Петербург стоит на пороге новой войны. Воров с "братвой"


На питерском горизонте замаячила новая криминальная война. Ставки на этот раз куда больше, чем когда-либо раньше, соответственно и жестокость ожидается несравненная с прежними временами.

Гораздо хуже другое. В разборки, как принято выражаться в этой среде, в поддержку одной из сторон почти неприкрыто включаются отдельные высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов.

Союз меча и заточки

Постараемся не быть голословными. В целом это подтвердил сам министр внутренних дел Борис Грызлов, открывший петербуржцам глаза на связи борцов с организованной преступностью. РУБОП пришлось расформировать, создав на его месте две новые структуры: городской УБОП и подразделение федерального ОРБ.

Некоррумпированные оперативники хватаются за голову: результат реорганизации налицо. "Лицо" указывают вполне конкретное - начальник одного из отделов УБОП Игорь Гусев. Знатоки "теневого Петербурга" упорно и прочно связывают его с неким Артуром Кжижевичем, которого в свою очередь считают одним из столпов всероссийского воровского ареопага (или, опять же на их языке, сходняка).

Тандем Гусева - Кжижевича проверен долгими годами. Утверждают, что с самого начала в этой связке верховодит Артур: мол, еще в юности в Советской армии рядовой Гусев дисциплинированно выполнял команды командира отделения Кжижевича.

Частный пример отражает общественно-историческую тенденцию, уходящую далеко в глубь десятилетий. В 1920 - 1950-е годы уголовники считались "друзьями народа", "социально близкими", в отличие от "врагов" - политических. Именно тогда установился и окреп неформальный союз НКВД с советской воровской преступностью. Сегодня, правда, в случае с Гусевым и Кжижевичем партнеры поменялись местами. Сохранился и общий "враг". Теперь это - бизнес-структуры новейшей российской формации.
"Новая деловая элита поднялась из социальных низов. Эти люди пришли из рабочих общежитий, провинциальных спортзалов и дальних военных городков", - писала одна московская газета, комментируя выступление министра Грызлова, посвященное петербургским делам. "Братве" нового образца одинаково не нравились как поднимавшиеся на финансовых и сырьевых ресурсах олигархи, так и пытавшиеся жить по законам "сходняка" старые воры в законе советской закваски.

В Москве доминирует бюрократическая олигархия, сильны и воры в законе. В Петербурге на первый план прорвалась братва. Среди прочих "авторитетно" заявило о себе "тамбовское преступное сообщество", лидером которого считается легендарный Кум - бизнесмен Владимир Барсуков (прежняя фамилия - Кумарин). Вторая столица России явно выходила из-под контроля первой. Тогда встала задача: "бандитский Петербург" должен стать воровским городом.

Делегаты от сходняка

Питерский вопрос уже пытались решить в 1999 - 2000 годах. Пролилось немало крови, образовалось несколько уголовных дел, но кардинально изменить расклад не удалось. Теперь подготовка идет основательнее: шанс может оказаться последним.

На криминальные фронты Петербурга воровской "сходняк" направил сразу трех командиров. В своем кругу эти люди известны как Мирыч, Хобот и Леша Иркутский. Как они будут действовать - сообща или поодиночке - в оперативном задании не уточнялось. Даже если все трое передерутся друг с другом, высокое воровское начальство за это не осудит. Главное - окончательно решить "бандитский вопрос". Список конкурентов, подлежащих расходу, открывает "тамбовское сообщество".

На кону - контроль за воровской казной, размер которой сопоставим с бюджетом среднего субъекта Российской Федерации. Воровская аристократия не приучена делить пайку с конкурентами. Как и следовало ожидать, "тройка" интенсивно занялась выяснением отношений. Увлекшись этим, Мирыч, Хобот и Иркутский поначалу и не заметили, как на арене появился четвертый. По имени Артур.

Сполохи очередной криминальной войны разогрели амбиции Кжижевича. Как никогда за свою бурную жизнь он близок сегодня к короне вора в законе и ключу от "общака". Главным козырем Артура считается связь с бывшим армейским подчиненным, а ныне начальником отдела УБОП.

С конца 2001 года Игорь Гусев развил бурную активность. В тандеме с оперативником УБОПа выступает следователь Главного следственного управления ГУВД Ирина Панарина. В середине декабря по дежурному обвинению в вымогательстве у должника своих же денег был арестован владелец бензиновой фирмы "Русланд" Юрий Гамилко.

Весной Гусеву удалось упрятать в "Кресты" самого Мирыча - главного конкурента Артура. Московским авторитетам пришлось приложить изрядные усилия, чтобы вызволить своего представителя под подписку о невыезде. И то помогла случайность: подельником Мирыча оказался сотрудник ФСБ, за которого вступились сослуживцы. Протекция чекистов стала спасательным кругом и для "законника".

Мирыч выбрался на свободу, однако Кжижевич продолжает уверенно набирать очки. Московские воры уже вынуждены корректировать свою петербургскую политику с оглядкой на Артура. При этом Артур фактически сколотил собственный солидный "общак": по некоторым сведениям, его капиталы пополнились за счет бизнеса Михаила Мирилашвили, арестованного при участии Гусева полтора года назад. Серьезных же акций против Кжижевича никто не решается даже планировать: говорят, в свое время покушение на Артура готовил сам Андрей Маленький - так Гусев отправил его в "Кресты" еще три года назад.
Возможно, все это просто совпадения. Однако факт остается фактом: от оперативно-следственных мероприятий Гусева и Панариной объективно выигрывает Кжижевич. Может быть, случайно.

Феномен "Фаэтона"

Краткий обзор питерских дел производит гнетущее впечатление. Город словно поделен между ворами и бандитами. Третьей силы, кажется, нет. Но это не так.

Холдинг "Фаэтон", возглавляемый Владимиром Хильченко, третий по величине региональный нефтетрейдер (после ПТК и "Балт-Трейда"), ухитряется годами сопротивляться и ворам, и браткам. В апреле 2002 года Хильченко сделал то, на что не могли решиться городские власти и рэкетируемые предприниматели. Он направил заявление министру внутренних дел, где все наконец-то названы своими именами - и "тамбовская группировка", и Кумарин-Барсуков.

"Решать проблему преступности можно, только выбивая почву из-под ног преступных сообществ, - писал Владимир Ефимович. - Одной из их опор является неформальная поддержка преступного бизнеса администрацией и сотрудниками правоохранительных органов. Наш город не исключение. Но с Вашей помощью мы готовы обсудить комплекс мероприятий, направленных на ликвидацию организованных преступных группировок на примере "тамбовской группировки".
Предлагаем очистить родной город Президента РФ". Далее следовало конкретное предложение - создать оперативную группу из сотрудников милиции, ФСБ и налоговой полиции, которой "Фаэтон" готов помочь всеми доступными средствами.

Борис Грызлов услышал одинокий голос из криминальной столицы. В мае было объявлено о создании спецгруппы МВД для декриминализации обстановки в Петербурге. Вслед за этим начальником ГУВД назначается Михаил Ваничкин - один из лучших в России специалистов по борьбе с оргпреступностью. Это вынудило криминальные структуры быстро и оперативно отреагировать. Воровское наступление вышло на новые рубежи. Главное теперь - успеть необратимо изменить положение.

"А на этой зоне вор в законе строго и за все держал ответ..."

Война "тамбовскому сообществу" была официально объявлена в апреле 2000 года на воровском сходняке в Ростове-на-Дону. Основной доклад по петербургскому вопросу делал тогда "смотрящий" по Северо-Западу, известный как Костя Могила. Сразу после исторической встречи в Ростове на Петербург словно сошла лавина заказных убийств. "Тамбовцы", однако, устояли.

Патриарх советских воров Дед Хасан отодвинул на задний план не справившегося с задачей Могилу.
Сегодня Могила поубавил активность, довольствуясь мелкими интригами с Москвой и ежемесячными выплатами в 100 тысяч долларов (по слухам, эти деньги поступают от председателя Муниципальной палаты Петербурга Дениса Волчека). Его возможности сильно ограничились из-за ссоры с руководителем Академии национальной безопасности Владимиром Кулибабой. В некоторых публикациях и частных разговорах звучат прозрачные намеки на то, что в свое время помощник председателя Госдумы был бригадиром Могилы. Впоследствии же Костя якобы испугался чрезмерной самостоятельности Кулибабы и пытался сплавить его за решетку.

Так или иначе, Могила держится в тени. На первый план уверенно выходит Артур Кжижевич, переигравший всех.
Нищие нищенствуют, гулящие гуляют, воры воруют... "Было так и будет вечно, любовь и золото - терпи сынок". Выяснять правоту в конфликтах между ворами и бандитами - занятие малопродуктивное. О вкусах ведь не спорят: кому-то милее воровское прошлое, а кому-то бандитское будущее.
В Петербурге некоторые коррумпированные чины МВД взяли сторону воров. Именно этот фактор может оказаться решающим. Похоже, это уже воспринимается как бизнес - не хуже любого другого.

Помнят ли в милиции значение слова "общак"? Ведь воровские деньги не оборачиваются в производственные инвестиции. Традиционная схема неколебима: "деньги - наркотики - деньги - оружие". Когда по команде сходняка начнется штурм зданий на Литейном или Суворовском, поздно будет проводить служебные расследования.

03.09.2002



Игорь Ташкан
Вечерний Петербург

Наш твиттер


Мы вконтакте


Из досье FLB

Яковлев Константин Карольевич

 - авторитетный питерский бизнесмен (Убит)
Яковлев Константин Карольевич, все статьи»»