Криминал 18.03.24 22:45

Орловское «дело врачей» и губернаторский «медицинский пул»

FLB: В Орловской области был создан «губернаторский медицинский пул» из пяти компаний, «бюджетная» деятельность которых требует тщательной проверки

Орловское «дело врачей» и губернаторский «медицинский пул»

ЖУРНАЛИСТЫ ОБНАРУЖИЛИ ПРИЗНАКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, НО ИХ РАССЛЕДОВАНИЯ БЫЛИ ОСТАНОВЛЕНЫ

Полтора года назад в орловских СМИ появилось сообщение о том, что внимание участников проекта «Мониторинг государственных закупок» местного отделения ЛДПР привлекло внимание некого ООО «Парацельс».

«Предприятие с уставным капиталом в 10 тысяч рублей было создано 14 июля 2017 года. Первые поставки фирма осуществила в Курской области, но с ноября 2017 года основным рынком сбыта продукции через систему государственных закупок стала Орловская область. Примечательно, что именно в этот период руководить регионом назначили Андрея Клычкова, отмечают в ЛДПР.

Учредитель и гендиректор компании – Алла Ноздрина. ООО «Парацельс» зарегистрировано в простой квартире по адресу набережная Дубровинского, дом 94, квартира 132.

Предприятие осуществляет поставки расходных материалов и реагентов в медицинской сфере. В 85% случаев, когда ООО «Парацельс» становились победителями конкурсных процедур, аукционы проводились неконкурентным путём. Победителем объявлялся единственный участник по максимальной цене контракта. Отсутствие конкуренции на данном рынке всегда дает основания предполагать возможное наличие сговора среди участников рынка, говорится в материалах расследования партии».

Партийцы даже опубликовали видео, а жители региона ожидали от последователей Владимира Жириновского анонсированного «расследования партии». Но по неизвестным нам причинам разговор о «Парацельсе» прекратился так же быстро, как и начался, хотя «осадок» в виде предположения о «наличии сговора среди участников рынка», остался.

Экс вице-спикер орловского областного Совета народных депутатов, бывший главный редактор «Орловской искры» и «блогер года», Валентина Остроушко, как она рассказала мне, также подступалась к этой теме, проанализировав материалы Контрольно-счётной палаты Орловской области. У неё были публикации о приобретении бюджетными учреждениями здравоохранения региона медоборудования по завышенным ценам у единственного поставщика.

В одной из них даже назывались фамилии тех, кого она считала ответственным за организацию такой системы: «А какая тут справедливость, если десятки миллионов на сторону уходят, а выявившего запредельную коррупцию при госзакупках председателя областного КСП И. Левина за это от должности отстраняют, контракт не продлевают...  А орловские правоохранительные и силовые органы только пальчиком грозят Блохину (условно осуждённый член правительства Клычкова), Залогину (условно осуждённый член правительства Клычкова), Лежневу (советник губернатора, у которого проводили обыски без последствий), Жировой (финансист депздрава, соратник Залогина и Лежнева)...»

Но на этом и её поиски закончились.

Сегодня у FLB.ru появилась возможность расследования деятельности ряда орловских фирм и их покровителей. Эти фирмы (в данном сегменте их пять) с приходом в регион губернатора Андрея Клычкова и, что более важно, его советника Сергея Лежнева, организовали своего рода «губернаторский «медицинский пул» по обеспечению бюджетных учреждений здравоохранения различными материалами и изделиями медицинского (впрочем, как выяснилось, и псевдомедицинского) назначения. Сумма контрактов – более миллиарда рублей, количество участников «пула» ограничено, все фирмы связаны между собой и имеют единый центр управления, их действия координируются, а конкуренты в бизнесе либо отсекаются отсутствием конкурсных процедур, либо «наказываются» разорением их фирм или уголовными делами.

Мы могли бы провести расследование, только основываясь на документах и доступных нам материалах, но у нас появился живой свидетель происходившего, бывший участник процесса обеспечения орловских больниц, имевший профессиональные контакты с теми, кто этим процессом руководил. Но это для нас он свидетель, а для фирм «губернаторского «медицинского пула» и некоторой части правоохранительных структур – обвиняемый по уголовным делам (всего их было более двадцати).


Губернатор Андрей Клычков и его советник Сергей Лежнев

Почему мы назвали наше расследование «Орловское «дело врачей»? Очень просто: и обвиняемый, и обвинители, они же «потерпевшие», по большей части, медики. А наш главный свидетель, который вскрыл порочную в своей сути систему «губернаторского «медицинского пула» - это врач–стоматолог, причём, насколько нам известно, врач высочайшей квалификации с двадцатилетним опытом, Иван Желудков. До определённого времени он успешно сочетал врачебную деятельность с коммерцией, организовывал не только стоматологические клиники, но и торговые площадки, осуществлял поставки различной медицинской продукции в разные регионы и имел безупречную бизнес–репутацию, занимался благотворительностью, возил гуманитарку беженцам из Луганска и Донецка в орловский лагерь «Орловчанка», нанимал вертолёт, чтобы лично помочь добровольческому поисково–спасательному отряду «Лиза Алерт» в поисках пропавшей и, как выяснилось, убитой маленькой орловчанки Вики Гнедовой.

И всё это продолжалось до той поры, пока у него не возник обычный в наши времена и, как правило, цивилизованно и в рамках законодательства решающийся бизнес-конфликт. Но особенность этого конфликта была в том, что против него выступил весь «губернаторский «медицинский пул», подменивший решение гражданских и арбитражных проблем уголовным преследованием и как следствие – уголовным судом.

ПОЧЕМУ ОРЛОВСКИЕ ВРАЧИ ЗАДЫХАЛИСЬ В «КРАСНОЙ ЗОНЕ»

Мы разговаривали с Иваном Желудковым несколько раз, причём беседы шли по несколько часов. Нужно было выяснить каждую деталь, найти подтверждения и сопоставить факты. Насколько нам известно, его подробные показания сегодня служат основой для проверки некоторыми правоохранительными структурами. До недавнего времени Иван Желудков находился под подпиской о неразглашении данных следствия по его уголовным делам, но сейчас она снята, поскольку дело в суде. А материалы проверки, которая идёт сейчас, мы пока освещать не будем. Чтобы читатели всё узнали из первых рук, мы оставили лишь рассказ доктора Желудкова, который иногда комментируем.

Иван Желудков: «В марте 2020 года, когда наша страна встретилась с Covid 19, каждый человек, тем более врач, искал возможность чем-то помочь борьбе с этой бедой. Я, как и другие мои коллеги, в стороне не остался. И когда на меня вышли мои бывшие однокашники по учёбе в Курском государственном медицинском университете, имевшие представление о моих возможностях, я конечно пошёл им навстречу. Ещё до начала какого–то сотрудничества, мы с моим бизнес–партнёром стали оказывать орловским больницам благотворительную помощь. В апреле 2020 года во время всеобщего дефицита защитных средств мы закупили, к примеру, на полмиллиона рублей различных средств защиты и отправили их в орловскую больницу им. С.П. Боткина.


Письмо главного врача больницы им. Боткина с благодарностью и просьбой о дополнительной помощи

Я в то время торговал со многими организациями, у меня было более тридцати контрагентов, с некоторыми до сих пор поддерживаю связи. И когда на меня вышел Владимир Поляков, с которым мы были знакомы по учёбе в КГМУ, со своими четырьмя фирмами (они, как потом выяснилось, так или иначе подконтрольны и чиновникам, и главврачам больниц), я был не против сотрудничества. В принципе Поляков Владимир Владимирович – это номинал. На тот момент он был действующим сотрудником госпиталя УМВД, урологом и параллельно занимался такой коммерцией на миллиарды рублей. Понятное дело, связи в УМВД у него остались, и он их использовал как для прикрытия своей деятельности, так, видимо, и для того, чтобы потом продвигать моё уголовное дело.

Поляков по доверенности руководил всеми четырьмя фирмами, с которыми у меня были деловые контакты. Это ООО «Медика», ООО «Парацельс», ООО Демиург», ООО «Антарес». Ещё в «пуле» есть ООО «Экспонента». Как мне ещё в то время говорил Поляков, все самые интересные контракты по поставке защитных средств, реактивов, шприцов, фармпрепаратов, оборудования в бюджетные учреждения здравоохранения (БУЗы) без всяких конкурсов (в большинстве случаев) достаются именно этим пяти фирмам. Формулировки вполне законные: осуществление закупок товаров, работ, услуг при необходимости оказания медицинской помощи в неотложной или экстренной форме, или закупка вследствие признания несостоявшимся электронного аукциона».

Справка FLB.RU по фирмам «губернаторского «медицинского пула»

ООО «Антарес». Учредители: Поляков Владимир Владимирович и Конокотина Элина Адольфовна. Директор: Поляков Владимир Владимирович.

Конокотина Элина Адольфовна по данным И.С. Желудкова – супруга Конокотина Владимира Александровича, в 2012-2018 гг. – главного врача Орловской городской больницы им. С.П. Боткина, в настоящее время – главного врача Поликлиники №3 г. Орла, члена регионального политсовета «Единой России».

Фирмой выполнено контрактов по госзакупкам в 2017 – 2024 гг. на сумму более 120 миллионов рублей.

ООО «Демиург». Учредитель: Конокотина Элина Адольфовна, директор: Конокотина Элина Адольфовна.

Уставный капитал ООО «Демиург» в 2016 – 2021 гг. выполнившего контрактов по госзакупкам в 2016 – 2021 гг. на 70 миллионов рублей был сформирован за счёт продажи шести офисных стульев и одного офисного шкафа. Напомним, Элина Адольфовна Конокотина – жена бывшего главврача больницы им. Боткина Владимира Конокотина.

ООО «Медика». Учредитель: Локтионова Светлана Ивановна, директор: Локтионова Светлана Ивановна.

Светлана Ивановна, если внимательно изучить документы, является супругой Полякова Владимира Владимировича и была зарегистрирована с ним по одному адресу в г. Болхов.

По госзакупкам фирма в 2017-2022 выполнила контрактов примерно на 150 миллионов рублей.

ООО «Парацельс». Директор: Ноздрина Алла Александровна, учредитель: Ноздрина Алла Александровна.

Фирма была зарегистрирована летом 2017 года, и со времени прихода в регион Андрея Клычкова выполнила госконтрактов на 406 с лишним миллионов рублей.

С этими фирмами у Ивана Желудкова были непосредственные деловые контакты, но в «губернаторский «медицинский пул» входит по крайней мере ещё одна фирма. Это ООО «Экспонента». Директор: Поляков Владимир Владимирович, учредитель: Поляков Владимир Владимирович.

Фирма заключила первый контракт по госзакупкам в октябре 2017 года, сразу после прихода к власти Андрея Клычкова, и к 27 февраля 2024 года получила контрактов на 468 миллионов рублей.

Предварительные итоги: пять фирм «губернаторского «медицинского пула» с 2017 по 2024 годы получили, как правило в качестве единственного поставщика, государственных контрактов на общую сумму в 1 миллиард 214 миллионов рублей.


Уставный капитал – 6 стульев и шкаф

Иван Желудков продолжает свой рассказ:

«Они на меня вышли и начали закупать у меня различные костюмы, иногда медицинского назначения, но по большей части технические. Технические костюмы – это не медицинские изделия, там допуски совершенно другие. Их можно использовать малярам, ремонтникам, в зуботехничке и в других целях, но не как защитные от Covid-19. На них нет ни регистрационного удостоверения, ни сертификатов соответствия медицинским нормам. Костюмы шили в Москве, в Подмосковье, в Барнауле, в Курске. Я размещал свои заказы на контрактных производствах у разных людей, просто технарей.

Костюмы различных типов, как я узнал уже позже, все подгонялись под марку защитных медицинских изделий. Разница в стоимости, между тем как они у меня их покупали, и как продавали больницам была от трёх до тридцати раз. То есть покупали, по сто рублей, а продавали и по 600, и по 1500 рублей за костюм. Мне по себестоимости самый дешёвый костюм обходился в 45 рублей, я 55 на нём зарабатывал. Это один тип. Другие костюмы, которые я поставлял стоили 1000 рублей, их продавали в бюджетные учреждения здравоохранения по 3000 рублей.

Поскольку я продавал технические изделия, никаких регистрационных документов на них не было. Получатели же подкладывали к костюмам скачанные из интернета регистрационные удостоверения, ну а поскольку фирмы принадлежали главврачам, их родственникам или были связаны с ними другими способами, то с приёмкой никаких проблем не было. Никто подложные сертификаты не проверял. На суде под протокол они заявляли, что приёмки как таковой не было, просто получали товар и сдавали кладовщику. В частности, сошлюсь на Аллу Ноздрину, директора и учредителя «Парацельса», которая, на мой взгляд, является обычным номиналом. В судебном заседании она на голубом глазу, отвечая на вопрос как проходила приёмка, говорит, что костюмы привозили и просто передавали кладовщику, в то время как контракты предполагают проведение экспертизы принимаемого товара.

Закупалось всё! У меня купили продукции на 20 миллионов рублей. За сколько их продали больницам, можно выяснить по исполнению контрактов. Всё это очень легко проверяется.

Но самое страшное, что эти костюмы, предназначенные для маляров или техников, выдавали врачам для использования в «красной зоне». Это было преступлением! Находиться в полиэтиленовом непроницаемом для красок и иных химических веществ костюме по 8–12 часов – это самоубийственно. А использовать лёгкие «декоративные» костюмы, не защищающие ни от каких вирусов? И отвечали за всё те, кто управлял фирмами «губернаторского «медицинского пула».

Если рисовать грубую схему, то она была такой. Верхнее звено – прикрытие чиновников. Это те люди, которых назвала в упоминаемом вами сообщении Валентина Остроушко. Губернатор Андрей Клычков, советник губернатора Сергей Лежнев, теперь уже бывший руководитель департамента здравоохранения, осуждённый условно Иван Залогин и заместитель руководителя департамента, начальник финансово экономического управления Светлана Жирова. Их задача была прикрытие со стороны администрации, обеспечение фирм заказами и прохождение контрактов по типу «единственного поставщика». На них же лежало «отсечение» возможных конкурентов. Недавно, как мне рассказали, один из главврачей предложил «несанкционированного» московского поставщика медоборудования. И качество отличное, и репутация, и цены на уровне. Жирова немедленно заявила, что видит в этом предложении сговор и отсекла саму возможность поставки.


Второе звено – это действующие и бывшие главные врачи больниц – заказчиков и получателей купленной за бюджетные деньги продукции. Это в первую очередь Городская больница им. С.П. Боткина, и Больница скорой медицинской помощи им. Н.А. им. Семашко. Они обеспечивали беспрепятственный приём поставляемой продукции.

Третье – важнейшее управленческое звено – координатор работы фирм «губернаторского «медицинского пула» Владимир Поляков и учредители – директора фирм, как правило, номиналы или родственники главврачей. Поляков по доверенности управлял деятельностью всех пяти фирм, я, например, заключая договоры о поставках продукции, не общался ни к Конокотиной, ни с Ноздриной, ни с Локтионовой. Все дела вёл Поляков. Чтобы избежать неприятностей со стороны антимонопольной службы, он тасовал заказы: сегодня одна фирма выполняет, завтра – другая, на следующей неделе – третья.

Поляков не только по доверенности управлял фирмами, на нём ещё была обналичка, передача денег, другие «серые» услуги и задания. Я думаю, что всё это продолжается и сейчас, и если правоохранительные органы всерьёз займутся вскрытием этого гнойника, то многое прояснится.

Что касается костюмов, якобы защитных, но на самом деле технических, их было закуплено огромное количество, поскольку на них приходилась самая высокая норма прибыли. Фирмы «губернаторского «медицинского пула» зарабатывали и 500% и 1500%, чего им было бояться?

Насколько я знаю, сейчас тысячи костюмов разных типов, в том числе и технические, закупавшиеся у меня, свалены в подвалах городской больницы Скорой помощи им. Н.А. Семашко. Поляков – основной поставщик в ковидарий, который сделали в ней. Костюмов там огромное количество, на сумму около 300 000 000 рублей. После обысков в больнице, перед тем как костюмы отправлять в Москву на экспертизу, компетентные органы представили их мне на обозрение. Я их опознал. Они там просто кучами свалены. Единственным поставщиком был Поляков. Израсходовать такое количество костюмов невозможно. Они даже пытались их продавать, но не очень удачно. Не будем забегать вперёд, но, как говорится, следствие покажет…»

КАК ОБЫЧНЫЙ БИЗНЕС–КОНФЛИКТ СТАЛ ПОВОДОМ ДЛЯ МЕСТИ

В конце 2020 года случилось вроде бы малозначительное, но примечательное событие. Бизнесмен Владимир Поляков, управляющий «губернаторским «медицинским пулом», предложил своему надёжном партнёру Ивану Желудкову «новый уровень сотрудничества».

 «Поляков,- говорит бывший партнёр по бизнесу,- ;подсунул мне больничный контракт, потому что все контролируемые им фирмы были в перегрузе. Между мной и БУЗ был заключён договор на поставку ряда средств индивидуальной защиты (СИЗов). В это время рынок был нестабилен, поэтому я смог приобрести только часть оригинального товара (респираторы) для поставки в больницу, остальная часть была в дефиците, поэтому я не смог закупить эти СИЗы. Владимир Поляков тогда сказал мне, чтобы я поставил костюмы неоригинального качества, так как проверять всё равно никто не будет. Но я от этого отказался. Поляков был раздражён и потребовал, чтобы я ехал в больницу расторгать контракт, что я и сделал. Как мне позже стало известно, Владимир Поляков заключил за одну из фирм новый договор и поставил недостающий товар в больницу чтобы не терять бюджетные деньги.

То, что он предлагал поставить костюмы в больницу напрямую от меня, меня не устраивало. Им нужно было привязать меня к схеме, чтобы я поставлял со своей фирмы якобы медицинские изделия. Поляков пояснял, что с его фирм было слишком много поставок. Из–за этого у нас и разгорелся конфликт. Им нужно было, повторяю, повязать меня, заставить отвечать за поставку костюмов с фальшивыми документами и несоответствующих медицинским требованиям. Они искали подставных лиц. И ещё одна важная вещь: контракт должен был выполняться по в разы завышенным ценам, а большую часть разницы между ценой производителя и продажной ценой, я должен был в наличном виде отдавать Полякову или указанным им гражданам. Другой вариант – переводить на фирмы–однодневки для обналичивания и снова передачи Полякову. Поскольку это было фактическое участие в преступлении я отказался, чем, как выяснилось, подписал приговор и нашему «сотрудничеству», и своему бизнесу.

В конце 2020 – начале 2021 года возникла конфликтная ситуация: я как обычно заключил с фирмами «губернаторского медицинского пула» ряд контрактов на поставку средств защиты, в основном костюмов. Фирм было четыре: «Антарес», «Демиург», «Медика» и «Парацельс». Но через некоторое время у меня исчезла возможность поставить эти костюмы, поскольку у моих контрагентов закончилась ткань нужной плотности, да и цены скакнули. Общий ущерб составил порядка 8 миллионов рублей. В принципе, в бизнесе это обычное дело, особенно если учесть, что я выполнил договорных обязательств на 20 миллионов, а оборот у моих фирм за полтора года составил 480 миллионов рублей. Люди, работающие в бизнесе, прекрасно понимают, что полученные деньги сразу идут в оборот, а не лежат в сейфе или на счету. Поэтому и вернуть всю сумму сразу было проблематично.

Нет, конечно, я начал предпринимать возможные в моём положении меры для возврата денег. Порядка 300 000 рублей, то есть всё, что было доступно на счету в момент, когда возник конфликт, я отправил Полякову на «Медику». Потом он приехал и забрал у меня товара на 800 000 рублей. Это подтверждается свидетелями изготовителями и поставщиками. И подписал мне документов на возврат на 600–700тысяч. То есть свой долг я потихоньку отдавал и, если бы не некоторые обстоятельства, которые я не могу до сих пор преодолеть (о них позже), конечно же отдал бы».

В течение 2021 года основная часть долга была оформлена самым цивилизованным образом – через Арбитражный суд Орловской области, который постановил взыскать с ИП Желудкова И.С. 6 225 000 рублей, а также 200 000 тысяч в качестве процентов и пошлины.

Решение было вынесено в январе 2022 года, но Полякова и его покровителей это не устраивало: им нужно было решить вопрос силовым путём. Ещё в феврале 2021 года Владимир Поляков, действуя по доверенности от имени трёх фирм «губернаторского «медицинского пула», ООО «Антарес», ООО «Демиург» и ООО «Медика», обратился в полицию с заявлением о том, что в устной форме заключил с ИП Желудковым И.С. договор на поставку средств индивидуальной защиты, но оплаченные поставки были выполнены не полностью. И представил данный факт не как бизнес–конфликт, заключавшийся в неполном исполнении контракта, а как хищение денежных средств у фирм «пула».


Одно из постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела

Сотрудники Следственной части Следственного управления УМВД России по Орловской области неоднократно выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Основания были более чем законные. Следователь Труфанова отмечала, что Иван Желудков, во – первых, продолжал исполнять обязательства по поставке средств индивидуальной защиты, во – вторых, частично возвратил деньги заказчикам, в – третьих, на исполнение обязательств повлияла пандемия Covid – 19. Кроме того, Желудков не имел умысла на завладение денежными средствами без выполнения своих обязанностей по поставке продукции, поддерживал связь с вышеуказанными фирмами и обязался в дальнейшем исполнить свои обязательства в полном объёме.

Следователь справедливо отметила, что в действиях И.С. Желудкова «отсутствует обязательный признак состава преступления – субъективная сторона, которая характеризуется наличием прямого умысла и корыстной целью, а усматривается наличие гражданско–правовых отношений».

Гражданско–правовые отношения предусматривают возможность проведения арбитражного процесса. Мы уже упоминали, что основная часть долга была, что называется «просужена», и имеется вступившее в силу решение Арбитражного суда Орловской области.

В этот момент на саму возможность Ивана Желудкова немедленно исполнить решение Арбитражного суда повлияли обстоятельства, как выяснилось, до сих пор имеющие характер «непреодолимой силы».

Что обычно делает законопослушный гражданин, получив решение арбитража о взыскании с него денежных средств? Конечно, ищет возможности исполнить решение. В бизнесе возможны различные варианты, в том числе реализация либо непрофильных, либо даже имеющих для бизнеса значение активов. А такие активы у Ивана Желудкова были. Мы в начале расследования упоминали о том, что он – профессиональный врач–стоматолог, за без малого двадцать лет своей карьеры пролечивший порядка десяти тысяч пациентов. У него были свои стоматологические клиники в Орле и Брянске, в которых стояло достаточно дорогое оборудование. Отметим сразу, что рентгеновский аппарат, стерилизаторы, стоматологические кресла, в общем, всё необходимое оборудование было куплено им как физическим лицом до вступления в брак и никоим образом не подлежало разделу. Максимальная стоимость всех «зуботехнических» активов могла достигать 20 000 000 миллионов рублей, а минимума в 7 500 00 рублей в принципе хватало для уплаты долга «губернаторскому «медицинскому пулу». Но события разворачивались по самому негативному сценарию…

«В 2020 году, - говорит Иван Желудков,-я при изменении местонахождения своей клиники временно, на период оформления лицензии ввёл в качестве учредителя и директора в существующее юрлицо с лицензией свою супругу, а все активы из орловских клиник перевёл в клинику на ул. Горького в доме 100. И оборудование, и клиентскую базу. После конфликта с женой она вместе с моим бывшим тестем, используя доверенные ей мною полномочия, в начале 2021 года захватила все активы, а в марте перерегистрировала фирму, учредила ООО «Студия эстетической стоматологии». Бывший тесть, Эдуард Благовисный, работавший у меня курьером, стал директором. Были сменены замки, а оборудование, находившиеся в процессе работы стоматологические конструкции, коронки, протезы, импланты, даже клиентская база были фактически похищены. Были похищены и костюмы, которые лежали на складе. Напоминаю, всё оборудование было приобретено мной до брака. Так что бывшие родственники не только лишили меня дорогостоящих активов в виде оборудования, напоминаю, приобретённого мной лично до брака (я работал в Орле с 2011 года), но и клиентской базы. Но самое главное – мне не дали возможности завершить все начатые мной работы с пациентами, что впоследствии сыграло самую негативную роль.

Естественно, я написал заявление в полицию о самоуправстве. Но полиция не спешила разбираться в этом деле, рейдеры процветали, собирая деньги с моих пациентов. Без коррупции, по моему мнению, здесь не обошлось, всё было очевидно, но мне говорили, нет состава преступления. Только спустя год бесконечных обжалований отказов возбудили уголовное дело, но ни я, ни мой представитель не можем, даже при наличии официального постановления о проведении обыска с нашим участием, попасть в помещение, чтобы я мог опознать оборудование, сверить номера и в конце концов вернуть свою собственность. По последним данным, следователь, которая вела дело, ушла в декрет, а больше «работать некому». Так во всяком случае меня информировали…

Мои бывшие родственники, не желая возвращать принадлежащую мне собственность, сделали ответный ход. Используя то, что медкарты, незаконченные конструкции и пр. были у них, они стали объяснять приходящим пациентам, что руководство фирмы сменилось и ответственности за бывших руководителей не несёт. Простыми словами: оборудование и материалы изъяли, лишили меня возможности работать, а имевшиеся долги перед пациентами оставили мне. И отправляли их в полицию, писать на меня заявления. Забегая вперёд, скажу, что «недолеченных» было не так много. В результате, в отношении меня было возбуждено 19 уголовных дел. Полиция давала клич, искала пациентов и любых людей кто бы мог иметь ко мне какие-либо претензии, чтобы потерпевших было много, даже распространяли информацию в соцсетях. Полиция последовательно делала моё дело многоэпизодным, что придавало ему особую значимость и ставило на мне клеймо мошенника. Потом эпизоды, конечно, отсеивались. В одних случаях выяснилось, что в процессе участвовали другие врачи, в других – что деньги получала моя жена. Я даже предлагал следствию привлечь всех причастных за «мошенничество, совершённое в группе», раз это не договорные отношения, а преступление, но следователи предпочли просто убрать из объединённого дела все эпизоды, в которых участвовал кто–то кроме меня.

В связи с семейным конфликтом и захватом клиники мне пришлось вернуть пациентам более 7 миллионов рублей. Кого–то я долечивал в Москве, кому–то возвращал деньги за невыполненную работу. Исходя из документов и представленных доказательств следователям пришлось написать, что частично услуги были оказаны. Задолженности (кроме двух) просужены в рамках гражданского процесса. Оставшийся долг физическим лицам – 800 000 рублей. В чём мошенничество? То есть я двадцать лет работал, а потом сошёл с ума и стал мошенником? 10 000 пациентов и сотни выполненных заказов по поставкам не берутся в расчёт…

ОРЛОВСКОЕ СЛЕДСТВИЕ КАК ЯРКИЙ ОБРАЗЕЦ ДЕГУМАНИЗАЦИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Сегодня очень много говорят и пишут о том, что законодательство в значительной мере должно быть декриминализировано. Президент России говорил о том, что такие статьи как мошенничество, в народе даже стали называть «резиновыми».

 «Дело доктора Желудкова» стало ярким примером «резиновости» статьи о мошенничестве, которую, как подозревают, под давлением «губернаторского «медицинского пула» следователи в конце концов стали толковать в более чем расширительном плане. Самое главное их «достижение» в этом плане – это объединение 19 уголовных дел по физическим лицам и дела, возбуждённого по заявлению координатора «губернаторского «медицинского пула» Владимира Полякова. Отметим ещё раз, что есть решение Арбитражного суда по основной части задолженности, которое исполняется, и что есть решения Советского районного суда г. Орла по гражданским искам физических лиц, большая часть из которых или исполнена, или находится на исполнении.

Мы цитировали одно из многих постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Полякова, в котором говорится о том, что данное дело должно решаться в рамках гражданско–правовых отношений. Мы можем и напомнить такой факт, что в делах о якобы совершённом мошенничестве при оказании медицинских услуг отсутствует главное – фактическое отсутствие умысла на совершении мошенничества. Если мы внимательно изучим постановление Пленума Верховного Суда № 48 от 30 ноября 2017 года, то поймём, что никаких доказательств того, что у врача до оказания помощи пациентам возник умысел не выполнять свои договорные обязательства просто нет. А вот обстоятельства, которые воспрепятствовали выполнению этих обязательств налицо…

Почему было возбуждено и даже доведено до Советского районного суда «дело доктора Желудкова»? Нам представляется, что во многом это результат давления на следствие. Зная систему принятия решений в СУ УМВД России по Орловской области, которым во время возбуждения и расследования уголовного дела руководил нынешний советник губернатора Клычкова полковник Трофим Шутько, мы можем предположить, что связи «губернаторского «медицинского пула» и его кураторов из областной администрации сыграли здесь свою роль.

Иван Желудков рассказал нам, что Владимир Поляков и до возбуждения уголовного дела, и во время расследования неоднократно козырял своими связями в силовых структурах и даже называл ему фамилии своих «контрагентов», заместителей начальника СЧ СУ УМВД РФ по Орловской области Александра Афиногенова и Ларисы Деловой. Более того, он уже в процессе следствия сделал Ивану Желудкову «деловое предложение» - за 5 000 000 рублей снизить активность следствия по его уголовному делу вплоть до его прекращения. На встречу с Поляковым по обсуждению этого вопроса Желудков пошёл со специальным оборудованием, установленным компетентными органами, к которым он обратился c заявлением о планируемом преступлении.

Во время разговора, расшифровка которого имеется в распоряжении FLB.ru, Владимир Поляков очень боялся даже упоминания своих «боссов». Когда Желудков предложил ему обратиться к ним, Поляков занервничал: «Каких боссов, хватит даже об этом говорить». А затем, махнув рукой в сторону здания областной администрации, сказал: «Ты всех ещё перечисли вон через дорогу». А потом Поляков практически прямым текстом заявил, что может решить вопрос о том, чтобы «развернуть следствие», то есть спустить дело на тормозах.

Вот фрагменты расшифровки записи.

11:46. Поляков: «Иван, чтобы тут все овцы были целы, и волки сыты надо чтобы у всех была какая-то часть базовая, которая позволит каким-то образом это все дожимать».,

11:13. Желудков: «А что делать?»
Поляков: «Выход один, Иван, я долго думал на эту тему и всё, и вы 2 вопроса решите, во-первых, вы успокоите сторону претензии, хотя бы частично, а во-вторых вы развернёте следствие. Если вы не хотите разворачивать следствие…»

Желудков: «Ну а сколько надо?»
Поляков: «Половина минимум, не меньше половины, меньше даже рассматривать не будем».

Желудков: «Пятёра»
Поляков: «Реально нет никаких движений, вот заявление, когда подано 1,5 года назад, вот с этого времени никаких движений абсолютно».

В общем, поскольку Поляков считал, что Желудков доложен поставить товаров на 10 миллионов рублей, то он для того, чтобы «развернуть следствие», готов был довольствоваться половиной, то есть пятью миллионами рублей.


Рапорт об обнаружении признаков преступления

Здесь возможны два варианта: если Поляков имел реальную возможность влиять на следствие и требовал 5 миллионов рублей, то это вымогательство, а если он такой возможности не имел, то мошенничество. Выбор невелик. Следствие выбрало второй вариант, и следователь Труфанова написала рапорт об обнаружении признаков преступления. Но проверки, проводимые полицией до настоящего времени этих признаков обнаружить не смогли. Возможно, «старшие товарищи» смогут их найти…

Дело доктора Желудкова, рассматриваемое сейчас в Советском районном суде г. Орла, сложное и многовекторное. Нам, к примеру, представляется, что следствие при объединении дел по юридическим и по физическим лицам в одно преследовало единственную цель: сделать состав преступления как можно более весомым, причём решения Арбитражного суда Орловской области и того же Советского суда г. Орла, принятые в рамках гражданского судопроизводства, были фактически проигнорированы.

Конечно, дело частично рассыпается, эпизоды с физическими лицами отпадают один за одним, но стремление к обвинительному вердикту просматривается уж слишком явно. Вопрос только зачем нужно стремиться к обвинительному приговору с лишением свободы, о котором мечтают координаторы «губернаторского пула»? Да, это удовлетворит их самолюбие, врача, перешедшего дорогу придворным медикам и коммерсантам, могут наказать и угрозы с их стороны «убить в следственном изоляторе» могут реализоваться. Об этих угрозах со стороны учредителя ООО «Парацельс» А.А. Ноздриной, чей супруг (возможно бывший) работает в системе ФСИН, Желудков сообщил и в прокуратуру, и следствию, но Ноздрина при опросе заявила, что с бывшим супругом не общается, других контактов в системе ФСИН не имеет, и вообще никому не угрожала. Ей поверили?

Если подходить к решению вопроса с позиций законности и справедливости, с учётом всех обстоятельств, многие из которых следствием были либо искажены, либо убраны, действовать по–государственному и в плане современных тенденций декриминализации УК РФ, то виновность доктора Желудкова может вызвать сомнение. Поскольку он профессионал высокого уровня и обладает серьёзным опытом работы, то несомненно сумеет достаточно быстро заработать необходимую сумму и расплатиться с «губернаторским «медицинским пулом», и с несколькими оставшимися «неохваченными» физическими лицами. Особенно если ему удастся вернуть свою похищенную собственность… А вот для Орловской области вставать в авангарде дегуманизации действующего законодательства, как мне кажется, не совсем верно…

Ещё на эту тему

Расползаются. Теперь каждый сам по себе

Губернатору Орловской области Клычкову уже не до поддержки «щёлковских».
АO «Щёлково Агрохим» из-за длительного скандала начинает терять не только репутацию, но и положение на рынке

Как стать «мемом» в соцсетях? Спросите у мэра Орла

FLB: Три сценария возможной отставки орловского градоначальника Юрия Парахина

Время собирать «арестанский» чемоданчик

В Орле ожидают, когда правоохранительные органы придут за мэром города Юрием Парахиным

Леонид Музалевский вводил журналистов и следователей в заблуждение

FLB: Cлова «вечного» спикера Орловского областного совета народных депутатов опровергает лингвистическая экспертиза

Мы в соцсетях

Новости партнеров