Экономика 08.08.20 15:46

«Чёрная дыра». Самое ядовитое место России

FLB: Утилизацию компонентов боевых отравляющих веществ на старых полигонах под Дзержинском доверили фирме «сомнительного» доктора наук Сергея Чернина «Газэнергострой». Куда растворились 6,4 млрд рублей?

«Чёрная дыра». Самое ядовитое место России

На утилизацию особо опасных химических отходов на полигонах «Чёрная дыра», «Белое море» и ТБО «Игумново» под Дзержинском в Нижегородской области государство выделило 7 млрд рублей. В качестве подрядчика осваивала миллиарды компания «Газэнергострой» Сергея Чернина. Освоила. «Чёрная дыра» и «Белое море» на месте и по-прежнему чрезвычайно опасны, а почти все деньги (6,4 млрд руб.) утекли в неизвестном направлении. Работы должны были завершиться ещё 2 месяца назад – в мае 2020 года.

«В СССР Дзержинск неофициально называли столицей советской химической промышленности. Шла холодная война, и на местных предприятиях, в основном оборонных, производили компоненты БОВ (боевое отравляющее вещество) - иприт, фосген, хлор, синильную кислоту, а также ракетное топливо и взрывчатые вещества. Позже экологи присвоили Дзержинску сомнительный титул города с самым опасным экологическим фоном в стране. «Чёрная дыра», «Белое море», полигон бытовых отходов «Игумново» — все это объекты накопленного экологического ущерба в современной Нижегородской области», - пишет журналист Дмитрий Беляков в своём расследовании «Чёрная дыра» и покушение на Байкал. Кто стоит за грандиозными экологическими аферами. Часть 1. (Сетевое издание «Репортёр», 06.08.2020). 

«Карстовое озерцо с 1960 по 1980 годы наполняли стоки химических заводов оборонного значения. В недрах одной лишь свалки промышленных отходов «Чёрная дыра» накоплено около 72 тысяч кубометров жидких и пастообразных, полимерных и хлорорганических отходов. (И как выясняется, гораздо больше). На протяжении почти 60 лет «Дыра» источала зловоние и отравляла экологию. А было ещё «Белое море» — действовавший с 1973 года шламонакопитель щелочных отходов площадью 55 гектаров, и громадный полигон твёрдых бытовых отходов «Игумново», более 30 лет являвшийся постоянной головной болью местных властей: когда там самовозгорался свалочный газ метан, дымило так, что черное облако с «Игумнова» накрывало Московское шоссе…

9 июня 2011 года произошло историческое событие, торжественно отмеченное мемориальной доской на здании администрации Дзержинска: с этой даты начался проект «рекультивации объектов накопленного экологического ущерба», запущенный лично Дмитрием Медведевым, на тот момент президентом России. Медведева катали на вертолёте по области, показывали все полигоны. Вертолёт садился только на «Белое море»; над «Чёрной дырой» лишь полетали — нельзя же президента в такое ядовитое место спускать. Под впечатлением от увиденного он и дал обещание выделить три миллиарда рублей администрации Дзержинска на полную ликвидацию проблемы», - восстанавливает хронологию событий Дмитрий Беляков.


«Я лично страшнее «Чёрной дыры» ничего не видел за свою жизнь: если птица садилась на поверхность этого «водоёма», по сути состоящего из токсичных веществ, то взлететь она уже не могла, —говорит Иван Блоков, директор по программам Greenpeace России. (Здесь и далее фото Д. Белякова)

«МОЖЕТ, ТАМ ИПРИТ ИЛИ ЕЩЁ КАКАЯ ДРЯНЬ»

«Чёрная дыра» — символ вызывающе безумного отношения к природе. Это огромный, жирно-чёрный пруд, резко пахнущий смесью смолы и фенола с керосином. Поперёк мрачного водоёма, усыпанного трупиками птиц, тянется парадоксально нарядный мостик-понтон голубого цвета. Края резервуара, окружённого дикорастущим берёзовым лесом, обсыпаны толстым слоем песка. На берегу горбится ржаво-чёрная груда промышленных бочек.

— Слышь, парень… — раздаётся у меня над ухом, — не ходи к железякам. У нас рабочие их экскаватором собирали и одну зубьями ковша проткнули, а из нее дым повалил… Два дня дымила! Может, там иприт или ещё какая дрянь.

 Я все же иду к бочкам. Из них сочится красновато-коричневый ручеёк, медленно стекающий в отравленное озерцо. Начинаю ощущать признаки пьяного головокружения: голова становится тяжёлой, виски сдавливает. 

… 6 апреля 2016 года Владимир Иванов, исполняющий обязанности губернатора Нижегородской области, подписал распоряжение № 396-р «Об определении заказчика выполнения работ по ликвидации объектов накопленного экологического ущерба на территории Нижегородской области», в соответствии с которым заказчиком назначалось ГБУ «Экология региона», а 28 апреля 2016 года вышло распоряжение правительства № 804-р за подписью Дмитрия Медведева, согласно которому ООО «Газэнергострой — Экологические технологии» определялось в качестве единственного исполнителя. 25 июля 2016 года был подписан контракт с указанной компанией. Цена вопроса — 7,2 млрд рублей…


Зловонный, стагнирующий, усеянный мёртвыми чайками водоём. Я не заметил никакой активности, связанной с выкачиванием отходов, их рекультивацией. Передо мной стояла пара скучных голубых вагончиков, дремал давно уснувший бульдозер, синел загадочный железный резервуар на несколько тысяч литров, шуршали брошенные в песок брезентовые рукава и улыбались трое вежливых людей, одетых в новёхонькие, со свежими заломами на рукавах, куртки.

За 27 лет карьеры я побывал в десятках промышленных, тюремных и военных пресс-туров и могу точно прогнозировать, когда передо мной разворачивают «потёмкинскую деревню», показывая улыбающихся, одетых «в новьё» бравых активистов, которые шагают к трудовым свершениям. Из того, что я увидел на «Чёрной дыре», нельзя было сделать никаких выводов относительно объёма и качества проделанной работы. … Да и попросту не верится, что на этих берегах кто-то вообще вкалывал, спасая экологию, извлекая из чудовищной выгребной ямы кислоту, капролактам и метилакрилат», - пишет журналист Дмитрий Беляков из сетевого издания «Репортёр»

СЕЙСМОРАЗВЕДКА С ПОМОЩЬЮ ШЕСТА

«По единому контракту о рекультивации объектов накопленного вреда в Нижегородской области, заключённому между Нижегородским правительством и «Газэнергостроем», окончание работ было намечено на 2 мая 2020 года. Но этим планам не суждено было сбыться. Сейчас на сайте госзакупок видно,что при сумме контракта в 7 062 360 676,38 рублей стоимость исполненных обязательств 3 144 018 431,59 рублей, а выплачено почти все (6 407 987 387,68 рублей).


Нижегородские власти получили уведомление от подрядчика «о наличии обстоятельств непреодолимой силы в связи с коронавирусной инфекцией». Оно было своевременно подкреплено заключением Торгово-промышленной палаты РФ, и губернатор Никитин подготовил распоряжение о продлении контракта. Однако коронавирус был лишь одним из оснований… Вторая, значительно более весомая причина заключалась в том, что на объекте выявили дополнительные 5,562 куба пастообразных отходов.

— С выявлением дополнительных 5,562 кубов пастообразных отходов очень занятная штука! — смеётся Максим Шингаркин, депутат Госдумы VI созыва, учредитель Общественного регионального экологического фонда «Гражданин». — Электросейсморазведка, с помощью которой ищут нефть на глубине от километра, выдаёт значения с точностью до сотни, и это самая точная методика измерения в мире. Но сотрудники «Газэнергостроя» рассказывали, что новые объёмы они обнаружили путём шестовой промерки… Это само по себе анекдот: они в XXI веке ходили по льду, тыкали дурацким шестом — но посчитали объём с точностью до двух тонн! Послушайте, тюленю понятно, что это вымышленная цифра, которую математики из «Газэнергостроя» постарались выдать за некий скрупулезный результат старательных исследований. То есть внезапно те же самые люди, которые два года назад потеряли пять тысяч кубов, научились определять с точностью до двух. До двух, подчёркиваю! Это профанация. Не было на самом деле ни первых изысканий, ни вторых, потому что если первые изыскания делали с помощью шеста, — это не изыскания. На «Чёрной дыре» не делалось ничего, потому что планировалось засыпать её песочком и сдать «картинкой», не изымая оттуда ни-че-го! И когда кончились сроки и стало понятно, что сейчас уже по этому делу ведётся общественная проверка и наше расследование, то были предприняты действия по продлению контракта. Подписанное Никитиным распоряжение о продлении контракта даёт Чернину желаемую отсрочку по времени».

«ВСЁ ЛЕЖИТ БЕЗ КАКОЙ-ТО РЕКУЛЬТИВАЦИИ, НЕТРОНУТОЕ»

— Я думаю, что «Газэнергострой» попросту укрыл помойки неким покрытием, а в остальном всё осталось как есть, то есть лежит без какой-то рекультивации, нетронутое, — говорит председатель общественного движения «Зелёная альтернатива», бывший заместитель руководителя Росприроднадзора Олег Митволь. — Сжечь пасту он не мог. Если он сжёг капролактам, то у него нет таких ПДВ (предельно допустимый выброс) . И весь песочек с травкой — это на год-два. И я бы хотел спросить: они там в Нижнем вообще-то понимают, что всей этой историей того же губернатора Никитина скоро будут попрекать? Он-то неглупый мужчина и должен осознавать, что там ничего не сделано! Он не сможет объяснить Счётной палате, что это, дескать, Медведев и Шанцев такого исполнителя выбрали. Это не прокатит. Моё убеждение — нужно приподнять покрытие, которым закрыты сейчас полигоны в Нижнем (их все равно придётся ещё раз за бюджетный счёт рекультивировать), и, соответственно, проводить проверку того, что сделано, а после этого предъявлять уголовное обвинение всем кулибиным и самоделкиным.

Мне непонятна цифра в семь миллиардов по нижегородской теме, — разводит руками Митволь. — Я видел грамотные расчёты на ту же тему, причём с гораздо более внятной традиционной основой: предварительное обезвреживание и размещение — на 800 с чем-то миллионов! Есть технологии специального размещения пасты, обезвреживания капролактама, есть технические решения по всем видам отходов, и суммы в подобных проектах — порядка миллиарда двухсот — полутора. В компании, где я являюсь одним из акционеров, считали традиционные, без сжигания, способы обезвреживания, и получались суммы порядка миллиард — миллиард двести. Это максимальные величины с полным обезвреживанием. Ну уж никак не семь миллиардов! Теперь возникает следующий вопрос: а что сделано за эти дикие деньги?, - спрашивает Олег Митволь.

ДОКТОР «СОМНИТЕЛЬНЫХ» НАУК

«Компанию «Газэнергострой» рекомендовала (в числе прочих) Общественная палата, в которой комиссию по экологии и охране окружающей среды возглавлял Сергей Чернин, президент «Газэнергостроя».

— Господину Чернину неоднократно и чудесным образом удавался один и тот же трюк: потратить бюджетные средства и потом за это не сесть. Он умудрился даже стать председателем комиссии по экологии в Общественной палате! — возмущается Олег Митволь.


— В Комитете Госдумы по экологии я в качестве зампреда отвечал за взаимодействие со всеми общественными экологическими организациями, — вспоминает Максим Шингаркин. — Когда Чернина в 2014 году избрали председателем комиссии по экологии Общественной палаты, мы с ним познакомились. Помню, как он дал мне визитку, на которой значилось, что он доктор наук и профессор. Но когда мы разговорились на профессиональные экологические темы, я обратил внимание, что он, как говорится, «поплыл». Но тот факт, что человек, который не знает, что такое изотоп, не просто закончил физтех, но и стал доктором наук, меня, конечно удивил. 

При ближайшем рассмотрении я понял, что вся его так называемая группа компаний «Газэнергострой» не существует даже юридически: по факту это набор «оошек», оформленных часто на профессиональных зиц-председателей, с минимальным уставным капиталом и ничтожной численностью, созданных для имитации деятельности. Шлейфом за этими компаниями тянулись фиктивные проекты типа несуществующей Кудепстинской ТЭС и проблемы с недопоставленным оборудованием. Чернин легко приписывал себе владение целыми заводами, офшорами, постоянно намекая, что является специалистом по выводу активов за рубеж и делает это для своих «высоких покровителей». Конечно, все это ерунда: нет у него ни активов, ни покровителей — есть только хлестаковщина и лживая визитка, с помощью которых он пролез в Общественную палату с целью присутствовать на различных совещаниях, посещать должностных лиц, заходить в кабинет к министрам», - полагает Максим Шингаркин.

На официальном сайте «Газэнергостроя» Сергей Чернин титулован, среди прочего, как «Доктор технических наук, автор ряда патентов, профессор, член-корреспондент РАЕН». Но, странное дело, в письме из департамента аттестации научных и научно-педагогических работников Минобрнауки РФ за подписью заместителя директора департамента Елены Логиновой от 01.10.2019 (по запросу в «ВЭБ-Инжиниринг») сообщается, что «сведений о присуждении учёной степени кандидата (доктора) наук и присвоения учёного звания доцента (профессора) Чернину Сергею Яковлевичу, предусмотренных государственной системой аттестации научных и научно-педагогических работников, в регистрационно-учётной базе данных Департамента не имеется».


У ООО «Газэнергострой — Экологические технологии» до нижегородского проекта не было опыта выполнения госконтрактов. У компании отсутствовала проверенная на практике технология ликвидации особо опасных химикатов. На момент принятия решения правительством фирма не имела лицензии на обращение с такого рода ядовитыми отходами, которые содержались в «Чёрной дыре».

Сама структура корпорации вызывала вопросы. По данным ЕГРЮЛ (единого государственного реестра юридических лиц) у ООО «Газэнергострой — Экологические технологии» имелся учредитель, фирма «Союзэнерго», у которой, в свою очередь, имелся единственный московский акционер — ООО «Континент», представленный двумя учредителями: «Альянс Проджект Инк» и «Интерэнерго Энтерпрайс корп». Обе фирмы были зарегистрированы на Сейшельских островах, то есть являлись офшорами. В правительстве закрыли глаза и на это, и на нарушение антимонопольного законодательства (ФАС выступала против того, чтобы права на работы передавались одной компании).

На сайте поиска и аналитики тендеров «Синапс» можно увидеть и структуру и множество других интересных подробностей о «Газэнергостроя». Основная специализация её – сбор отходов, а лицензия на утилизацию вредных отходов начала действовать только 19 февраля 2019 года, через три года после заключения её единственного действующего госконтракта.

- Распоряжение правительства № 804-р — не про выбор технологии, а про выбор подрядчика. Мало того что решением правительства объект был передан коммерческой фирме «Газэнергострой — Экологические технологии» на бесконкурсной основе, так ещё и, насколько мне известно, у фирмы на момент принятия этого решения отсутствовала лицензия на обращение с отходами. Когда заключается контракт на особую деятельность, которая сопряжена с определёнными рисками и опасностями, надо быть уверенным, что фирма не будет привлекать исполнителя, а в состоянии осуществлять этот вид работ сама! В противном случае напрашивается вывод, что это «компания-прокладка», - говорит Иван Блоков.


ПАРАНОРМАЛЬНЫЕ ТЕРМОЛИЗНЫЕ РЕАКТОРЫ ЧЕРНИНА

В итоге у всех экологов возникает один и тот же вопрос: а проводились ли работы по утилизации опасных химотходов в «Чёрной дыре» вообще?

— Вот я смотрю на размер водоёма — и понимаю, что если там убавилось, то ненамного, — рассуждает нижегородский эколог Асхат Каюмов. — А если сравнить изображения «Чёрной дыры», снятые спутниками за последние два года, то совсем интересная картина получается: ведь если герои из «Газэнергостроя» в самом деле сожгли 15 тысяч кубов, как они уверяют, то они их должны были оттуда вынуть, и уровень должен был опуститься. А заказчик, директор «Экологии региона» Максим Левин говорит, что там вдруг обнаружилось ещё пять тысяч кубов лишнего! Вариантов тут немного: проектировщик «накосячил» и ошибся при определении объёма или никто ничего не ликвидировал совсем. Как это возможно — ошибиться на пять тысяч кубов?! И вопрос к заказчику Левину: как вы ликвидацию отходов контролировали? Другой вопрос: этот проект проходил государственно-экологическую экспертизу? Как же он прошёл? И наконец, главный вопрос: а вы, ребята, действительно ликвидировали эти объёмы? Ведь если уровень не убавился и объём не ушёл, то что же вы там делали… и деньги где?!» - негодует эколог.

Журналист Дмитрий Беляков побывал на мини-заводе «Газэнергостроя», на котором по заверениям пресс-службы Минэкологии производилась рекультивация отходов, извлечённых из «Чёрной дыры». Здесь внедрена та самая «волшебная» технология «доктора» Сергея Чернина - некие термолизные реакторы, которые вопреки законам химии и физики, способны сжигать без остатка и вредных выбросовпастообразных, полимерных и хлорорганических отходов – адскую смесь остатков иприта, фосгена, хлора, синильной кислоты. Уникальное оборудование «Газэнергостроя», которое якобы без какого-либо вреда или негативных последствий для экологии способно уничтожить любое количество химических отходов любого класса.


Во время интервью заказчик работ, директор ГБУ Нижегородской области «Экология региона» Максим Левин заявил: «Для нас благоприятные экологические условия — на самом приоритетном месте. У нас двойной и даже тройной контроль! У нас есть многоступенчатая система очистки газов. То есть это скруббер, это циклоны, это рукавные фильтры. Все газы, которые образуются в пиролизной печи, в барабанной печи, собираются в камере дожига и там сжигаются при температурах, при которых не образуются диоксины, — при высоких температурах, 1100 и выше градусов…»

— Установка дожига — образователь диоксинов, подчёркиваю! — спешит опровергнуть Максим Шингаркин. — Как только у вас есть кислород, вы начинаете замыкать цепочки, а если у вас там есть хоть чуть-чуть хлора, он начинает «развешиваться» на этих цепочках, вот и получаются диоксины.

Тем не менее господин Левин уверял меня, что термолизные реакторы, которые находятся в основе всего комплекса рекультивации, не дают никаких выбросов от сжигания отходов: — У этой печки нет выбросов. Смотрите, вот эта печь… Стоит камера дожига, которая соединена также и с барабанной печью, и с пиролизными реакторами, и при температуре 1100–1200 градусов Цельсия происходит сжигание пиролизных газов, которые образуются здесь. То есть из реактора, кроме отжигания природного газа, который никак не взаимодействует с отходом, никаких выбросов нет!

- Всё это не имеет физического объяснения — это, попросту говоря, паранормальное явление. Любой специалист вам скажет, что сжигать капролактам — это отравление окружающей среды вместе с людьми!, - уверен Олег Митволь

Тем не менее директор нижегородской «Экологии региона» Левин настаивает:

— У нас есть сопряжение двух способов термического обезвреживания. Это несколько этапов… До «Чёрной дыры» при утилизации отходов, я думаю, такая технология не применялась нигде. По крайней мере, мы о подобных не знаем. Плюс еще имеется несколько новаций, которые применены и в системе очистки, и в системе того же барабана. Там есть запатентованные узлы, регулирующие автоматический угол вращения, и так далее. Термолизные реакторы произведены за границей, в Прибалтике где-то, насколько я помню… Во всяком случае, часть аппаратуры произведена однозначно не в России.


Что интересно, расхваливая уникальную технологию кудесника Сергея Чернина, директор ГБУ Нижегородской области «Экология региона» Максим Левин одновременно судится с его фирмой «Газэнергострой — Экологические технологии». Через арбитраж Левин требует с Чернина почти 56 миллионов рублей.

НЕКОНДИЦИЯ С КОСМОДРОМА «ВОСТОЧНЫЙ»

Журналист Дмитрий Беляков осмотрел оборудование завода «Газэнергостроя», который находится в промзоне на окраине Дзержинска.

«Механические узлы, к которым несомненно приложились руки отечественных виртуозов, я узнал сразу, потому что только эти мозолистые ладони могут прикрутить изоляционной лентой советский пятикилограммовый манометр к ржавой трубе или сделать сварочные швы на поверхности стенок резервуара настолько кривыми и толстыми, что в промежутке между швами легко пройдёт караван двугорбых верблюдов. … Не поражённых ржавчиной стенок, лестниц, цистерн, бункеров, труб и желобов уже не осталось! Дополняют картину немереное количество жирных масляных пятен на бетонных плитах пола и толстый слой промышленной пыли вокруг.

Иностранные надписи на пластинках и шильдиках, украшавших стенки контейнеров-печек, меня не обманули. Даже после поверхностного осмотра мини-завода «Газэнергостроя», где якобы на уникальном импортном оборудовании производилась рекультивация отходов, мне захотелось точно узнать: сколько заплатили за этот экзотический и неряшливый набор ржавого железа»? – пишет журналист.

С большим трудом во время интервью с министром экологии и природных ресурсов Нижегородской области Денисом Егоровым и директором ГБУ Нижегородской области «Экология региона» Максимом Левиным ему удалось узнать примерную стоимость «уникального завода»:
- Так сколько?
Левин: Д-два и…
Егоров (резко): Нет-нет! Один и шесть.
Егоров: Один и шесть миллиарда.
- В эту сумму что входит?
Егоров и Левин (хором): Вся установка с монтажом!

Фальшивые термолизные реакторы размером с несколько морских контейнеров сначала были смонтированы в цехе обращения с ТКО на космодроме «Восточный», где позже было установлено, что это ненадлежащее оборудование, и его как некондицию вернули по месту поставки, — рассказывает эеолог Максим Шингаркин. — И вот тогда один сомнительный деятель рассказал о них Чернину. Потом был организован вывоз этого металлолома в Прибалтику, где на одном из предприятий Латвийской Республики его подвергли «апгрейду» — покрасили и налепили шильдики. А потом торжественно, с помпой, привезли в Российскую Федерацию, выдав за абсолютно новые уникальные «made in E.U.» агрегаты и не забыв оставить за рубежом 1,6 миллиарда наших с вами денег.

Ещё конкретнее говорится в депутатском запросе заместителя председателя Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Государственной Думы Н. Р. Будуева на имя председателя Счётной палаты А. Л. Кудрина:


«…По замыслу Чернина С. Я., основной способ вывода финансовых средств заключался в закупке так называемых термолизных реакторов за пределами российской юрисдикции; для этих целей им были закуплены по остаточной стоимости агрегаты, ранее предназначавшиеся для утилизации твёрдых коммунальных отходов на космодроме «Восточный» и после переделки на Сосновоборском машиностроительном заводе и промышленном объекте, располагающемся по адресу г. Санкт-Петербург, ул. Арсенальная, д. 66, вывезенные в Латвийскую Республику на предприятия, подконтрольные Чернину С. Я., после чего были закуплены для целей исполнения работ по государственному контракту».


Продолжение следует. Во второй части расследования «Чёрная дыра» и покушение на Байкал»журналист Дмитрий Беляков расскажет о том, как «Газэнергострою» удалось заполучить контракт на утилизацию отходов  Байкальского ЦБК; как можно отравить планету, сжигая лигнин; и кто стоит за Сергеем Черниным. 

'khayr:main.comment' is not a component

Ещё на эту тему

Всё на предпродажу: цифровой аутинг в Телеграме

FLB: Весь компромат. Главные скандалы недели. Анонимам из Telegram приоткрыли личико. Секретный остров Медведева. Как «солнцевские» приезжали за деньгами главы РЖД

Всем миром: полигона в Рикасихе не будет

FLB: Общественная комиссия в составе 81 человека, среди них - экологи, политики, представители региональной общественной палаты и оппозиция, будут сообща решать, где строить новый полигон ТКО для Архангельска

Деньги сначала тем, кто не плодит свалки

FLB: «Единая Россия» предложила сначала выделять деньги из бюджета в те регионы, где уже ведется раздельный сбор мусора, то есть в каждый пятый регион РФ

26.11.2019 21:01:54 #Экология

Крестовый поход Греты Тунберг

FLB: Как в пылу «борьбы за климат» незаметно возвращается Средневековье…

Мы в соцсетях

Новости партнеров