Общество 29.05.20 19:06

«Вывозной»

FLB: Как застрявшие из-за коронавируса в Болгарии россияне возвращались на Родину. «Посольство РФ в Болгарии было лучшим!», "Горжусь своей страной", - писали потом люди. 150 "вывозных" рейса МИДа

«Вывозной»

В Сети и СМИ - скромные данные Росавиации и МИДа, согласно которым с 20 марта по 19 мая было совершено более 150 так называемых вывозных рейсов, благодаря которым на родину в период пандемии COVID-19 вернулись более 20 тысяч граждан России. Таких рейсов ещё планируется много, люди там, далеко, ждут, когда, наконец, смогут оказаться дома. Массовый вывоз россиян из-за рубежа – прецедент в современной истории.

Для многих россиян, оказавшихся во время объявленной ВОЗ пандемии очень далеко от дома, всё начиналось вполне обыденно. Кто-то ехал отдыхать с семьёй в тёплые страны, кто-то – по делам – командировка, кто-то – учиться, кто-то просто попутешествовать во время отпуска, кто-то – по семейным делам. Авиакомпании развозили пассажиров в разные уголки мира, туроператоры занимались составлением маршрутов и бронированием отелей, государства решали вполне себе обычные проблемы управления своими обществами и выстраивания самых разных отношений с другими такими же государствами. Никто и не думал, что однажды всё изменится, причём для большинства станет настоящим испытанием и проверкой. Даже тогда, когда ВОЗ объявила пандемию, многие были уверены, что всё рассосётся само собой и коронавирус, как и многие другие эпидемии, проскочит мимо.

Но этого не произошло. COVID-19 в современной истории стал своеобразной антагонистической силой в жизни людей, заставив весь мир перевернуться. Именно он создал множество проблем последнего полугодия для всех сразу, застав врасплох почти всё, что мы привыкли видеть, иметь, делать и ощущать, что принимали или критиковали. А как только это произошло, то на первое место встали даже не нефть, не экономический кризис с его далеко идущими последствиями, не даже формы и методы управления государствами, объявленные режимы ЧС, ЧП и карантины.

На первое место встали люди. Человеческий фактор стал героем, который и будет единственным победителем в схватке со злом в лице COVID-19. 

Может быть, вскоре появятся фильмы или кино-игры на эту тему, и они ещё соберут свои гонорары. Но сейчас - только об одной из сторон всемирной катастрофы – о вывозе людей на родину. Думаю, что эмоции и чувства у тех, кто не смог вовремя вернуться домой, были примерно такими же, как и у меня. 18 мая состоялся один из десятков в нашей стране за последние месяцы вывозных рейсов № 2061 компании «Аэрофлот» маршрутом София-Бухарест-Санкт-Петербург-Москва, который вернул в Россию 121 человек (18 летели до Питера, 103 – до Москвы). Сейчас, когда я дома и уже больше недели сижу на карантине, всё видится иначе.

Испытание ожиданием

В силу непреодолимых обстоятельств я вынуждена была более двух месяцев находиться в Болгарии и ждать, когда же, наконец, удастся вернуться домой. Об этом речь шла здесь.

Билет из Бургаса в Москву был на 30 марта. Но 14 марта пришло уведомление от авиакомпании S7, что рейса не будет. В этот же день Парламент Болгарии объявил режим ЧП в связи с объявленной пандемией. С этого момента каждый день на протяжении почти двух месяцев мне пришлось искать пути возвращения домой: в Москве ждали семья и работа.

Сначала на протяжении недели я пробовала «гуглить» в Интернете, что могу сделать сама. Но ответов «Гугл» не давал. Сеть была переполнена только информацией о том, как нарастает эпидемия в странах, сколько человек погибает и заражается, и ещё о том, какие первые меры собирается предпринять, в частности, наше правительство. Но в то время всё было на стадии обсуждения. Почти через 10 дней, 23 марта, Росавиация официально заявила о приостановлении международного сообщения с другими странами. Исключение было только для чартерных рейсов по вывозу россиян и возвращения иностранцев, в котором в Москве, как известно, был задействован только аэропорт Шереметьево. 30 марта в Москве был введён режим самоизоляции. Москва закрыла границы. Когда и как попасть домой – стало вопросом номер один. Начали появляться телеграм-каналы, чат-боты, горячие линии ведомств и портала Госуслуги. Попытки узнать что-либо вразумительное ещё около недели ничем не заканчивались: телефоны горячей линии или не отвечали, или срывались дозвоны, ведомства, если удавалось дозвониться, пересылали меня друг другу, письма в разные инстанции также оставались без ответов, авиакомпания S7 перенаправляла в Росавиацию. Круг неведения замыкался.

Прошло ещё время и 3 апреля появилось постановление Правительства о «матпомощи» тем, кто застрял за рубежом, на которую распоряжением Путина было выделено в общей сложности 1 млрд рублей, но получить которую оказалось не так просто для очень и очень многих людей. Дальше – заполнение формы на портале Госуслуги. Конечно, с ошибками, потому что те, у кого не было обратного билета до 31 мая, не имел права на помощь со стороны государства. Срочно пришлось звонить в авиакомпанию и отзывать сдачу билета, но исправлять форму было уже нельзя. S7 вернула билет, дала даже письменное подтверждение, что он может быть использован в течение года. Оператор кол-центра авиакомпании не отпустила меня, пока вопрос не был решен. Спасибо!

Потом начались дозвоны и очередные письма в самые разные ведомства, поскольку можно было только персонально подать заявление: на портал Госуслуги, в МИД, Росавиацию, в Минкомсвязи. Позже представитель МИДа Мария Захарова говорила, что именно из-за таких вот ошибок, как у меня, многие не смогли получить эту самую матпомощь. Но остро стоял ещё вопрос срока возвращения домой – а он повис самым неопределённым образом. Более чем через три недели удалось исправить заявление – после десятков звонков и писем помогла девушка кол-центра МИДа, подсказав, как через чат-бот Госуслуг можно внести поправку. Появились новые чат-боты, заработали бесплатные телефоны Ситуационно-кризисного центра МИДа, и матпомощь начала поступать. Неравномерно, но поступать. Это помогало не только материально, но и психологически: государство позаботилось.

Информация о вывозных рейсах из других стран систематически появлялась на сайте Росавиации, в СМИ, в телеграм-каналах, на портале Госуслуги. Но рейса из Болгарии не было.

Я, как и многие-многие другие, ждала неделями, не один месяц. 

В режиме нон-стоп

В то время меньше всего надежд было почему-то на Посольство России в Болгарии. А что они могут сделать? С визой у меня всё в порядке. Но на всякий случай позвонила и написала: вдруг что-то скажут про возможность вылета, чего я не знаю из Интернета. Уже на следующий день со мной связалась дежурный консул Александра Симонова. Позже я узнала, что Посольство в круглосуточном режиме помогает россиянам с решением самых разных вопросов в это непростое время. Но если решение общих организационных вопросов со стороны представителей Посольства были ещё понятно, то совсем другое, когда представители консульского отдела могли говорить с тобой не 5-10 минут, а столько, сколько нужно, чтобы решить тот или иной вопрос, многие из которых, поверьте, не входили в их полномочия. Почти, как психологическая служба поддержки. Без выходных, с утра и до вечера работники Посольства помогали людям: с продлением виз, с решением вопросов матпомощи, с проживанием, делились известной им информацией, морально поддерживали. Об этом мне рассказывали позже и пассажиры рейса, которым я летела в Москву уже в мае.

Никто из работников посольства, поверьте, не обязан за нас решать вопросы корректировки данных на Госуслугах, вопросы дозвонов в ведомства, связи людей между собой, чтобы добраться до аэропорта Софии, поскольку большинство были далеко не в столице Болгарии. Но они это просто делали. Каждый день. Для более 200 человек. И каждого знали по имени. И знали ситуацию каждого. И терпеливо выслушивали людей, у которых уже сдавали нервы.

Именно поэтому, когда вывозной борт «Аэрофлота» прилетел в Москву, в телеграм-канале, который специально для решения всех организационных вопросов открыло Посольство России в Болгарии, посыпались слова благодарности.

Вот лишь некоторые из них:








Когда я попросила дать комментарий по поводу организации вывозного рейса у самого Посольства, то вот что, в частности, мне ответили: «Благодаря слаженной работе всех задействованных российских ведомств – Министерства иностранных дел, Минкомсвязи, российских авиакомпаний, в частности «Аэрофлота», во главе с Оперативным штабом по предупреждению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации, а также конструктивному настрою представителей болгарских органов власти и сотрудников софийского аэропорта, серьезных накладок удалось избежать. Все вопросы, которые неизбежно возникают при организации столь масштабных мероприятий, оперативно решались сотрудниками консульского отдела». Вот так лаконично была описана работа, которую делали сутками живые люди - сотрудники Посольства. И ни слова о трудностях.

И в конце письма: «Пользуясь случаем, хотели бы также выразить признательность российским гражданам, вылетевшим вывозным рейсом из Софии, за проявленное терпение и понимание».

«Вывозные» истории

За словами благодарности россиян работникам Посольства России в Болгарии стоят реальные истории, самые разные.

Мая – аспирантка Псковского государственного университета, которая осенью 2019 года выиграла конкурс на возможность стажировки в Варне. Прилетела в Болгарию 1 марта на два месяца. 14 марта в стране было введен режим ЧП. Улететь 20 и 26 марта было невозможно – слишком много желающих оказалось на тот момент. Осталась и работала, благо было жилье, рабочее место и все необходимое. Вскоре стало ясно, что 1 мая – именно на этот день был обратный билет – вылететь не удастся. Вскоре и сам билет был аннулирован. Началось время неизвестности.

Благодаря консульству Мая узнала и о необходимости зарегистрироваться на портале Госуслуги, который начал свою работу по помощи застрявшим за рубежом в апреле, узнала о рейсе 18 мая. Постоянная связь с дежурным консулом стала той небольшой зацепкой за то, что Мая не одна в чужой стране. Консульский отдел консультировал по каждому шагу, приближавшему Маю к вылету на Родину. Мае повезло, наверное, чуть больше, чем некоторым россиянам после возвращения в Россию. Коллеги по университету помогли: дозвонились до приемной губернатора Псковской области. За Маей выслали машину, которая из аэропорта Пулково отвезла девушку домой, в Псков.

У Валентины, которой 68 лет, муж дома, в Белгороде, оказался в больнице с подозрением на инсульт. Сама она сердечник. Валентина не могла своевременно выехать домой из-за пандемии и закрытия границ. Ждала с нетерпением вылета, который все не объявляли и не объявляли. Посольство было опорой и поддержкой во всех отношениях в этой ситуации. Сейчас Валентина не может доехать к мужу, поскольку оказалась в обсерваторе.

Юлия в России ждала своих пожилых родителей, которые поехали на отдых в Болгарию и застряли на неопределенное время. Работники Посольства помогли в решении всех вопросов, касающихся организации и обеспечения матпомощи, и подготовки пожилых родителей Юлии к вывозному рейсу.

И вот 11 мая стало известно, что через неделю будет борт домой. Казалось бы, все самое трудное, то есть ожидание в неизвестности, позади. Но…

Летим домой!

Вылет был назначен из Софии на 18 мая в 12.35. Появилась определенность и надежда стала менее призрачной, хотя известно, что иногда вывозные рейсы откладывались, причем на неопределенное время.

Большинство людей находились до этого в самых разных уголках Болгарии. В аэропорту надо было быть не позже 9 часов утра. Почти все ехали всю ночь, чтобы успеть к назначенному времени. Подхватывали друг друга, списываясь в чате, открытом Посольством, договаривались о совместном выезде. Кто-то добирался поездом, кто-то – автобусом из других городов страны, кто-то на такси и машинах знакомых. В среднем дорога до софийского аэропорта для большинства людей занимала 6-7 часов. Как позже выяснилось, многие, с учётом перелёта, не спали более 40 часов.

На пороге аэропорта близость дома стала более реальной. Сейчас, ещё 9 часов – и мы в России. Самолёт вылетал из Софии, но забирал также 25 человек из Бухареста, потом летел до Питера, а потом уже в Москву.

Посол России в Болгарии Анатолий Макаров и его сотрудники приехали в аэропорт, чтобы проводить россиян домой, следили за тем, всё ли и у всех ли в порядке.  Анатолий Макаров лично подходил то к одним, то к другим, чтобы узнать, не нужно ли чего-то, как себя чувствуют дети. Почти половина «вывозных» - это люди старшего возраста, были инвалиды. Молодёжи не так много, но были дети, даже месячный ребёнок.

Перед самим вылетом, когда, казалось бы, уже скоро всё закончится, выяснилось, что несколько человек Москва не пропускает на борт. Ждали ещё больше полутора часов после официального времени начала посадки. Служба аэропорта не имела права пропускать в самолёт до тех пор, пока не будет урегулирован вопрос со списком в целом. Вылет задерживался. Все терпеливо ждали, с надеждой смотрели на выход к «рукаву».

Каково это – приехать в аэропорт после долгих дней ожидания и оказаться в ситуации, когда вас просто не сажают на борт, потому что где-то в компьютерной программе не оказалось номера заявления? Но Консульский отдел Посольства сделал всё, чтобы люди смогли улететь. Как? Давайте здесь скажем, что это профессиональный секрет дипломатов, помноженный на заботу о людях.

И вот нас приглашают на борт. Конечно, ни о каких шахматных порядках рассадки нет и речи, салон был полон. Но это уже не было столь важно, хотелось скорее домой. Здесь особо скажу, и я не одинока: честь и хвала экипажам – их было два из-за длительности перелёта, которые сделали всё, чтобы в Москву борт № 2061 прилетел вовремя. Отдельное спасибо стюардам и стюардессам «Аэрофлота», великолепно справлявшимся со своей работой, хотя многие пассажиры были взвинчены и очень устали.

В Санкт-Петербурге прямо в салон самолёта пришли измерять температуру. «Улыбнитесь, вас снимают», - шутила врач. Здесь же – смена экипажа. В Москве приземлились в 20.30. Снова измерили температуру прямо в салоне, а затем нам объявили, что выпускать будут по 20 человек каждые двадцать минут.

Душно. Всем хотелось скорее покинуть борт. Нервничали. Около 22.00 последние пассажиры покинули самолёт.

И вот терминал F Шереметьево. Непривычно идти по пустым коридорам и лестницам. В Зелёной зоне встречает полиция, медики, Роспотребнадзор. Вежливо, с пониманием нас приглашали то к одному столу, то к другому – бумаг надо подписать достаточно. Наши врачи и полицейские, приняв, насколько известно, в этот день три борта, глубоким вечером ещё способны были шутить.

«С возвращением на Родину! Полиция России рада вас приветствовать!» - улыбаясь говорил полицейский.

«Ну, давайте посмотрим, что тут у вас с бумажками. А что, у вас паспорт далеко? Попробуйте его найти, а то мне будет сложновато», - смеясь говорила молодая врач.

«Вот тот стульчик за третьим столом вас уже ждёт, приземляйтесь!» - подхватывал представитель Роспотребнадзора.

Ещё немного и стали приглашать в автобусы, которые развозили прямо по домам. Девушка-инвалид не могла подняться в автобус – ноги не ходили. Её двое мужчин просто подняли в автобус. Даже в поездке по Москве – а развозили с севера – Бибирево – до Юго-Запада – у всех хватало сил шутить. Нервное? Может быть. Но это только у нас, в России, так бывает.

С точки зрения психологии, вывоз – это стресс. Осознание пришло позже. Но опыт терпения и доверия к жизни получен. Как и понимание, что у нас непобедимый народ. Столько человеческого и тёплого, столько простого и великого! Не война, слава Богу, но ощущения, как будто с передовой вернулись. Все в карантин, кто-то в обсервацию. Но домой! В Россию!

'khayr:main.comment' is not a component

Ещё на эту тему

26.03.2020 15:20:00 #Коронавирус

Божечки, опять Путину приписали подвох

FLB: Пациента Коммунарки, врача Дмитрия Гаркави, встретившегося там с президентом, назвали подставным лицом, сотрудников ФСО. Коронавирус у Гаркави не подтвердился – лечат от пневмонии

Золотой ключик Страны Советов

FLB: Как шведский банкир открыл Советской России «окно в Европу», организовав распродажу золотого запаса Российской империи. Реальная история возникновения «Внешэкономбанка»

Грузинское вино: от Сталина до Путина

FLB: Почему в российских торговых сетях не продают настоящее грузинское вино

«Люблю пьяниц»

FLB: Сын «врагов народа» народный артист СССР Евгений Весник рассказывал: «В 1945-ом мы, фронтовики, были уверены, что завоевали рай. Но рая мы так и не увидели!»

Мы в соцсетях

Новости партнеров