Общество 01.07.19 11:45

Новая реальность калининградского сепаратизма

FLB: «Танки» побили, «мошкара», называющая себя «евророссиянами», осталась, считает главный редактор информационно-аналитического портала «НьюсБалт» Андрей Выползов

Новая реальность калининградского сепаратизма

Мы уже было думали завершить публикации по северо-западному сепаратизму, о котором Агентство федеральных расследований писало в материалах «Расчленение по-госдеповски. Сепаратисты Северо-Запада. Часть 1», «Корректоры идентичности. Сепаратисты Северо-Запада. Часть 2», «Идентификация Калининграда. Сепаратисты Северо-Запада. Часть 3» и«Господа расчленители. Сепаратисты Северо-Запада»,
чтобы перейти к тенденциям раскола страны в других регионах, поскольку они также актуальны и опасны для целостности России. Однако выяснилось, что завершать рано. Стало понятно, что пора поговорить не только о тех, кто ярко виден, особенно на местах, о тех, кто уже явно не может регулировать процессы раскола, потому что лишен права делать это в нашей стране согласно законам, а о тех, кто скрывается в Сети под разными никами, кто оставляет весьма своеобразные комментарии к публикациям о региональном сепаратизме, кто создает подчас невидимые структуры, искажающие взгляд на прошлое и формирующие новое, так называемое «евророссийское» мышление, о тех, кто любыми способами продолжает деятельность, направленную на создание «местной идентичности», что, как понятно, имеет следующий этап: требование самоопределения и выхода из состава России. А уж, вспоминая Остапа Бендера и немного перефразируя его слова, «заграница им поможет» и можно будет грузить не апельсины бочками, а сотни и тысячи умов, пока формально считающих себя российскими, но в момент «Х» готовых прыгнуть через кордон.

Прогерманская группа влияния, навязывающая «пруссаческую идентичность» в регионе, своё дело делает. Ползучая кёнигсберизация Калининграда идет уже давно. Своеобразные итоги этого процесса были подведены ещё в 2016 году. Так, известно, что в мае 2016-го Налоговая служба зарегистрировала новое калининградское предприятие ООО «Торгово-производственная компания «Кёнигсберг». Через месяц в ЕГРЮЛ появилась ещё одна фирма с подобным названием — ООО «Лучший дом Кёнигсберг». На конец года в Калининградской области уже работало около 30 компаний, в названиях которых вмонтирована память о немецком названии города. Это, например, Кёнигсбергская строительно-финансовая компания, товарищество собственников жилья «Кёнигсберг», русско-немецкое консультационное агентство «Кёнигсберг», многочисленные ООО — «Огни Кёнигсберга», «Кёнигсбергский бульвар», «Сигареттс. Кёнигсберг. Продакшн», «Кёнигсбергский акцент», «Аптеки Кёнигсберга» (продает медикаменты под брендом «Формула здоровья»), НКО «Парусный клуб «Кёнигсберг», «Клуб традиций Калининграда-Кёнигсберга». Фирм же с приставкой «Кёниг» в Калининграде насчитывается не один десяток.

Не говоря о переименовании островов, муниципальных образований, о выставках, музеях, экскурсиях, обществах, занимающихся изучением разного рода прусско-германских наследий, исторических достопримечательностях, уроках краеведения, где ярко звучит ностальгия по Кёнигсбергу, причем далеко не всегда в самой лояльной форме, не говоря о разрушении памятников советским солдатам и об установке мемориальных досок на домах, где жили нацисты, вывесках торговых точек, или просто жилых домах, хозяева которых самостийно пишут название улицы на немецком языке, как, например, вот этот дом местного нотариуса:


В июле 2016-го появилась и инициированная местными националистами, «Балтийским авангардом Русского сопротивления» (БАРС) петиция о переименовании Калининграда в Кёнигсберг, где участники ставили подпись под такими словами: «Сегодня Калининград представляет собой призрак советского тоталитарного прошлого в самом центре Европы. Это ощущается и по низкому (в сравнении с европейскими соседями) уровню жизни рядовых граждан, и по архитектурным особенностям застройки центра города, и по коммунистическим названиям географических объектов». За то лето петиция собрала более 2 тысяч подписей.

Об особенностях нынешнего Калининградского сепаратизма, или как теперь модно говорить, регионализма, в том виде, в каком он является куда более опасным, чем в недалеком прошлом управляемый и финансируемый Западом, прежде всего, в лице Германии и Литвы с помощью официальных структур или НКО, о прикладном переформатировании сознания рядовых калининградцев, прежде всего элиты и молодёжи, мы поговорили с журналистом, главным редактором информационно-аналитического портала «НьюсБалт» Андреем Выползовым, живущим в Калининграде и знающим ситуацию изнутри.


В.Л.: Чье идейное влияние на себе испытывают калининградцы сейчас больше всего?

А.В.: «У нас действуют чаще всего немцы и литовцы. Поляки работают в этом направлении, но слабенько, чаще всего они отдают все на откуп Америке, а она уже через свои институты влияет на Калининград. Если говорить о Германии, то нас курирует земля Шлезвиг-Гольштейн, все институты, которые там есть: это и правительство земли, и различного рода НКО, которые работают как в Германии, так и в России, а именно в Калининградской области. Они все взаимосвязаны, это одна сеть. Они все силы направляют на то, чтобы создать в Калининграде отдельный менталитет, внушая, что калининградцы – это особая социоэтническая общность».

В.Л.: В чем суть кураторства со стороны Германии?

А.В.: «До Крымской весны источником отдельного менталитета был Немецко-русский дом с полным финансированием из Германии. Немецко-русские дома в России создавались в 90-х годах для того, чтобы российские немцы и их потомки объединялись и занимались изучением и пропагандой национально-культурных вопросов. Так было и в Москве, и на Волге, и в Сибири. Именно российские немцы возглавляют эти дома, которые в основном называются Русско-немецкие дома. Но именно в Калининграде возник институт, который называется наоборот: Немецко-русский дом, то есть на первое место вышла Германия. И этот дом не является объектом российских немцев. Его финансировал Берлин. Миссия Немецко-русского дома в Калининграде – не поддержка российских немцев, а именно поддержка немецкой истории в российском регионе».

Отметим здесь, что в начале 2017 года председатель клуба российских немцев в Калининграде Мина Валл уведомила сторонников с горечью, что «Немецко-русский дом» закрывается». Однако уже осенью он был реорганизован в «Культурно-деловой центр российских немцев в Калининграде». С приветственным словом тогда выступил Президент ФНКА российских немцев, член президиума Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям Генрих Мартенс.

А.В.: «За последние 20 лет в Калининграде и области крепко прокачивалась идеология и культура Германии. Шаг за шагом россияне, живущие в Калининградской области, воспитывались в понимании, что это земля не наша, что это временное пристанище, что это исконно немецкая земля, а мы – варвары, все разрушили.


Шлезвиг-Гольштейн насадил здесь ряд НКО. Самое ключевое – «Ганзейское бюро», которое сотрудничало с Немецко-русским домом, но если последний работал с немцами, то «Ганзейское бюро» работало с отдельными категориями калининградцев – журналистами, культурологами. В общем, с интеллигенцией. В 2015-2016 гг. бюро признали иностранным агентом и закрыли, но это им не помешало трансформироваться в ООО «Ганзейский офис Калининград» в прежнем кадровом составе.

В Шлезвиг-Гольштейне есть академия «Балтика», которая ежегодно проводила и проводит различные мероприятия под названием «Восстанавливаем память о Восточной Пруссии». И хотя, как говорит сотрудница немецкой академии «Балтика» Петра Цюльсдорф-Бём, «на нашей платформе нет места реваншистским и им подобным настроениям», туда приглашают всех русских, зараженных этим переформатированием, поляков и литовцев и прокачивают мысль, что память о Восточной Пруссии как едином регионе жива, что политически и географически региона нет, но историческая правда такова, что он существует в умах. Вот эти идеи и подпитываются самым различным способом.

Более того, ряд ключевых лиц области из числа писателей, политологов, музейных работников, философов региона прошли эту подготовку в Шлезвиг-Гольштейне в академии «Балтика».

У нас в Калининграде есть Балтийский федеральный университет имени Канта, многие преподаватели которого прошли эту спецподготовку в академии «Балтика»».

Л.В.: Почему именно Шлезвиг-Гольштейн вы называете курирующей стороной?

А.В.: «Когда немцев депортировали из Восточной Пруссии, очень многие из них, прежде всего, жители Кёнигсберга (Калининграда), осели именно в Шлезвиг-Гольштейне. Они создали землячества, от которых, на мой взгляд, и идёт идеологическая подпитка сторонников сепаратизма».

Л.В.: Тогда кто они, персоны калининградского сепаратизма?

А.В.: «Я назову пять самых ярких, хотя их великое множество. Последние два-три года наши спецслужбы проводят большую работу, чтобы упредить деятельность регионалистов.

Первая фигура – Анна Алимпиева ( на фото), которая была преподавателем Балтийского федерального университета им. Канта, яркий ратователь за всё немецкое в Калининградской области: от сохранения брусчатки до деревьев, посаженных во времена Германии. В настоящее время она уволена из университета, это была, как я предполагаю, спецоперация наших компетентных органов, поскольку так просто её нельзя было уволить. Её в свое время защищало «Радио Свобода».


Она занималась, на мой взгляд, конкретной разрушительной работой. Своим студентам, и в университете, и в общественных организациях она говорила, что Калининградская область для России – обуза, что политически и стратегически верное решение только одно – чтобы Калининградская область пошла в свободное плавание, попутно продвигая идеи толерантности к гомосексуализму. Интернет и экспертное западное сообщество начали настоящий вой по этому поводу, было вылито много грязи на тех, кто был причастен к ее увольнению, что говорит о том, что ударили в самое больное место. Причем у нее нет немецких корней, но за всё последнее время Германия воспитала из числа русскоязычных жителей области «немчиков», которые себя сознательно считают духовными потомками немцев. И когда с ними дискутируешь, мол, вы же должны быть духовными потомками русских, если у вас русские корни, то дискуссия оказывается бесполезной. Тем более что в Калининградской области есть много страниц истории, туго завязанных на истории России, само существование Восточной Пруссии в 18 - 20 веках связано с Россией и Советским Союзом. И если вы - культурологи или историки, то поднимайте все пласты. Но нет, они их сознательно отвергают, копаются в немецком прошлом, показывая, что Россия здесь временно.

Следующая фигура – поменьше масштабом – Анжелика Шпилёва (на фото), которая работала директором музея истории города Советска. Её тоже уволили. По поводу её увольнению тоже было много шума, что это несправедливо, что это Мордор.


Её увольнение было вызвано её тесной связью с Литвой. Советск находится на границе с Литвой, и там буквально прописалось отделение генконсульства Литвы в Калининградской области. Именно в музее проходили мероприятия с чётким сепаратистским уклоном. Если немцы считают Калининградскую область своей территорией, то литовцы считают область так называемой «малой Литвой». Все мероприятия Шпилевой как раз поддерживали идею «малой Литвы»: выставки, на которых литовский посол, например, называл Калининград только Караляучус, игнорируя современное топонимическое название города».


К слову, в мае 2018 года консул Литвы в Советске Бронюс Макаустас ( на фото) как и многие литовцы отмечал столетие независимости Литвы. Несколько рюмок за родину, а после сел за руль автомобиля, о чем тогда подробно рассказывали «Вести. Калининград». На пассажирском сиденье - руководитель музея истории Советска Шпилева Анжелика. Почему консул возил её с собой, не понятно. Но многие выставки в этом музее спонсировало именно литовское консульство. Причем некоторые из них весьма сомнительные. Так, незадолго до инцидента с пьяным вождением жителей Советска поразили фотографии до и послевоенной истории города. Советских военных представили как бездушных завоевателей. А до этого состоялась закрытая выставка, посвящённая литовскому любимцу, драматургу и философу Видунасу. Из приглашённых СМИ калининградцев не оказалось.


После череды скандалов и пьяного вождения МИД России потребовал заменить консула Литвы в Советске, что и произошло.

Но история с Караляучусом-Калининградом продолжилась и осенью 2018-го, когда литовское издание Respublika напечатало статью «Литовский край в иностранных руках». Текст написал литовский политолог Бенас Володзка, являющийся координатором НКО «Клайпедский форум». Володзка настаивает, что «право СССР на Караляучюс не является священным», ссылаясь, якобы, на то, что на Потсдамской конференции Кенигсберг был передан СССР лишь на 50 лет. Этот срок истек в 1995 году, а стало быть, нужно пересмотреть статус Калининградской области. Однако стоило бы еще уточнить, что в «Протоколе Берлинской конференции трех великих держав от 1 августа 1945 года» в параграфе V сказано, что «президент США и премьер-министр Великобритании заявили, что они поддержат это предложение (о передаче Советскому Союзу Кенигсберга и прилегающего к нему района) на конференции при предстоящем мирном урегулировании». Однако последующей мирной конференции проведено так и не было – мероприятие в Потсдаме стало для лидеров Большой тройки последним, а потом стартовала холодная война.

А.В.: «Так вот, после увольнения Алимпиевой и Шпилевой стало понятно, что они были ключевыми фигурами в вопросе развития сепаратизма в Калининграде в последнее время и в связях с Германией и Литвой в этом вопросе.

Есть и другие фигуры, которые сейчас на плаву. Например, писатель Борис Бартфельд (на фото), который пишет, в частности, о том, что красноармейцы были варварами, что все разрушили после войны».


Уточним, что одно из последних литературных произведений Бартфельда, роман «Возвращение на Голгофу», считает первый зампредседатель Калининградского областного комитета ветеранов Герман Бич, «является вредной для патриотического воспитания книгой», где отдельные фразы, обороты и сравнения дают искажение понимания истории и проводят несоотносимые, особенно детьми и подростками, аналогии.

А.В.: «Есть философ Вадим Чалый (на фото), действующий преподаватель Балтийского федерального университета, которому статус "федерального философа" ничуть не мешает публиковаться на «Медузе», финансируемой Западом.


После скандала с российским журналистом Иваном Голуновым «Медуза» вдруг в одночасье стала главным антикоррупционным СМИ с таким положительны имиджем. Она сейчас стала прямо-таки «нашим всё».

Заместитель директора НКО «Ганзейское бюро», которое закрыли, но которое превратилось в ООО «Ганзейский офис Калининград», то есть стало российской государственной фирмой, Татьяна Волошина занимается привозом немцев, организацией всяких мероприятий. Так вот Татьяна Волошина замужем за журналистом Александром Захаровым (на фото), который работает в газете «Новые колеса», которую закрыли, кстати, в прошлом году решением Калининградского суда, потому что она проводила политику осквернения памяти солдат, бравших Кёнигсберг.


Сейчас главный редактор «Новых колес» Игорь Рудников (на фото), которого на днях освободили из СИЗО, где он просидел полтора года по делу о вымогательстве денег с генерала СК, продолжает свою деятельность, не осуждая, как я понимаю, дискредитацию памяти о наших предках.


Однако 20 июня 2019 года Верховный суд России одобрил закрытие калининградской газеты «Новые колёса», подтвердив правильность решения Калининградского областного суда.

И есть у нас частный музей «Альтес хаус», где все оформлено в стиле, как это было при немцах, аккуратненько, красиво. Его владелец Быченко Александр (на фото), бизнесмен, который уверяет, что это только бизнес и ничего личного. Но через этот музей прокачивается тьма людей.


Сюда приезжал руководитель британского музея, в общем-то, с ясной целью – поднять маленький музей. Быченко выигрывает гранты от фонда Потанина и постоянно этим кичится, противопоставляя нас, общественников, которые выступают за русский след, себе, говоря, что, мол, вы бьетесь, а я вот из президентского фонда получаю деньги на немецкую историю, то есть вы видите теперь, где правда. Недавно из Президентского фонда несколько миллионов получили те НКО, которые теперь будут рассказывать о немецкой истории: про Канта, про замок тевтонских рыцарей и так далее.

Но калининградские общественники, которые стараются нести в массы русский след, никаких грантов не получают. Почему?

Сейчас в Калининграде восстанавливается каждый камушек, какой-нибудь мало значимый исторический деятель для Германии становится предметом гордости калининградцев. Почему? Кстати, в Германии - я могу ошибаться, поправьте - нет ни одного учебного заведения, которое носило бы имя Канта. Да, имя философа, как и многих других деятелей искусства, науки, философии, безусловно, в Германии увековечивают. Но у нас в Калининграде мы назвали им все: университет, остров, один мэр собирает фигурки Канта, а один бизнесмен даже назвал сеть своих магазинов «Кант-маркет».


Это последнее употребление имени Канта, по-моему, оскорбительно для памяти философа. У поляков национальный герой – Шопен, но они не додумались назвать магазин «Шопен-маркетом». И этого там никто никогда не сделает, потому что это оскорбление своего героя».

Л.В.: А кто-то из политического истэблишмента поддерживает сепаратистские настроения?

А.В.: «У нас был предыдущий губернатор Николай Цуканов (на фото слева), который сейчас является полпредом на Урале. Он, на мой взгляд, как раз яркий пример региональной элиты, которая пыталась входить в те годы в Евросоюз, используя описанные выше приёмчики. Известно, когда Цуканов был в Польше в начале своего правления, то он там проговорился, что неплохо было бы переименовать Калининград в Кёнигсберг.


Потом он, конечно, оговаривался в СМИ, что его неправильно поняли, но факт остаётся фактом. Именно Цуканов делал всё для того, чтобы возродить замок Кёнигсберг, заявляя, что это дань истории, что "мы - не варвары", забывая или сознательно умалчивая, что в Германии символом реваншистских настроений является именно изображение замка Кёнигсберг. Ещё в 50-х годах прошлого века, когда в ФРГ образовалось "Общество изгнанных", а были изгнаны не только из Восточной Германии, но из тех территорий, которые сейчас принадлежат Польше, вот это общество избрало своим символом замок Кёнигсберг. И сегодня достаточно почитать немецкоязычные форумы, чтобы понять, что для них замок Кёнигсберг – это яркий признак того, что Германия, наконец-то, ментально поглотила Россию в виде Калининградской области. Разве можно это не понимать? Я думаю, что именно за это Цуканов потерял кресло губернатора. Но дело в том, что то, что заложил Цуканов, продолжает процветать.

У нового губернатора Антона Алиханова, который, насколько я могу полагать, чужд элитного регионализма, в правительстве остались люди, которые работали при Николае Цуканове и соответственно продолжают придерживаться тех же взглядов. Например, Гарри Гольдман (на фото).


Гольдман не стесняется называть здания, которые остались от немцев, но со временем названы на российский лад, старыми названиями. Допустим, есть Дом культуры моряков, который так называется уже давно, а раньше у немцев там была биржа, так вот он её сознательно называет кёнигсбергской биржей. Когда с кем-то общаешься на эту тему, то у многих это вызывает улыбку, мол, это оговорка, дань памяти. Но так говорят те люди, которые не видят всю картину. А одна из целей нашего идеологического противника – всё раздробить, чтобы люди не видели общей картинки. Гольдман, как яркий представитель прозападного направления, при этом не считает, что занимается вражеской деятельностью. Мол, мы пытаемся быть цивилизованными, бережем память тех, кто жил на этой земле раньше.

В ноябре 2018-го Алиханов принял решение изменить его сферу деятельности и поставил Гольдмана курировать сферы промышленности и сельского хозяйства области.

Есть такое софистское объяснение, что, мол, режим Гитлера просуществовал всего десять с небольшим лет, а до этого была многовековая история Германии, когда в Кёнигсберге трудились простые люди. Но тогда почему умалчивается вопрос, какой кровью завоевали немцы эту территорию? Это делается неосознанно или сознательно? Почему история Кёнигсберга начинается с 1255 года со строительства замка Тевтонским орденом, но не упоминается о том, что они здесь вырезали прусский народ, родственный и по духу и, возможно, по крови, с русским, со славянским, разрушив все свидетельства существования здесь прусского населения и наследия.

Тогда давайте историю начинать оттуда. Но нет, так называемые историки и некоторые политики, которые диктуют развитие ситуации, не согласны с этим».

Историческая справка. Закладка замка Кёнигсберг состоялась после крестового похода в Самбию, в котором ведущую роль сыграл богемский король Пржемысл Отакар II. Войско, состоявшее из рыцарей Тевтонского ордена и крестоносцев Отакара, зимой 1254-55 гг. прошлось по Самбийскому полуострову, уничтожая язычников целыми деревнями, пока прусские вожди не покорились и не запросили мира. Капитуляция в те времена выглядела так: местные племенные вожди отдают в заложники своих сыновей, население проходит обряд крещения, при этом, как правило, местный нобилитет сохраняя свои земли и привилегии, встает на сторону победителей. Как раз после такой капитуляции пруссов в Самбии и состоялось основание на высоком холме в устье Прегеля замка Кёнигсберг.

А.В.: «Сейчас масштаб сепаратизма достиг такого порядка, что у нас практически все бизнесмены выступают на этих позициях. Я делал видеоролик о том, как на Ленинском проспекте в Калининграде устроены вывески. Они, в основном, на английском и немецком языках. Почему никто не занимается этим? Поляки, с которыми я встречался в Калининграде, говорят, видя такие вывески и названия улиц, что, мол, у вас в России куда больше западного влияния, чем у нас в Польше. То есть свою польскую идентичность там берегу больше, чем у нас свою, российскую. Почему?»

Л.В.: Но ведь в Калининграде много русских.

А.В.: «Здесь ситуация сложилась примерно такая же, как в Латвии. Там русские называют себя не русскими, «евророссиянами». Там только говорят, что русских притесняют, но никто открыто не выходит. Выходит от силы тысяча-две, а их там сотни тысяч. Выходят патриоты, а остальные «русские» давно стали «евророссиянами». Они считают себя выше русских, считают, что их миссия – жить в Европе, в Евросоюзе и доказывать, что они тоже могут быть такими же цивилизованными, демократическими, свободными. Такая же ситуация, причем глобальная, в Калининградской области. Здесь весь бизнес, интеллигенция, практически вся молодежь отождествляют себя с квазинацией «евророссияне». Мы говорим на русском, у нас есть предки в «большой России», на этом идентичность заканчивается. В остальном, мол, мы европейцы, живём в Европе».

Л.В.: То есть многие русскоязычные, которые живут в Калининграде и области, считают себя русскими только формально?

А.В.: «Да. При этом мне интересно, кто-то ведет, ФСБ или, может, в Администрации президента, статистику по отъезду людей из Калининграда? Я, живя здесь и общаясь с людьми, слышу, что все так или иначе что-то отложили в Евросоюзе. У кого-то дети учатся в Польше, Литве, Германии, как мне известно, это сотни, если не тысячи детей, кто-то купил квартирку, кто-то не здесь, а там хранит свои деньги. На территории от Испании до Польши живут, либо учатся, либо что-то прикупили тысячи калининградцев. Нас все время пугают тем, что если на территории Литвы сломается газопровод, потому что он уже старенький, то у нас не будет ни газа, ничего. Останутся ли эти люди жить в Калининградской области, если вдруг будет какая-то нестандартная ситуация или начнётся блокада?»

Л.В.: Вы хотите сказать, что в регионе нет патриотов?

А.В.: «Только благодаря тому, что у нас здесь находится Балтийский флот, а это, слава Богу, тысячи семей военных, благодаря тому, что у нас есть силовики – таможня, пограничники, полиция, прокуратура, ФСБ – есть такой массив, который только и отождествляет себя с Россией, который способен постоять за Россию, если, не дай Бог, здесь случится какой-то локальный конфликт. Ведь не случайно нас здесь НАТО окружает со всех сторон».

Л.В. А есть какая-то статистика в связи с калининградским регионализмом, в связи с особым статусом Калининграда?

А.В.: «Никто не замерял, сколько патриотов в Калининграде и Калининградской области, как и нет цифр, подтверждающих количество приверженцев регионализма. Балтийский федеральный университет даже после Крымской весны проводил опросы, что в Калининградской области за минувшее лето (2014 года) на 11% выросло число граждан, считающих, что самый западный регион России должен иметь особый статус. А в 2017 году вышло исследование того же БФУ, где примерно треть опрошенных говорила, что Калининград – это не совсем российская территория.

А потом вдруг университет переобулся и стал шлепать опросы, что, мол, все опросы подтверждают, что люди воспринимают Калининград как российский регион. Но, тем не менее, как до Крыма, так и после люди уезжают на Запад из региона. И если на Facebook посмотреть разного рода дискуссии, которые федеральный центр, вероятно, вообще не анализирует, то калининградцы оскорбляют и федеральный центр, и память советских солдат, восхваляют Германию, то есть открыто высказывают сепаратистские настроения.

Журналисту и общественнику Юрию Алексееву, живущему в Латвии, кто-то написал про русских в Латвии в одном из комментариев, что он проживает в Кёнигсберге, кстати, в своих профилях неимоверное число калининградцев подписывают именно, что живут в Кёнигсберге. Так вот Алексеев ответил, что всех, кто живет в Кёнигсберге, он отправляет в бан, потому что это глумление над памятью советских солдат и переименовали этот город не потому, что умер Калинин, а потому, что в любом случае его бы переименовали, поскольку нужно было изменять историческую память на победителя. И вот эти кёнигсбергцы навалились на русского журналиста из Латвии, всячески унижая и оскорбляя. Он уже позже писал, мол, что у вас там, как на бандеровской Украине? Они даже использовали типичную украинскую терминологию, типа «ватник», «москали» и так далее. Это показатель, что бандеровщина пустила свои метастазы уже на Калининград.

Л.В.: Что делает новый губернатор Антон Алиханов, чтобы минимизировать опасность сепаратизма?

А.В.: Он борется. Этого не отнять. Его и поставили, на мой взгляд, чтобы решить и эту проблему. Он это делает, был ряд дискредитаций местных царьков. По сути, на мой взгляд, он справился с теневым административным ресурсом.

Так, был осужден бывший заместитель полпреда президента в СЗФО Александр Дацышин, отправлен в эмиграцию (в Израиль) депутат горсовета Олег Шкиль, закрыта ключевая оппозиционная газета «Новые колёса», а ее редактор Игорь Рудников также осужден.

Но Алиханов – это пушка, которая стреляет по танкам, а мошкара, которая залепляет глаза, с ней невозможно справиться пушкой. Здесь необходимо что-то иное. Может Москва думает, что это не важно? Может, в Москве думают, что если убрать финансовую подпитку, то этого будет достаточно?».

Л.В.: Вы, говоря о тех, кто представлял серьезную угрозу, получая финансовую и идеологическую поддержку, и о тех, кого нет необходимости сейчас финансировать, проводите аналогию с танками и мошками. В чем здесь, на ваш взгляд, сложность ситуации и в чем её опасность?

А.В.: «Дело в том, что за последние десять лет проповедники сепаратизма превратились из этих самых танков в мошек, то есть произошло своеобразное самонарождение. Люди теперь здесь считают, что если будут отстаивать российскую и, не дай Бог, советскую историю, то для них будет страшнее, чем в Польше. Об этом никто не пишет и не говорит, но у нас происходит реальная десоветизация Калининградской области. И творческая интеллигенция, и студенты видят, что если ты проповедуешь немецкое прошлое, то тебе и денежку дадут, и руку пожмут, а если будешь за русский или за советский след, то тебя будут обзывать. Естественно, люди выбирают первое. И этот процесс уже неконтролируемый.

Моя дочь, когда училась в пятом классе, пришла со школы и сказала, что на одном из уроков краеведения в честь 70-летия Калининградской области была викторина, в которой был вопрос о «местной» поэтессе Агнес Мигель, которая в своё время возглавляла женскую ячейку нацистской партии в Кёнигсберге.

И вот детям-пятиклассникам нужно было учить её стишки. Я тогда возмутился, написал заявление в прокуратуру, там был большой скандал, этот пункт из викторины исключили, но попутно творческая интеллигенция назвала меня варваром и азиатом.

Кстати, эта викторина была на сайте ведомства при Министерстве образования Калининградской области. Когда я обратил на это внимание, там сказали, что просто «просмотрели», «не увидели». Потом быстренько всё удалили».

Отметим в качестве справки, что память об Агнес Мигель, как и других приближенных к нацизму людей, увековечивают в Калининграде довольно часто, о чем в своём блоге рассказывает журналист, директор радиостанции «Русский край» Михаил Черенков. И улицы, и библиотеки, и памятные доски на домах, где они жили.


Памятные доски нацистской поэтессе устанавливались повсеместно. Две из них были демонтировали в конце ноября 2015 года.

А.В.: «Краеведение, конечно, хромает в школах Калининграда. Но наибольшие перекосы в сторону сепаратизма, как я думаю, идут от министерства культуры. Министр культуры Андрей Ермак постоянно обращает внимание на то, что, мол, мы живём в центре Европы, что мы должны максимально раствориться в Европе.

Например, год назад, Калининград отметил 260 лет взятия Кенигсберга русскими войсками (1758-1762) в ходе Семилетней войны. Тогда население Восточной Пруссии присягнуло на верность Елизавете Петровне. Теперь это было генерал-губернаторство Восточная Пруссия в составе России.

Эту дату нужно было праздновать широко, потому что тогда город был русским, но министерство культуры полностью проигнорировало это событие. Многие тогда, и я в том числе, писали о том, почему замалчивается такая дата, это же наша история, но в министерстве дали понять, что эта дата не может положительно повлиять на наши отношения с Европой.

Может быть, у губернатора пока не дошли руки до министерств культуры и образования? Вероятно, экономика важнее культуры, поэтому сейчас решаются вопросы, прежде всего, в экономике.

И ещё один факт. Не так давно калининградский общественник Максим Макаров написал письмо в прокуратуру о том, что власти поселка Ясная Поляна демонтировали памятник советским воинам, чтобы на это место установить статую немецкого жеребца.

Показательно в этой связи отношение калининградцев к этому вопросу, которое они высказывают в комментариях. Например, так: «А зачем памятник советским воинам ставить на месте бывшего памятника лошади?», «Опять это говнище, да еще и сразу такая тонна», «Понял что товарищ "вата" и в Германии никогда не был».

Это и есть та самая мошкара, которая теперь диктует настрой в регионе. Причём идет самовосполнение, в них никто со стороны теперь уже не вкладывает средства, теперь люди должны сам себя зарекомендовать перед Западом, каким-то образом вложиться, чтобы там увидели и заметили их, и тогда Запад открывает лифты и двери, люди туда заходят и уже сами зарабатывают. Раньше давали рыбу, а теперь удочку. Те сепаратистские организации, в которые раньше вкладывались огромные средства, сейчас разогнаны, но люди остались на местах, их очень много. Семена брошены, поле взошло. Даже удобрять не надо. Теперь вместо удобрения и полива используются лифты на Западе. Например, бизнесмены открывают магазины под названием «Продуктен», не «Продукты», а «Продуктен», тем самым показав приверженность немецкому языку и культуре. Само собой их немцы заметят, а после начнётся какое-то сотрудничество. И кураторство приобрело совсем иные формы. Итог – десятки тысяч калининградцев уезжают на Запад. И это живой материал для работы по окучиванию».

***

Вопрос о возвращении Калининградской области в состав Германии уже давно обсуждается в правительственных кругах ФРГ. «Это наша историческая территория. Уникальная территория, которая просто загнивает под правительством Калининградской области», считают, в том числе, идеологи «Новой Пруссии».

Можно обвинить Андрея Выползова в предвзятости или ещё в чем-то, в чем, собственно, и обвиняют оппоненты, но проблема есть. Может, издалека она видится иначе, может быть, приезжая в Калининград в качестве гостей, кто-то не увидит такой картины, как описал нам её журналист, но сепаратистские, или, снова употребим это модное слово «регионалистские» тенденции есть, они проверяются, за ними стоят люди, и именно эти тенденции заставляют задуматься над тем, что происходит. Эти проблемы надо обсуждать. Они должны решаться, в том числе, на уровне законов. Сепаратистские настроения, которые существуют без этнической окраски, а таких точек на сегодня в стране насчитываются десятки, имеют свой немалый потенциал. И именно он нужен тем, кто хочет развалить Россию.

О том, кто и как это делает в других регионах страны, читайте предстоящих в расследованиях FLB.ru.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров