История 16.05.19 23:34

Трагедия ошибок. 4 пули для волонтёров

Как лейтенант милиции в штатском попытался отобрать финский нож у пьяного агента уголовного розыска, а в результате, спасаясь бегством, застрелил трёх дружинников из оперотряда Красная Пресня

Трагедия ошибок. 4 пули для волонтёров

Волонтёрство – дело безусловно полезное и важное, особенно сегодня, когда значительная часть молодёжи по различным причинам тяжело интегрируется в современное общество. Нынешняя волонтёрская система во многом основана на зарубежном опыте с некоторыми национальными особенностями, свойственными нашей стране. Но своего рода добровольные организации были и в СССР. И было их не счесть. «Добровольно содействовали», начиная с двадцатых годов прошлого века, флоту, армии, авиации и флоту, обороне, авиационному и химическому строительству, медикам, автомобилистам, охране памятников истории и культуры, трезвости как образу жизни, пожарным и милиции.

Многие граждане, сознательная жизнь которых началась в СССР помнят о том, каким образом было организовано «советское волонтёрское движение». Как правило, за участие в мероприятиях не платили, но для добровольцев существовали определённые преференции и стимулы. Для рабочих и служащих участие в рейдах народной дружины или комсомольского оперотряда сулило отгулы, которые можно было присоединить к выходному дню (рабочая неделя до 1967 года была шестидневной), дополнительные три дня к отпуску, внеочередные или льготные путёвки в санатории или пансионаты и пр.


Система добровольных народных дружин и комсомольских оперативных отрядов была создана совместными усилиями МВД СССР и ЦК ВЛКСМ в преддверии Международного фестиваля молодёжи и студентов в Москве. После 1957 года она постепенно распространилась по всей стране и к середине шестидесятых стала уже привычным средством содействия органам охраны общественного порядка. Молодые ребята, рабочие, служащие, студенты с красными повязками, удостоверениями и значками под руководством сотрудников милиции должны были контролировать соблюдение норм социалистического общежития и при необходимости пресекать их нарушение. Но созданная система срабатывала не всегда, и время от времени приводила к страшным трагическим результатами.


В Центральном государственном архиве социально-политической истории хранятся документы 55-летней давности, переписка Министерства охраны общественного порядка РСФСР, причём на уровне самого министра и Бюро ЦК КПСС по РСФСР, посвящённая убийству бойцов комсомольского оперативного отряда Краснопресненского райкома ВЛКСМ и нанесению тяжких телесных повреждений сотруднику милиции. FLB.ru впервые публикует материалы служебного расследования и рассказ о том, как благие волонтёрские начинания могут приводить к самым негативным последствиям…

«ГРЯЗНЫЕ ТАНЦЫ» В ДЕРЕВНЕ ЮДИНО

Это сегодня Кунцево является одним из наиболее удобных для проживания и самых дорогих районов Москвы, а село Юдино и ближайшая к нему станция Перхушково Московской железной дороги входят в желанный «Рублёво-Успенский» район, а в 1964 году Кунцево было обычной рабочей окраиной, а Юдино – деревней. Но деревня эта была своего рода центром притяжения для местной молодёжи – там по субботам организовывались танцы. Напоминаем, что в то время суббота была рабочим днём, так что молодые люди приезжали на «мероприятие», как правило, уже отметив окончание работы. Почти каждый раз вечера заканчивались дракой, иногда с применением холодного оружия. Ножи, кастеты и свинчатки в то время были обычным аксессуаром для завсегдатаев.

Моё детство пришлось на шестидесятые годы, поэтому я прекрасно помню, что даже в центре Москвы поход в соседний двор мог обернуться дракой с местными хулиганами. Мы, дети, могли просто разбить кому-нибудь нос или глаз подбить, а вот те, кто был повзрослее и пошпанистее дрались уже всерьёз, с теми же кастетами велосипедными цепями и даже ножами. Смертным боем, правда, не били и насмерть не резали но пробить голову или порезать в кровь было делом совершенно обычным. А на окраинах Москвы «городские» сражались с «деревенскими», тут уж и финки, и колья, и топоры шли в дело. Танцплощадки же были  – самыми центровыми местами не только для знакомств, но и для решения конфликтных ситуаций. А в конце рабочей недели трезвых ребят там практически не было. Алкоголь давал психологическую уверенность, нож или свинчатка – были составляющими успеха при столкновении с соперником. Так что ездили в Юдино люди, готовые ко всему.

18 июля 1964 года, в субботу, встретились жители Кунцева Киевского района г. Москвы шофёры Критюк 1942 г.р., и Дмитриченко 1941 г.р., радиомонтажник Устинов 1939 г.р., слесарь Марченко 1945 г.р, а также нигде не работавшие и не учившиеся Савиных 1946 г.р. и Бартенев 1945 г.р. Последний был ранее дважды судим за кражу и изготовление огнестрельного оружия. Они собрались в сарае у Дмитриченко и распили два литра водки.

Хорошенько «заправившись», молодые люди отправились на станцию Кунцево, чтобы электропоездом № 383 Москва – Перхушково добраться до конечной станции и идти в Юдино на танцы, благо от станции до деревни было чуть больше трёхсот метров. Естественно с собой взяли оружие, которым, стоя в тамбуре, хвастались друг перед другом…

КОМСОМОЛЬЦЫ–ДОБРОВОЛЬЦЫ И ОДИНОКИЙ ЛЕЙТЕНАНТ

В этом же поезде в Перхушково ехали волонтёры шестидесятых - бойцы комсомольского оперативного отряда Краснопресненского райкома ВЛКСМ Новиков, Николаев, Познышев, Ястребок, Ермаков и Орешников. Возраста они были самого «комсомольского» - от 17 до 22 лет. Кто-то учился в техническом училище, кто-то принадлежал к так называемой «рабочей молодёжи». Возглавлял группу 22 – летний Юрий Новиков, рабочий машиностроительного завода «Знамя труда».

Вообще-то комсомольцы должны были выехать из Москвы раньше, электричкой № 565, причём, как это и положено, в сопровождении милиционера по фамилии Беликов. Но опоздали и отправились в Перхушково одни, причём, как установило служебное расследование, проведённое министерством охраны общественного порядка, не у всех из них были повязки на руках. Дружинников, которые были предоставлены сами себе, объединяло желание помочь правоохранительным органам в борьбе с преступностью. Но, к сожалению, для серьёзной борьбы с бандитами нужны профессионалы, а рабочие и учащиеся техникумов к таковым не относятся…

В поезде № 383, тем не менее, один профессионал был. Это молодой лейтенант милиции Окороков, который работал в милиции всего восемь месяцев н на тот момент занимал должность начальника линейного поста ст. Немчиновка Московской железной дороги. По приказу своего начальника капитана милиции Руднева он выехал в Перхушково, чтобы обеспечивать порядок вечером, когда с танцевальной площадки будут возвращаться её завсегдатаи. Был лейтенант Окороков в штатском, но с удостоверением и табельным пистолетом Макарова, снаряжённым восемью патронами. Забегая вперёд, отметим, что если бы он, как это и положено, взял с собой запасную обойму, то погибших в результате поездки в электропоезде № 383 было бы гораздо больше, а сам офицер, возможно, не стал бы инвалидом.

Но давайте обо всём по порядку. Как указывалось в письме Министра охраны общественного порядка РСФСР Вадима Тикунова в ЦК КПСС, в 21 час 18 июля 1964 года лейтенант Окороков, проходя по вагонам поезда, увидел в тамбуре группу нетрезвых молодых людей, один из которых (Марченко) передавал другому (Критюку) финский нож. Лейтенант потребовал отдать нож ему, а на вопрос: «А ты кто такой?» предъявил милицейское удостоверение. И тут же получил удар в лицо, лишившись зуба. Скорее всего, лейтенанта просто зарезали бы прямо на месте, но он выскочил из тамбура в вагон. В этот момент поезд остановился на станции Перхушково. И на этой подмосковной платформе столкнулись лицом к лицу пьяные хулиганы, выходящие из поезда дружинники– оперотрядовцы и молодой лейтенант, которому уже нанесли несколько ударов по лицу. И если читатели думают, что комсомольцы-добровольцы помогли милиционеру и скрутили нетрезвых вооружённых ножами хулиганов, то они ошибаются: волонтёры встали на сторону последних…

ВОСЕМЬ ВЫСТРЕЛОВ, ИЗ НИХ ЧЕТЫРЕ В ВОЗДУХ

Лейтенант Окороков выскочил из вагона, а семеро нетрезвых жителей Кунцева – за ним. С криками: «Убьём!», «Зарежем!» они погнали милиционера вдоль платформы. Один из хулиганов (Устинов) метнул в Окорокова финку, но промахнулся. Лейтенант достал пистолет и дважды выстрелил вверх, что только раззадорило преследователей. В это время, выходившие из вагона комсомольцы – оперотрядовцы, услышав выстрелы и крики, подумали, что идёт преследование вооружённого преступника. И бросились на помощь, но не офицеру милиции, а тем, кто гнался за ним. 

Теперь за одним милиционером, продолжавшим стрелять в воздух, бежали уже тринадцать молодых людей. Понимая, что на открытой местности ему долго не продержаться, и что патронов осталось всего четыре, Окороков побежал по улице Спортивная и попытался укрыться в доме некого Мыскова, но тот попросту не пустил его внутрь. Тогда, уже на улице Красной, он забежал в дом гражданина Рябова и закрылся в одной из комнат.

Почти полтора десятка оперотрядовцев и граждан с ярко выраженным антиобщественным поведением, которые кричали: «Держи бандита!», в едином порыве неслись по деревенским улицам. При этом комсомольцы как-то не особенно стремились выяснить, кто и почему же стрелял из пистолета и в чём собственно дело. Их целью было захватить «вооружённого преступника». Хулиганы же преследовали цель искалечить, а при возможности и убить посмевшего помешать им «культурно отдыхать» милиционера.

Именно они первыми ворвались в дом. Но офицер до последнего не начинал вести огонь на поражение. Набросившегося на него Устинова (того самого, что метнул в него финку) милиционер ударил по голове рукояткой пистолета. Нападавшие отступили, а затем начали забрасывать его стульями и различными предметами. Тут подбежали командир оперотряда Новиков и бойцы Николаев и Познышев. Окороков ещё раз предупредил их о том, что будет стрелять, но дружинников это не остановило. Николаев бросился ему в ноги и получил удар рукояткой пистолета по голове, а потом и пулю в живот. Затем лейтенант тремя выстрелами застрелил Новикова и Познышева. 

Патроны в магазине «Макарова» закончились и хулиганы вместе с оперотрядовцами навалились на Окорокова и начали его избивать – сломали ему три ребра, основание черепа, пальцы рук, причинили ушибы внутренних органов и сотрясение мозга. Избиение на время прервал прибежавший на выстрелы милиционер из поселкового отделения Гарипов, который достал из кармана Окорокова служебное удостоверение и объявил, что тот офицер милиции. Но и после этого избиение продолжалось, причём тем же самым угрожали и Гарипову. Только когда к дому прибежали вооружённый пистолетом участковый Лазарев и военные патрули из ближайшей воинской части, полуживого Окорокова удалось отбить у преступников и отправить в больницу. Туда же отвезли и тяжело раненного Николаева.

По горячим следам прибывшие задержали Савиных, Дмитриченко и некого Буянова, который тоже участвовал в избиении, но в дальнейшем в уголовном деле не фигурировал. Остальных участников побоища, как сообщалось в утверждённом министром общественного порядка РСФСР заключения служебного расследования, арестовали и привлекли к уголовной ответственности к 5 августа 1964 г. Хулиганов осудили к различным срокам лишения свободы, убитых Окороковым комсомольцев похоронили, сам он получил инвалидность, а министерские чины и чиновники из ЦК КПСС до осени обменивались письмами «о принятии необходимых мер»…

«Оснований для привлечения Окорокова к уголовной ответственности не имеется, так как он действовал в пределах необходимой обороны. Вместе с тем установлено, что Окороков, недавно принятый на работу в милицию и не имеющий достаточного опыта, допустил непродуманные действия, пытался один задержать большую группу пьяных хулиганов и изъять у них финский нож. При этом он был не в милицейской форме, что позволило хулиганам ввести в заблуждение комсомольский оперативный отряд и находившихся на станции Перхушково граждан, которые приняли Окорокова за преступника», - написал в заключении зам.зав. отделом административных органов ЦК КПСС по РСФСР Александр Сухарев.



ГЛАВАРЕМ ХУЛИГАНОВ БЫЛ АГЕНТ УГОЛОВНОГО РОЗЫСКА

Цитируем материалы служебного расследования, направленные Министерством охраны общественного порядка в ЦК КПСС: «Инициатором нападения и активным участником избиения Окорокова явился Критюк Н.Ф., агент уголовного розыска 9 – го отделения милиции г. Москвы.

Изучение оперативных материалов показало, что Критюк и его связь Леонов на протяжении 1963 года 9-м отделением милиции разрабатывались по агентурному делу № 6373 как уличные грабители. В ходе этой разработки Леонов за кражу госимущества был арестован, а в отношении Критюка разработка была прекращена по мотивам его исправления. 10 октября 1963 года агентурное дело № 6373 было сдано в архив, а Критюк был оставлен без оперативного наблюдения. 25 ноября 1963 года он учинил драку, и с использованием этих материалов, без тщательной проверки 28 декабря 1963 года был завербован старшим оперуполномоченным 9–го отделения милиции Воронцовым в качестве агента под псевдонимом «Кучеренко». В рапорте на вербовку Воронцов указал, что целью вербовки Критюка является разработка группы несовершеннолетних, подозреваемых в мелких кражах. 

Таким образом указанная вербовка не вызывалась никакой оперативной необходимостью и осуществлялась вопреки основным требованиям «Наставления по работе с агентурой», объявленного приказом МВД РСФСР № 0020 – 1962 года…

…В последующем никакой воспитательной работы с агентом «Кучеренко» не проводилось, встречи с ним осуществлялись нерегулярно, а с 30 марта по 9 июля с.г. явок не было вовсе. В результате этого Критюк 26 июня 1964 года самовольно бросил работу в 14 автобазе г. Москвы и влился в состав группы молодёжи, с участниками которой систематически пьянствовал и вёл праздный образ жизни».


По большому счёту служебное расследование выявило множество различных нарушений, причём многие из них могли бы повлиять и на положение руководства московской милиции и даже министра. Это и провал работы с агентурой, и отсутствие координации работы милиции и оперотрядов, и недостаточный уровень профессионализма сотрудников при инструктировании коллег. Но министр охраны общественного порядка РСФСР Вадим Тикунов был опытным аппаратчиком и сумел минимизировать последствия.


Тикунов пришёл на партийную работу ещё при Сталине. Был секретарём Владимирского обкома ВКП (б), с 1952 года – заведующим сектором органов госбезопасности отдела административных органов ЦК КПСС, затем заместителем заведующего отделом административных органов и даже заместителем председателя КГБ СССР. А с 1961 по 1966 годы руководил российской милицией. Закончил он свою деятельность на дипломатическом поприще в качестве посла в различных странах. Естественно, ему удалось фактически спустить на тормозах дело о расстреле краснопресненских дружинников. По службе были наказаны два подполковника, майор, два капитана и лейтенант. Теперь, за исключением нарядов спецназначения, милиционеры в местах массового скопления людей должны были нести службу в форме.



А Бюро ЦК КПСС по РСФСР, уже в сентябре 1964 года констатировало, что хулиганы преданы суду, виновные лица наказаны, «по выявленным недостаткам партийными и комсомольскими организациями Москвы и Московской области приняты меры».

Любопытно, что подписал последний партийный документ Александр Яковлевич Сухарев, в то время заместитель заведующего отделом административных органов ЦК КПСС по РСФСР, тот самый Александр Сухарев, который в 1988 – 1990 годах был Генеральным прокурором СССР. 


Когда мы с вами сегодня читаем такие уникальные документы советской эпохи, то находим в них много интересного, удивительного и поучительного. Здесь и классический партийный слог, и умение распылить ответственность и вывести из дела высоких начальников, и имитация кипучей деятельности по «преодолению последствий». А нужно-то было одно: не пускать работу с комсомольцами, добровольцами, оперотрядовцами, в общем с волонтёрами на самотёк. Ни к чему хорошему это не приводило, не приводит и приводить, скорее всего, не будет…

Комментарии

Только авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизоваться через:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Мы в соцсетях

facebook

Новости партнеров