Экономика 24.12.18 12:46

Укрощение олигархов

FLB: Ровно 15 лет назад, 24 декабря 2003-го, газеты написали о двух предопределяющих событиях «путинской эпохи»: 1.  Путин  встретился  с олигархами из ТПП,  2.  Басманный  суд предрешил судьбу  Ходорковского

Укрощение олигархов

Оправдается ли прогноз Евгения Примакова

В статье под заголовком «Олигархический погром» говорилось о том, что «члены правления Торгово-промышленной палаты попытались убедить Владимира Путина, что они не олигархи. Это произошло после того, как президент в очередной раз напомнил бизнесу о социальной ответственности и необходимости соблюдать закон. А глава ТПП Евгений Примаков немедленно дал определение понятию "олигарх": это "тот, кто набивает карман за счет махинаций с налогами" и "кто может подставить ножку сотоварищу". Предприниматели из ТПП немедленно пообещали создать инструменты изъятия своей же сверхприбыли в казну.


На совещании в ТПП, декабрь 2003 г.

К общению с президентом участников правления Торгово-промышленной палаты готовили уже перед входом в зал заседаний. На развернутой в Вестибюле "выставке достижений ТПП" центральное место занимал стенд, украшенный цитатой Путина: "Идеи, которые рождаются в ТПП, оказывают влияние на деловую и общественную жизнь страны". Правлению палаты предстояло обсудить модную (с подачи президента) тему "социальной ответственности бизнеса".

Фактически благодаря участию президента разговор пошел об отношениях предпринимателей с государством. Дела ЮКОСа и темы давления на бизнес со стороны "силовиков" напрямую никто не коснулся, зато в итоговом заявлении правления содержался пункт: "Мы с пониманием относимся к усилиям государства, принимаемым им мерам по обеспечению чистоты и правовой определенности бизнес-процессов".

Уже во вступительном слове президент напомнил российскому бизнесу, что для него уже немало сделано. "Мы снижаем налоги - с нового года НДС на 2%, с 2005 года - ЕСН, отменяем налог с продаж. Признаюсь, это было нелегко - регионы теряли немалые доходы, и нужно было их убеждать. Мы рассчитываем на ответную социальную активность со стороны бизнеса", - пояснил президент. С "активными" Путин обещал советоваться - он напомнил, что сейчас рабочая группа по решению приоритетных социально-экономических задач готовит в Кремле предложения по реформе здравоохранения, образования, развитию ипотеки, и пригласил предпринимателей участвовать в ее работе. Путин призвал руководство ТПП и других бизнес-объединений "выходить с предложениями и критическими замечаниями в правительство". "Не нужно останавливаться, даже если ваше предложение не реализуется. Прошу вас проявлять настойчивость и открытость", - сказал президент. Отдельно он пообещал поддержку малому бизнесу - в виде сокращения вмешательства со стороны госорганов, но для этого надо ускорить административную реформу, "которая пока идет вяло".

"Делиться сверхприбылью"

После этого основной доклад о "социально ответственном" бизнесе зачитал Евгений Примаков. Источником вдохновения для него послужило недавнее "общение президента со страной по телевизору". "Недаром большинство вопросов Владимиру Владимировичу касалось социальных проблем", - сказал Примаков. По его словам, разрыв в доходах между самыми богатыми и самыми бедными россиянами достигает 30 раз. "Без решения поставленной президентом задачи борьбы с бедностью политическая стабильность, которой так дорожит бизнес, иллюзорна", - предупредил собравшихся Примаков. Бизнесменам нужно развивать социальные программы (содержать школы и стадионы, выплачивать стипендии одаренным студентам) и аккуратно платить налоги, причем "сырьевые монополии" должны "делиться сверхприбылью" и платить больше, чем сейчас. Насколько - поможет определить ТПП.

"Нужно законодательно запретить пересмотр итогов приватизации"

"Если мы получим поручение, то готовы собрать "круглый стол" с нефтяниками и определить формы изъятия сверхприбыли. Руководители компаний в основном готовы. Есть и инструмент - экспортные пошлины", - заявил Примаков, явно обращаясь к Путину.

Президент с ходу ничего поручать не стал, но идею поддержал. "Инструментом изъятия сверхприбыли может служить и налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Несправедливо, когда компании, добывающие нефть на истощенных месторождениях, платят столько же, сколько остальные", - прокомментировал предложения Примакова Путин.


Семибанкирщина

Правда, глава ТПП попросил кое-что взамен полной социальной лояльности и согласия бизнеса. "Нужно законодательно запретить пересмотр итогов приватизации, если она проводилась по действовавшим тогда законам", - предложил Примаков. Путин никаких гарантий давать не стал. "Планов пересмотреть итоги приватизации ни у кого нет - никакой кампании на этот счет не будет", - заверил президент. И добавил: "Я сплошь и рядом слышу, что законы были сложными и их невозможно было соблюдать. Да, законы были сложными, но соблюдать их можно было вполне. Кто хотел, тот соблюдал. Если пять-семь человек не соблюдали законы, это не значит, что все этого не делали". Зал встретил эти слова одобрительными смешками - "пять-семь человек" в ТПП явно не пришли.

***

Кто такой олигарх

Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля: «Олигархия - образ правленья, где вся высшая власть в руках небольшого числа вельмож, знати, олигархов».

Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона: «Олигархия или олигократия (от греч. oligoi и arch или kratia, правление немногих) - форма государственного устройства, в которой власть принадлежит немногим».

В системе Аристотеля олигархия противополагается аристократии как ее извращенная форма; в аристократии управляют немногие, но ставя задачей своего управления общее благо; в олигархии - также немногие, но преследующие своекорыстные цели. Как наиболее типический пример олигархии в позднейшее время всего чаще приводят средневековые итальянские республики, в особенности Венецию, с ее советом десяти. Из классификаций нового времени олигархия исчезла как самостоятельная государственная форма, но довольно часто и ныне говорят об олигархии, когда желают обозначить группу лиц, захвативших власть и произвольно ею пользующихся - все равно, в монархии или в республике.

Евгений Примаков, президент Торгово-промышленной палаты: "Олигарх - это не просто крупный предприниматель. Это тот, кто набивает карман за счет махинаций с налогами, кто может поставить ножку сотоварищу, грубо стремится лезть в политику, развращает чиновников и депутатов". Кого имел в виду Евгений Примаков?

1. Крупных предпринимателей (например, членов бюро РСПП, тех, кто регулярно встречается с президентом России, 27 человек).

2. Российских министров - 23 человека.

3. Глав субъектов Федерации - 89 человек.

4. Руководителей крупных государственных компаний - 15 человек.

***

Предприниматели об определении Евгения Примакова

Борис Титов, член бюро правления РСПП: "Я не считаю, что олигарх - это обязательно тот человек, который ведет бизнес при помощи махинаций и грубого нарушения законов. Олигарх это скорее предприниматель, который инвестирует политику. В нашей стране был период, когда давление крупного бизнеса на власть было очень велико. Но это время прошло. Как мне кажется, в ближайшее время государство возобновит диалог с бизнесом, причем не только крупным, но и средним и мелким".

Сергей Борисов, президент "ОПОРЫ России": "Такие высказывания не являются показателем стабильности в обществе. Называть людей виноватыми без суда и следствия, конечно, нельзя.

Литвинов Андрей, Биянова Наталия, «Газета», 24.12.2003

Михаил Ходорковский еще ПОСИДИТ И Платон Лебедев - тоже

"Наличие двух загранпаспортов, нескольких мест жительства, связей в обществе и хорошее благосостояние" - все это, как посчитал после двухдневного заседания Басманный суд Москвы, несовместимо с пребыванием на свободе Михаила Ходорковского. Содержание под стражей продлено ему до 25 марта. Между тем, как следует из заявления Ходорковского, переданного журналистам через доверенных лиц, сам он уже не рассчитывает на справедливое правосудие. Останется за решеткой и другой фигурант "дела ЮКОСа", Платон Лебедев: в выходе на волю ему отказал Мосгорсуд. В этом случае приняли во внимание потенциальную угрозу давления на свидетелей и уничтожения важных доказательств.

На продлении сроков содержания под стражей еще на три месяца настаивала Генпрокуратура. Если бы этого не было сделано, то 30 декабря Ходорковского должны были выпустить на свободу - именно в этот день заканчивалось действие выданной ранее санкции на арест. Слушания затянулись на два дня. Ажиотаж немного спал, и в отличие от понедельника поддержать Ходорковского пришло гораздо меньше сочувствующих. Впрочем, как утверждает начальник управления ЮКОСа по связям с общественностью Роман Артемьев, судьба Ходорковского по-прежнему продолжает волновать обычных граждан. В компанию еженедельно приходит более сотни писем, авторы которых в большинстве своем поддерживают арестанта. "Часть из них мы передаем в СИЗО", - уточнил Артемьев. Ходорковского привезли в суд около полудня. На этот раз он был в куртке-аляске и джинсах. Началось привычное ожидание. Через пару часов к журналистам вышли адвокаты. Антон Дрель рассказал, что представитель Генпрокуратуры в суде Валерий Лахтин представил в суд свыше 50 новых документов в обоснование ходатайства следствия. "Но это не те документы, которые просила защита", - сказал адвокат. Другой адвокат, Генрих Падва, был еще более лаконичен: "Никаких доказательств (подтверждающих необходимость содержания Михаила Ходорковского под стражей. - Газета) представлено не было". Что касается аргументов защиты, то, как сказал Генрих Падва, "их была масса".

Около 16.00 федеральный судья Расновский (в свое время санкционировавший арест Ходорковского) на два с половиной часа удалился для вынесения решения. Результат его размышлений, похоже, не удивил никого - ни защиту, ни прокурора, ни самого Ходорковского. После того как заседание было закончено, пресс-секретарь учрежденного ЮКОСом фонда "Открытая Россия" Максим Дбар передал журналистам устное заявление Михаила Ходорковского. Дбар сказал, что "в соответствии с действующим законодательством" представитель Генпрокуратуры должен был представить доказательства, подтверждающие "три основных пункта". Первый - "необходимость проведения заседания в закрытом режиме", второй - что "Ходорковский осуществляет угрозу для осуществления правосудия" и наконец - "что эту угрозу нельзя устранить никаким другим способом, кроме как оставить его под стражей". "Все аргументы прокуратуры были опровергнуты адвокатами, - утверждал Дбар. - Решение суда является незаконным и свидетельствует о том, что правосудие в отношении Ходорковского осуществлено не будет, дискредитирует суд и представляет угрозу самому факту существования правосудия в России". Впрочем, Дбар признал, что сам лично не общался с Ходорковским. Но это заявление было сделано арестантом в ходе заседания, заверил он. "Та форма процесса, то, как в ходе него нарушались права обвиняемого и защиты, стало базой для такого решения (продлить срок содержания под стражей. - Газета) и естественным исходом", - продолжила другой адвокат Ходорковского, Карина Москаленко. - Ходорковский сказал, что не ждал от этого правосудия ни поблажек, ни снисхождения, ни доброты, а только соблюдения закона, но этого не произошло".

Выяснилось, что одним из ключевых доводов прокуратуры о необходимости содержания Ходорковского под стражей стало предположение, что тот может скрыться от следствия. Представитель прокуратуры сообщил, что у Ходорковского есть загранпаспорта, много денег, а также несколько мест, куда он может уехать. Прокуратура утверждала, что Лебедев может сбежать, давить на свидетелей и уничтожать улики. Адвокаты же убеждали суд в обратном. В итоге Лебедева оставили под стражей.

***

"Нам, конечно, намекнули, что нежелательно называть четыре буквы"

Вчера члены комиссии по правам человека рассказали корреспонденту Газеты подробности встречи правозащитников и руководителей правоохранительных органов с президентом Владимиром Путиным, состоявшейся еще 10 декабря. "Нам, конечно, намекнули, что нежелательно называть четыре буквы - "ЮКОС", но мы все равно назвали, потому что "дело ЮКОСа" касается всей страны, - рассказал руководитель ИНП "Общественный договор" Александр Аузан. По его словам, Путин сказал, что, во-первых, ЮКОСу придется заплатить 400 млн долларов. Вместо этого, по информации Владимира Путина, ЮКОС ограничился переговорами с правительством и дал взятку какому-то чиновнику. "Вы должны найти этого чиновника!" - Путин выразительно посмотрел на присутствовавшего на встрече Устинова, который в ответ молчал", - вспоминает Аузан.


А дальше Путин рассказал членам комиссии, как решался вопрос об аресте Михаила Ходорковского. Газета приводит описание беседы в изложении Аузана. "Накануне ареста Ходорковского Устинов пришел ко мне со словами: "Владимир Владимирович, необходимо арестовать Ходорковского!" - показывая на помалкивающего Устинова, рассказывал президент. "Я говорю: "Вы сошли с ума! Это будет иметь резонанс в обществе". Устинов мне: "Владимир Владимирович, вы можете поставить вопрос о моей отставке, но я настаиваю! Ходорковский рванул в Сибирь за иммунитетом! Его нужно арестовать сейчас!" Я высказал свою точку зрения: "Виновные будут сидеть. Но это должен установить суд. И процесс должен быть открытым!" - подытожил Путин".

Рощина Ольга, «Газета», 24.12.2003

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров