Общество 05.04.19 12:32

Конституционный суд РФ высказался о пенсионном возрасте

КС РФ: Определение пенсионного возраста – прерогатива законодателя, запрос группы депутатов не подлежит дальнейшему рассмотрению, а вопрос повышения пенсионного возраста лежит в политической плоскости

Конституционный суд РФ высказался о пенсионном возрасте

Конституционный суд РФ опубликовал Определение по запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке конституционности положений статей 4 и 7 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий».

Из текста следует, что определение пенсионного возраста – прерогатива законодателя. Суд в итоге признал запрос группы депутатов «не подлежащим дальнейшему рассмотрению».

В частности, в Определении говорится, что «выбор организационно-правовых форм и механизмов реализации конституционного права на пенсионное обеспечение относится к компетенции законодателя, который располагает достаточно широкой свободой усмотрения в определении видов пенсий, правовых оснований и порядка их предоставления, правил назначения и перерасчета, а также формирования финансовой основы их выплаты.

Осуществляя свои полномочия в указанной сфере, законодатель вправе не только устанавливать, но и изменять условия пенсионного обеспечения, соблюдая при этом требования Конституции Российской Федерации, в том числе ее статей 17 (часть 1), 19 (части 1 и 2), 39 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3).

Определение пенсионного возраста как одного из условий назначения пенсии – поскольку непосредственно Конституция Российской Федерации не решает этот вопрос – также относится к прерогативе законодателя. Оставляя его решение на усмотрение законодателя, Конституция Российской Федерации тем самым не исключает возможности изменения пенсионного возраста.

Нормативные ориентиры для определения пенсионного возраста содержатся в международно-правовых актах, которые вместе с тем не препятствуют учету особенностей демографических и социально-экономических условий государства. Так, Конвенция Международной организации труда № 102 «О минимальных нормах социального обеспечения» (ратифицирована Федеральным законом от 3 октября 2018 года № 349-ФЗ, включая раздел V «Обеспечение по старости») в статье 26 предусматривает необходимость обеспечения по старости не позднее, чем после достижения гражданином 65 лет или такого старшего возраста, который может быть определен компетентными властями с должным учетом работоспособности пожилых лиц в данной стране. В период с 1995 по 2017 год многие государства приняли решения о повышении пенсионного возраста до 65, а некоторые – до 67 лет. Следовательно, по смыслу статей 7, 15 (часть 4), 39, 55 (часть 3), 71 (пункты «а» и «в») и 72 (пункт «ж» части 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с соответствующими международно-правовыми документами, законодатель правомочен повысить пенсионный возраст, если такое повышение обусловлено социально-экономическими, демографическими, медико-биологическими и другими объективными факторами. Иное поставило бы под вопрос надлежащее выполнение Россией как правовым социальным государством обязанности аккумулировать достаточные средства на выплату пенсий и на основе этого обеспечивать не ущемляющие достоинство личности условия для реализации гражданами своих пенсионных прав».

Далее в Определении конкретизируются вопросы выплат пенсий разным категориям граждан, в том числе социальной, страховой, льготной и для жителей Крайнего Севера.

Рассмотрев все аспекты требований заявителей и проведя аналитическую работу по всем аспектам проводимой реформы, в том числе её этапов и конкретных мероприятий, Конституционный суд отметил, что по сути вопрос не может быть далее рассмотрен в юридической плоскости, а носит чисто политический характер: «Депутаты и фракции (политические партии), оказавшиеся в меньшинстве, не лишены возможности как критиковать своих оппонентов, так и ставить вопрос о внесении изменений в те положения, против которых были направлены их поправки, в ходе парламентской деятельности. Парламентское же большинство, реализовав свое преимущество при голосовании, несет риск утраты электоральной поддержки и доверия избирателей ввиду возможных негативных последствий принятых законодательных решений. В этом, в том числе, проявляется политическая и, в частности, парламентская и партийная конкуренция, основанная на принципах народовластия, правовой демократии и политического плюрализма (статья 1, часть 1; статья 3, части 1–3; статья 13, часть 3; статья 32, части 1 и 2, Конституции Российской Федерации)».

«Конституция Российской Федерации не исключает возможности повышения пенсионного возраста федеральным законом. Вопрос же о целесообразности данной меры – как предполагающий по существу оценку ее социально-экономической обоснованности в контексте проводимой государственной политики, а также демографических и иных факторов – не может быть разрешен Конституционным Судом Российской Федерации; иное выходило бы за пределы его компетенции, установленной в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Определение подписано Председателем Конституционного Суда Российской Федерации Валерием Дмитриевичем Зорькиным.

 

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров