Общество 11.03.19 14:18

Митинг обманутых мальчиков

FLB: 10 марта в центре Москвы прошёл очередной митинг за всё хорошее. На нём не было «звёзд оппозиции» и, вероятно, именно поэтому количество участников составило порядка 6 тысяч, и не все поняли, зачем пришли

Митинг обманутых мальчиков

Мероприятие организовывала незарегистрированная «Либертарианская партия». Темой митинга было ущемление прав и свобод общественности в Интернете. Главными злодеями были назначены Роскомнадзор и лично сенатор Андрей Клишас.

Накануне события никто даже представить себе не мог, что митинг в защиту интернета соберёт больше нескольких сотен маргиналов. Прошаренный в этих вопросах Алексей Анатольевич Навальный заблаговременно слился, написав в своём аккаунте, что мол, он всех дико призывает прийти, но сам по семейным обстоятельствам не осчастливит собравшихся своим присутствием.


Молча его примеру последовали и другие мастодонты мышиной борьбы с режимом. Видимо, все посчитали свой гражданский долг выполненным благодаря участию в марше Немцова, а потому не было не то что Яшина-Гудковых-Явлинского, даже какого-нибудь завалященького Марка Фейгина не пришло. Из микроборцов с режимом был замечен только Марк Гальперин, но и он так суетливо бегал по толпе, что было очевидно, он не в своей тарелке.

А толпа всё росла, причём с социологической точки зрения происходил этот процесс интереснейшим образом. Вначале, минут за 30 до заявленного времени мероприятия, на отведённой территории стояли две категории граждан: или люди за тридцать, или партийные активисты разных микроскопических политических движений. Мероприятие задержалось не менее чем на двадцать минут, и к этому времени через рамки походила исключительно одна молодёжь, если не сказать дети школьного возраста.


Поскольку на проспекте Сахарова в тот день развивались знамёна всех мастей, было интересно пробежаться по людям и поспрашивать о том, зачем они сюда пришли. Первыми, к кому я подошёл, оказались молодые ребята с чёрно-зелёными флагами. Себя они отрекомендовали заковыристым названием, которое трудно воспроизвести. На вопрос о политическом кредо, они ответили, что для них дорога память участников крестьянского восстания в Тамбовской губернии 1920-1921 годов.


Они сказали, что их главный враг - большевизм, «перекрывать интернет», как они сами выразились, - это пережиток советской эпохи, а на уточняющий вопрос, что мол, вроде нету ведь уже коммунистов, они заверили, что ещё как есть, просто они перекрасились под демократов.

Такой суровый подход к делу заставил меня кинуться к кучке людей с красными знамёнами и лимонкой, изображённой в центре в белом круге. Это были осколки и последыши запрещённой в России партии национал-большевиков. Стараясь не выглядеть ябедником, я сказал, мол, парни, вы в курсе, что вон там стоят люди, которые на дух не переносят вашу, большевистскую идеологию? «Ну, а чё они переносят», - вяло поинтересовался давно неюный большевик в видавшей виды шапке-ушанке. «Они очень чтят память тамбовских крестьян, которых ваши идейные прародители травили газом и уничтожали в концентрационных лагерях, которые за долго до Гитлера придумал чудеснейший гуманист и большевик Владимир Александрович Антонов-Овсеенко», - ответил я.

«Это миф, - ни на секунду не задумавшись отрезал партиец, - выдумки, очерняющие революцию. Никого газом не травили». «Ну как же, Тухачевский-то травил», - ответил вместо меня рослый парень с большевистским знаменем в руках, за что получил полный укоризны взгляд однопартийца.


Тут мне на глаза попались ребята с триколорами, очень напоминающими белогвардейские стяги. «Друзья, - обратился к ним я, - смотрите, вот парни, исповедующие принципы социал-революционеров…» «Да, да, - перебило меня несколько голосов, - это «Антоновцы (Тамбовское восстание вошло в историографию под названием «Антоновского, - прим. ред.)». «…Вот, - продолжил я, - расположились нацболы (напоминаем, что Национал-большевистская партия запрещена в Российской Федерации – прим. ред.). Вы-то кто, что вы здесь делаете под белогвардейскими флагами, да ещё и в такой странной компании?» «Да, полнейшая эклектика, - согласился молодой человек с аккуратной бородой в приятного, кремового цвета пальто. – В какой-нибудь другой стране мира такое соседство на митинге было бы невозможно. Мы – новая консервативная партия, и да, мы стопроцентные идейные противники большевиков». «Так что же вы сюда пришли?». «У нас нет другой площадки, чтобы заявить о себе. Вот пример, почему мы крайне возмущены действиями Роскомнадзора. Недавно я в честь знаменитого Ледяного похода Белой гвардии выложил пост на аккаунт нашего движения в «ВКонтакте», и вся страница была снесена Роскомнадзором из-за слова «белый». Понимаете, в посте про Гражданскую войну в России даже трудно предположить, что это слово будет носить расистский характер, а именно это нам и вменили в вину».

Согласившись с тем, что это перебор со стороны регулятора, я побежал дальше. Красная молодёжь клеймила режим как могла.


«Эх, ребята, - подумалось мне, - вам бы хоть раз на комсомольском собрании побывать, чтобы вас отдрючили хорошенько за то, что не умеете строем ходить, строем думать и строем дышать».

Но мои задушевные разговоры с политмахновщиной, собравшейся на Сахарова, прервал начавшийся митинг. Надо было пробираться к сцене, что я и проделал, да простят меня все, кому я наступил на ноги в процессе этого перемещения.

Часто наша оппозиция переживает по поводу того, что де мир отечественной прессы закрыт и зажат пресловутым режимом. На самом деле это всё ерунда. Так зажимать прессу, как это делали демократы в девяностые, не умели даже большевики. И от этих методов либералы никогда не откажутся. Вот как вольготно чувствовали себя «правильные» журналисты в то время, как все остальные пытались сделать фотку-другую через просветы между могучими спинами либеральных коллег.


Организаторы митинга даже не стеснялись того, что одних определили в «хорошую», а других в «плохую» прессу и поиграли немножко в сегрегацию.


Выступавших было на удивление мало, человек семь в совокупности. Либертарианец, который вёл мероприятие, старался работать в режиме самовозгоняющегося жеребца и под конец мероприятия, объявляя выступавших, совсем перешёл на визг и местами на мат. Первым, кого он пригласил на сцену, был председатель комитета партии Сергей Бойко.


Этот товарищ отличается тем, что не понятно - трезвый он или изрядно поддатый. Он вяло и долго клеймил нынешние власти, клеймил канувшие в Лету коммунистические власти, и выражал заплетающимся языком личную неприязнь к сенатору Клишасу. Сосредоточенные в обособленные группки активисты бодро подхватывали кричалки, раздававшиеся со сцены, но ни этому, ни остальным ораторам так и не удалось завести всю толпу целиком. Далее, как в колейдоскопе, сменили друг друга красноярский провайдер, предводитель пиратской партии, редактор либерального медиа и интернет-общественник. А в это время за сценой нарезал нервные круги предводитель либертарианцев – Михаил Светов, о котором мы писали на днях в материале «Педофил зовёт на митинг» .


Если председатель комитета либертарианцев производит впечатление перманентно пьяного человека, то Светов – явно торчит на кокаине. Взобравшись на сцену он начал нести всякую ахинею. Местами ему приходилось смотреть на экран смартфона, поскольку мысли-скакуны нередко уносили этого оратора туда, куда Макарка телят не гонял. Пару раз доходило до откровенного цирка. Долго и нудно вещая про то, какой сенатор «Клишиц» враг «русского народа», Светов завершил мысль, помолчал и внезапно заорал: «Люстрации! Люстрации!»

Шариков и его «Абырвалг!» чистейшей воды. Прооравшись и смекнув, что что-то не так, он начал пытаться как-то увязать свой боевой клич с темой защиты Интернета.

Завершало митинг выступление какой-то авангардной реп-группёхи, состоявшей из юноши и девушки. Девица пела про то, что заливает свои глаза керосином, юноша нажимал кнопки на макбуке.


На этой мажорной ноте митинг подошёл к концу. В заключение ведущий сказал, что приглашали на мероприятие многих, но тех, кого звали – не пришли. Не трудно представить, как многие несистемные лидеры кусали вчера вечером себе локти. Бог шельму метит. Народу, по данным МВД, на Сахарова собралось даже больше, чем на марше Немцова, шесть с половиной тысяч, вместо 6 тысяч ровно. Если бы туда явился какой-нибудь Явлинский, или Яшин, это был бы, бесспорно, его личный бенефис. Но не судьба. Все решили, что Интернет – гнилая тема.


По факту же оказалось, что школьникам не нужны и малоинтересны такие остросоциальные темы, как пенсии, здравоохранение и образование. А вот Интернет, который у каждого школьника теперь лежит в кармане, сильно волнует каждого школьника. Вот они и пришли защищать свою маленькую свободу на экране размером в шесть дюймов.

Но есть для лидеров-несистемщиков и плохая новость. Всякий раз, когда они попытаются взять на вооружение что-то, что может принести им хоть какие-то политические очки, это начинание превращается в мусор.


На этой теме я решил пробежаться по расползающейся с митинга толпе и задать людям один-единственный вопрос: «То, что Алексей Навальный не пришёл на мероприятие, это положительно сказалось на митинге или нет?». Веселее всего ответили представители «Яблока». Сперва они мялись, а потом, когда сквозь их ряды ко мне прорвался бородатый мужчина и гаркнул: «А нам по фигу», его однопартийцы весело загалдели: «Да, по фигу, да-да-по фигу!». На выходе у рамок я подловил несколько мальчишек, шедших с флагом «Либертарианской партии». Вопрос был тот же. Один, самый идейный, сказал, мол,нет, это пошло мероприятию во вред. Я уточнил: «Если бы на мероприятии светился кто-то из оппозиционного бомонда, удалось бы собрать столь разношёрстную толпу?». «А как же Светов?» - спросил он. «Да кто его знает», - удивился я. Действительно, согласились ребята вокруг, а один уточнил, обращаясь к первому: «Я о нём узнал от тебя и только вчера», а ещё один юноша добавил: «Навальный – популист, все знают, что если тысяча людей собралась против ограничения Интернета, то и он будет выступать против того же. Он подстроится под любую тему, лишь бы ему оказаться в центре внимания. Я считаю, хорошо, что его не было».

Ну, и ещё пару слов о нехорошем. Митинг оставил после себя послевкусие того, что дети, собравшиеся на него, и взрослые, которые устраивали это мероприятие, были, что называется, на разной волне. Для организаторов важен был мессенджер Telegram, его закрытость от контролирующих органов. Дети пришли для того, чтобы у них никто не отбирал их любимую, пусть уже жизненно необходимую и со всех сторон полезную, но всё-таки игрушку.

Было ощущение, что большие дяденьки со сцены обманывают подростков, протягивая им пустой фантик, завёрнутый в виде конфеты. Ведь ограничивать Интернет, урезать к нему доступ никто не собирается. Напротив, государство стремится сделать этот канал коммуникаций развитым и безопасным. Этот обман вскроется, вскроется тем, что ни прав, ни свобод вышедшей на Сахарова молодёжи никто не ущемит, и в следующий раз эти ребята просто не выйдут на мероприятие тех, кто пытался их обмануть.

Совсем недавно в США была история с WhatsApp, когда американские власти потребовали от Цукерберга открыть коды его мессенджера. Он беспрекословно послушался. Потому что во всём мире власти влияют на бизнес, а не бизнес на политику государства. У нас же некоторые всё стараются вернуть «святые девяностые», когда любой толстосум мог прогибать государственную политику в своих собственных интересах, наплевав на интересы других.

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров