Расследования 06.02.24 13:22

Украинская «грязная бомба» на берегу Днепра

У киевской власти есть мощная «грязная бомба» в 40 км от города-миллионника Днепропетровск/Днепр. Это заброшенный советский секретный завод по переработке урановых руд. Режим Зеленского готов к операции «Урановая Буча»

Украинская «грязная бомба» на берегу Днепра

Упорное, маниакальное стремление киевской власти нанести катастрофический удар по Запорожской АЭС не укладывается в голове у всех нормальных людей. Откуда это самоубийственное желание устроить второй Чернобыль на собственной же территории, спровоцировать ядерный взрыв ради надежды обвинить потом в этом Россию? За это время артиллерийские снаряды ВСУ, выпущенные со стороны украинского г. Марганец, уже взрывались в районе хранилища радиоактивных изотопов станции, повреждали оборудование бассейнов системы охлаждения ядерных реакторов, теплоэлектростанцию и высоковольтные линии.

Украинские «стратеги» регулярно ведут разговоры про «грязную бомбу», мечтая, что провокация с подрывом этого оружия массового уничтожения станет долгожданным поводом для вмешательства в конфликт НАТО во главе с США. Ради этого они готовы подвергнуть заражению радиацией обширную территорию Украины с невозможностью проживания там на протяжении десятилетий.

English version available at: Ukrainian ‘dirty bomb’ on the banks of the Dnepr river. Zelensky’s regime is ready for the operation ‘Uranium Bucha’

А ведь такое колонизаторское отношение к собственной стране у сменяющих друг друга представителей киевской элиты наблюдалось всегда. На самом деле киевская власть живёт со взведённой «грязной бомбой», в прямом смысле слова, уже 32 года. Спокойно смотрит как степные ветры разносят радиоактивную пыль на десятки километров по окрестностям, а дожди и грунтовые воды смывают звенящую от радиации почву в Днепр. В тот самый Днепр, что чуден «при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои».

Всё это не поэтическое преувеличение. Всё это действительно происходит в городе Каменское (бывший Днепродзержинск), широко известном благодаря двум факторам: здесь родился генсек ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев и здесь на секретном объекте № 906, позже названным «Приднепровским химическим заводов» (ПХЗ), занимались первичной переработкой урановых руд. В наши дни память об одном из руководителей СССР украинские власти выжигают калёным железом, а завод заброшен и превратился в радиоактивную зону.

Ситуация настолько серьёзная, что в ноябре прошлого года на брифинге официальный представитель МИД России Мария Захарова на вопрос СМИ о хранении радиоактивных отходов на Украине сообщила:

«Ситуация с хранением опасных радиоактивных отходов (РАО) на Украине принимает ужасающий характер. Действительно, общее количество образовавшихся от переработки урановых руд отходов на расположенном в городе Каменское (бывший Днепродзержинск) «Приднепровском химическом заводе» составляет 42 млн тонн. Для их хранения на предприятии и за его пределами существует несколько хранилищ и цеха для получения закиси-окиси урана, занимающих общую площадь около 600 га.

Эти отходы являются значительным и опасным источником загрязнения окружающей среды. Высока вероятность попадания около 12 млн тонн РАО в Днепр и грунтовые воды в результате возможного подмыва дамбы одного из хранилищ, расположенного в 800 метрах от реки и её притока Коноплянка. Около 14 тонн радиоактивной пыли ежегодно разносится по окрестностям, в том числе попадает на сельскохозяйственные угодья.

По нашей информации, Киев не выделяет финансирование на обеспечение экологической безопасности объектов «Приднепровского химического завода», что, в конечном счёте, может привести к экологической катастрофе не только на подконтрольной киевскому режиму территории, но и за её пределами».

И как вы понимаете, сейчас в военное время дело не только в экологии, именно здесь на территории ПХЗ находится та самая «грязная бомба», которую взбесившаяся киевская власть может взорвать для провокации, чтобы устроить очередную «Бучу».

Prigovor.ru подробно разобрал все угрозы, которые исходят от заброшенного «Приднепровского химического завода».

ПОФИГИСТСКАЯ ВЛАСТЬ

Чтобы представить, насколько власть на Украине была и остаётся безответственной, античеловечной и пофигистской, перескажем историю, которую мы узнали из интервью с заведующим отделом радиационного мониторинга окружающей среды Украинского гидрометеорологического института Олегом Войцеховичем.

Оказывается, в один трагический день в 1992 году завод по переработке урана полностью остановили, рабочие и инженеры выключили конвейер, бросили всё как есть и ушли…

«Остановка уранового производства в 1992 году произошла внепланово: без необходимой подготовки и требуемых ресурсов, а также без проведения важных мероприятий по очистке и перепрофилированию предприятия, - в некоторых зданиях уранового производства до сих пор остаются помещения, технологические аппараты, оборудование с высоким содержанием остатков радиоактивных материалов.

Например, высохшие комплексные радиоактивные растворы и другие опасные остатки производства до сих пор содержатся в экстракционных колонах, пульпопроводах и аппаратах зданий №103, №104, №2Б, 6, 95 и др., являясь фактическими и потенциальными источниками с очень высокими уровнями облучения персонала. Поэтому работа в таких помещениях и демонтаж оборудования в них требуют особых мер безопасности.

Проблема усугубляется и тем, что на некоторых аппаратах отсутствуют защитные крышки, радиоактивный материал рассыпан на полу и поверхности оборудования; из фрагментов срезанных труб имеют место просыпания остатков уранового концентрата (так называемый, «жёлтый кек») и другие загрязненные материалы.

В зданиях на многих этажах отсутствуют окна, есть проломы в стенах, во многих местах протекает крыша (смотрите фото, как один из примеров оценки распространения радиоактивных материалов из здания №103 на промплощадке). Это приводит к тому, что радиоактивный материал продолжает распространяться не только внутри зданий, но и на прилегающие территории», - рассказал в интервью специализированному изданию «Uatom.org» Олег Войцехович.

Таким образом из-за катастрофической безответственности «грязная бомба» была заложена на берегах Днепра ещё тридцать два года назад, в 1992 году. За три десятилетия от радиации пострадали десятки, если не сотни тысяч жителей Каменского/Днепродзержинска, города Жёлтые Воды, почти миллионного областного центра Днепр/Днепропетровск и других населенных пунктов Днепропетровской и Кировоградской областей. Можно всё списать на наследие СССР. Но украинские власти за последние 30 лет не сделали ничего, чтобы дезактивировать территорию объекта № 906 - «Приднепровского химического завода». На Украине менялись президенты, составы кабинета министров и депутатов Рады, но радиоактивная опасность на Днепропетровщине год от года только возрастала.

И теперь представьте себе что будет, если туда прилетит «заблудившаяся» украинская ракета…


Фото из «Живого журнала»

«ЖЁЛТЫЙ КЕК» ДЛЯ ПЕРВОЙ СОВЕТСКОЙ АТОМНОЙ БОМБЫ

До сих пор мало кому известно, что уран для наших первых атомных бомб добывался на Днепропетровщине. Именно здесь, в окрестностях города Жёлтые Воды в первые послевоенные годы геологами Кировской экспедиции были найдены колоссальные залежи урановой руды, что позволило наладить её промышленную добычу на месторождениях Михайловское и Желтореченское (ныне уже исчерпаны). Вообще урана на Украине очень много, в советское время было открыто 21 месторождение урановых руд, некоторые из них так и не начинали разрабатывать.

В 1948–1991 гг. первичной переработкой урановых руд занимались на секретном производственном объекте № 906. Деятельность объекта № 906 маскировалась под производство минудобрений, и в открытых документах объединение проходило как «Завод шлаковых удобрений». В 1966 получил другое «мирное» название - производственное объединение «Приднепровский химический завод» (ПХЗ). Построить его решили неподалеку от желтоводнинских урановых шахт и карьеров, а фактически в черте 200-тысячного города Днепродзержинска (ныне Каменское). ПХЗ был первым урановым производством СССР. Для его строительства в качестве рабочей силы привлекались немецкие пленные и большое количество своих заключённых. Объект №906 был введён в строй в рекордные сроки - за два года, так как координировал работу сам Лаврентий Берия.

До середины 70-х годов прошлого века в домне №6 Днепровского меткомбината им. Дзержинского (входил в ПХЗ) плавилась железная руда с промышленным содержанием урана не менее 0,15–0,2%, получался чугун и шлак с ураном, который выщелачивался на химзаводе с помощью кислот ПО «Азот» (в настоящее время ОАО «Днепразот»). В итоге получался урановый концентрат («жёлтый кек»), который для дальнейшего уже центрифужного обогащения отправляли по железной дороге в РСФСР.

В 1948 году на заводе работало 255 человек, а в 1967-м уже 4878. В 1990 году численность коллектива выросла до 16 тыс. работающих. Весь персонал завода стоял на учёте в медсанчасти (МСЧ-61) и получал лечение только там, так как другие врачи и больницы города не имели права лечения больных, получивших различные дозы облучения, да и режим секретности был обязательным…

А с радиационной безопасностью на ПХЗ дела всегда обстояли плачевно:

«Рабочие, инженерно-технические работники низшего и среднего звена не знали и не имели права знать, с каким сырьем и конечным продуктом они работают. В цехах были постоянные разливы и переливы радиоактивной пульпы, которая попадала в ливневую канализацию, уровни в аппаратах поддерживались «вручную».

"…Открытый склад урановой руды располагался прямо на восточной площадке завода. Урановая пыль раздувалась ветром. В воздухе постоянно висела радиоактивная пыль, орошение не проводили. В июле 1952 года Третьим Главным управлением при Минздраве СССР были утверждены первые нормы предельно-допустимых уровней облучения работающего персонала. Эта допустимая норма облучения была в 7,5 раз выше, чем сейчас. В 1953 году завод был обследован специалистами отдела биофизики Института гигиены труда и профзаболеваний СССР. Были выявлены: запыленность радиоактивной пылью рабочих мест на уровне 200-300 норм, содержание радона в воздухе – 35 норм, загрязненность рук, тела, спецодежды ураном – 130-300 норм", - вспоминали бывшие сотрудники ПХЗ.

Было время, когда ПХЗ перерабатывал 65% всей советской урановой руды. Радиоактивные отходы производства в течение десятилетий, вплоть до закрытия предприятия в 1992 году вместе с распадом СССР, складировались просто в овраги или глиняные карьеры прямо на территории предприятия (так называемые хвостохранилища). За полвека здесь накоплено более 40 млн. тонн радиоактивных и химически опасных веществ — уран, продукты его распада, мышьяк, селен, торий, радий и т. п. Отходы занимают 2,5 млн. кв. метров!

В городе Каменское/Днепродзержинске и его окрестностях расположено 9 хвостохранилищ (Западное, Центральный Яр, Юго-Восточное, Днепровское (хвостохранилище «Д»), Сухачевское (первая и вторая секции), База «С», Лантановая фракция, ДП №6), а на территории Днепропетровской области их всего 12. Хотя точную цифру из-за советской секретности не знает сегодня никто. Шесть из девяти хвостохранилищ были введены в эксплуатацию ещё в 1949—1956 годах.

И лишь одно из 9 местных хвостохранилищах было специально подготовлено для принятия радиоактивных отходов. Поэтому на этих могильниках максимальная мощность дозы излучения достигала порой запредельных значений. И радиоактивные загрязнения здесь таких размеров, что в наши дни международные эксперты вынесли вердикт: хотя они и не несут угрозы взрыва, но по степени концентрации подпадают под международную концепцию «грязной бомбы».


Таблица из научной работы «Оценка радоноопасности объектов ядерно-топливного цикла на примере хвостохранилищ Приднепровского химического завода», авторы Н.Дурасова и Г.Коваленко, НИИ экологических пробем (Харьков)

«РАДИОАКТИВНАЯ ГОЛГОФА»

Первые организованные хвостохранилища на территории ПХЗ, например, хранилище «Днепровское», не имели специальной гидроизоляционной защиты, хотя и располагались в пойме Днепра. Это «хвостохранилище Д» эксплуатировалось с 1954-го по 1968 год и содержит на 70 гектарах 13 миллионов тонн отходов ядерного производства общей радиоактивностью в 17 тысяч кюри. 20 лет назад из отходов коксихимического завода сделали, по-сути, «декоративную» дамбу хранилища. Поэтому, находясь буквально в нескольких метрах от реки Коноплянки, впадающей в Днепр, ядерный могильник в любой момент может «поплыть». По имеющейся информации, первый прорыв «хвостов» в Днепр через реку Коноплянку случился ещё в 1958 году. Сколько их произошло с тех пор – неизвестно. Последний из известных прорывов в Коноплянку случился в 2000 году. На спешно выделенные тогда средства подлатали только самые большие дыры в дамбе этого обводненного хвостохранилища.

Объективные сведения о том, что происходит внутри могильника «Д», можно получить только путем мониторинга. Но вот что говорил по этому поводу бывший директор ПХЗ Николай Шикутин: «Подобное исследование стоит очень дорого, и наш завод после того, как перестал выпускать ядерное топливо, уже не может выдержать такие расходы. Десять лет из госбюджета нам не поступает ни копейки. Вынужден констатировать, что в связи с повышением уровня грунтовых вод ситуация стала бесконтрольной. Выброс может произойти в любой момент. Масштабы такой катастрофы могут в десятки раз превысить последствия Чернобыля. Мы просто отравим не только себя, но и всю Европу».

«База С» (бывший склад урановой руды) расположена в 700 метрах от жилмассива посёлка Таромское и находилась в эксплуатации с 1960 по 1991 годы. Раньше эта территория строго охранялась, а за одно только упоминание о «Базе «С» могли последовать серьёзные «оргвыводы» со стороны КГБ. «База С» содержала до 300 тыс. тонн твёрдых радиоактивных отходов в виде полуразрушенных конструкций бункеров для урановой руды, загрязненных железнодорожных путей, грунта на поверхности и под бункерами. Только в 2005 году отсюда вывезли 300 составов с остатки урановой руды, но это проблемы не решило.

Здесь же находятся 40 тысяч тонн твёрдых радиоактивных отходов в виде демонтированных конструкций доменной печи № 6. «База С» вносит наибольший вклад в ежегодное формирование запредельных доз радона для населения поселков Горького, Пашена Балка, Новое, также расположенных в непосредственной близости от этого объекта.


Рядом с «Базой С» располагаются две секции хвостохранилища «Сухачевское» с почти 25 млн. тоннами радиоактивных отходов. Для сравнения, масса отходов, которые находятся внутри чернобыльского саркофага, составляет примерно 2,5 млн. тонн. Но если Чернобыльский саркофаг защищает относительно надежно, то с хвостохранилищами ПХЗ все с точностью наоборот.

Поверхность этих могильников частично перекрыта на 3-4 метра шламами, в основном фосфогипсом, и водой как естественным барьером от радиации. Но это всего лишь бутафория, их радиоактивное содержимое явно вымывается подземными водами. В близлежащем посёлке Таромское (теперь это один из 9-и районов Днепропетровска, почти 20 тысяч жителей) уже давно запрещено брать воду из колодцев и скважин. Так как в них обнаружили концентрацию тяжелых металлов, в 40(!) раз превышающую предельно допустимые нормы. Но ими, конечно же, продолжали пользоваться, так как до недавнего времени здесь не было водопровода. А когда его наконец тяп-ляп построили, то если в одной части посёлка летом поливают огороды, то нагорная часть сидит без водопроводной воды. Привозной в цистернах на всех не хватало. В итоге по неподтвержденным данным из 10 скончавшихся в последние годы жителей Таромского 9 умирали от рака.

Ещё в январе 2009 года руководство «Днепродзержинского правозащитного союза» информировало прокуратуру Днепропетровской области о фактах разворовывания труб в районе хвостохранилища «Сухачевское». По этим трубам в прошлом перекачивалась радиоактивная пульпа, а также вода, необходимая для содержания хвостохранилищ в экологически безопасном состоянии. Диаметр трубопроводов составлял 350 и 500 мм, а их общая длина превышала 51 км. Все украли и сдали в металлолом, невзирая на зашкаливающие показания счетчиков Гейгера. 

Трубы числились на балансе предбанкротного «Приднепровского гидрометаллургического завода» (ПГМЗ). К сожалению, преступная бездеятельность арбитражного управляющего ПГМЗ привела к тому, что государство понесло многомиллионные убытки. Но это полбеды. Так как водонасосные станции и трубопроводы были полностью уничтожены, подача воды на хвостохранилища для защиты прилегающих территорий от радиоактивной пыли прекратилась. В результате это привело к появлению открытых участков, которые специалисты называют «радиоактивными пляжами».

Со всех сторон к этим «пляжам» прилегали сельскохозяйственные угодья, принадлежавшие агрофирме «Наукова». По подсчётам экологов, в результате ветровой эрозии ежегодно более 30 тонн радиоактивной пыли оседало на полях подсолнечника и кукурузы. Выявление зараженной сельхозпродукции — дело хлопотное, поэтому никто этим не занимается. Так что на семейном столе десятков тысяч украинцев ежедневно оказывалась пища с радиоактивными добавками. Более того, продукция агрофирмы «Наукова» отправляется и на экспорт.

Поскольку остановка уранового производства на ПХЗ в 1992 году произошла внепланово, в некоторых зданиях уранового производства до сих пор остаются помещения, оборудование с высоким содержанием остатков радиоактивных материалов. Например, высохшие комплексные радиоактивные растворы и другие опасные остатки производства по сей день содержатся в экстракционных колонах, пульпопроводах и аппаратах зданий №103, №104, №2Б, 6, 95 и др., являясь источниками с очень высокими уровнями облучения. На некоторых аппаратах отсутствуют защитные крышки, радиоактивный материал рассыпан на полу и поверхности оборудования, из фрагментов срезанных труб имеют место просыпания остатков уранового концентрата (высокотоксичный «жёлтый кек») и других загрязненных материалов.

Промплощадка ПХЗ является активным источником поступления в атмосферу радона (может распространятся на 5 км от источника эманации), превышающим по интегральной мощности вклад хвостохранилищ. 20 бывших цехов ПХЗ (в частности, №103, №104, №2б, №6, №95), находясь в черте города Каменское (бывший Днепродзержинск), отравляют городской воздух не только радоном, но и тоннами радиоактивной пыли, так как в зданиях на многих этажах отсутствуют окна, есть проломы в стенах, во многих местах протекает крыша. Смертельные газ и пыль скапливается в квартирах и подвалах жилых домов Каменского.

Неудивительно, что в городе среди онкологических проявлений у жителей лидирует с большим отрывом рак кожи и лёгких. «Уровень злокачественных опухолей у жителей Каменского за последние 10 лет превышает средние показатели как на Днепропетровщине, так и по Украине в целом», — более конкретно специалисты Днепропетровской СЭС в 2008 году говорить воздерживались.

Причина понятна: по оценкам УкрНИПИпромтехнологий, дополнительная индивидуальная эффективная доза облучения местного населения составляет 3,15 мЗв (микрозиверта) при предельно допустимой норме 1 мЗв. Согласно нормам радиации, смертельная доза составляет от 6-7 Зв/час и больше. При этом даже в незначительной степени постоянно высокий радиационный фон с высокой долей вероятности будет причиной развития мутации клеток живого организма.

Кстати, в Каменском имеется памятник Христу! Монумент, сравнимый по размерам с памятниками Ленину и Артёму. Местные называют это место "Голгофой". Так и живут здесь - на радиоактивной голгофе.


РАДИОАКТИВНАЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ

Вместо очистки от ядерных отходов территории ПХЗ после его неожиданной остановки в 1992 году, украинские власти не придумали ничего лучше, как приватизировать наиболее лакомые куски некогда секретного производственного объединения. И реструктуризация ПХЗ в 90-х привела к образованию около 30 различных частных предприятий, выкупивших и арендующих его помещения, — ГП «Смолы», ГНПП «Цирконий», ГП «ПГМЗ», ГП «ПХЗ», ГП «Полихим» и др.

Деятельность большинства из этих предприятий напрямую не связана с переработкой урановых руд. Действующие производства на базе ПХЗ специализируются на выпуске металлического циркония, лигатур и сплавов, химических соединений на основе гафния, циркония, ионообменных материалов для сорбционного изъятия из пульп и растворов урана, молибдена, вольфрама, галлия, а также технологий очистки воды для промышленных потребностей.

Всем собственникам загрязненных объектов были переданы карты и необходимая информация о радиационной обстановке, а также даны разъяснения о необходимости обеспечения мер радиационной безопасности и важности согласованных действий по приведению таких объектов в безопасное состояние. Но расчёт на то, что частники сделают работу по ликвидации радиоактивной угрозы на ПХЗ за государство, не оправдался. Все эти годы люди работают в 50-100 метрах от заражённых объектов!

На данное время распределение объектов на территории бывшего ПХЗ не учитывает особенности их расположения, уровня и характера радиоактивного загрязнения, технического состояния и отрицательного влияния накопленных отходов переработки урановых руд на окружающую среду и здоровье работающих там людей. Мощность дозы гамма-излучения в отдельных зданиях и участках на территории ПХЗ по данным радиационного мониторинга превышает 10 мкЗв/ч, при фоновых естественных значениях 0,02-0,05 мкЗв/ч. Тысячи рабочих в этих условиях подвергаются неконтролируемым внешнему и внутреннему облучению.

«Символическая» охрана и заграждения из колючей проволоки на зараженных объектах ПХЗ появилась только в 2008 году. Поэтому для ряда предприятий на территории ПХЗ основным направлением деятельности стали работы по резке металлических конструкций и оборудования. Привлекательность вторичной переработки металлолома из цехов промзоны ПХЗ стала лакомым направлением деятельности для многих частных предпринимателей, а тот факт, что эти объекты и металл имеют высокие уровни радиоактивного загрязнения, мало кого останавливал.


ДЫРЯВЫЙ «БАРЬЕР»

В 2000 году решением Минтопэнерго Украины было создано государственное предприятие «Барьер», перед которым были поставлены задачи обеспечить радиационный контроль и мониторинг окружающей среды, а также техническую поддержку реабилитационных мероприятий на ПХЗ. С тех пор хвостохранилища ПХЗ (кроме второй секции «Сухачевского») находятся на балансе ГП “Барьер”.

В 2003 году была разработана первая целевая госпрограмма мероприятий, задачи которой были направлены на решение первоочередных задач снижения радиационных воздействий на персонал расположенных здесь предприятий. Однако, только в период после 2005 года системно начались выполняться регулярные наблюдения за радиационной обстановкой на ПХЗ и загрязнением окружающей среды.

В рамках первой государственной программы (2003-2007 гг.) были демонтированы и складированы на площадке временного хранения загрязненные пульпопроводы (те самые, которые потом исчезли); частично выполнен ремонт дамб и восстановлены защитные покрытия некоторых хвостохранилищ. Были также подготовлены несколько проектов демонтажа и дезактивации бывших цехов уранового производства, однако, до практических мероприятий не дошло.

В период с 2009 года по 2011 год в рамках второго этапа программ государственной поддержки мероприятий на промплощадке ПХЗ были впервые выполнены инвентаризация состояния строительных конструкций наиболее загрязненных зданий, проведены бурение и оценка состояния радиоактивного материала в хвостохранилищах, получены предварительные оценки характеристик загрязнения территории, поверхностных и подземных вод. Начаты работы по обследованию наиболее загрязненных производственных помещений и оборудования бывших урановых цехов. Но работа не была завершена, так как после 2011 года финансирование госпрограммы осуществлялось не более чем на 50% от планируемого, а в 2013 финансирование практически было остановлено полностью.

За более чем 20 лет на деятельность «Барьера» было потрачено всего лишь 12 млн. долларов, но оно так и не смогло стать профессиональной компанией, способной принять на себя ответственность за решение комплекса задач, необходимых для выполнения реабилитационных мероприятий. За это время на предприятии сменилось 10 директоров. Текучка кадров из-за хронического недофинансирования привела к тому, что большинство сотрудников «Барьера» работали как волонтёры. Отсутствие средств в нужном объёме не позволяло ГП «Барьер» привлекать профессиональные организации в качестве партнёров для выполнения реабилитационных проектов. Денег хватало разве что на ограждение опасных объектов колючей проволокой и минимальную охрану.

В 2014-2016 годах ЕС в сотрудничестве с правительством Украины совершили первый шаг в направлении создания безопасной среды на ПХЗ. Но проект в 1,1 млн. евро, целью которого являлось отыскание эффективного долговременного решения относительно выведения из эксплуатации и санации бывшего объекта по переработке урана так и не был реализован должным образом. Европейская комиссия (INSC) собиралась потратить на очистку ПХЗ в общей сложности 10 млн. евро, но выделение денег отложили до нормализации финансового состояния ГП «Барьер».

С 2018 года ГП «Барьер» не получала сколько-нибудь значимого финансирования и проект остановился совсем. Задолженность «Барьера» достигла 1,2 млн долларов. Как ни странно, 80% долгов предприятия связаны с задолженностью по земельному налогу, от которого предприятие должно быть освобождено как зона радиоактивного бедствия. Но отменить налог, значит признать положение на ПХЗ совсем бедственным, а у украинского правительства при составлении госбюджета «не было ощущения чрезвычайной ситуации на ПХЗ». В отношении компании «Барьер» было открыто около 200 судебных дел, большинство из которых связаны с невыплатой заработной платы сотрудникам. Арест счетов полностью заморозил работу компании. В отчете ГП «Барьер», опубликованном в 2021 году, говорилось, что оно не может контролировать влияние радиации на здоровье местного населения.

На основе расчётов немецкой компании «Визутек» (мировой лидер по переработке урановых хвостохранилищ), для приведения всей загрязненной инфраструктуры ПХЗ в безопасное состояние требуется около 200 миллионов евро. В стоимость включены затраты (до 100 миллионов евро) на выполнение проектов и сооружение нового покрытия и восстановления безопасности хвостохранилищ «Днепровское» и «Сухачевское-1». Оставшаяся сумма (примерно 100 миллионов евро) предназначена для полного комплекса работ на основной промплощадке ПХЗ, а также очистку бывшей базы погрузки и разгрузки урановых руд («База С»), а также реконструкцию подъездных путей к хвостохранилищу «Сухачевское» (секция-2).

Учитывая сколько миллиардов долларов получила Украина в последнее время от своих спонсоров из США и ЕС, сумма вполне подъёмная. Но «выбрасывать» деньги на радиоактивный ветер украинские власти не собираются. Почему?


Пофигизм киевской власти: «Финансирование задач и мероприятий Программы не обеспечивалось на протяжение четырёх лет». В 2019 году финансирование «не осуществлялось». В 2020 году сумма «была сокращена». В 2021 году программа была «полностью сокращена». В 2021 году программа первоочередных мер приведения в безопасное состояние объектов и площадки бывшего уранового производства ПО «ПХЗ» на 2019-2023 гг. «полностью сокращена». В 2022 году денег на программу в бюджете «не предусмотрено». (Эту Пояснительную записку Кабмина Украины обнаружили специалисты группы «Beregini»)

ПРЯМАЯ И ЯВНАЯ УГРОЗА

В условиях военного времени радиактивная опасность, исходящая от зараженных урановых цехов и хвостохранилищ ПХЗ, может усугубиться до катастрофического значения. Накопленные здесь миллионы тонн ядерных отходов теперь представляют прямую и явную угрозу не только для жителей близлежащих городов и весей, но и для миллионов жителей Украины и государств Евросоюза.

Только в страшном сне может привидится, что произойдёт, если режим Зеленского действительно возьмётся за осуществление операции «Урановая Буча», когда якобы «российская» ракета вдруг попадёт хотя бы в одно из зараженных радиоактивной дисперсной пылью зданий ПХЗ или хвостохранилище. Или для этих целей диверсанты Главного управления разведки МО Украины подгонят одну-две фуры, гружённых взрывчаткой?

Как известно, из хвостохранилищ Днепропетровщины ежегодно выделяется, разносится через воду, распыляется в результате ветровой эрозии около 300 тыс.кюри радионуклидов, что в 1,5 раза больше, чем известны разовый выброс радионуклидов за 30-километровую «зону отчуждения» во время аварии на ЧАЭС в 1986 году. То есть, при такой детонации «грязной бомбы» на берегу Днепра радиоактивные облака могут закрыть небо не только над Украиной, но и большей частью Европы.

Но если в таком случае ещё есть шанс избежать европейского радиоактивного Армагеддона – вдруг будет безветренно. То, когда какой-нибудь залетный Storm Shadow попадет, к примеру, в хвостохранилище «Днепровское», которое, как мы помним, находится в пойме Днепра, то тут уж выброса 13 миллионов радиоактивных отходов в одну из главных водных артерий Украины не избежать точно. И через какое-то время содержимое этой украинской «грязная бомбы» скажется в Чёрном море, а далее везде.

Автор: Сергей Борисов

English version available at: Ukrainian ‘dirty bomb’ on the banks of the Dnepr river. Zelensky’s regime is ready for the operation ‘Uranium Bucha’


Ещё на эту тему

Двубортный нацизм Невзлина*

Prigovor.ru разгадал блудную еврейскую душу бывшего российского олигарха: Леонид Невзлин стал нацистом-русофобом и финансирует «Азов»** из-за семейных корней – его дед Соломон Невзлин был одним из основоположников сионистского движения «Бейтар»

Ирония трубы, или сектор газа

FLB: На календаре новый 2019 год. А какой же новый год без "Иронии судьбы"?! Правда, мода меняется. Но и 10 лет назад  этот культовый фильм сопровождался транзитно-газовой  войной. Какой была газовая война с Украиной в 2009-м?

Британский спецназ в степях Украины

Польский журналист Збигнев Парафианович в своей книге «Польша на войне» зафиксировал факт непосредственного участия британских солдат в боевых действиях на Украине

02.11.2023 18:59:20 #Украина

ЦАХАЛ начал активную вербовку украинских боевиков

В Сети появились рекламные ролики, заманивающие украинских наёмников с реальным боевым опытом на службу в Израиль

Мы в соцсетях

Новости партнеров