодные для товарищества. В это же время его супруга чего-то очень опасалась и предпринимала различные меры предосторожности.

После смерти супруги директором ТОО «ТФ «Феникс» стал их младший сын Корнеев Д.Д. К последнему с предложением о продаже помещения магазина «Чай» неоднократно обращался представитель банка «Менатеп» Горин. По его мнению, смерть его жены была выгодна руководству банка «Менатеп».

(т. № 13 л.д. 64-66, 137-141,229-230, 231-236; т. № 16 л.д.23-26)

- протокол предъявления лица для опознания с участием потерпевшего Корнеева Д.Н. с фототаблицей, согласно которому он по особенностям к приметам (росту, телосложению, овалу лица, шее, подбородку, носу, разрезу глаз, глазам, губам и общим чертам лица) опознал Шапиро В.В., как мужчину, который 21 января 1998 г. в его присутствии из пистолета с глушителем убил его супругу, а затем угрожающе направил пистолет на него в область лба, сказав - «Тихо, спокойно», вошёл в лифт и скрылся.

Опознаваемый Шапиро по окончанию указанного следственного действия, заявил, что полностью согласен с опознающим Корнеевым Д.Н., признает себя виновным в убийстве гр. Корнеевой. (т. № 16 л.д. 27-34)

- показания свидетеля Филимонова В.С. на предварительном следствии и в суде, согласно которым 21 января 1998 г. между 20 и 21 часа во дворе дома № 4 по ул. Чечулина г. Москвы он встретил своих соседей - супругов Корнеевых, которые входили в подъезд дома. Примерно через 5 минут после этого с расстояния около 8 метров он увидел бежавшего вдоль их дома незнакомого ему мужчину. Он запомнил внешность и одежду этого мужчины и может его опознать. В тот же день он узнал об убийстве Корневой.

(т. № 13 л.д. 57, т. № 16 л.д. 1-6)

- протокол предъявления лица для опознания с участием свидетеля Филимонова В.С. с фототаблицей, согласно которому он по особенностям и приметам (росту, телосложению, форме головы, волосам, шее, подбородку, носу и общим чертам лица) опознал Шапиро В.В., как мужчину, который 21 января 1998 г. бежал вдоль их дома, через пять минут после того, как он увидел входящими в подъезд супругов Корнеевых.

Опознаваемый Шапиро по окончанию указанного следственного действия, заявил, что полностью согласен с опознающим Филимоновым В.С., признает себя виновным в убийстве гр. Корнеевой. (т. № 16 л.д. 7-13)

- показания в суде свидетеля Романец М.Н., согласно которым он проживает в квартире, расположенной на седьмом этаже дома № 4 по ул. Чечулина г. Москвы. От соседей ему стало известно, что 21 января 1998 г. вечером его соседку Корнееву В.А. застрелили из пистолета на глазах у её супруга. За несколько дней до убийства Корнеевой, на площадке восьмого этажа он несколько раз встречал незнакомого подозрительного мужчину, который при виде его уходил вниз по лестнице.

- оглашённые и исследованные в суде в соответствии со ст.281 УПК РФ показания на предварительном следствии свидетеля Гаврилова С.Д., согласно которым его квартира расположена по соседству на одной площадке с квартирой супругов Корнеевых. 21 января 1998 г. около 21 час. 10 мин. он услышал громкий мужской крик. Выйдя из квартиры, он увидел Корнеева, который кричал «Убили!». На площадке около лифта на полу лежала Корнеева, у головы которой растеклось пятно крови. Позже он узнал, что Корнееву убили из огнестрельного оружия. Примерно за два дня до убийства Корнеевой около 20 час. на площадке между шестым и седьмым этажами около мусоросборника он видел следы мужской обуви 43 размера. (т. № 17 л.д. 14-16)

- показания в суде свидетеля Портнова О.Г., согласно которым он проживав в квартире № ХХ, расположенной в первом подъезде дома № 4 по ул. Чечулина г. Москвы. Визуально был знаком с Корнеевой В.А. и её супругом, которые проживали в квартире, расположенной во ХХ подъезде указанного дома. 21 января 1998 г. около 21 час. со слов соседей он узнал, что Корнееву убили из огнестрельного оружия у дверей квартиры в присутствии мужа. Ему известно, что Корнеева работала директором магазина в г. Москве. Предполагает, что убийство Корнеевой было связано с её предпринимательской деятельностью.

- показания свидетеля Коваленко В.А., на предварительном следствии и в суде, согласно которым он с 1992 г. оказывал юридическим услуги ТС/Э «ТФ «Феникс», директором которого являлась Корнеева В.А. Примерно с 1993 года у «Феникс» начались разбирательства с банком «Менатеп», которому распоряжением префекта ЦАО г. Москвы, было разрешено проводить реконструкцию строения 1 дома 8/2 по ул. Покровка в г. Москве. Часть помещений указанного здания находилось в собственности ТОО «Феникс», а именно магазин «Чай». В течение длительного времени сотрудники «Менатеп» требовали освободить данное помещение. Представители банка «Менатеп» вели себя вызывающе, давая понять Корнеевой, что все равно добьются поставленной цели по отчуждению помещения магазина «Чай». После этого подрядные организации банка «Менатеп» разрушили часть помещений строения 1 дома 8/2 по ул. Покровка, повредили отопительную и канализационную системы, затопили водой помещение магазина «Чай».

По инициативе банка «Менатеп» в 1994 г. управлением государственного контроля охраны и использования памятников истории и культуры г. Москвы в арбитражный суд г. Москвы был подан иск о признании недействительным договора купли-продажи помещений по адресу: г. Москва ул. Покровка дома, №2/1 и 8/2 строение 1, принадлежавших ТОО «ТФ «Феникс». Представитель банка «Менатеп» постоянно присутствовал на всех судебных заседаниях. Постановлением судьи Арбитражного суда в удовлетворении этих исковых требований было отказано. ТОО «ТФ «Феникс», также подал иск в Арбитражный суд г. Москвы к префектуре ЦАО г. Москвы о признании недействительным распоряжения префекта в части передачи отреставрированного помещения, где находился магазин «Чай», в собственность банка «Менатеп». Данный иск был удовлетворён.

В ноябре и декабре 1997 г. он с Корнеевой В. А., по её просьбе, участвовал в переговорах с представителями банка «Менатеп» - Гориным С.В. и Назаренко Д.Е. Предметом переговоров было предложение от представителей «Менатеп» о вступлении ТОО «Феникс» в некое общество, которое должно было проводить реконструкцию указанного здания. Для этого «Феникс» должен был внести в уставной капитал этого общества помещение магазина «Чай», принадлежащее товариществу на праве собственности. Это предложение не устраивало Корнееву, поэтому она была инициатором встречного предложения, она предложила данное помещение банку «Менатеп» выкупить, но сумма, предложенная этим банком, Корнееву также не устроила. 22 января 1998 г. по телефону от заместителя директора ТОО «ТФ «Феникс» Чикановой В.И. он узнал об убийстве Корнеевой В.А. По его мнению, смерть Корнеевой была выгодна кому-то из руководства банка «Менатеп», так как все их действия, направленные на завладение помещением магазина «Чай» успехом не увенчались. (т. № 13 л.д. 75-77, 78-79, 217-221, т. № 17л.д. 17-25, т. №20л.д. 170-172)

- показания свидетеля Корнеева Д.Д., как на предварительном следствии, так и в суде, согласно которым он пояснил, что 21 января 1998 г. вечером отец по телефону сообщил об убийстве матери, которая была одним из учредителей (51% доли уставного капитала товарищества) и директором ТОО «ТФ «Феникс». Со слов отца ему известно, что когда они вышли из лифта и направились к дверям своей квартиры № ХХ в доме № 4 по ул. Чечулина в г. Москве, то заметили на лестничной площадке незнакомого мужчину. Отец подошёл к дверям квартиры, чтобы их открыть, а мать находилась позади него. В это время отец услышал раздавшийся у него за спиной металлический звук. Обернувшись, он увидел, что Корнеева оседает на пол. Посмотрев в сторону мужчины, он увидел, что тот стоит спиной к дверям кабины лифта и в руке у него находится пистолет, который он угрожая направил на него и произнёс слова,- «Тихо, тихо», а затем вошёл в кабину лифта, на котором скрылся.

Ему известно, что 20% доли уставного капитала товарищества принадлежало Тарахтелюку В.Г., 10% доли уставного капитала товарищества принадлежало его брату Корнееву М.Д. и 5% доли уставного капитала товарищества принадлежало ему. Остальными соучредителями товарищества были сотрудники ТОО «ТФ «Феникс», между которыми были распределены оставшиеся 14 % доли уставного капитала товарищества.

В течение нескольких лет между ТОО «ТФ «Феникс» и Тарахтелюком была судебная тяжба, в связи с тем, что Тарахтелюк требовал выделить в «натуре» его долю в имуществе товарищества. В 2001 году Тарахтелюк погиб в дорожно-транспортном происшествии. Долю Тарахтелюка в уставном капитале товарищества у его жены и дочери выкупил Корнеев М.Д. После смерти матери его выбрали директором ТОО «ТФ «Феникс», которое позже было преобразовано в ООО «ТФ «Феникс-Покровка».

У ТОО «ТФ «Феникс» существовал многолетний конфликт по поводу одного из помещений товарищества-магазина «Чай», находящегося по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д. 8/2, строение 1. Право на реконструкцию этого здания получил банк «Менатеп», который не имел возможности провести эту реконструкцию без договора с их товариществом. Переговоры, которые вела его мать с представителями банка «Менатеп» о судьбе данного помещения зашли в тупик по причине того, что стороны не пришли к взаимоприемлемому решению. Подрядные организации банка «Менатеп» отключили все коммуникации магазина и огородили все здание забором, что сделало невозможным работу магазина «Чай».

Также ему известно, что начиная примерно с 1997 г., со сторон представителей банка «Менатеп» предпринимались многочисленные попытки получить от ТОО «ТФ «Феникс» помещение магазина «Чай». Так переговоры по данному поводу в интересах банка «Менатеп» велись представителем ЗАО «Дон-Групп» Гориным и ЗАО «Техстройсервис-М» Назаренко. Эти переговоры с его матерью активно велись в октябре-декабре 1997 г., так как банк «Менатеп» уже дважды пропускал сроки реконструкции здания, где находился магазин «Чай». Они предлагали продать помещение этого магазина или этим имуществом на правах учредителя вступить в организацию, созданную банком для реконструкции здания. В декабре 1997 г. Корнеева В.А. окончательно отказала представителям банка продавать или передавать помещение этого магазина.

Уже после её смерти Горин и Назаренко неоднократно приходили к нему с этим же предложением и в жёсткой форме требовали продажи названного помещения, угрожая в противном случае различными санкциям административного и экономического характера. Однажды Горин в присутствии его и сотрудника «Феникс» Шидловского подделал за него подпись в документе о согласии его вступления в ЗАО «Дон-Групп» на правах акционера имуществом товарищества, а затем написал расписку о том, что он подделал эту подпись. Эту расписку он добровольно выдал в ходе выемки.

В июне 2003 г. он по предложению генерального директора МФО «Менатеп» Ашуркова продал помещение магазина «Чай» кипрской компании «GML Estate Limited», связанной с «Менатеп». В организации убийства матери он подозревает Горина, который организовал совершение этого преступления в интересах руководителей банка «Менатеп».
(т. № 13 л.д. 98-99, 281-286; т. № 17 л.д. 1-7, 8-12)

- показания в суде свидетеля Сидорова В.И., согласно которым он является родственником Корнеевых. Корнеева В.А. работала директором ТОО «ТФ «Феникс». В январе 1998 г. Корнееву убили. С мая 1998 г. по предложению нового директора ТОО «ТФ «Феникс» Корнеева Д.Д. он работает в должности исполнительного директора указанного товарищества, в дальнейшем преобразованного в ООО «ТФ «Феникс-Покровка». Товариществу на праве собственности принадлежало помещение магазина «Чай», расположенное в здании по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д.8/2, строение 1. В 1998 г. магазин «Чай» уже не работал, так как все здание, в котором он располагался, находилось в строительных лесах и все коммуникации были отключены. Ему было известно, что согласно распоряжению префекта ЦАО г. Москвы здание ул. Покровка, д.8/2 должны были реконструироваться.

В феврале 1998 г., не приступив ещё к исполнению своих обязанностей, он несколько раз присутствовал на встречах Корнеева Д.Д. с представителем банка «Менатеп» и директором фирмы «Дон-Групп» Гориным С.В., у которого был интерес к помещению магазина «Чай», заключавшийся в скорейшем вступлении товарищества в «Дон-Групп» для проведения реконструкции здания по ул. Покровка, д.8/2, строение 1. Горин обещал за это Корнееву денежное вознаграждение и подарок в виде автомобиля марки «БМВ». На предложения Горина Корнеев отвечал отказом. Также со слов Корнеева ему известно, что на одной из встреч Горин настойчиво просил его подписать пакет документов о передаче помещения магазина «Чай» и сулил Корнееву деньги и машину.

Но когда Корнеев в очередной раз отказал ему, то Горин в его присутствии подделал его подпись как директора ТОО «ТФ «Феникс» в указанных документах, о чём написал ему расписку. При этом Горин показывал поддельную справку БТИ по помещению магазина «Чай» и говорил, что он может решить вопрос о снятии ограничений на сделки с недвижимостью товарищества, 2 наложенные судом в связи с исками одного из учредителей их товарищества Тарахтелюка, а также решить вопрос об отзыве Тарахтелюком своих исков, лишь бы Корнеев отдал помещение магазина «Чай». Так же Корнеев Д.Д. представил ему Назаренко, как юриста Тарахтелюка. По поведению Тарахтелюка было видно, что он не является инициатором этих исков, а им кто-то манипулировал.

Примерно в 2002 г. он вновь начал вплотную заниматься помещением магазина «Чай». Он увидел, что реконструкция здания идёт полным ходом. На дверях помещения магазина «Чай» были другие замки, а подвальные помещения магазина были полностью разрушены. Он узнал, что объект охраняется охранной структурой МФО «Менатеп». После этого он встретился с генеральным директором МФО «Менатеп» Ашурковым, который сделал предложение о вступлении «Феникс» в инвестиционный проект по реконструкции здания либо продаже помещения магазина «Чай». Весной 2003 г. это предложение было рассмотрено на собрании учредителей общества и было принято решение о продаже помещения магазина «Чай». Помещение магазина было продано связанной с «Менатеп» компании ««GML Estate Limited», директором которой являлась Котельникова О.И., а юридическим оформлением сделки занимался юрист МФО «Менатеп» Кез С.В.

Так же ему известно, что представители банка «Менатеп» неоднократно предлагали учредителям «Феникс» продать свою долю в уставном капитале общества. По его мнению, убийство Корнеевой В.А. было выгодно руководителям банка «Менатеп» и связано с её отказом продавать помещение магазина «Чай» на невыгодных для товарищества условиях.

- показания в суде свидетеля Шидловского П.Е., согласно которым он поддерживает дружеские отношения с Корнеевым Д.Д. 22 января 1998 г. он узнал об убийстве матери Корнеева, которую из пистолета застрелил мужчина у дверей квартиры на глазах супруга. Ему было известно, что Корнеева В.А. неоднократно встречалась с представителями банка «Менатеп», который получил право на реконструкцию здания по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д.8/2, строение 1. В этом здании находилось помещение магазина «Чай», принадлежавшее товариществу на праве собственности. Подрядными организациями банка в здании, в котором находился магазин «Чай» были отключены все коммуникации и здание было огорожено забором. Предполагает, что убийство Корнеевой В.А. было связано именно с тем, что она не хотела передавать помещение магазина «Чай» банку «Менатеп».

После смерти матери, Корнеев Д.Д. был избран директором ТОО «ТФ «Феникс», а он по его предложению был назначен заместителем директора товарищества. Он неоднократно присутствовал на переговорах, которые вёл Корнеев Д.Д. с представителями банка «Менатеп» Гориным и Назаренко, которые говорили, что являются сотрудниками организаций «Техстройсервис М» и «Дон-Групп». Они настойчиво предлагали Корнееву вступить в их инвестиционный проект по реконструкции здания по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д.8/2, строение 1.

Один раз по их предложению он вместе с Корнеевым вёл аналогичные переговоры с представителями «Менатеп» в офисе по адресу: г. Москва, Вавилова, д.23. Никаких конкретных документов Горин и Назаренко им не предоставляли, но настойчиво требовали согласиться с их предложением, говоря, что потом помещение магазина «Чай» продать за рыночную цену будет уже невозможно, так как оно придёт в окончательную негодность. Горин неоднократно уговаривал Корнеева согласиться с его условиями, говорил, что иначе он может всё потерять, предлагал за согласие в качестве вознаграждения свой автомобиль марки БМВ. Один раз Горин в его присутствии подделал за Корнеева подпись в коммерческом предложении, в связи с проектом по реконструкции здания, а затем написал об этом расписку Корнееву.

В 2002 г. он уволился. Ему известно, что Корнеев продал помещение магазина «Чай» одной из структур «Менатеп». В настоящее время из средств массовой информации ему известно об убийстве Горина и его супруги.

- показания в суде свидетеля Чикановой В.И., о том, что с Корнеевой В.А. она знакома с 1981 г., поддерживала дружеские отношения. По приглашению Корнеевой с мая 1992 г. работает в ТОО «ТФ «Феникс» в должности заместителя директора. Директором этого товарищества до 21 января 1998 г. была Корнеева В.А., которая одновременно владела 51% уставного капитала «Феникс». Помимо Корнеевой владельцами уставного капитала товарищества был Тарахтелюк В.Г., который владел 20% доли, сыновья, Корнеевой - Дмитрий и Михаил, а также ещё несколько членов трудового коллектива товарищества.

Ей известно, что с 1995 г. Тарахтелюк требовал у Корнеевой выделения своей доли из уставного капитала в «натуре», в связи, с чем подал гражданский иск в Басманный районный суд г. Москвы. Встречный иск подало и товарищество «Феникс» в этот же суд об исключении Тарахтелюка из состава его учредителей. Также примерно с 1995 г. у товарищества была тяжба с банком «Менатеп», который стал проводить реконструкцию здания по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д. 8/2, в котором находился магазин «Чай», принадлежавший ТОО «ТФ «Феникс». Офис банка находился рядом на Колпачном переулке.

Руководство «Менатеп» решило выкупить помещение магазина у «Феникс» или обменять это помещение, но предлагаемые ими условия были невыгодными для товарищества, поэтому Корнеева отказалась это делать. Из-за чего последующие отношения между товариществом и банком носили враждебный характер, а именно в ходе реконструкции этого здания магазину «Чай» был причинён имущественный ущерб в результате размораживания системы отопления и затопления помещения магазина. В сложившейся ситуации у «Менатеп» были сорваны сроки окончания реконструкции здания, утверждённые Правительством г. Москвы.

В конце 1997 г. к Корнеевой неоднократно приходили представители банка «Менатеп» Горин С.В. и Назаренко Д.Е. с предложениями о приобретении магазина «Чай» банком «Менатеп» или о вступлении ТОО «ТФ «Феникс» в учреждённое для реконструкции здания новое предприятие. Но предлагаемые ими условия были неприемлемы для товарищества. Кроме этого она присутствовала на нескольких судебных заседаниях по искам Тарахтелюка и видела в зале судебного заседания Назаренко.

В последние дни жизни Корнеева была чем-то взволнована. 21 января 1998 г. около 22 час. ей сообщили об убийстве Корнеевой. Со слов её супруга ей известно, что когда они вместе вышли из лифта и направились к дверям своей квартиры, то заметили на лестничной площадке незнакомого мужчину. Корнеев подошёл к дверям квартиры, чтобы их открыть, а Корнеева находилась позади него. В это время он услышал металлический звук. Обернувшись, увидел, что Корнеева оседает на пол, а этот мужчина держит в руках пистолет. После этого он скрылся.

- показания в суде свидетеля Бакулиной А.А., о том, что она работала в ТОО «ТФ «Феникс» главным бухгалтером с 1994 г. Учредителями товарищества были следующие лица: Корнеевы, Тарахтелюк, Алексеева, Базанов, Карасева, Мальцева, Томсон, Грошкова, Лозгачева. Больше всех доли в уставном капитале товарищества были у Корнеевой В.А. (51%), Тарахтелюка В.Г. (20%) и Корнеева М.Д. (10%). У остальных учредителей было от 1% до 5% доли в уставном капитале товарищества. Ей известно, что между товариществом и Тарахтелюком была судебная тяжба. Тарахтелюк погиб в дорожно-транспортном происшествии.

Об убийстве Корнеевой В.А. ей стало известно вечером 21 января 1998 г. Корнееву у дверей квартиры на глазах её супруга из пистолета застрелил мужчина, который скрылся. По подозрению в организации убийства Корнеевой задерживался Тарахтелюк В.Г., но его через несколько дней освободили, так как его причастность к этому преступлению не была установлена. Она считает, что Тарахтелюк не причастен к убийству Корнеевой.

По её мнению, смерть Корневой могла быть выгодна кому-то из руководителей банка «Менатеп», так как она не хотела передавать этому банку помещение магазина «Чай», принадлежащее товариществу на праве собственности. С 1993 г. банк «Менатеп» получил право на реконструкцию здания по адресу: г. Москва, ул. Покровка.д.8/2, строение 1, в котором располагался магазин «Чай». К Корнеевой часто приходили представители банка «Менатеп», один раз она видела самого Невзлина, которого провожала Корнеева и со слов последней тот требовал продать здание магазина или сдать его в аренду.

- оглашённые и исследованные в суде в связи со смертью показания Тарахтелюка В.Г., данные им в ходе допроса в качестве свидетеля от 22.01.98 и подозреваемого от 23.01.98, согласно которым он пояснил, что является соучредителем ТОО «Феникс», владеет 20 % уставного капитала. Участвовал в судебном процессе по поводу выхода из числа соучредителей ТОО «Феникс». С Корнеевой В.А., как директором и владельцем 51% уставного капитала у него существовали разногласия по поводу методики расчёта его доли уставного капитала и соответственно её размера в денежном выражении. Данное разногласие он намеревался решить в судебном порядке, поэтому к убийству Корнеевой В.А. никакого отношения не имеет.

21 января 1998 г. в предполагаемое время убийства Корнеевой В.А. находился в автомашине, принадлежащей МГП «Техэкономсервис», директором которого он являлся. В это время вместе с шофёром ехал домой г. Лобня Московской области. Ему известны обстоятельства переговоров Корнеевой В.А. с представителями банка «Менатеп» о судьбе помещения магазина «Чай» по адресу: г. Москва, ул. Покровка, 8/2. С ним лично неоднократно встречался представитель банка «Менатеп» Назаренко, который уговаривал его повлиять на Корнееву, чтобы она согласилась с их предложением о вступлении помещением магазина «Чай» в акционерное общество, которое было создано для реконструкции здания. (т. № 13 л.д. 80-82, 85-87)

- показания в суде свидетеля Назаренко Д.Е., согласно которым он с 1997 г. работал сотрудником департамента безопасности ЗАО «Техстройсервис-М» а также в 4 отделе службы экономической и внутренней безопасности нефтяной компании «Юкос», которыми руководил Пичугин А.В. Офис службы безопасности располагался по адресу: г. Москва, ул. Вавилова, д.23.

В ноябре 1997 г. по поручению своего руководителя Пичугина А.В., совместно с руководителем компании «Дон-Групп» Гориным С.В., которого ему представил Пичугин, он провёл несколько встреч с директором ТОО «ТФ «Феникс» Корнеевой В.А. по поводу урегулирования разногласий, возникших у банка «Менатеп» с ТОО «Феникс», в связи с нахождением в здании по адресу: ул. Покровка, д.8/2, подлежащем реконструкции, помещения магазина «Чай», принадлежащего ТОО «Феникс». Его участие в переговорах преследовало выяснение связей ТОО «Феникс», как возможного партнёра, с представителями организованных преступных групп. Корнеева отказалась продавать помещение магазина, так как её не устроила предложенная банком цена, а также её не устроили предложенные варианты обмена на другое помещение.

Также, с целью выяснения всех обстоятельств, в помещении Басманного районного суда он встречался с одним из соучредителей ТОО «ТФ «Феникс» Тарахтелюком В.Г., у которого была судебная тяжба с товариществом. После убийства Корнеевой он и Горин участвовали в аналогичных переговорах с новым директором товарищества Корнеевым Д.Д.

- оглашённые и исследованные в суде в связи со смертью, показания Горина С.В. данные им в качестве свидетеля 03 марта 1998 г., согласно которым он являлся директором ЗАО «Дон-Групп», учреждённого организациями ЗАО «Топ-Мастер» и ЗАО «Покровка», связанными с банком «Менатеп», для проведения реконструкции здания по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д. 8/2. Часть помещений в указанном здании (магазин «Чай») принадлежало ТОО «ТФ «Феникс», директором которого являлась Корнеева В.А.

По информации, полученной им от руководителя службы безопасности банка «Менатеп» и одновременно ЗАО «Техстройсервис-М» Пичугина А.В., директор ТОО «ТФ «Феникс» Корнеева высказала желание вступить помещением магазина, занимающим часть площадей в реконструируемом здании, в организованное им ЗАО «Дон-Групп». После этого он вместе с сотрудником службы безопасности ЗАО «Техстройсервис-М» Назаренко несколько раз встречался с Корнеевой В.А. На этих встречах обсуждались условия вступления ТОО «Феникс» в ЗАО «Дон-Групп». Ему известно, что один из соучредителей ТОО «ТФ «Феникс» Тарахтелюк подал иск в суд о выделении своей доли, в связи с этим на сделки с имуществом товарищества были наложены ограничения. Такое положение не устраивало банк «Менатеп», поэтому они были готовы компенсировать Тарахтелюку его долю.

После смерти Корнеевой он стал вести переговоры с новым директором Корнеевым Д.Д., который, как оказалось, ранее не был посвящён в планы Корнеевой вступить в ЗАО «Дон-Групп» и поэтому не поддержал эту идею, в связи с опасениями будущего банкротства ЗАО «Дон-Групп», и, как следствие, потеря помещения, внесённого в уставной капитал нового ЗАО. На что им было высказано мнение, что от банкротства никто не застрахован и в ТОО «Феникс» также можно найти какие-либо нарушения финансового и налогового характера.

(т. № 13 л.д. 110-113)

- показания в суде свидетеля Лысикова С.В., согласно которым с Пичугиным, он знаком давно, поддерживает с ним дружеские отношения. По рекомендации Пичугина его приняли на должность заместителя генерального директора ЗАО «Московский дворец молодёжи», которую он занимает с 1997 года по настоящее время. С Гориным и его супругой познакомился через Пичугина, который имел с Гориным какие-то совместные дела. Несколько раз Горин встречался с Пичугиным в помещении «МДМ» и возле него, несколько раз Горин один или с супругой сам обедал в ресторане, расположенном в «МДМ», однажды с ним приезжал его водитель по имени Михаил (Овсянников). Примерно в 1996-1997 году он приобрёл в личное пользование автомобиль Вольво-240. Передавал ли он управление этим автомобилем Горину, не помнит, однако считает, что если бы тот обратился к нему с подобной просьбой, автомобиль бы он передал. В 1998 году он приобрёл у Горина автомобиль БМВ-525 красного цвета, который был оформлен на тёщу Горина.

- оглашённые и исследованные в суде в соответствии со ст.281 УПК РФ показания свидетеля Марковниковой Л.В., на предварительном следствии, согласно которым она состояла в родственных отношениях с Гориной Ольгой.

Примерно в 1998-1999 гг. она познакомилась с её мужем Гориным Сергеем. Супруги Горины, около полугода в 1998-1999 гг. проживали в её квартире в г. Видное Московской области по адресу: ул. Лесная, д.6, кв. 13. С их слов она поняла, что они занимались коммерцией, связанной с банковской деятельностью. Горина О. просила, чтобы к ним никто не приходил и не тревожил, так как это не нравилось Горину С. Во время проживания на квартире Гориных с ними проживал их водитель по имени Михаил (Овсянников), которого она видела в г. Тамбове, он проживал в одном доме с Дедовой Г. А. В ноябре 2002 г. от родственников, проживающих в г. Тамбове ей стало известно о смерти супругов Гориных.

(т. № 10 л.д. 61-68)

- показания в суде свидетеля Михайлиной С.Н., согласно которым её сестра Марковникова Л.В. примерно в 1998-1999 гг. несколько месяцев сдавала квартиру, расположенную в г. Видное Московской области по адресу: Лесная, д.6, кв. 13, своим родственникам Гориной О.М. и её супругу Горину С.В. Последние очень часто приезжали в г. Москву по своим делам и до и после того, как снимали у её сестры квартиру. Со слов Гориных ей известно, что их деятельность связана с банком «Менатеп» и с НК «Юкос», Ольга Горина пыталась трудоустроиться в одну из этих компаний. Супруги Горины производили впечатление состоятельных людей, владели украшениями, дорогой оргтехникой, снегоходом, пользовались различными автомобилями, которыми обычно управлял сопровождавший их водитель. Один из автомобилей был угнан во время проживания их в г. Видное.

В 1999 г. она видела дома у Гориных в г. Тамбов снегоход, который никто не использовал. Горин не разрешал Ольге ни с кем общаться, даже с родственниками. Сначала она думала, что тот просто её ревнует. Однако затем поняла, что Горин опасается того, что бы Ольга не рассказала кому-либо известную ей информацию.

Сам Горин был очень скрытен и патологически жаден. Из лиц, входивших в окружение Гориных и часто сопровождавших их, ей известны: Пешкун Алексей, бывший сотрудник милиции по имени Володя (Шапиро) из г. Волгограда, Пичугин Алексей из г. Москвы и мужчина по имени Михаил (Овсянников) из г. Тамбова. Однажды она доезжала вместе с Гориными из г. Тамбова в г. Москву на автомобиле «джип» принадлежащем Владимиру. О смерти Гориных узнала от родственников.

- показания в суде потерпевшей Дедовой Г.А., согласно которым в 1995 г. ее дочь - Измайлова Ольга устроилась работать в представительство банка «Менатеп» в г. Тамбове, возглавляемое Гориным Сергеем. В 1999 г. Измайлова оформила брак с Гориным, вместе с которым стали проживать в доме № ХХ ул. Ясной п. Радужный г. Тамбова. В период 1998-2000 гг. супруги Горины работали где-то в г. Москве. Когда они вернулись в г. Тамбов, Горин продолжал периодически ездить в г. Москву. В г. Москве Горины жили в различных гостиницах, а так же снимали квартиру у родственников Марковниковых в г. Видное.

В августе 2000 г. на крестины родившегося у Гориных сына, из г. Москвы приезжал Пичугин. Со слов Горина С. узнала, что он знает Пичугина около 8 лет. В дальнейшем Горин С. пытался устроиться на работу в НК «Юкос», но у него ничего не получалось. Горин С. рассчитывал в этом вопросе только на Пичугина. На протяжении длительного времени, последний обещал Гориным предоставить работу, но ничего для этого не делал. Горин говорил, что Пичугин мог бы устроить его в указанную компанию, если бы захотел. После того как, супруги Горины исчезли, Пичугин стал часто звонить и интересоваться относительно розыскных мероприятий, а также приезжал в г. Тамбов для выяснения обстоятельства совершённого преступления.

- протокол осмотра места происшествия от 21.01.98 г., согласно которому, труп Корнеевой В.А., обнаруженный на лестничной площадке 6-го этажа в доме № 4 по ул. Чечулина в г. Москве, расположен ногами по направлению к общей двери квартир № ХХ и ХХ, голова касается первой ступеньки лестничного марша, ведущего на 7 этаж указанного дома. В ходе наружного осмотра на трупе Корнеевой обнаружено повреждение, в лобной области справа в виде круглого дефекта тканей, округлённого кольцевидного осаднения кожи. На пятой ступени лестничного марша, ведущего вниз к лестничному пролёту, обнаружена гильза, бутылочной формы, металла жёлтого цвета без маркировочных обозначений, фототаблица к протоколу. (т. № 13 л.д. 2-8)

- заключения судебно-медицинских экспертиз № 0135 от 30.01.1998 и №38/98сп от 29.01.98, согласно которых смерть Корнеевой В.А. наступила от ушиба-разрушения головного мозга вследствие слепого пулевого огнестрельного ранения головы. При судебно-медицинском исследовании трупа Корнеевой В. А. обнаружено слепое пулевое огнестрельное ранение головы:

- кожная рана лба (входная, диаметром 0.5 см), которая располагалась на 1 см выше наружного конца правой надбровной дуги. Раневой канал её имел направление спереди назад справа налево снизу вверх и слепо заканчивался на уровне левой теменной кости. В конце раневого канала находилась оболочечная пуля размерам и 1,4x0,56 см.

С момента смерти до момента фиксации трупных явлений на месте происшествия (22.20 час. согласно протоколу осмотра) прошло около 2-3 часов.

Слепое пулевое огнестрельное ранение головы образовалось от воздействия огнестрельного оружия патроном, снаряжённым оболочечной медьсодержащей пулей. Выстрел в голову был произведён с неблизкой дистанции вне пределов действия дополнительных факторов близкого выстрела (применительно к ПСМ за пределами 100 см), при условии, что кожа была первой преградой.

Слепое пулевое огнестрельное ранение головы с ушибом-разрушением головного мозга по признаку опасности для жизни квалифицируется как тяжкий вред здоровью и находится со смертью в прямой причинной связи. Направление огнестрельного раневого канала головы совпадало с положением ствола огнестрельного оружия.

Смерть потерпевшей наступила тотчас после причинения слепого пулевого огнестрельного ранения головы, и в дальнейшем она не могла совершать активных действий. (т. № 13 л.д. 11-24)

- заключение судебно-баллистической экспертизы № 12/887 от 16.02.98, согласно которой гильза, обнаруженная при осмотре места происшествия по адресу: г .Москва, ул. Чечулина, д. 4 и пуля, извлечённая из трупа Корнеевой В.А., являются частями стандартного 5,45 мм пистолетного патрона к пистолету ПСМ (пистолет самозарядный малогабаритный). Пуля могла быть выстреляна или из стандартного ствола калибра 5,45 мм с шестью нарезами, правого направления шириной 1,3-1,4 мм и углом наклона около 4 градусов, или самодельного ствола с аналогичной конструкцией канала. Из стандартных моделей оружия это мог быть 5,45 мм пистолет ПСМ. При стрельбе, вероятно, применялся глушитель звука выстрела. Гильза могла быть стреляна в пистолете ПСМ или пистолете, переделанном из газового и изготовленном на базе ПСМ (ИЖ 78-7,6, ИЖ 78-8). (т. № 13 л.д. 30-32)

- протокол выемки от 22.01.98 г., согласно которому из танатологического отделения № 4 Лефортовского морга бюро СМЭ Комитета здравоохранения г. Москвы изъята пуля, обнаруженная в голове трупа гр. Корнеевой В.А., а так же одежда с её трупа.

(т. № В л.д.26-27)

- протокол от 27.12.2004, согласно которого осмотрены гильза, обнаруженная при осмотре места происшествия по адресу: г. Москва, ул. Чечулина, д. 4 и пуля, извлечённая из трупа Корнеевой В.А. (т. № 14 л.д. 52-54)

- вещественные доказательства - гильза, обнаруженная при осмотре места происшествия по адресу: г. Москва, ул. Чечулина, д. 4 и пуля, извлечённая из головы трупа Корнеевой В.А.

(т. № 14 л.д. 52-54, 55)

- протокол обыска от 23.01.98 г. в квартире Тарахтелюка В.Г. от 23 и 28 января 1998 г. в помещениях МГП «Техэкономсервис», согласно которым предметов и документов, свидетельствующих о причастности Тарахтелюка В.Г. к убийству Корнеевой В.А. обнаружено не было. (т. № 13 л.д. 34, 36, 37)

- протокол выемки от 07.04.98 г. учредительных документов ТОО «ТФ «Феникс» и справки ООО «ТФ «Феникс-Покровка», согласно которым Корнеева В.А. являлась основным соучредителем (51% уставного капитала ТОО «ТФ «Феникс»), осуществляла общее руководство деятельностью Товарищества определяла форму, систему, размеры оплаты труда, премирования сотрудников, распоряжалась имуществом и товарищества, заключала и расторгала договора, контракты, соглашения, внешнеторговые сделки, представляла товарищество в судебном, арбитражном процессах, подписывала вместе с главным бухгалтером векселя, чеки и иные денежные обязательства. (т. № 13 л.д. 44)

- протокол осмотра от 28.12.2004 договора купли-продажи от 27.06.2003, согласно которым, гр-н Корнеев Д.Д. передал в собственность компании «GML Estate Limited», в лице директора Котельниковой О.И., помещение по адресу: г. Москва, ул. Покровка, д.8/2, стр. 1, за сумму в размере 445 000 долларов США в рублёвом эквиваленте. (т. № 14 л.д. 82-85)

- постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Тарахтелюка В.Е. за отсутствием в его действиях состава преступления убийства Корнеевой В.А.

(т. № 14 л.д. 108-111)

- постановление о прекращении уголовного преследования Корина С.В. в части организации совершения убийства Корнеевой В.А., в связи с его смертью.

(т. № 14 л.д. 113-119)

- справка о курсе иностранных валют, установленных Центральным банком РФ в 1997-1998 г.г. (т. № 14 л.д. 140-142)

- рапорт старшего оперуполномоченного по ОВД ДСБ МВД РФ Смирнова А.М. от 25.11.2004, согласно которому, Горины длительное время проживали в квартире по адресу: Московская область, Ленинский район, г. Видное, ул. Лесная, д.6, кв. 13.

(т. № 14 л.д. 62)

- письмо начальника УГИБДД УВД Тамбовской области Кузьменко О.В. №18/8022 от 22.12.2004, согласно которому за Измайловой (Гориной) О.М. был зарегистрирован автомобиль ВАЗ-21099 1997 г. выпуска с регистрационным знаком А 292 ОО 68 РУС.

(т. № 19 л.д. 126)

- рапорт старшего оперуполномоченного по ОВД ДСБ МВД РФ Смирнова А.М. от 16.12.2004, согласно которому 24.02.98 УВД Ленинского района, Московской области по факту угона автомашины ВАЗ-21099, принадлежащего Гориной О.М., возбуждено уголовное дело № 114841. (т. № 14 л.д. 61)

- сопроводительное письмо начальника УУР ГУВД Волгоградской области. №6/2611 от 06.12.2004 г. и справка Волгоградского линейного управления внутренних дел на транспорте, согласно которых Шапиро В.В. на ж/д транспорте 29.06.98 из г. Москвы убыл в г. Тамбов, а 04.02.98 убыл из г. Москвы в г. Волгоград. (т. № 19 л.д.75-78)

- сопроводительное письмо заместителя начальника отдела ТН и РЭР УГИБДД ГУВД Волгоградской области от 04.11.2004 и карточка учёта транспортных средств Н844ММ 34, согласно которых Шапиро В.В. 30.07.98 г. поставил на учёт автомобиль марки «ХЕНДЭ ГАЛЛОПЕР» , 1998 г. выпуска. (т. № 19 л.д. 62-63)

- приговор Московского городского суда от 17 августа 2006 г., согласно которому Пичугин А.В. признан виновным в организации совместно с другими лицами из числа руководящих сотрудников НК «Юкос» особо тяжких преступлений, в отношении Корнеевой В.А., Петухова В.А., Федотова Н.В., Рыбина В.Л., Филиппова Е.Л., Иванова А.Ю., Колесова В.Л., исполненных Шапиро В.В., Овсянниковым М.В., Цигельником Г.А., Решетниковым Е.В.

(т. № 42 л.д. 1-56)

- кассационное определение Верховного суда Российской Федерации от 21 февраля 2007 года, согласно которому приговор Московского городского суда от 17 августа 2006 года в отношении Шапиро В.В., Овсянникова М.В., Цигельника Г.А., Решетникова Е.В. изменён в части квалификации инкриминируемых им деяний, в отношении Пичугина А.В. отменён с направлением дела на новое рассмотрение. (т. № 42 л.д. 57-83)

- вступивший в законную силу приговор Московского городского суда от 06 августа 2007 года, согласно которому Пичугин А.В. признан виновным в организации совместно с другими лицами из числа руководящих сотрудников НК «Юкос» особо тяжких преступлений в отношении Корнеевой В.А., Петухова В.А., Рыбина Е.Л., Федотова Н.В., Иванова А.Ю., Филиппова Е.Л. и осуждён к пожизненному лишению свободы. (т. №42 л.д. 84-196)

- кассационное определение Верховного Суда РФ от 31 января 2008г., согласно которому приговор Московского городского суда от 06 августа 2007г. в отношении Пичугина А.В. оставлен без изменения.

Проанализировав приведённые доказательства, суд пришёл к выводу, что Горин С.В. обладал сведениями о том, что Пичугин А.В. и Невзлин Г Б. являлись заказчиками и организаторами убийства Корнеевой, при этом последний финансировал данное преступление. Эти сведения Горин не скрывал от своей жены Гориной О. и от лиц, с которыми совершал названное преступление, то есть от Шапиро В.В. и Овсянникова М.В., о чем те дали показания на предварительном следствии и в суде, которые суд признает достоверными в связи с подтверждением их совокупностью других доказательств по делу.

Поэтому суд считает, что виновность подсудимого Невзлина Л.Б. в организации убийства Корнеевой В.А. совместно с Пичугиным А.В., совершенном Шапиро Н.В., при пособничестве Овсянникова М.В. по найму, полностью установлена.

Доводы защиты подсудимого Невзлина Л.Б. о недоказанности обвинения того в организации убийства Корнеевой В.А., в том, что Невзлин давал указания директору ЗАО « Дон-Групп» Горину и сотруднику ЗАО «Техстройсервис-М» Назаренко Д.А. о проведении переговоров с Корнеевой о продаже магазина «Чай» и о том, что Невзлин вступил в преступный сговор с Пичугиным, направленный на убийство Корнеевой, полностью опровергаются приведёнными доказательствами, в частности, показаниями свидетелей Шапиро и Овсянникова, данными на предварительном следствии и в суде, а также свидетеля Смирнова О., потерпевшего Корнеева Д., свидетелей Коваленко В., Корнеева Д., Сидорова В., Бакулиной, Чикановой и других, протоколами выемки и осмотра документов в ТОО «ТФ «Феник», а также другими доказательствами.

Ещё на эту тему

Какая мера будет избрана для мэра Орла и когда?

FLB:  Асфальтовая дорога к особняку Юрия Парахина может его привести его в казённый дом

Как мэр Орла Парахин шёл к скамье подсудимых

FLB: Ожидают, что крайне токсичного мэра уберут с поста до сентября

Мэр Орла Юрий Парахин попал в «Тёщин дом–2»

FLB: выяснилось, что мэр за бюджетные деньги построил дорогу от «дома тёщи» к «дому тестя»

26.11.2019 21:01:54 #Экология

Крестовый поход Греты Тунберг

FLB: Как в пылу «борьбы за климат» незаметно возвращается Средневековье…

Мы в соцсетях

Новости партнеров